Наверх
Порно рассказ - Идеальная женщина
Этот вечер в середине октября выдался на редкость холодным. Порывы пронизывающего до мозга костей ветра хлестали молодого человека, который пешком возвращался с работы. Время от времени он обхватывал себя руками — ветер с лёгкостью проникал под холодную ветровку. Настроение у молодого человека было паршивым. Улица казалась ему беспросветным тоннелем жизни — без перспективы, без настоящего яркого тёплого света, без денег и надежды... Его окутывало одиночество — обманчиво-уютным с виду коконом, который на деле оказывался обжигающе-холодным. Одиночеством дышали стены домов, не для него зажигавших вечерние огни, одиночество спускалось с бесприютных осенних небес...

— Влади?! Влади! — услышал он внезапно за спиной.

Голос был ему незнаком. Все его подружки обладали визгливо-задорными голосами, а у этого голоса были и глубина, и мягкость, и хорошо поставленный тембр... И его уже тыщу лет никто так не называл!

Влад обернулся и увидел незнакомую, хорошо одетую девушку в светлом берете, кокетливо украшавшем склонённую набок головку. Из-под берета колечками спадали на бежевое пальто светлые волосы. Девушка казалась сгустком причудливой белой тени посреди тёмно-серого вечера. Но вместо радостного удивления молодого человека внезапно охватило раздражение.

Однако... в её облике было что-то знакомое...

— Лиля?

— Да! — улыбнулась она и повисла у Влада на шее.

Он слегка растерялся перед такой прытью бывшей одноклассницы Лилии Васнецовой. Да и не узнал ее сразу: худенькая серая мышка с большущими голубыми глазами превратилась в белокурую царевну-лебедь. Дорогие шмотки, небрежная прическа, над которой явно поработала рука профессионала, в руках — брелок с логотипом очень дорогой марки автомобиля... Последнее окончательно добило неудачливого Влада Германа, который работал в заштатной газете наборщиком текстов, одевался с рынка и ходил пешком — денег не хватало даже на общественный транспорт.

— Влади! Я так рада встречи... — принялась щебетать Лиля, не обращая внимания на его неприветливое выражение лица.

«Как бы от нее отделаться?» — подумал он. Нет, он, конечно, тоже рад был встрече. С Лилькой они сидели за одной партой целых пять лет — хорошая милая девчонка, хоть и не красавица... была. А он, Влад, первый парень в школе, броский, обаятельный, умело перебирающий струны гитары, вызывал умиление и любовь у всех девушек — без исключения. Только Лиля не пыталась найти к нему подход — понимала, наверное, что шансов у серенькой мышки нет. А теперь... кто он теперь? Неудачливый нищеброд? И кто она теперь?... Нееет, нельзя, чтобы Лиля видела его таким.

— Лиль, я тоже рад, но очень спешу, — быстро проговорил он.

— Давай посидим в кафе, поговорим, — предложила Лиля.

«Ну да... кафе... в карманах — одни фиги... «.

— Нет, Лиль, никак... извини, опаздываю... к девушке, — соврал он.

«Тоже мне, девушки, блин... они хоть всю ночь могут ждать — к ним спешить необязательно. Но ей это знать ни к чему». Ему было ужасно неловко перед одноклассницей.

Лиля густо покраснела и предложила:

— Давай хоть довезу. Замерзнешь ведь в своей ветровке.

«Чёрт, заметила же!» Он наивно думал, что в сумерках Лиля не обратит внимания на его одежду, которая годилась разве что для летнего вечера, но никак не для ледяного октября. Деньги, отложенные на пуховик, он еще в прошлые выходные спустил на игровые автоматы...

— Да я закаленный. Ну ладно, пока, Лиль, — через силу улыбнулся Влад и, махнув рукой, скрылся за ближайшим поворотом.

Он добрался до своего дома, поднялся в квартиру, не разуваясь, прошёл в комнату и как был — в ветровке и туфлях — лег на кровать. Неудачник. Игрок. Любитель дешевых шлюх и копеечного портвейна — вот он кто. А ведь учителя пророчили ему большое будущее. Будущее... Влад криво усмехнулся, встал с кровати, прошёл на кухоньку и пошарил в небольшом холодильнике. Пустота... Как и на душе.

Встреча с Лилей Васнецовой выбила его из колеи. Он долго не мог уснуть, ворочаясь с боку на бок — то ли от жгучего голода, то ли от эффекта, произведенного девушкой. Ей было 28, ему 29 — эту разницу он помнил хорошо и всегда дразнил ее «малявкой». Она и вправду была невысокой, худенькой и такой трогательно-наивной... Владу вспомнилось, как она однажды случайно застала его в раздевалке за мастурбацией. Тогда он, не моргнув глазом, наплел ей, что, если вовремя не вздрочнуть, может развиться импотенция, и он не сможет иметь детей. И она поверила — глупая... Влад невольно улыбнулся своим подростковым воспоминаниям.

Наконец он смог уснуть. И ему снился он сам — талантливый гитарист известной рок-группы Влад Герман — и восторженные голубые глаза Лилии Васнецовой, с обожанием смотревшие на то, как он играет на большом концерте.

Под утро пришла Даша — нынешняя подружка, по какому-то недоразумению жившая сейчас у него. Влад, взбудораженный встречей с Лилей, за ночь успел забыть о том, что у него кто-то есть, и сейчас с неприязнью смотрел, как девушка пытается удержаться на ногах. Это ей не удалось, и она рухнула прямо на Влада. Парень инстинктивно выставил перед собой руки, и Дашина грудь легла прямо в его ладони.

— Ты где была? — спросил он, брезгливо отворачиваясь и морщась от запаха перегара.

— Г-гуляла... с подружками.

Парень отпихнул её так, что девушка перевернулась на спину, включил настенный светильник, и Даша тотчас предстала перед ним во всей красе: рваное платье, ссадина на щеке, бесстыдно раскинутые ноги без трусов и курчавый лобок, измазанный чем-то белым, подозрительно похожим на сперму.

— Пошла вон, — сквозь зубы проговорил Влад.

— Ну, Гера-а, — заканючила Даша и потянулась к нему, норовя поцеловать. Парень увернулся. «Гера... « Это было его прозвище. Все — и друзья, и знакомые, и даже девушки, подобные Даше — звали его так. Влад привык к этому прозвищу, словно ко второму имени. Но сейчас его словно резануло.

Даша нащупала рукой его пах и сжала член через трусы. И тут на него накатила такая злость...

Парень схватил девушку за руку и сбросил её с дивана на пол, коршуном навис над ней и сильными рывками превратил потрепанное платье в несколько лоскутов. Затем он выпрямился, поднял ее за волосы и, поставив на колени, залепил пощечину. Даша взвизгнула. Влад спустил трусы, освободив возбужденный член, притянул ее за волосы и бесцеремонно ткнул лицом в пах:

— Соси, шлюха.

Девушка, слегка протрезвевшая от такого поведения всегда мягкого Геры, испуганно обхватила губами головку члена. Она старалась изо всех сил поскорее ублажить обозленного любовника, чтобы потом спокойно завалиться спать. Но Влад не давал помогать ей рукой, и Даше приходилось работать только ртом. Ей это было тяжело и непривычно, и когда она попыталась вырваться, он ударил ее по лицу еще раз. «На тебе... за мою никчемность...», — мысленно подумал парень и до упора вогнал свой член в Дашину глотку. Она покорно смотрела на него взглядом перепуганного цыплёнка, стояла на коленях и, держа руки за спиной, вбирала в себя необычайно твердый и возбужденный член Геры. Ей было страшно: впервые её парень поднял на нее руку и грубо трахнул в рот.

Чуть позже Даша закашлялась от хлынувшего в неё горячего потока спермы, проглотила и, отдышавшись, спросила:

— А... эт чё было-то, Гера?

— Проваливай отсюда, — устало ответил Влад. Клокотавшая в груди злость отступила, он чувствовал себя опустошенным и разбитым. «Завтра начну новую жизнь!» — поклялся он сам себе и даже спокойно помог Даше собрать свои пожитки.

Но новая жизнь началась для него неприветливо. Он уволился с работы, бродил по городу в поисках новой, сбивая без того дышащие на ладан туфли, но везде говорили одно и то же: «Пока вакансий нет, мы вам позвоним, как только появятся». Чтобы хоть немного заработать, Влад подвизался таскать ящики с фруктами у старого армянина. Сцепив зубы, он выполнял посильную работу и думал: «Не об этом я мечтал, ох не об этом. Где же та самая точка, откуда пошло все наперекосяк?»

Однажды вечером — где-то в конце ноября — парень возвращался домой поздно, неся полный пакет провизии. В приподнятом настроении, предвкушая праздник для своего желудка, он повернул за угол и внезапно остановился как вкопанный. Из белоснежной иномарки, припаркованной недалеко от дома, выпорхнула Лиля и весело помахала ему рукой.

— Влади, привет! А я тебя уже час жду, — сообщила она.

Это обращение — такое смешное, детское и в то же время какое-то трогательное — звучало так мило из ее уст, что по телу Влада разлилось непонятное тепло. Он стоял посреди осеннего холода в неизменной ветровке и чувствовал пожар внутри себя, как будто там, внутри, зажгли свечку, согревавшую теперь его похудевшее тело...

Лиля всё улыбалась.

— Лиль, ты зачем здесь? Как ты нашла меня? — наконец выдавил он из себя.

— Давай к тебе поднимемся, я расскажу. Чаем хоть напоишь?

Влад вспомнил об упаковке цейлонского чая, заживо погребённой на самом низу пакета, и у него отлегло от сердца: «Хорошо, что догадался купить!»

— Ну, пойдём, — пригласил он девушку к себе.

Они вместе поднялись к нему в квартиру.

— А у тебя миленько, — сказала в прихожей Лиля, сняв свои беленькие сапожки и оглядываясь по сторонам.

— И грязненько, — в тон ей добавил Влад. — Поэтому надевай свои сапоги обратно.

Но Лиля, улыбнувшись, отправилась прямиком на кухню и по-хозяйски включила чайник. Влад невольно провёл взглядом её стройные ножки, обтянутые капроновыми колготками, усмехнулся и, войдя следом за ней, водрузил на стол и принялся разбирать пакет с продуктами. От нечего делать девушка заглянула через его плечо и принялась комментировать:

— Масло, чай, пиво... А конфеты где? Эх, мужики!

Она вернулась в прихожую и вытащила из своей большой сумки коробку конфет и коньяк. Все это тотчас оказалось на столе. «К задушевному разговору подготовилась. Сейчас воспитывать начнет», — скептически подумал Влад и достал мутные, плохо вымытые стаканы под коньяк.

— Влади, у тебя все в порядке? — тихо спросила Лиля.

«Ну, началось...»

— В полном, а у тебя? Замуж, что ли, вышла за богатенького Буратино? Вон какая лялечка вся упакованная, — дерзко ответил Герман.

— Вышла, — кивнула она, споласкивая стаканы под краном.

Владу вдруг стало мерзко: Васнецова, наивная отличница, пошла самым простым путем — вышла замуж за мешок с баблом... А чё — красотка!

— Но всего добилась сама, — добавила Лиля.

Как оказалось, она работала в одной крупной корпорации вот уже 10 лет. Начинала курьером — сразу после школы, — потом поступила в университет («ну, понимаешь... я сначала поступила, а потом пошла работать»). Шесть лет заочки, а потом — менеджер... зам. завотдела, потом — завотдела... сейчас уже — управляющая банком...

Пока девушка рассказывала, Влад разлил дорогущий напиток по «фужерам» и, перебив её, предложил:

— Ну за встречу!

Он махом опрокинул коньяк, не чувствуя вкуса, и сунул конфету в рот:

— Так что ты хотела мне сказать?

Лиля сделала маленький глоток. Влад хмыкнул — аристократка...

— Мы решили собраться всем классом отметить Новый Год. На моей даче. Приедешь?

Влад снова хмыкнул:

— Ну ты даёшь! Новый Год ещё только через месяц.

— Ну и что? — удивилась Лиля. — Готовь сани летом... сам знаешь.

— Ага, знаю... А если за месяц кирпич мне на голову свалится? Я тут тебе наобещаю, ты будешь ждать, а я не приеду... Кто будет виноват?

— Влади, ну не шути ты так! — с нотками мольбы протянула Лиля. — Ничего с тобой за месяц не случится. А если хочешь, приезжай... со своей девушкой, — внезапно покраснев, закончила она.

Влад с пол-минуты удивлённо смотрел на неё, потом вдруг вспомнил: ах, ну да... октябрь... девушка...

— Ну как, приедешь? Я адрес дам, телефон — на всякий случай. И муж рад будет.

— Ну... не знаю, — наконец протянул парень. — А муж у тебя кто? — неожиданно для самого себя спросил он.

Лиля похлопала ресницами, потом улыбнулась и ответила:

— Сашка Сидоров.

Этого Влад точно не ожидал.

«Сашка?!!... Не может быть!... Мой закадычный друг женился на Лиле. Да он же всегда смеялся с ее нескладной фигуры и серенькой внешности. Страшненькой называл. А я ж её ещё всегда и защищал. Соседка, как же!... Да, ну и дела!...»

— А дети есть? — почему-то взволнованно спросил Влад.

— Пока нет, — поникла головой Лиля. «М-да... больная тема, выходит».

«Не, ну надо же... Она теперь Лилия Сидорова. А Сашка — её муж. Мы ведь всегда с ним соперничали, он обижался на меня за то, что лучшие девчонки были моими. Так и дружба расклеилась. А сейчас-то он вон какой крутой. Как и Лилька... « Влад смотрел на девушку и вдруг понял, что завидует — и ей, её успешной состоявшейся жизни, и этому богатенькому балбесу Сашке, который может позволить себе трахать такую девочку, давать ей в ротик когда угодно... «Стоп. А почему он один? Она сейчас тут. Его здесь нет. Что я теряю? Да, я, считай, без работы, без машины, без нормальной девчонки. Ну и что? Что мне стоит сейчас её поцеловать? Вон как близко сидит. И такие губки зовущие... Что мне стоит сейчас встать, подойти к ней и сунуть в её красивое личико свой член? И пусть она отсасывает, эта сучка... все они, богатенькие, мечтают развлечься, пока мужья не видят... «. Он вдруг забыл, что еще полчала назад чувствовал себя полнейшим ничтожеством, и снова ощутил себя молодым, подающим надежды гитаристом, кумиром всех девчонок. Тогда он мог свернуть горы! Да что там...

Влад посмотрел на Лилю, которая теребила краешек юбки, и поднял ее лицо за подбородок. Глаза в глаза, искра... нет, никакой такой искры не проскочило между ними, как пишут в романах, просто ему захотелось ее поцеловать.

Он сам от себя не ожидал такой нежности — после всей той злости и зависти, которую недавно испытывал к Лиле и Саше. Он думал, что вопьётся в её губы жёстко, напористо, может, даже укусит её... Но вместо этого его губы были нежны, язык — просящим, а сам поцелуй — каким-то робким... неверящим...

Лиля не сопротивлялась, не отталкивала его. Она просто и легко, будто это было самым естественным, разомкнула губы и впустила язык Влада. Он и не догадывался, что об этом поцелуе она грезила по ночам несколько лет. Его рука скользнула по Лилиной груди, вторая приобняла за плечи. Она не ударила его по рукам, только инстинктивно скрестила ноги. «Я не собираюсь с ним спать. Еще один... только один поцелуй — и я уеду», — словно мантру, повторяла про себя Лиля.

Девушка так увлекалась поцелуем, что не заметила, как он расстегнул её блузку, затем — лифчик. Только когда её тело вдруг почувствовало воздух, она послушно подняла руки, помогая Владу снять блузку. Следом на пол бесшумно упал лифчик. Голая грудь цвета молока с коричневыми ореолами оказалась у парня во рту. Он мастерски играл с ее сосками, заставляя Лилю вздрагивать и гладить его непослушные волосы ладонями.

Где-то в прихожей, в сумке ожил её телефон — настойчивый, беспокойный, словно запоздало пытавшийся уберечь свою хозяйку от непоправимого. Она мягко оттолкнула бывшего одноклассника и с голой грудью поспешила в коридор. «Да, любимый, скоро буду», — услышал Влад и поморщился от досады.

Вернулась она красная от смущения, закрывая восхитительную грудь руками.

— Влади, я должна ехать. Сашка звонил, ждет меня. Прости, что ворвалась в твою квартиру.

Она торопливо, стараясь не смотреть на него, одевала блузу, путая пуговицы, дрожащими руками пробовала вновь застегнуть ее. Ничего не получалось. Её движения становились всё более нервные, и, если бы не Влад, блузка могла бы запросто остаться без пуговиц. Парень подошёл к ней, поцеловал напоследок ее упругие шарики и вернул блузке первозданный вид. Лиля не удержалась, бросилась ему на шею и впилась жарким ртом в его губы.

Это стало последней каплей. Влад не мог больше сдерживаться. В конце концов, он и так слишком долго был джентльменом. А он не каменный.

Со стола полетели конфеты и «фужеры». Под стол закатилась бутылка дорогущего коньяка. В кухне сразу распространился тонкий изысканный аромат, напоминавший аромат самой девушки. Влад посадил Лилю на стол и, задрав юбку, стащил трусики. Он торопился, опасаясь, что девушка вот-вот опомнится от наваждения и сбежит. Но, судя по всему, Лиля сбегать не собиралась. Влад быстро расстегнул свои видавшие виды джинсы, вытащил член, уже давно готовый к соитию, притянул Лилю к себе поближе и пристроил твердую головку к влагалищу. Ее киска пылала жаром похлеще самого Влада. Он чуть надавил... Почувствовав ствол Влада, девушка ахнула и, словно опомнившись, попыталась отстраниться, толкая его руками в грудь. Но уже было поздно: возбужденный мужчина крепко держал ее за попу и, покусывая девушку за ухо, касаясь её тела своим, уверенно двигался в ней, вводя свой каменный член на всю глубину.

Ему доставляла огромное удовольствие мысль, что он трахает жену своего бывшего друга Сашки, а он сам сидит в пустой квартире, сжимая телефон в руке, и ждет неверную супругу, даже не догадываясь, как весело она сейчас проводит время в компании Влада Германа. Толчки стали сильней, темп — быстрее, Влад с сожалением подумал, что может быстро кончить сли продолжит в том же духе, и вышел из Лили, которая быстро смирилась и перестала сопротивляться, лишь внимательно смотрела на лицо Влади, сведенное судорогой. Что творилось в ее голове в этот момент, он не знал, да и не хотел знать. Он вспомнил свои фантазии, охватившие его тогда, когда они сидели и разговаривали, и, опьянённый её молчаливой покорностью осмелел: рывком снял девушку со стола и грубо нажал на её плечи. Колени, затянутые в капроновые чулки, коснулись твёрдого пола. Девушка непонимающе смотрела на Влади. Наконец она поняла и растерялась... Как? Он? И хочет ЭТО?... Но ведь ЭТО же так... грязно, так развратно... Даже с Сашкой у них ЭТОГО не было...

— Ну же, давай, малявка, не упрямься, — прохрипел Влад, надавливая руками на ее затылок.

Она машинально раскрыла рот и впустила влажное от ее собственных соков орудие. Пальчики несмело обхватили член, отодвигая кожицу и обнажая лиловую головку. Сосала она неумело, словно школьница, решившая в один миг стать взрослой. Но Владу это было неважно. Она подчинилась — полностью. Она вся принадлежала ему. А, значит, с ней можно было делать всё. Это была уже не красивая ухоженная девушка, а самая обычная кукла, созданная для того, чтобы доставлять удовольствие мужчине.

Насладившись её невинным минетом (и отметив про себя, что когда-нибудь он всерьёз займётся её «просвещением»), парень поднял Лилю за волосы, не обратив внимания на то, что она ойкнула и поморщилась от боли, развернул её, толкнул так, что она упала грудью на стол, раздвинул её ноги пошире и снова вошёл в её мягенькую жаждущую киску... Да, Лиля могла ойкать и морщиться сколько угодно, но природу не обманешь: она текла, как ненасытная сука, и хотела его, и даже такой неумелый минет лишь раззадорил ее. Так разве ж это насилие? Лиля сама желала секса с ним. А то, что на столешницу капали её солёные слезинки... что ж, девушки — существа загадочные.

Влад глубоко вколачивал свой член в нее, сжимая ягодицы руками. Еще пару минут и он кончит. Обязательно в нее, в Лилю — и плевать на последствия. Толчок, ещё... Сперма ударила ей в матку, Влади вздрогнул несколько раз — оргазм был сильным и чувственным, — немного постоял, приходя в себя и крепко держа девушку за попу, затем вышел из неё, напоследок погладив упругие полушария. Она постояла немного и тоже выпрямилась. Струйка спермы потекла по ее дорогому чулку, но Лиля даже не заметила этого. Она подошла к крану и умылась. Влади закурил.

Нелепую паузу прервал мелодичный звонок телефона. «Сашка», — злорадно подумал Влад, смакуя свои воспоминания о том, как он только что трахал податливую киску чужой женщины. На этот раз Лиля не ответила. «Боится, что почует неладное по голосу», — догадался любовник, наблюдая за тем, как она, пряча глаза, торопливо натягивала юбку и трусики.

— Все нормально, Лиль?

Она не ответила и сорвалась в коридор, натянула пальто, забыв его застегнуть, схватила сумку и хлопнула дверью, оставив Влада Германа наедине со своими мыслями...

— Ну здорово, Санёк!

— Привет, Герыч. Давненько.

Влад всё-таки воспользовался предложением Лили (о том, что оно могло утратить силу, он даже не думал) и, стоя возле двери её двухэтажной дачи, пожимал руку Сашке Сидорову, одновременно окидывая его взглядом. Рядом с мужем, стараясь держаться за его спиной и не встречаться глазами с Владом, стояла Лиля. «Ну еще бы... боишься, сучка, — удовлетворённо подумал Влад, мельком косясь на молодую, красиво одетую женщину. — Вон как жмёшься. А Сашка-то... ух какой боров. Растолстел на буржуйских денежках. Как это он Лильку ещё не раздавил собой, а?»

Удивительно, но дела Влада после встречи с бывшей одноклассницей пошли в гору, словно Лиля одним своим появлением привнесла в его пресную жизнь какую-то долю удачи, которой ему не хватало. Через несколько дней после того памятного вечера он, случайно встретив своего одноклассника, зашел с ним в один клуб, в котором выступала одна местная рок-группа. И так же случайно выяснилась, что им срочно нужен хороший гитарист. Влад не упустил случая показать свои таланты, скромно при этом добавив, что, мол, дело давнее... мастерство уже не то, конечно... Музыканты оценили это «дело давнее», и теперь Влад выступал на сцене, занимался любимым делом, зарабатывал кое-какие деньги и даже обзавелся смокингом (конечно же, чтобы пофорсить перед Лилей...).

Немногочисленные одноклассники уже были в сборе, наперебой рассказывали кто как устроился, и теперь Влад мог действительно похвастаться своим положением. Ему и самому уже с трудом верилось, что еще несколько месяцев назад щеголял в ветровке и таскал ящики с фруктами на рынке за пару копеек. Теперь он — звезда. Пусть и не мирового масштаба.

За столом Лиля искоса поглядывала на приосанившегося Влада и краснела, когда он переводил на нее свой взгляд. Сашка пил горькую и весело обсуждал что-то с Танькой Смирновой, в которую был влюблен еще с первого класса. Лиля явно скучала, но мужа не дергала, давая ему всласть пообщаться с первой красавицей их выпуска. Но потом, заметив руку супруга на Танькином бедре, вспыхнула и покинула застолье. Влад поспешил следом.

Он нашёл её в соседней комнате. Она курила тонкую сигарету, задумчиво рассматривая занесенный снегом тополь за окном. Влад подошел сзади, обнял ее и прижал к себе, ощущая запах её волос, вдыхая аромат ее сладких духов.

— Я думал, ты вернешься ко мне после...

— Молчи, ничего не говори, — остановила его Лиля, затушила сигарету и обернулась к нему. Ее лицо выражало неподдельную муку — видимо, и вправду любит и ревнует мужа. Владу сталь жаль ее. Он провел рукой по ее мягким волосам и сказал:

— Спасибо тебе.

— За что? — удивилась она.

— Приходи на мой концерт, — сказал он и протянул ей билет.

Она взяла его и, не отпуская руки, повела мужчину наверх. Еще в коридоре они принялись безудержно целоваться, ураганом ворвались в первую попавшуюся комнату и чуть-чуть не рухнули на пол — так их переполняло возбуждение, похоть, страсть... Но чьё-то благоразумие взяло верх, и парочка, молниеносно избавившись от одежды, завалилась на большую кровать. Здесь Лиля ночевала с Сашкой. Постель ещё помнила их запахи, стены сохранили в памяти их стоны. И теперь здесь же она собиралась отдаваться другому...

Влад уже и забыл, когда в последний раз испытывал такую дикую страсть. Разве что у него в квартире, на кухне... но тогда было всё по-другому. Или — сейчас всё по-другому? Он покрывал поцелуями тело Лили и ласкал пальцами горячую дырочку. Он начисто забыл про то, что там, внизу, сидят люди и законный муж его любовницы... Липкий сок лился из нее; девушка извивалась под его ласками, царапая ногтями простыню и сама насаживаясь на пальцы, приглашая Влада немедленно войти в ее горячее лоно. Но он не торопился; посадил Лилю на себя, она ойкнула, почувствовав его внутри, и принялась двигаться вверх-вниз — так, как она сейчас хотела. Ее возбудила эта кратковременная власть над Влади — теперь она его трахала... Лиля присела на корточки и с удовольствием наблюдала, как член исчезал в ее щелке и появлялся снова. Она выбивалась из сил, но не замечала этого, продолжая с остервенением насаживаться на твердый орган.

Вдруг яркий свет обдал комнату, выхватив из темноты прелестную картинку. Лиля с растрепанными волосами двигалась на члене Влада, а тот раздвигал ее ягодицы руками, выставляя напоказ коричневую дырочку ануса. Обескураженный Сашка топтался на месте, не зная, что предпринять — то ли закатить скандал, то ли пристроится третьим. Лиля обернулась, увидела мужа, залилась краской и моментально соскочила с члена. Влад не успел кончить, но от Лилиных выделений его ствол блестел, как начищенный самовар. Сашка молча смотрел на ее розовые губки, бесстыдно вывернутые наружу, и не успевшую еще закрыться дырочку. «Блин... Лилька... моя Лилька — шлюха... Как ты могла? Как? За что?... « — носилось в его голове ошеломлённой птицей.

— Ну что ты встал? Будешь показывать свою навороченную люстру? — капризно протянула Танька Смирнова. — Ого! — увидела она голых одноклассников, задержав взгляд дольше, чем того требовали приличия, на внушительном члене Влада.

— Наш брак был ошибкой, — выпалила Лиля, глядя мужу в глаза.

... Ее красивые голубые глаза искрились радостью и обожанием. Герман отрастил волосы, став похожим на настоящего рокера. Лиля так и не призналась любимому, что безответно страдала по нему уже много-много лет, сгоряча выскочила замуж за Сидорова, а когда снова встретила его, то не могла без боли смотреть на того человека, кем он стал за эти годы. Именно Лиля нашла ту самую группу, в которой теперь выступал Влади, и устроила их встречу, использовав все свои связи и их общего одноклассника. Теперь его мечта сбылась. Девки еще по привычке заходили на квартиру Германа, но натыкались на непроницаемый взгляд Лили и убирались восвояси.

— Ты моя фея, — шептал он ей в минуты нежности.

А Лиля пока так и не отважилась сказать, что исполняет не только чужие желания, но и свои. Она ждала ребенка от Влади...