Наверх
Порно рассказ - Вернуться к истокам. Начало
1.

На часах было полпервого ночи. Кирилл ворочался на скомканной постели и никак не мог заснуть. Выпроставшись из-под душного одеяла, он в пол уха слушал работающий телик и рассеянно теребил в трусах головку полунабухшего члена. Рядом, мирно посапывала, повернувшись к нему спиной, его любимая жена Оксана, в очередной раз отказавшая в сексе «по причине усталости и головной боли», хотя для Кирилла это было не ново и вполне ожидаемо!

А ведь когда-то были времена, когда они сутками не вылезали из постели, перепробовали все углы и предметы мебели в их маленькой уютной квартирке. Да что греха таить, и у родителей тайком бывало и у друзей в гостях, а недельные секс выходы на природу каждый год, а безумные поездки в соседние райцентры, где они снимали номер в дешевых гостиницах, под видом командировочных любовников и устраивали там оргии! Все это будоражило кровь, вырабатывало адреналин, и казалось, что их страсть никогда не угаснет...

Кирилл предавался воспоминаниям, прикрыв глаза. И все так же рассеянно, скорее механически подергивал рукой член.

На миг он прислушался к диалогу идущего кинофильма:

— Что же мне делать? — спрашивал голос молодого актера.

— Тебе нужно вернуться к истокам, — отвечал размеренный голос старца, умудренного жизнью.

Тут кошка принялась драть когтями край дивана, что делала постоянно, Кирилл нервно цыкнул на нее, во сне заворочалась Оксана, и Кирилл стыдливо поспешил убрать руку из трусов, глухо шлепнув резинкой о живот.

Когда все затихли, он вернулся к своим мыслям.

Да, когда-то все это было, и казалось, никогда не наступит этому конец, казалось, никогда не иссякнет их страсть и неудержимая тяга друг к другу! Сложно сказать, когда именно все началось, когда наступил переломный момент. Может от того что они до сих пор не могли завести детей (ошибка Оксанкиной молодости, аборт в 18 лет, грозил стать проклятием на всю жизнь). Конечно, пять лет назад окончательный приговор врачами вынесен не был, но с каждым годом надежды стремительно таяли. Потом случился кризис в карьере Кирилла и стремительный взлет в карьере Оксаны. Он сник, угас, разочаровался в жизни и в себе, а у нее напротив был подъем, и казалось, вся энергия уходила теперь в работу, в проекты, презентации, схемы, планы... Она стала зарабатывать в разы больше его, и, по сути, содержать семью, а он так и не мог найти приличную работу. Как-то Кирилл даже завел разговор об этом, мол «Смотри, сгоришь на работе», на что она ему резко ответила «Не можешь сам зарабатывать, не суйся!» и с тех пор тема была закрыта. Позже он устроился в холдинг, где работала Оксана, но не по специальности, а на какую то второстепенную должностёнку, да и то благодаря хлопотам жены, что не прибавило ему ни энтузиазма, ни уверенности в себе. По всей видимости, все это вкупе и повлияло на прохладу в их отношениях.

Когда то, давным-давно, когда они были до неприличия молоды и полны неуемной сексуальной энергии, они даже не считали, сколько раз в сутки могли заниматься сексом. Потом это стало просто ежедневным ритуалом, все еще полным страсти и любви. Потом все сократилось до пары раз в неделю, потом пару раз в месяц, ну а потом... а потом секс закончился и остался лишь супружеский долг, раз в месяц, да и то для того «чтоб дырка не заросла», так шутил про себя Кирилл, конечно не говоря об этом Оксане.

Эксперименты закончились, оральный секс, вдруг стал «негигиеничным», а анальный секс или секс во время «красных дней» и вовсе опасным и способным насести непоправимый вред здоровью. Трахаться в гостях было теперь неэтично, а на природе и вовсе боже упаси (комары, муравьи, клещи)!

Но как бы то ни было, Кирилл не отчаивался. Он считал все это явлением временным. Он знал, что выход есть и более того, он верил, что способен отыскать этот выход, все вернуть, все наладить!...

Глаза уже слипались, от грустных мыслей член и вовсе обмяк и Кирилл оставил его в покое, нащупал пульт, выключил телевизор и почти сразу заснул.

Ночью ему снилась Оксана, молодая, веселая, жизнерадостная, желанная. Она была обнажена до пояса и Кирилл страстно целовал ее. Ему казалось, что кто-то стоит рядом и смотрит на них, но их почему-то не тревожил сторонний наблюдатель и они безмятежно продолжали свои утехи. А под утро ему приснился старый седой самурай, лицо его было изборождено глубокими морщинами, скрюченные артритом руки медленно подрагивали, и он, словно отвечая на заданный вопрос, говорил Кириллу размеренным голосом мудреца: «Вернись к истокам!».

Будильник сработал ровно в семь. Кирилла ждал остывший кофе, подгоревшая яичница и нелюбимая работа. Впрочем, все как всегда. Хотя... нет, было что-то еще, что-то теплилось в нем, какая-то идея, что-то витало вокруг, какая-то мысль, которую он никак не мог ухватить. Он вновь и вновь анализировал вечерние размышления, молодость, беззаботность, страсть... потом постепенное охладевание, почти разлад... и тут его словно поразило током.

«Вернись к истокам!» вещал ему незримый киногерой. «Вернись к истокам!» наставлял его старик японец во сне.

— Вернуться к истоками... вернуться к истокам... черт! а как же я сам раньше... а ведь это может сработать, — Кирилл сам не заметил того, что разговаривает вслух в пустой квартире (Оксана уже была на работе). — А ведь может сработать, как же я сам... , — Кирилл звонко шлепнул себя по лбу ладошкой и рассмеялся, — А ведь сработает! Сработает!

Окрыленный идеей он торопливо выбросил в мусорку остатки недоеденной яичницы и вылил в раковину нетронутый кофе. После чего полез на антресоли, вытряхивая разные старые коробки и пытаясь там что-то разыскать.

— Вооот оно, — ласково произнес он. Небольшая коробка из-под обуви лежала в самом дальнем углу. Разглядывать содержимое было некогда, хотя и очень хотелось, но Кирилл и так уже на 15 минут опаздывал на работу. Спрятав коробку поближе, он пошел собираться.

Время еще есть, надо хорошенько все обдумать и составить план.

Окрыленный идеей он впервые со счастливой улыбкой быстрым шагом шел на нелюбимую работу.

2.

На работе Оксана всегда выглядела безупречно (обязывало положение и авторитет)! Всегда строгий костюм, приталенная юбка на ладонь выше колен, жакет, подчеркивающий красивую грудь, и непременно туфли на высоких тоненьких шпильках. Все завершал легкий макияж, аккуратная прическа и деловая улыбка.

Кирилл не любил сталкиваться с Оксаной на работе, да и случалось это редко, потому что у каждого было свое направление деятельности. Но сегодня они чуть не пересеклись с ней в коридоре, ведущем в главный офис. Она куда-то спешила в окружении свиты клерков, кто-то подсовывал ей бумаги, кто-то что-то докладывал, а она еще и успевала здороваться с коллегами, идущими на встречу. Кирилл невольно залюбовался женой: как живо светятся ее глаза, как развеваются волосы от быстрой походки, как мила ямочка на щеке и родинка на шее, как плавно вздрагивают груди, обтянутые белой блузкой и грациозно покачиваются бедра...

В самый последний момент Кирилл отошел за колонну и остался незамеченным, а когда кортеж миновал, то до него донесся тонкий аромат ее духов.

«Вернуться к истокам» — эта фраза не покидала Кирилла весь день. Весь день он маялся, о чем-то размышлял, думал постоянно отвлекаясь от работы, но к вечеру его план был готов! Причем начинать воплощать его следовало немедленно! Конечно, еще не все детали были отработаны и продуманы, но первые шаги уже были намечены!

Вечером Кирилл после ужина по обыкновению убирал со стола, складывая посуду в посудомоечную машину, а его деловая жена вновь углубилась в работу, ибо работала она по 18 часов в день и в офисе и дома. Закончив уборку и немного задержавшись на кухне, он вдруг изменил своим традициям, и вместо того, чтобы пойти смотреть телик и не мешать жене заниматься бурной деятельностью, Кирилл без стука вломился в святая святых, в ее кабинет (пока у них не было детей, Оксана заняла детскую комнату и обосновала там свой миниофис с ноутбуком и даже факсом). До Кирилла донёсся голос жены:

— ... да, Еленочка, и пускай за двенадцатый год тоже поднимут документы, пусть расшибутся, но вывернут все наизнанку... , — кого то озадачивала Оксана по телефону одновременно просматривая на экране ноутбука какие-то таблицы. Она сидела полубоком к двери и не сразу заметила вошедшего Кирилла, а он на миг залюбовался ее округлыми атласными коленями, выглядывающими из-под распахнувшегося махрового халата.

Стук захлопнувшейся двери заставил ее вздрогнуть и быстро обернуться ко входу. Увидев там переминающегося с ноги на ногу Кирилла с глуповатой улыбкой и двумя запотевшими бокалами, с торчащими из них трубочками, она прикрыла телефон ладонью, и сверкая глазами нервно прошипела в полголоса:

— Я же просила меня не беспокоить, когда я работаю. Всего полтора часа, неужели это так сложно?

... Вернуться к истокам! Кирилл много думал и размышлял о своем первом шаге, и эта реакция жены была для него ожидаемой. Он просто проанализировал, чтó в такой ситуации предпринял бы другой Кирилл, тот, которым он был еще лет пять назад. Сильный, уверенный в себе, где-то в меру наглый, настойчивый и дерзкий. Именно такой, каким когда-то полюбила его Оксана. Он просто вернулся к истокам и решил попробовать вновь начать свой путь оттуда!

Не обратив внимания на претензии Оксаны, он вальяжно подошёл к ее рабочему столу, все так же улыбаясь, и протянул запотевший бокал с коктейлем.

— Привет! Я подумал, что ты очень устала, и решил приготовить тебе коктейль, чтоб ты сделала паузу и немного передохнула.

Оксана непонимающе смотрела на него, пытаясь переварить его речь (или осознать его наглость!), затем перевела взгляд на телефон, динамик которого она прикрывала ладонью. Поднеся рубку к лицу она ответила своей невидимой собеседнице:

— Это пока все, Еленочка, я перезвоню Вам позже. — И отключила трубку. А затем, нервно вцепившись руками в подлокотники офисного кресла и с трудом подбирая мягкие слова, ледяным тоном произнесла:

— Ты решил!? Можно я сама буду решать то, что касается моей работы. И я сама буду решать, когда мне стоит сделать паузу и отдохнуть!

Кирилл приблизился к Оксане вплотную, отставил на стол так и не взятый женой коктейль, поставив рядом свой бокал. Наклонился над ней, положив свои ладони поверх ее рук, и нежно провел по ним вверх, сам тем временем неотрывно глядя прямо в глаза супруги. В ее глазах читалось недоумение и любопытство, холодных искорок гнева как не бывало, а руки Кирилла тем временем миновали плечи любимой и коснулись обнаженной шеи, от чего она приятно поежилась и даже легкая улыбка тронула ее уста. Кирилл запустил пальцы обеих рук в волосы Оксаны и принялся легонько массажировать кожу головы, продолжая буравить ее светло-карие глаза своим твердым взглядом.

— Видишь ли, Малыш, ты моя жена, я нахожусь в собственной квартире и сейчас нерабочее время! Какие еще могут быть причины, чтобы я не мог находиться здесь и сейчас?

Тот спокойный, но властный тон, которым это было сказано, вызвал в душе девушки что-то волнующее, но почти забытое, от чего на коже появились мурашки и сердце бешено застучало.

— Ну я... хммм... , — так и не нашлась, чем можно возразить Оксана и уже через миг прикрыв глаза вся отдалась во власть блаженства, которое дарили ей пальцы мужа.

Всю идиллию испортил телефонный звонок. Оксана, было, встрепенулась, и хотела потянуться к трубке, но на ее пути был Кирилл, продолжающий смотреть ей прямо в глаза. От этого цепкого взгляда Оксана зябко поежилась и вдруг ощутила себя маленькой беззащитной хрупкой девушкой рядом с Мужчиной, который имеет над ней власть.

— Можно я отвечу? — уже не требовательно, а вопрошая произнесла девушка.

— Даю тебе ровно одну минуту! — мягко, но властно ответил ей муж.

Пока Оксана обсуждала очередные корпоративные задачи, Кирилл встал за ее спиной, и принялся массировать ей плечи. Когда-то это ей очень нравилось, но Кирилл так давно не дарил ей эту радость, что уже и не вспомнить когда это было в последний раз. Оксана откинула голову назад и прикрыв глаза рассеянно вела телефонный разговор. Судя по тому, что через раз она переспрашивала и просила оппонента повторить сказанное, мысли ее пребывали далеко от телефонного разговора. Неожиданно крепкая мужская рука взяла из ее руки трубку и мужской голос за ее спиной оборвал ее собеседника на полуслове фразой:

— Извините, Оксана Сергеевна сейчас занята!

Кажется это был очень важный звонок, но Оксана пребывала на седьмом небе от нежных ласк мужа, что не нашла слов возражения, а в глубине души даже была благодарна ему, за то, что освободил ее от этого разговора, только мешающего в полной мере наслаждаться столь волшебным массажем. Кажется какой-то теплый клубок, словно мягкий пушистый котенок, зашевелился и стал кружился у нее внизу живота.

Кирилл нежно погладил шею супруги, от ключиц переместившись на щеки и выше, снова запустив пальцы в волосы и сделав несколько массирующих движений. Оксана немного расставила ножки, почувствовав, как загорелись и стали набухать ее нижние губы от прилива в них крови. А Кирилл, тем временем все так же поглаживая нежную кожу жены, вновь провел ладонями по шее, ключицам и вдруг медленно, но уверенно запустил руки под тонкую шелковую сорочку, проведя ими по двум бугоркам грудей и пропустив заострившиеся соски между средними и безымянными пальцами рук.

— Ахх, — вырвался стон с губ его жены, когда Кирилл немного сжал ее груди и принялся легко теребить пальцами соски. А Оксана вдруг поняла, что безумно хочет его, страстно желает, прямо сейчас, прямо здесь, хочет, чтоб он грубо взял ее хоть на полу, хоть на столе, и это полузабытое чувство неудержимой страсти к мужу словно возвратилось из небытия и захватило все мысли молодой женщины. Кирилл понял ее без слов, ибо его член уже давно упирался в спинку кресла. Резко развернув Оксану к себе вместе с креслом, Кирилл оперся коленом на сиденье между ног жены, и обхватив ее голову принялся неистово целовать в горячие губы, кусая их. Спинка кресла прогнулась под тяжестью тел и жалобно заскрипела. Руки Оксаны обвили шею мужа, а изголодавшиеся губы яростно отвечали на страстные поцелуи. Халат девушки распахнулся, щеки горели, в глазах стояли слезы. Кирилл шире раздвинул ноги супруги своим коленом и проведя рукой по ее трусиками ощутил на пальцах горячую липкую влагу.

— Аааааааахх, — протяжно застонала Оксана от этого прикосновения, — я хочу тебя, возьми меня прямо здесь! Грубо... хочу! Как сучку!

Кирилл подался назад, хватая руки девушки и вытягивая ее из кресла. Рывком поставив жену на ноги он распахнул ее толстый махровый халат и, стянув с плеч бросил тут же на пол. На секунду задержав взгляд на выпирающих полусферах грудей и призывно торчащих сквозь тонкий цветной шелк сосках, Кирилл повернулся к столу. Одним движением руки смахнув на пол какие-то бумаги, папки, ноутбук, вазу с карандашами и настольную лампу освободил достаточно большое пространство стола и притянул к нему жену. Приподняв коротенький подол сорочки, он ухватился за резинку трусиков и стянул их до самых лодыжек. Затем слегка подсадив, усадил жену голой попкой на край стола, и освободил ступни от болтающихся на них трусиках. Расстегнув молнию брюк, он приспустил их вместе с трусами до колен и одним резким движением вошел в узенькую дырочку Оксаны. «Словно раскалённый нож в масло» — подумал он про себя, а ведь последнее время у нее там было сухо, что приходилось прибегать к использованию лубриканта!

Оксана громко стонала, не сдерживаясь в эмоциях, а Кирилл широкими движениями долбил ее, что есть мощи! Он сдерживался из последних сил, но не позволял себе кончить, пока не ощутил конвульсии жены. Тогда, сделав еще пару рывков, он расслабился и его член начал сокращаться, до краев наполняя пещерку жены спермой!

Когда Оксана пришла в себя от пережитого оргазма, ее взгляд встретился с Кириллом. В этих глазах она читала любовь, заботу и желание. Она закрыла глаза и приблизила свое губы для поцелуя. Кирилл принял этот дар из уст жены, но теперь их поцелуй был нежный, неспешный. На удивление эрекция не спала после оргазма, и член продолжал находиться в горячей дырочке жены.

Прекратив поцелуй, Оксана слезла со стона, тесно прижимаясь тазом к бедрам мужа, чтоб не выпал член. Она была пониже его, и ей пришлось стоять на цыпочках.

— Я хочу взять его в ротик, — прошептала она глядя в глаза супругу. Придерживая рукой, Оксана аккуратно извлекла член из влагалища, почувствовав, как тут же по ее обнаженным бедрам потек горячий нектар ее мужа

Член был тверд и влажен от спермы и ее смазки. Оксана аккуратно погрузила его в рот, вспоминая давно забытый вкус, его гладкую поверхность, рельефные очертания, Причмокивая, она принялась ласкать его, постепенно наращивая темп. Сидя на корточках, Оксана чувствовала, как из нее продолжает вытекать сперма, обволакивая половые губы, образуя подтеки на ягодицах. Проведя свободной рукой по промежности, пальцы вмиг стали скользкими и липкими и Оксане неудержимо захотелось облизать их на глазах у мужа. Выпрямившись и продолжая теребить рукой член Кирилла, Оксана поочередно облизала перепачканные в сперме пальчики, лукаво глядя в глаза супругу

— Так зачем ты, говоришь, зашел? — заговорщицки негромко спросила Оксана.

Неугомонная рука ее продолжала настойчиво ласкать член мужа, и Кирилл уже чувствовал приближение очередного оргазма.

— Выпить коктейль.

— И где же он?

Кирилл умудрился не смахнуть два стакана вместе с остальным барахлом со стола и сейчас взяв один из них протянул жене:

— Вот. Правда... там лед... растаял, — Кирилл уже был на грани.

— Ничего! — ответила Оксана и, отпив немного из трубочки, вновь присела со стаканом в руке и погрузила член в рот.

Головку вмиг обволокло холодное содержимое рта Оксаны и едва она коснулась головки горячим язычком, как Кирилл начал кончать, а Оксана тут же вынула член изо рта и направила его в стакан, заворожённо наблюдая, как вязкие капли выстреливают в содержимое стакана или оседают на его стенках. Облизнув напоследок «отстрелявший» член, который тут же начал опадать, Оксана выпрямилась, взяв другой бокал, протянула его мужу и прошептала:

— Спасибо любимый! Выпьем за нас! На брудершафт, — при этом она глядела в глаза мужу, а рука ее размешивала трубочкой содержимое стакана наполненного коктейлем и горячей спермой.


(продолжение следует)/автор рисунка Hamish Blakely/

Категории: Минет Традиционно