Наверх
Порно рассказ - Восьмой день заключения
Они готовились ко сну, когда мир в глазах зашатался от мощного толчка и прокатился оглушительный треск, уходивший вдаль гулом на все лады. Люди, кого толчок не уронил, сами опустились на пол, но всё затихло и ничто не предвещало повтора. Они привыкли видеть в пасмурном свете помещения всё до мелочей, каждый посмотрел на сокамерника и, убедившись, что тот в порядке, замирал и начинал прислушиваться.

День прошёл без приключений, если днём можно считать отрезок от пробуждения до сна. Но под заключение неожиданное новшество прогнало все намёки на сон. Игорь первый встал на ноги и скрестил руки на груди, с враждой глядя на отрезок стены, откуда выползает камень. Следом встал Костя рядом с сокамерником, а Маша с Максимом присоединились вместе. За прошедшую неделю девушка успела перетрахаться не только с присутствующими на подлодке (а в этом никто не сомневался) людьми, а пару раз приходилось и с существами, но Максим всё равно держался рядом с ней.

— Во что-то врезались? — предположил Костя.

— Сели на дно? — предложил вариант Игорь.

— Или мы пришвартовались к порту, — сказала девушка то, что крутилось в голове у всех.

— Возможно всё сразу, — заметил Игорь. — Как бы там не было, надеюсь, мы узнаем что-то новое.

— Зачем? — спросил Максим. — Зачем нам что-то узнавать? Мы собираемся выбираться отсюда или проводить исследования в заключении?

— Нам и нужна информация как раз для того, чтобы выбраться, — ответил Игорь.

— А он в некотором роде прав, — произнёс Костя. — Сидя сложа руки мы ничего не узнаем. Всё-таки самую большую новость я принёс после выходки, когда набил стражам морды, за что меня потом...

— Вот именно, — заметила девушка, — именно поэтому и не надо ничего делать.

— «Могло быть и хуже», — повторил Костя своё истолкование слов Очаровашки. — Хуже не хуже, а пережить, наверно, это можно. У нас ещё есть шанс подобной выходки — они думают, что сумели напугать нас. Главное, использовать этот шанс с умом.

— Мы стоим как идиоты, — заметил Игорь.

Каждый начал представлять существующую картину со стороны: трое голых парней и девушка в тёмном помещении стоят линией и смотрят на стену, переговариваясь между собой. Все непринуждённо заулыбались и Игорь снова первым отошёл к стене и сел под ней. Костя, по-турецки скрестив ноги, мел на том месте, где стоял, а Макс с Машей отправились к противоположной от Игоря стене.

— И всё равно такое ощущение, что что-то должно произойти, — прошептал Костя, но остальные услышали.

Они сидели в молчании и думали, только иногда парень с девушкой тихо шептались, другие двое старались не слышать, о чём говорят. Пищи для размышления хватало, но при этом думать толком не о чем. Перекручивая в голове картины попадания в это место, Костя чувствовал, что сходит с ума и голова кружится даже при закрытых глазах.

Максим поднёс губы к уху девушки, но не сказал ничего, только поцеловал в щёчку, пробежав поцелуями до губ Маши, она ответила игриво одними губами. Лицо парня выражало возбуждение и девушка почувствовала неладное, когда он поцеловал её в засос. Костя сидел посреди помещения и резко поднял голову, глаза выражали внимательность, но он не обращал внимание на видимое, а пытался понять неожиданно возникшее чувство в себе. Игорь пристально смотрел на свой член, чувствовал и видел его частое подёргивание, от которого пенис постепенно набухал.

Маша решила отстранить Макса от себя и упёрла руку ему в грудь, но при напряжении ладонь спустилась ниже и упёрлась в пенис, стоячий каменным штыком и пышущий жаром. Парень взял её ладонь и положил на свой агрегат, задав плавные медленные движение, которые девушка вначале выполняла, находясь немного не в себе из-за шокировавшей ситуации. Она пыталась понять, почему парень неожиданно и при всех захотел её, но ничего не надумала и спросила:

— Что происходит?

Она повернула голову в сторону двух других парней, с испугом увидела, что к ней приближается Игорь, член которого тоже находился в готовности, а Костя только поднимался с пола, его штык тоже не болтался. Максим целовал девушку в шею, то успевал ухватить языком её груди, то залезал им в её рот. При одном из поцелуев Маша заметила в глазах парня что-то неприсущее им, когда поняла, что глаза не отражают ни капли разума, она поняла безысходность положения. Видимо, хозяева их обители ещё имеют сюрпризы управления людьми.

Игорь встал перед девушкой, опустился на колени. Макс отнёс губы от губ девушки, его место тут же заполнил Игорь, потом начал спускаться языком по шее Маши, присосался к грудям словно младенец. В пустом месте с краю основался Костя, тоже поцеловал её, стандартно спустился до затвердевшего соска и закрыл его ртом. Девушка в самом деле испытывала возбуждение, плыла от удовольствия, когда двое парней ласкали языками её груди, третий целовал толи в губы, толи гулял по шее, толи руки чувствовали сладкий вкус их уст. Плыла не только духовно, но физически спустилась спиной на пол, её тело с ног до головы нежно ласкали шесть рук и три языка, когда один разгорячённый проник в мокрую киску, она сразу с надрывом застонала.

Парни быстро сменяли друг друга во всех местах, но никакого определённого порядка смены не было. Маша не знала, кто сейчас вылизывает щёлку, кто заглатывает груди, а кто проникает языком в рот. Впервые она кончила так, что из киски вылетела струя и, если бы Максим не убрал голову, его лицо всё было бы покрыто влагой. Но на одной струе фонтан не закончился — щёлка продолжала стрелять, набивая на полу ручейки к стене. Когда же поток закончился, Маша не успела перевести дух, как между её ног встряла голова Кости и язык в киске заставил девушку стонать дальше.

Она лежала с открытым ртом, привыкнув к постоянным поцелуям, но в этот раз её язык коснулся разгорячённой головки члена, которую с аппетитом стала обсасывать. Этот пенис был Игоря, который навис над Машей, трахал её в рот медленно, но погружал ствол на всю длину, чтоб яйца тёрлись о подбородок девушки. Она почувствовала, что ей поднимают над полом, но что-то увидеть не смогла, потому что перед глазами постоянно стоял живот Игоря. Она почувствовала под собой протискивающееся тело...

Костя подлезал под девушкой, пока Максим придерживал её над полом. Спина Маши легла на его грудь, голову Костя просунул от плеча в сторону, член тёрся между ягодиц, вошёл в проход. Пенис осторожно входил в попку девушки, отчего она со страстью стала сосать ствол Игоря, который не покидал её рот, разве что иногда головка замирала между губ. Маша почувствовала, что её ноги поднимаются — это Максим закинул их себе на плечи, его пенис тёрся уздечкой по киске девушки, начал проникать внутрь.

Парни увеличивали скорость, даже во рту ствол стал ходить быстрее, бился головкой в горло. Член Кости в попке и пенис Макса в киске чувствовали внутри девушки давление друг друга, их разделяла стенка. Маше хотелось кричать от удовольствия, которое, как она думала, никогда не получит от груповухи, но агрегат Игоря во рту позволял только стонать. Она чувствовала удушье, лёгкое — Игорь не всегда вводил член до упора, позволяя набрать воздуха.

Шлепки тел по телу звучали постоянно, отскакивали от стен пустого помещения. Парни умудрились распределится так, что фактически не касались друг друга, могли свободно двигаться с любой скоростью. Игорь стоя на коленях, яйца мотались над грудью девушки, пока член был во рту, ноги его касались боков груди Кости, который лежал под Машей, действуя пенисом в анальном проходе, для чего приходилось держать ноги согнуто коленами к потолку, между ног с менее широким размахом на коленях находился Максим, тазом двигая член в киске подруги.

Пенис во рту резко задвигался быстрей, скоро из него полетели тёплые струи, которые девушка не успевала сглатывать, потому сперма вытекала в щели между стволом с губами на подбородок, шею, упругие груди. В попке член тоже увеличил скорость и так же быстро замер, импульсивно подрагивая — Маша чувствовала его выбросы жидкости. В наслаждение Маши втиснулся испуг, когда поняла, что Максим тоже кончает и прямо в её киску!

Игорь уже не мог стонать, а член, опускаясь, выкидывал сперму теперь нескончаемым потоком. Девушка поняла, что с остальными то же самое. Неожиданно ей открылось, почему в последнее время после «дойки» они возвращались такими изнурёнными, но долго размышлять над этим не пришлось, потому что сперма во рту желала либо пройти через горло, либо выйти наружу. Наконец-то поток оборвался, Игорь слез с девушки, упал на спину рядом. Максим уже лежал, тоже на спине, ногами к подруге, а Костя под ней даже не шевелился, его пенис головкой ещё оставался в её попке.

Девушка встала с него. От движений её кости захрустели, в затёкшие суставы пришло онемение. Из киски и попки телки белые струйки, стекали по ногам, будто обвивали лианы, на полу образовывались мокрые следы. Её живот буркнул, видимо, докладывая, что полностью набит спермой. От этого звука парни, лежавшие в тяжёлом дыхании, слегка подскочили. Маша заметила в их глазах проблески разума, похожие на зори рассвета.

Маша отошла к стене, легла под ней. Её тело изнутри было горячо — холод дал лишь приятные ощущения. Её не отпускала мысль о возможности забеременеть, что было бы неприятно в столь ранний возраст и в этом месте. Она понимала, что Макс был не в себе, вины на нём нет, но всё равно событие ассоциировалось с ним, вызывая чувства — ужасные, которые не чувствовала никогда и ни к кому.

— Это в самом деле было? — подал голос кто-то из парей, из-за сплошной сухой хрипоты девушка не смогла понять, кто именно.

— Да, — ответила она.

— Ужас.

— Что именно? — спросила Маша.

Дальше парни говорили один за другим, но голос был будто одним:

— То, что нами могут управлять, а мы ничего не можем поделать.

— То, что мы как бы изнасиловали тебя.

— То, что мы кончили в тебя.

— То, что количество спермы увеличилось в разы.

— То, что мы всего лишь фигуры в слизких руках.

Дальше звучало только хриплое дыхание, иногда разбавлял сухой кашель, пока не раздался шум камня, уходящего из стены под пол. В помещение ввалили гиганты, полностью окованные в синие пласты панциря, на этот раз их количество насчитывало больше десятка. Каждого парня подхватили под плечи по двое громил, так же поступили с девушкой, что измучена не меньше. По одному их вытаскивали общей камеры.

Их тащили по коридорам с голыми, облезлыми стенами, в которых иногда встречались окна наподобие иллюминаторов, за которыми всегда тёмная вода, внизу просто непроглядная чернота, но в одном заключённые увидели край горы, следующее окно край показало больше. Без труда стоило понять, что их тащат внутрь горы. И тот удар — угнавший их сон — значил пришвартовку к подводному порту существ.