Наверх
Порно рассказ - Один весенний день
Деревья неожиданно расступились, и Алик вышел на залитую мягким весенним солнцем полянку. Прямо по курсу лежал здоровенный серый валун, а сверху на нём, перекинутое через гребень, висело что-то синее. Парень пригляделся внимательнее, и, сообразив, что это, резко остановился. Лифчик. Рядом и трусики от купальника, тоже тёмно-синие. Хотя, вообще, наверно, голубые, но сейчас мокрые, как и верх бикини. Алик подкрался ближе и услышал с той стороны камня тихие женские стоны. Да ты что, издеваешься, подумал парень, и даже посмотрел на небо, хоть ни в кого особо не верил. Я забрался, как мог далеко, чтобы никого не видеть, а ты мне подсовываешь влюблённую парочку? Это худший день в моей жизни.

Алик был натурой увлекающейся и склонной к преувеличениям, но в данный момент определённые основания для паршивого настроения у него были. Во-первых, его накануне бросили. Хреново, когда тебя бросают в начале весны. То есть, это всегда хреново, но весной особенно. Весной не календарной, а настоящей — когда девушки начинают носить мини и всё живое сбивается по парам. А ты — один. Ужасно несправедливо.

Без женщин Алик не представлял свою жизнь. Он их обожал. Любых. Молодых и постарше, тёмненьких и светленьких, худых и не очень. Он не был расчетливой сволочью, он действительно влюблялся. Называя очередную девушку самым прекрасным созданием на всём белом свете, он сам в это верил. Создание, как правило, чувствовало, что он говорит искренне, и, не в силах устоять, быстро оказывалось у него в постели. В отличие от многих бабников, Алик, добившись цели, не терял интереса. Но и ограничить свою всепоглощающую любовь к женскому полу одной избранницей он тоже никак не мог, хотя, бывало, и старался. В итоге, девушки сами его бросали, устав от бесконечных измен. И вот тут впечатлительность выходила Алику боком — каждый разрыв он переживал как большую трагедию.

Но обычно, по крайней мере, рядом была новая любовь, в объятиях которой он находил утешение. Сегодня же случилось страшное. Две его пассии, узнав о существовании друг друга, бросили его одновременно. Впервые за несколько лет Алик остался один. Он позвонил по нескольким старым номерам. Где-то был ожидаемо послан, кто-то сменил номер, кто-то переехал. Эля, неожиданно, была согласна встретиться, но, как выяснилось из дальнейшего разговора, только для того, чтобы выполнить давнее обещание и кастрировать Алика. Была ещё Вика. Она, в своё время, успела изменить ему быстрее, чем он ей. В тот раз Алик обиделся и ушёл, он к такому не привык. Но сейчас было не до сантиментов, и Алик, засунув гордость поглубже, позвонил. Вика была приветлива, но за встречу вдруг запросила денег. Видимо, решила, наконец, начать извлекать из своего хобби прибыль. Алик даже заколебался, но потом, всё же, решил оставить Вику на крайний случай. Да и денег, если честно, свободных у него не было. Вздохнув, Алик набрал Любу. Но и Люба, страшненькая (даже Алик не мог этого не замечать), безотказная Люба оказалась недоступна — она собиралась замуж и вдобавок была на пятом месяце. Впрочем, она была готова встретиться, разумеется, только чтобы поболтать. Мысленно посочувствовав жениху, Алик пожелал Любе счастья и повесил трубку.

Понимая, что на лекциях он сейчас не высидит, Алик решил на институт сегодня забить и пошел гулять. Обычно для него не составляло труда познакомиться на улице, большинство подружек он именно так и заводил. Парень он был видный, занимался спортом, да и язык у него был неплохо подвешен. Но для знакомства на улице нужен соответствующий настрой, и в первую очередь, уверенность в себе. А сейчас Алик понимал, что явно не в форме. И будет не в форме, пока не найдёт новую подружку. А как её найдёшь, если девушки от его унылой физиономии шарахаются? Получался замкнутый круг. Алик всерьёз испугался, что всю оставшуюся жизнь он будет одинок.

А ещё эта весна. Зелёная травка, щебетание, запахи. Алика возбуждало буквально всё. И, разумеется, в первую очередь, девушки. Вот одна, изящно изогнувшись, вытряхивает из сандалии камушек. Её подруга жадно облизывает мороженое. Алик понял, что сейчас он не прочь замутить и с толстой тёткой-продавщицей этого мороженого. Ну, нет, решил парень, так я сойду с ума. Надо срочно куда-нибудь уехать. Туда, где поменьше людей.

Благо, поблизости была остановка, через которую ходили пригородные автобусы. Даже не посмотрев на номер, лишь прочтя пункт назначения — какой-то посёлок — Алик сел в автобус. Тот был почти пуст: утром в будний день большинство ехало в город, а не из города. Впереди болтали о рассаде две бабки-огородницы, был ещё один рыбак, а на заднем сидении привлекала внимание одинокая девушка. Алик даже хотел присесть рядом, но потом заметил, что у девушки на губах играет улыбка, и вообще слишком счастливый вид. Просто от хорошей погоды такого не будет. У мужчины заночевала, догадался Алик, и сейчас едет домой. Поди, всю ночь трахалась. Или она это называет «занималась любовью»? Гиблый вариант. Алик вздохнул и уселся на место напротив, спиной к движению. Хоть полюбуюсь, решил парень.

Любоваться там было чем. Заднее сидение располагалось выше остальных, юбка была короткой, а девушка длинноногой. Вдобавок, она закинула ногу на ногу, оголяя бедро снизу почти до трусов. Пока Алик наслаждался видом, девушка смотрела в окно, витала в мечтах и слегка покачивала ногой в такт мелодии в своей голове. Но наконец, она почувствовала, что на неё смотрят, и в свою очередь взглянула на парня. По правилам этикета, Алику полагалось сделать вид, что его взгляд случайно задержался на её обнаженном бедре, и сразу перевести его на что-нибудь другое. А вот и не буду, упрямо подумал парень. Не хочешь, чтобы на тебя глазели, не носи мини-юбку и не садись так. И не отращивай таких длинных ног.

Поняв, что парень на намёки не реагирует, девушка вздёрнула носик и отвернулась к окну, но ногу не опустила и юбку не одёрнула. Алик почувствовал ещё большее раздражение. Специально ведь его дразнит. Мол, смотри на меня, облизывайся, и знай, что это тебе никогда не достанется. Стерва. Стерва с красивыми стройными ногами.

Наконец, автобус прибыл на конечную. Девушка быстро ушла, одарив на прощание парня презрительным взглядом, а Алик остался стоять на остановке, не зная, что делать дальше, и постепенно приходя к выводу, что вся поездка была глупостью. Но тут ему на глаза опять попался рыбак. А что, река, это мысль, решил парень. Вода, конечно, ещё холодная, но ему сейчас как раз бы охладиться. Спросив дорогу у рыбака и объяснив, что ему не важно, где лучше клюёт, Алик через полчаса вышел к реке.

На берегу не было ни души. Видимо, место не рыбное, а для купания пока слишком холодно. Впрочем, жаждущий одиночества Алик всё ещё был недоволен. Людей нет, но следы их присутствия повсюду. Пластиковые бутылки, пакеты, Алик не хотел сейчас ничего этого видеть. Волга в этом месте разливалась широко, и как раз посередине делилась на две части островком. То, что нужно, решил Алик. Парень нашел пакет, огляделся, быстро разделся догола и сложил в пакет свои вещи. С разбегу бросился в воду и поплыл размашистым кролем.

Островок оказался не таким уж маленьким, здесь даже росли деревья. Алик на всякий случай достал из пакета и надел трусы — мало ли, вдруг какие-нибудь рыбаки облюбовали и это место. Но вообще, остров выглядел безлюдно. Парень направился вглубь острова, чтобы за деревьями даже не видно было берега, и можно было представлять, что это необитаемый остров далеко в океане. И вот в самом центре острова он столкнулся с тем, от чего так бежал. Люди. Хуже того, влюблённые и счастливые.

Алик хотел уже по-тихому ретироваться, но тут девичьи стоны стали громче, и любопытство победило. Валун, который скрывал от парня место действия, был чуть выше Алика. Вернее, это оказался даже не валун, а просто выход на поверхность гранитной основы острова. Но главное, на камне было достаточное количество выемок, чтобы наверх можно было легко забраться. Что парень, стараясь не шуметь, и сделал, оказавшись рядом с сушившимся бикини.

Алик осторожно заглянул за край и, от увиденного там, чуть не свалился вниз. Обратная сторона камня была совсем пологой. Девушка, разумеется, голая, лежала головой и плечами на гладком камне, а остальным телом на земле. Длинные ноги широко раскинуты, вот только мужчины, которого ожидал увидеть Алик, между ними не было. Собственно, никого не было, девушка сама, постанывая, ласкала себя между ног. На этот раз Алик посмотрел на небо с благодарностью. Совсем другое дело, можешь же, когда хочешь, обратился он, сам не зная к какому богу. Вероятнее всего, к Амуру.

Девушка, довольно высокая худышка, была совсем молоденькой. Фигура хорошей пловчихи, впрочем, плохая сюда и не доплыла бы. Грудь у русалочки, как про себя назвал девушку Алик, была маленькая, зато наверняка крепкая. Сейчас, возбуждённая, вообще стоит торчком. Талия тоже узкая, и попа, наверно, невелика, но ноги на загляденье: длинные, стройные и сильные. Кожа довольно загорелая для этого времени года, причём ровно, без следов от купальника. Наверно, не первый раз уже здесь загорает, догадался Алик. Стало ясно, зачем девушка приплыла так далеко — с нудистскими пляжами у нас пока напряженка.

Девушка, не замечая случайного свидетеля, продолжала себя ласкать, теперь уже двумя руками, одной на клиторе, другой забравшись внутрь. Всё быстрее двигались пальчики, всё громче становились стоны, раскинутые ноги то чуть сгибались, то распрямлялись, и пятки елозили по песку, оставляя борозды. И вот, наконец, девушка резко вскрикнула и затихла.

Целую минуту она расслабленно лежала, отдыхая после оргазма. Неизвестно, как бы дальше развивались события, если бы в дело опять не вмешался Амур. В роли стрелы на этот раз выступила мошка. Она залетела Алику прямо в нос, парень автоматически фыркнул, девушка резко оглянулась, и, увидев над краем камня голову незнакомца, тут же вскочила на ноги.

— Не бойся — Алик успокаивающе поднял руку.

Вышло не очень убедительно, девушка бросилась бежать. После секундного колебания Алик перемахнул через край камня и кинулся следом.

— Стой! Да куда ты в таком виде?

Девушка его не слушала. Бегунья она была отменная, но Алик был быстрее. Поняв, что по прямой не уйти, девушка стала петлять. Несколько раз ей удавалось ускользнуть, но, наконец, Алик ухватил её за локоть и, закружив, повалил на землю. Девушка и тут не сдалась, продолжая колошматить Алика руками и пинать ногами. Парень, конечно, был намного сильнее, но он старался действовать осторожно, поэтому возились они довольно долго. Но, в конце концов, девушка оказалась на спине, парень сел на неё верхом, и своими руками прижал её руки к земле.

— ПО-МО-ГИ-ТЕ!!! — до сих пор борьба шла молча, но, попав в безвыходное положение, пленница заголосила.

— Да успокойся ты!

— На помощь!!!

— Я тебя не обижу. И всё равно ведь никто не услышит.

Девушка его не слушала, продолжая надрывать горло.

— Заткнись, а то придушу! — рявкнул Алик.

На его удивление, угроза сработала, девушка испугано замолкла.

— Послушай меня спокойно. Я не собираюсь тебя насиловать.

Огромные серо-голубые глаза пленницы от страха расширились ещё больше. Блин, наверно решила, что я из тех маньяков, что не насилует, а мучает или сразу убивает, догадался Алик.

— И душить не буду. Честно. Только не кричи, ладно?

Алик с удовольствием разглядывал лицо незнакомки, с трудом подавляя желание опустить взгляд ниже, на маленькие голые торчащие сиськи. Она и так напугана, незачем на неё пялиться. Лицо — другое дело. И чем больше Алик его разглядывал, тем больше оно ему нравилось. Симпатичная, не сказать, что идеальные черты лица, но что-то точно в ней есть. Подбородок упрямый, видно, что девушка с характером. Алику такие нравились намного больше бессмысленных кукол. И, пожалуй, ей всё же чуть за двадцать, хотя из-за подростковых форм он до этого принимал её совсем за девчонку.

— А что... что ты хочешь со мной сделать? — когда она не орала, голос у девушки был очень даже приятным, хоть и дрожал от испуга.

— Ничего. Ничего плохого я тебе не сделаю.

— Зачем ты тогда на меня набросился?

— Чтобы ты голышом с острова не уплыла. Ну что, успокоилась? — Алик отпустил её руки и поднялся. — Вставай.

Парень деликатно отвернулся, но боковым зрением продолжал следить — всё-таки совсем не смотреть на голую девушку он не мог. И, вероятно, это спасло ему жизнь. В последний момент он успел дернуться, и камень, зажатый в её руке, угодил не прямо в затылок, а прошел по касательной. И все же, удар был очень сильным, Алик упал на одно колено. Ошеломленно, он пощупал голову, и посмотрел на руку. Кровь!

Девушка, поняв, что вырубить его не удалось, выронила камень, развернулась, и помчалась к берегу, на сей раз, визжа как резанная. Ну, сука, догоню — прибью, подумал Алик. Сейчас он бежал медленней, потому что глаза временами застилал красный туман. Настиг парень беглянку уже на мелководье. Длинным, в стиле американского футбола, прыжком, повалил в воду. Девушка, продолжая верещать, глотнула воды и едва не захлебнулась, но Алик быстро выволок её на берег.

Минуту девушка, стоя на четвереньках, откашливалась, а Алик, нависая над ней, пытался взять себя в руки. Он опять пощупал затылок. Черт, да там прямо вторая голова наливается. Очень хотелось наказать девчонку за подлый удар, но Алик понимал, что ничего не сможет с ней сделать. Перепуганная дура. Что с ней можно сделать? Только отпустить, но сначала пусть оденется.

— Встать! — скомандовал Алик, когда девушка немного отдышалась.

Надо же, сразу послушалась, усмехнулся про себя Алик. Наверно, по тону поняла, что шутить с ним сейчас не стоит. Да и вид у него наверняка устрашающий. Но почему не слушалась, когда по-хорошему?

— Повернись!

— Ы-ы-ы — испуганно, то ли заныла, то ли захныкала девушка, но подчинилась.

— Руки за спину.

Девушка сделала и это. Схватив за запястья, Алик чуть вывернул и приподнял её руки, заставив пленницу немного нагнуться. Двусмысленная получилась поза, но так он, по крайней мере, был уверен, что эта амазонка опять его чем-нибудь не двинет и не сбежит.

— Шагай.

Вернувшись на центральную поляну, Алик отпустил девушку, предупредив, чтобы не вздумала убегать, а то пожалеет.

— Бери свой купальник. Надевай.

Девушка недоверчиво зыркнула на Алика, но не заставила повторять себе дважды.

— Одежду тоже возьми — та была в таком же непромокаемом пакете, как и его. — Вот сейчас вали, куда хочешь.

Алик устало присел на землю и прислонился к камню. В сей дивный день мне только сотрясения не хватало, подумал он. Хотя, вроде не мутит, и туман в глазах прошел. Просто очень больно, и хочется посидеть не двигаясь.

Девушка сделала пару нерешительных шагов, и, поняв, что её не будут преследовать, бросилась прочь. Несмотря на раскалывающийся череп, Алик залюбовался. Как же грациозно бежит! Прямо антилопа. Парень закрыл глаза. Перед его мысленным взором проносились стада антилоп. Или это газели, подумал Алик. Впрочем, не важно. Он стал их считать. Почти дошел до трёхсот, когда его окликнули.

— Тебе плохо? У тебя кровь.

Парень открыл глаза. «Антилопа» в голубом купальнике вернулась. Стоит метрах в десяти, всё ещё готовая чуть что дать стрекача.

— Да, так и бывает. Если сильно бьешь человека, у него обычно идёт кровь. Запомни на будущее. Отвечая на твой первый вопрос: мне замечательно. Люблю, знаешь ли, получить каменюкой по башке. Так что, не мешай, я кайфую — он опять прикрыл глаза.

— Ты сам виноват. Не надо было на меня нападать.

— Лучше было дать тебе уплыть без всего с острова? Я несколько раз повторил, что не собираюсь тебя насиловать.

— Ну да, говорил, а у самого...

— Ну? — не дождавшись продолжения, Алик открыл глаза и посмотрел на девушку.

— Стоит! — наконец, выпалила она, покраснев. — Думаешь, я не заметила?

И откуда они только берутся, устало подумал Алик. Что эта драчунья, что та задавака в автобусе. Удивляются, а то и возмущаются нормальной мужской реакции. Как, интересно, должен вести себя член, когда его обладатель борется с голой девушкой, а до этого видел, как она мастурбировала?

— Он встаёт сам по себе, я не могу это контролировать. И если он встал, это не значит, что я обязательно собираюсь его использовать.

Девушка нерешительно потопталась на месте, потом чуть приблизилась.

— Давай я посмотрю, что у тебя с головой.

— А не боишься? — усмехнулся Алик и тут же скривился от боли. Лицо девушки тоже сморщилось, будто она почувствовала его боль.

— Наверно, если бы ты хотел меня изнасиловать, то уже бы это сделал — Она немного помолчала, и несколько по-детски заключила — Я думаю, ты хороший.

Алик засмеялся и опять сморщился. Надо прекращать двигать головой, подумал он.

— Жаль, что эта мудрая мысль не пришла в твою милую головку раньше. Ну, смотри.

Девушка тихо подошла, присела и осторожно наклонила его голову.

— Слушай, ну и шишка! — голос у девчонки стал почти таким же испуганным, как когда она лежала прижатая к земле. — Что же делать? Телефон здесь не ловит, я уже проверяла.

Только её истерики мне не хватало, подумал Алик.

— Для начала, успокойся. Ты кому звонить собралась?

— Ну, в скорую.

— Как они сюда доберутся? Это надо МЧС вызывать, с катером или вертолетом. Не стоит того маленькая шишка.

— Ничего себе маленькая.

— Ну, большая. Кровь идёт?

— Вроде нет уже.

— Ну, вот видишь. Не надо никому звонить. Я посижу, отдохну, потом сам спокойно вернусь.

— Слушай, у тебя там грязь. Я сейчас — девушка вскочила и унеслась к воде, в очередной раз дав Алику возможность полюбоваться грациозностью своего бега.

Вскоре она вернулась с двумя большими пластиковыми бутылками (чертов мусор и сюда доплыл) наполненными холодной водой. Сначала она поливала его голову стоя, но так было неудобно. Поэтому девушка присела, поджав под себя ноги, расположила голову парня на своем бедре и продолжила промывать рану. Кожа у неё была восхитительно гладкой и прохладной, и Алик сразу почувствовал себя лучше. И холодная вода почти сняла боль. Целый день бы так лежал, подумал Алик, но, к сожалению, девушка, промыв рану, не захотела исполнять роль живой подушки. Алику пришлось переместиться на камень, а девушка поднялась, и встала над ним, не зная, что делать дальше.

— Если хочешь, уплывай — сказал Алик. — Я справлюсь.

— Нет, я не могу тебя оставить.

— Ну, тогда не стой над душой — Алик постучал по камню рядом с собой.

Подумав, девушка прилегла, правда не рядом с Аликом, а чуть дальше. Какое-то время они лежали молча, потом Алик прикрыл глаза.

— Эй, если у тебя сотрясение, тебе нельзя спать — тут же окликнула его девушка.

— Да? Ну, тогда, поговори со мной.

Девушка немного подумала, ища тему для беседы, потом спросила.

— А зачем ты сюда приплыл?

— В смысле?

— Ну, я вот позагорать. А ты зачем?

— Позагорать? — улыбнулся Алик. — Ну, да, я видел.

Девушка стала заливаться краской.

— Подглядывать нехорошо.

— Да, мне в детстве говорили, что хорошие мальчики не должны так делать. С другой стороны, хорошие девочки тоже не должны...

— Я сейчас опять тебя стукну — девушка покраснела как рак и пыталась скрыть смущение агрессивностью.

— Да ладно, не дуйся — Алик засмеялся, отметив, что голова на удивление уже почти не болит. — Так о чём ты спрашивала? Зачем я сюда приплыл? Хотелось побыть одному. Меня сегодня девушка бросила.

— Почему?

— Разлюбила, наверно. А у тебя есть парень?

Она долго молчала, но когда Алик уже подумал, что вопрос будет проигнорирован, всё же ответила.

— Нет. Опять будешь издеваться?

— Нет. Просто замечу, что если у тебя на вставший член первая реакция — ударить камнем, то это неудивительно.

— Дурак — девушка засмеялась и бросила в Алика песком.

— А для кого ты тогда загораешь.

— Что значит для кого? Для себя. Обязательно для парня это делать?

— Обычно, да. Но ты, я заметил, вообще самостоятельная.

Глаза девушки опять метнули молнии, и Алик, улыбнувшись, решил пока её больше не дразнить, а то действительно можно получить вдогонку. Девушка бойкая.

— Если хочешь, можешь и сейчас позагорать. В смысле, без купальника.

— Вот ещё!

— Да я же всё уже видел.

— Ну и что!

— Я не буду смотреть, честно.

— Нет!

— Ладно — Алик отвернулся.

Минут десять они провели в молчании, потом Алик услышал шорох и повернул голову.

— Эй, ты же обещал не смотреть — девушка уже наполовину стянула трусики и сейчас прикрыла лобок ладошкой.

А ты знала, что я соврал, подумал Алик, но вслух сказал другое.

— Знаешь, есть такой метод лечения, когда больному проигрывают красивую музыку, или показывают прекрасные картины. Это ускоряет выздоровление. Раз уж ты меня ранила, то и лечить должна. А ты такая красивая, что, я уверен, в момент это сделаешь.

— То есть, ты хочешь посмотреть только в медицинских целях? — ехидно спросила девушка.

— Исключительно.

— Ладно — она убрала руки и полностью сняла трусики. — Легче стало?

— В каком-то смысле.

Алекс внимательно оглядел бритый лобок. Какие аккуратные губки! Интересно, это речная вода, или они блестят по другой причине?

— И лифчик сними.

Девушка помрачнела и помотала головой.

— Почему?

— Под ним нет ничего красивого.

— Глупости. Я же видел, у тебя замечательная грудь.

— Нет.

— Ну, как хочешь.

Алик уже понял, что девушка из тех, с кем проще немного помолчать, чем целый день уговаривать. И не ошибся — через десять минут она загорала уже совсем голая, при этом, правда, перевернувшись на живот и делая вид, что не замечает бесцеремонно разглядывающего её попку парня. Прошло ещё несколько минут, и девушка перевернулась на спину, причём, после всех этих перекатываний она оказалась от парня на расстоянии вытянутой руки.

— Тебе действительно нравится моя грудь?

— Конечно.

— А мой парень, ну, то есть, бывший парень, когда уходил, сказал, что у меня её вообще нет.

— Он идиот.

— А потом ушёл к Нинке. А у неё четвёртый размер — голос девушки предательски дрогнул, как будто она была готова расплакаться.

Алик, ничего не говоря, протянул руку и утешающее положил девушке на плечо. Потом, видя, что она не отстраняется, спустился ниже. Грудка, как он и предполагал, была очень упругая, а соском сейчас, наверное, можно было резать стекло. Девушка смотрела вдаль, и почти никак не реагировала, только прерывистое дыхание выдавало её возбуждение. Дав парню как следует наиграться со своей грудью, девушка перекатилась ещё раз, и, оказавшись над Аликом, прильнула к его губам с поцелуем. Поцелуй был очень нежным, каким-то даже невинным, и у Алика перехватило дыхание. Он пообещал себе, что постарается не сделать ей больно. Он, правда, и раньше иногда давал такие обещания, но у него никогда не хватало силы воли их исполнить. Но сейчас Алик был полон решимости, по крайней мере, не изменять ей с грудастой. А то девчонка от своего комплекса, по поводу сисек, вообще не избавится.

— Можно задать тебе личный вопрос? — спросил Алик, когда, после продолжительного поцелуя, они, наконец, чуть отстранились друг от друга.

— Да — прошептала девушка.

— Как тебя зовут?

Она хихикнула.

— Юля.

— А я Алик. У тебя очень соблазнительная грудь, Юля — он нежно сжал её сисечку и попытался перекатиться, чтобы оказаться сверху, но девушка не дала, заявив, что ему надо лежать неподвижно.

Алик не стал возражать, хотя голова уже практически не болела. Обычно он предпочитал активную роль, но и побыть снизу иногда бывает интересно. Тем более, что Юля чувствует вину, и вероятно, больному позволит больше, чем здоровому. Пара опять стала целоваться, на сей раз более страстно. Руки парня спустились со спины на попку девушки, а Юля нащупала коленом вырывающийся из трусов член. Алик на секунду оторвался от её губ.

— Надеюсь, ты не схватишь камень и не станешь меня добивать.

— Ну, хватит уже — засмеялась девушка. — Я же извинилась

— Вообще-то нет.

— Нет? Ну, тогда...

Не докончив фразы, девушка стала спускаться с поцелуями всё ниже. Алик глубоко вздохнул и лёг поудобнее. Юля явно собиралась извиниться самым правильным способом, каким, по мнению Алика, стоило извиняться девушкам. Медленно прочертив поцелуями дорожку через грудь и живот парня, у трусов Юля остановилась.

— А тебе можно? — она приложила руку к голове, намекая на его ранение.

Алик стал уверять, что не только можно, но и нужно. Мол, это снимет отёк с головы и вообще, все врачи рекомендуют. Девушка засмеялась, и, сделав вид, что поверила в существование таких нетрадиционных методов лечения, спустила с Алика трусы до колен.

— Ого!

Алик улыбнулся скромно, но гордо, как будто внушительные размеры члена — его личная заслуга. Девушка расположилась в коленно-локтевой позиции поверх его тела, и, немного подразнив член парня поцелуями, взяла в рот. Её нежный язычок покрутился вокруг головки, особое внимание уделяя уздечке. Когда член из просто напряженного превратился в каменный, Юля прижала его языком к нёбу, и стала двигать головой, то почти выпуская его, то заглатывая насколько можно глубоко. Она не пыталась поразить партнёра какой-то необычной техникой или трюком, но сосала с таким явным желанием и удовольствием, что скоро Алику пришлось срывающимся голосом попросить её притормозить. Юля взглянула на него, не выпуская член изо рта, улыбнулась и отрицательно помотала головой, после чего опять начала движения вверх-вниз, только ещё быстрее, пуская слюни по стволу. Через несколько секунд Алик застонал и схватил её за плечо. Юля держала член во рту всё время, пока он спускал, потом проглотила всё одним глотком и облизнулась.

— Ты как кошка, добравшаяся до сливок — засмеялся Алик. — У тебя даже поза кошачья.

— А у тебя вкусные сливки — она чмокнула прямо в кончик пениса. — Если бы знал, как мне этого не хватало!

— А сколько ты не занималась...

— Ты действительно хочешь поговорить, или я могу заняться более интересными вещами?

Алик, понятно, выбрал второе. Девушка совсем стянула с него трусы, он раздвинул ноги, и Юля улеглась между ними на живот. Игриво болтая в воздухе согнутыми в коленях ногами, она, на сей раз неторопливо и обстоятельно, облизывала член и яйца, иногда бросая наверх лукавые взгляды, чтобы увидеть на лице парня реакцию на свои действия. Орган быстро возвращался к жизни. Приведя его в полную боевую готовность, Юля встала, и, чуть расставив ноги, принялась стряхивать песок с бритого лобка. А немало налипло, отметил Алик, похоже, она уже сильно возбудилась. Ей даже пришлось использовать оставшуюся в принесённых бутылках воду, чтобы смыть весь песок.

Но, наконец, все препятствия устранены. Удерживая рукой член парня в вертикальном положении, Юля присела над ним, немного поводила головкой по набухшим губкам, и с протяжным стоном двинулась вниз. Алик тяжело выдохнул, с восторгом ощущая членом стенки её влагалища. Какая же она там мокрая! И тесная. Во втором он почему-то был уверен заранее, и предчувствия его не обманули. Вскоре головка члена упёрлась в матку, а снаружи ещё оставалось несколько сантиметров ствола. Чуть сгибая-разгибая ноги, девушка принялась скакать на нём, стараясь нанизаться как можно глубже. Её стоны постепенно переходили в крики, становящиеся всё громче. Хорошо, что вокруг на километр никого нет, подумал Алик.

Но интересно, как она при таком темпераменте занималась сексом в более цивилизованных местах? Или это из-за размеров его члена? Ведь ей же явно больно. Но не останавливается, старается насадиться всё сильнее, и постепенно ей это удаётся. Впрочем, скоро все лишние мысли вылетели у парня из головы, осталось лишь нарастающее напряжение в паху. И вот наконец девушка издала последний крик, такой громкий, что вспугнула стайку птиц с ближайших веток. Юлино тело выгнулось, а вагина несколько раз судорожно сжала член. Алик, поняв сигнал, перестал сдерживать напряжение, и оно выплеснулось в неё спермой. Обессиленная девушка упала ему на грудь. Алик нашел своими губами её, крепко поцеловал, а затем убежденно прошептал.

— Это лучший день в моей жизни.