Наверх
Порно рассказ - Любовь — имя собственное. Часть 1: Любушка-Голубушка
Читателям — вместо предисловия​

Хочу предложить вашему вниманию рассказ, который с полным правом можно считать моим первым опытом в жанре реальных интимных историй.До того, из жанра «нереальных» интимных историй (проще говоря «дроч-фэнтези»), пробой пера можно считать незавершенный и впоследствии утерянный роман «Два конца», о жизни старшеклассников в США. Главными героями были я и мой близкий друг Саша, выведенные под именами Сэм и Стив, одноклассники Миша, Яша и Гриша стали Майклом, Джеком и Гансом (Гриша говорил с сильным акцентом, поэтому в романе стал немцем). А безотказными и дающими во все дырки во всех обстоятельствах героинями стали наши одноклассницы Света, Марина, Наташа, Аня и Ира (Сюзи, Мэри, Натали, Энн и Ирэн).

Примечательно, что сам процесс траха я никак не описывал, помечая в тексте обычный секс одной звездочкой, анальный — двумя, а оральный — тремя. Оно и понятно, почему. Я не имел никакого личного опыта, не видел полового акта и на экране (первые просмотры мягкой эротики и откровенного порно были уже на 1—2 курсах), и не хотел давать читателям тех лет, каким-то чудом вдруг заимевшим такой опыт, поводов упрекнуть меня в несоответствии жизненным реалиям. А читали отрывки все герои явным образом и даже героини тайком, вытаскивая из моего портфеля на переменах синий толстый блокнот типа ежедневника, в котором я писал эту сексуальную фантастику, они смеялись и смущались, плевались и наезжали на меня, но ни разу не порвали и не нажаловались учителям, хотя постоянно и грозились это сделать.

Но это я отвлекся. Данная же история была написана по горячим следам событий, произошедших, когда мне было 25 лет, и мой сексуальный опыт ограничивался двумя. Смешно, да? Не двумя сотнями и даже не двумя десятками, а всего лишь двумя женщинами, о которых уже в зрелые времена я написал рассказ «На первый-второй рассчитайсь!». И так как эпизод со второй женщиной трудно считать нормальным, полноценным сексом (подумаешь, подрочил на ее тело с небольшой ее помощью), а связь с моей первой женщиной, незабвенной Люси, хоть и была длительной, но воспоминания о ней стали с течением времени мутней и расплывчатей, то даже не верилось, что когда-то у меня снова будет постоянная подруга.

И побывав недавно в отпуске, найдя в потрепанном дипломате, среди своих старых бумаг и писем, эти страницы, написанные вроде бы моим почерком и моим стилем, но все же неуловимо иным образом, с привкусом давно минувших дней, с налетом мало присущих мне ныне романтичности и восторженности, я решил набрать их в файл и опубликовать на сайте события многолетней давности, описание знакомства и интима с третьей женщиной в моей жизни, но которую во многих аспектах можно считать первой. Да к тому же и ее имя: Любовь, хоть и осознанно ни разу не упомянутое в первой части рассказа с целью соблюдения конфиденциальности — навевало волнующее сердце ассоциации.

Итак, сегодня предлагаю вашему вниманию тот самый репортаж авторства dd-молодого по горячим следам, пролежавший в «ящике стола» много лет, а в следующий раз уже хорошо вам знакомый DD-нынешний расскажет о том, как развивались события далее.

Любушка-Голубушка​

Любопытная штука — случай. Ведь если вдуматься, именно случай определяет дальнейшее течение нашей жизни, а иногда в корне и меняет ее. Но лучше я не буду философствовать, и расскажу о том, как обрел ее — мою милую, нежную, ласковую, неповторимую...

Той весной мы с другом были в командировке в одном небольшом провинциальном городе и проживали в ведомственном пансионате. Мы много работали, засиживались допоздна, часто трудились и по выходным: брали на дом маленькие компьютеры-ноутбуки и писали программы в тиши комнаты, а не среди шума-гама и постоянных телефонных звонков в конторе.

Итак, в то воскресенье я сидел у себя в комнате и писал программу. Подустав, решил пройти в холл, где стоял телевизор. Сказано — сделано. Там сидели две женщины. Я поздоровался и сел на диван. Внезапно одна из них повернулась лицом ко мне и, загадочно улыбаясь, словно намекая на что-то, сказала: «Привет!». — Привет! — еще раз поздоровался я.

Ее взгляд смущал меня, и хотя мне очень хотелось рассмотреть ее повнимательней, но я стеснялся и уставился на экран. Скоро повод для разговора представился. Показывали передачу, чем-то похожую на «Поле чудес», но местной телекомпании, и я сказал, что в моем компьютере есть такая игра. — Правда? — удивленно-восхищенно спросила она, словно я признался о наличии у меня секретных разработок Пентагона. — Да, — подтвердил я и взглянул на нее. Неописуемой красоты женщина сидела передо мной. Каштановые волосы волнами ниспадали ей на плечи, белая, нежная, чистая кожа так и манила мой взор, в полуоткрытые губки так и хотелось впиться долгим поцелуем, ну и глаза... Сверкающие, лучистые, озорные, но в то же время с какой-то затаенной грустью. «Два солнца» — промелькнуло у меня в мозгу.

Передача закончилась, вторая женщина ушла, и я предложил первой поиграть в настольный теннис. Играла она неплохо, но чувствовалось, что долго не держала в руках ракетку. — Ты неправильно держишь ракетку. Дай я покажу тебе, как надо, — с этими словами я направился к ее половине стола.

Как меня поразила ее внешность, так же теперь поразило и прикосновение к ее руке. Я уж, конечно, постарался подольше задержать ее руку с ракеткой в своей, показывая, как надо принимать тот или иной мяч, как подавать, как бить. Другую руку я как бы невзначай положил ей на плечо, фактически обняв ее, а бедром прижался к ее бедру. А когда после неловкого движения моя рука коснулась ее груди, такой мягкой и упругой одновременно, мой дружок в штанах зашевелился и стал двигаться вверх. До сих пор не знаю, почувствовала ли она это или нет, но я поспешно отодвинулся и предложил сыграть со счетом. — Сыграем на желание? — предложил я. — А на какое? — игриво спросила она. — А это потом, — не менее игриво ответил я.

Не буду затягивать свой рассказ, три желания она мне проиграла. Затем я «вспомнил», что у меня в комнате есть ноутбук, и предложил ей показать компьютерные игры. И, о счастье, она не отказалась.

Я включил «Поле чудес», показал, какие клавиши надо нажимать, и она начала сражаться с Якубовичем, пытаясь отгадать напиток из 10 букв.

Я запер дверь и уселся рядом с ней, небрежно закинув руку на плечо. В моем мозгу напряженно билась мысль: «Что делать? Сейчас или потом?». Наконец я рискнул. Приблизив свое лицо к ее, словно разглядывая что-то на экране, я поцеловал ее в щеку, ожидая самого страшного: пощечины, крика, скандала. Ноль эмоций — то ли она слишком была поглощена игрой, то ли своим бездействием поощряла меня. Я выбрал второе, и начал расцеловывать каждую клеточку ее лица. Тогда я почувствовал тот неземной, прекрасный аромат, который источала ее кожа. Я потихоньку подбирался к ее губам, но когда попробовал поцеловать ее в губы, она отстранилась и спокойно сказала: «Не увлекайся!». Но я уже обезумел!

Резким движением я захлопнул компьютер, обнял ее и посадил на колени. Она смеялась, увертывалась, прятала губы. Мне удалось расстегнуть ее блузку и снять лифчик, успел увидеть ее груди, мягкие, белые, с большими коричневыми сосками. И в этот момент нам помешали: раздался сильный стук в дверь, это вернулся мой товарищ. Я не открывал, и он спустился вниз за ключом. Она спешно оделась, одарила меня на прощанье улыбкой и кокетливо спросила: — Что за желания у тебя? — Разве это непонятно? — так же улыбнулся я.

Следующий час тянулся как сто лет. Мы пошли в магазин, купили тот самый напиток из 10 букв, шоколад порно рассказы и т. п., и прошли в ее комнату. Немного выпили, поговорили о том, о сем. Я не знал, как к ней подступиться, потому что она все отнекивалась и отшучивалась, но что-то во мне понравилось ей, по-видимому, ведь иначе она могла в два счета выставить меня. — Я хочу принять душ, — заявила она. — И я с тобой, — сразу же предложил я. — Не всё сразу, — задорно улыбнулась она. — Выйди, я разденусь. — Ну да, я выйду, а ты закроешься. — Нет, не переживай, посмотри, тут даже защелки нет.

Что ж, я вышел. Сердце бешено колотилось в груди, во рту пересохло. «Боже, неужели сейчас будет? Так давно я не имел женщину, так долго этого ждал» — думал я. Дверь ванной приоткрылась, я успел за секунду окинуть взглядом ее обнаженную стройную фигуру, нежную грудь, плоский живот, а пониже — маленький черный треугольник. — Ты еще одет? — со смешинкой произнесла она и снова прикрыла за собой дверь.

Я начал лихорадочно раздеваться. Нет нужды говорить, как я был возбужден. Взявшись за ручку двери ванной, я глубоко вздохнул, подумал «Сейчас или никогда», открыл ее и вошел. Под упругими струями душа стояла она и нежилась от колючих ласк воды. Не было слов, чтоб выразить мое восхищение. — Ты пришел? — ласково шепнула она, и мы обнялись.

Наконец наши губы нашли друг друга, и мы слились в долгом и страстном поцелуе. Мой язык проник в ее рот и игрался там с ее языком. Как это было сладко и приятно! Левой рукой я гладил ее грудь, а правая скользнула вниз, в темный треугольник, в пышущую жаром щель. Ее руки тоже нащупали мой член и начали ласково теребить его. Она то оттягивала, то натягивала кожицу на ствол, нежно гладила головку, игралась с яичками. И без того возбужденный член принял боевую готовность №1. Все это время мы непрерывно целовались, а струйки душа создавали впечатление ласки со всех сторон. — Пойдем в постель, — шепнула она.

Мы вышли, наскоро обтерли друг друга полотенцем. Она легла на спину, широко раздвинула ноги и, протянув ко мне руки, прошептала: «Иди ко мне».

Через полсекунды я уже был на ней. С нетерпением тыкался в нее членом и никак не мог проникнуть. Нежная ручка поймала моего дружка, слегка подрочила и осторожно ввела в свое лоно. Все было отлично, член двигался как по маслу, а она тихонько постанывала подо мной. Мои руки все время бродили по ее телу, а губы не могли найти себе постоянного места — ее губки, правый сосок, левый сосок, шея, щеки, снова губы... И она не отстает от меня, ее губки ловят мои соски, целуют и лижут их, и мне это доставляет колоссальное удовольствие. Раз-два, вверх-вниз, все быстрее и быстрее, и я уже не могу сдерживаться, и со стоном наслаждения ложусь на нее всей тяжестью, а мой член толчками извергает из себя эликсир любви. Долгий поцелуй в губы, и мы ненадолго затихаем.

... Я лежу на спине в сладостной истоме и чувствую, как она, исследовав каждый миллиметр моего тела, опускается ниже и ниже. Я боюсь открыть глаза, боюсь спугнуть свое счастье, неужели она хочет поцеловать мне член? Да, так и есть. Она оттягивает вниз кожицу, обнажает головку члена, сперва лижет ее, то поигрывая с уздечкой, то обводя языком по венчику, а затем начинает сосать. Она заглатывает его так глубоко, что я удивляюсь, как он туда помещается. Рукой она попеременно то держит за ствол, то играет с яичками.

Я близок к обмороку, настолько мне это нравится, но до оргазма пока не доходит. Она выпускает член изо рта и шепчет: «Я хочу, чтобы ты меня поцеловал». Я целую эти теплые, еще пахнущие мной губы, и мне это приятно. Вдруг я догадываюсь. «Здесь?» — спрашиваю я, залезая пальцем в ее киску. Она молча кивает.

Вижу женскую дырку очень близко, и перед тем, как приняться за работу, жадно рассматриваю ее. Узенький треугольник волос, ниже губки, полускрывающие небольшой, почти не видный клитор, а еще ниже — манящая, дразнящая щель. Я с наслаждением впиваюсь поцелуем в ее нижние губки, стремлюсь засунуть язык как можно дальше. Она тактично учит меня: «Ниже, выше, сильнее, слабее». Затем голос ее слабеет, дыхание учащается, она начинает выгибаться в поясе, прижимать мою голову к лобку, потом приглушенный стон — и она обмякает, расслабляется, затихает.

Через несколько минут она открывает глаза, смотрит на меня с улыбкой и кладет ладонь между грудей. Я сажусь ей на живот, кладу между грудей свой член, и, сжав его между белыми полушариями, начинаю фрикции. Член то скрывается, то его багровая головка выскакивает под самым ее подбородком. Как жаль, что он не такой длинный, как хотелось бы, тогда я мог бы каждый раз прикасаться членом к ее губам. Головка члена все больше и больше, скоро я кончу. Словно чувствуя это, она берет мой член в руку и начинает дрочить его. И вот оргазм на подступе — через секунду я брызну. Быстренько вталкиваю член ей в рот. Еще миг — и я на вершине блаженства. Сперма мощными толчками извергается ей в рот, и она ее глотает. Фантастика! Наконец я вытаскиваю член, и последняя капля падает ей на щеку. Э нет, эликсир любви не должен пропадать. Поддеваю головкой эту каплю и даю ей слизать, а наши восторженные взгляды притягивают друг друга как магнитом.

Снова сливаемся в долгом, страстном, горячем поцелуе, забывая все на свете, вжимаясь двумя телами воедино, и ангелы с неба поют нам «Ave».

Милая, нежная, ласковая, неповторимая...