Наверх
Порно рассказ - Солнечная Ялта
Несмотря на то, что Ялта сияла огнями, на пляже было совсем темно. Почти наощупь обнаружив шезлонг, Сергей сел и потянул женщину на себя. Платье задралось, обнажив стройные бедра. Трусиков на ней не было. Слившись в поцелуе, они лихорадочно раздевали друг друга: женские пальцы высвободили из ширинки напряженный член, бретельки платья поползли вниз, обнажая пышные груди. Прелюдия не понадобилась: оба были уже готовы к соитию. Вероника раскачивалась, сидя верхом на Сергее, вскрикивала и стонала, запрокидывала голову с распустившимися шелковистыми волосами, а он терзал губами ее соски и насаживал на себя все быстрее, крепко сжимая руками хрупкую талию. А в нескольких метрах от них шумела и переливалась огнями вечерняя ялтинская набережная...

Волшебная таблетка была подброшена Веронике в кофе в первый же вечер их знакомства. Сергей планировал не расставаться с женщиной и регулярно подкармливать ее «препаратом пышности», как он называл про себя лекарство. Он уже предвкушал, как через несколько дней ее фигурка округлится, как ей станет тесно в облегающей одежде. Но вмешался случай: Сергею позвонило институтское начальство и откомандировало его на трехдневный конгресс в Симферополь. Отказаться мужчина не мог: от этого конгресса зависела его карьера. Но как же быть с Никой? И тут его осенило: Никита!

Мальчик был очень капризным, матери приходилось постоянно одергивать его, и от этого он сердился еще сильнее. На этом и решил сыграть Сергей. На следующее утро он встретился с Вероникой и ее сыном на пляже. Когда женщина отправилась плавать в море, Сергей заговорщически сказал мальчику: — А хочешь, я сделаю так, что твоя мама станет доброй и будет все тебе разрешать? Точнее, сделаешь это ты сам, а я дам тебе средство. Видишь эти таблетки? Будешь по одной добавлять маме в сок каждое утро, только незаметно. И помни: это наш с тобой секрет, никому ни слова. А чтобы скрепить наш договор, я куплю тебе мороженое и, когда вернусь, свожу в зоопарк. Хорошо?

Мальчик радостно кивнул и спрятал коробочку с таблетками в кармане шортиков. Вечером Сергей уезжал в Симферополь со спокойной душой. Накануне они пообедали вместе с Вероникой, предварительно накормив Никиту и отправив его смотреть мультики в детскую комнату санатория, а потом устроили бурное и страстное прощание в номере Сергея. Ника загрустила, узнав о расставании, но Сергей пообещал ей по возвращении сюрприз, и женщина смирилась. О том, что на сюрприз очень надеется и сам Сергей, мужчина не сказал...

Он даже не ожидал, что препарат подействует так быстро. Вернувшись из Симферополя поздно вечером, он тут же отправился в номер Вероники. Еще у двери услышал рыдания. Распахнул дверь — и остолбенел: перед зеркалом, заливаясь слезами, стояла роскошная блондинка. Она была в том же белом купальнике, в котором он увидел ее в первый раз, но теперь эластичная ткань облегала ее настолько плотно, что было непонятно, как женщина вообще умудрилась в него влезть. Грудь, выросшая на размер, не умещалась, ткань едва прикрывала соски. Трусики прятались где-то в попке, оставляя половину ее, свежей, налитой и незагорелой, открытой. Талия тоже раздалась, на боках при каждом движении появлялись аппетитные складочки. Заметив Сергея, Вероника с рыданиями бросилась к нему: — Ы-ы-ы... Посмотри на меня! Я не знаю... не знаю, что со мной! Я похожа на корову!... На меня не налезает никакая одежда! Ы-ы-ы...

Сергей взял ее лицо в ладони, отметил, как покруглели ее щечки, как соблазнительно они теперь выглядели, несмотря на дорожки слез. Его распирало желание: хотелось водить членом по этим щечкам, покрытым нежным пушком, по полным губам, проникнуть в глубину ее рта, ощутить нежный язычок и эти щечки изнутри... хотелось, чтобы его член оказался в тесной ложбине между полными грудями и излиться на эти белоснежные холмы с крупными коралловыми сосками... он жаждал ворваться в ее попку, сжимать ягодицы так, чтобы на них остались синяки... Тысячи эротических фантазий пронеслись в голове мужчины, он был готов заниматься любовью со всем ее телом: и с располневшими руками, и с пальчиками, ставшими пухленькими, как у девочки, и с бедрами, потяжелевшими роскошными бедрами, и с животиком, кругленьким, но не очень большим и таким манящим. Но прежде чем воплощать фантазии в жизнь, следовало успокоить Веронику. Он заглянул в испуганные синие глаза и убежденно сказал: — Ты прекрасна. Ты даже не представляешь, как ты прекрасна.

Он взял со столика нож и коснулся им ткани купальника в том месте, где она удерживала в неволе грудь. Ткань поддалась сразу, как будто ждала этого. Вероника вздрогнула, когда холодное лезвие скользнуло между грудей вниз, к животу, а потом еще ниже. Выражение ее глаз изменилось, в них больше не было испуга и недоумения. Сергей отбросил нож, поставил женщину перед зеркалом и медленно стал стягивать с ее плеч остатки купальника, покрывая плечи и руки поцелуями. Потом он стал на колени, чтобы высвободить ее бедра и ноги, целовал и покусывал попку и бедра, особенно те места, где тугой купальник оставил красные следы. Наконец Вероника осталась совершенно обнаженной. Сергей прижался животом и грудью к ее спине, позволив ощутить, как сильно он ее хочет. Его ладони подхватили снизу ее располневшую грудь, приподнимая кверху:

— Посмотри на них... Они прекрасны. Они изумительны. Это самые соблазнительные груди, которых мне приходилось касаться. Его руки скользнули выше, пальцы ласково обвели подбородок, щечку, губы, а потом одна рука зарылась в волосы, а пальцы второй скользнули в рот женщины. Ника стала их посасывать, а Сергей продолжал: — Я готов убить за твои волосы и личико... И за эти пухлые губки... и за мягкие щечки... и за твой горячий ротик...

Вероника застонала, задвигалась: его пальцы, выскользнув из ее рта, теперь нашли другие губы, нежные лепестки внизу живота и зернышко между ними и стали их теребить. — Ты прекрасна, как Елена Троянская, любовь моя... Из-за таких женщин, как ты, начинались войны... Тысячи мужчин упадут к твоим ногам за один твой поцелуй, за разрешение прикоснуться к твоей руке... Вероника не выдержала. Она сползла на пол, выставив кверху попку, волосы растрепались по беззащитной спине. Контраст между тонкой талией и раздавшимися бедрами был великолепен. Незагорелый треугольник сиял в полумраке. — Возьми меня... Быстрее! — воскликнула женщина. Впрочем, Сергея не надо было уговаривать.

Наутро Вероника смущенно улыбалась и краснела, вспоминая, что они вытворяли ночью. — Ты знаешь, у меня были мужчины, и я думала, что в сексе меня трудно чем-то удивить, но ТАК меня еще никто не любил, — призналась она Сергею. — Это потому, что ты самая желанная и сексуальная женщина на свете, — вполне искренне ответил тот. — Тебя хочется любить всю. И непрерывно, — он впился зубами с другой стороны грушу, которую, она ела, и слизнул потекший по ее подбородку сок. Когда Вероника скрылась в ванной, из соседней комнаты вышел заспанный Никита в пижаме.

Ничуть не удивившись при виде Сергея, мальчик подбежал к нему и возбужденно зашептал на ухо: — Дядя Сережа, дядя Сережа, а я делал так, как ты сказал. Я бросал маме таблеточки, и она стала много есть, а мне все разрешать, чтоб я ей не мешал. А когда мы пойдем в зоопарк? Давай сегодня? — Давай, — легко согласился Сергей. Они записались на экскурсию и втроем поехали на Поляну Сказок. Сергею и Нике эта экскурсия принесла немалые мучения: казалось, что при касаниях и взглядах друг на друга между ними проскакивали искры.

Они с вожделением посматривали вокруг, прикидывая, нельзя ли укрыться в укромном уголке и быстро заняться сексом, но сдерживало присутствие Никиты. Так что пришлось увлеченно заниматься фотографированием зверей в зоопарке, чтобы хоть как-то отвлечься от распиравшего желания. А когда Сергей купил всем по мороженому и увидел, как язычок Вероники скользит по ледяному брикетику, он не выдержал и прорычал ей на ухо: — Ну подожди, вернемся, я тебе покажу, как меня возбуждать на людях!

Вернувшись, они тут же отправили мальчика в игровую комнату (впрочем, тот не возражал, очень уж хотелось поделиться с друзьями увиденным за день), заперлись в номере и набросились друг на друга. Утолив первый голод, они продолжали лежать обнаженными на широкой кровати, целовались, изучали друг друга. — Тебе нравится, когда я целую тебя здесь? — ее язык коснулся его пупка. — А здесь? — она скользнула ниже по дорожке темных волос на его животе. — А здесь? — и женщина, раздвинув руками бедра Сергея, втянула в рот яички, принявшись нежно массировать их языком. — О-о-о, да, здесь особенно хорошо, — только и смог простонать Сергей.

Утомленная любовью, Вероника вскоре сказала: — Ой, как кушать хочется. Мне здесь все время хочется есть. Даже не знаю, что со мной. — Это воздух, — попытался успокоить ее Сергей. — Здесь удивительный воздух. — И растолстела вон как... Тебе не кажется, что я слишком толстая? — Ты не толстая. Ты как раз такая, как я люблю. Просто ты не понимаешь, какая ты сейчас сексуальная. Полюби себя, попробуй. Почувствуй, какое роскошное у тебя тело. Он взял руку Вероники и заставил коснуться ее полной груди.

— Вот так. Теперь сама. Лаская себя Гладь себя. Люби себя так, как тебе хочется. Ладони Вероники сжали ее тяжелые груди, яростно затеребили соски. Она прикрыла глаза и стала, извиваясь и постанывая, гладить грудь, шею, губы, а Сергей мягким голосом направлял ее: — Вот так, моя хорошая... А теперь возьми пальчик в ротик. Пососи его... почувствуй, какая нежная и горячая у тебя щечка... Теперь ты понимаешь, как хорошо мне быть в твоем ротике... Умница. А теперь погладь себя своими волосами. У тебя необыкновенные волосы, длинные и мягкие, как шелк. Когда они скользят по моему телу, это божественное ощущение...

Ника пропускала платиновые пряди между пальцами, вела ими по коже, ласкала соски. Ее сотрясала дрожь, руки женщины становились все активнее, ноги широко раздвинулись. Пальчики стали играть с киской, дразнить ее и тереть, погружаться внутрь... Вдруг она распахнула глаза и требовательно посмотрела в серые глаза Сергея. — Я знаю, милая, чего ты хочешь. Ты не можешь этого сделать, но я помогу тебе. — И его губы сомкнулись на клиторе женщины. Вероника закричала, забилась под его губами, вцепилась в волосы, притягивая к себе, желая, чтобы он захватил ее еще сильнее... Когда все закончилось, женщина открыла глаза и сказала: — А теперь я не просто хочу есть, а УЖАСНО хочу есть!

После плотного и вкусного обеда они отправились по магазинам покупать Веронике новую одежду. Прежде всего ей нужен был новый купальник. Модель выбрал Сергей. Вероника смущалась: она предпочитала скромные закрытые модели, но Сергей выбрал бикини под леопарда с лифчиком на кулисках, прикрывавшим разве что соски, и плавки на завязочках, оставлявшие открытой почти всю попу. — Ты что, я не смогу пойти в этом на пляж! — воскликнула Ника, когда Сергей зашел в примерочную.

Сможешь, — возразил Сергей, наклоняясь и обхватывая губами ее сосок прямо через плотную ткань. — Вот только одна беда: я не смогу оставить тебя одну ни на минуту. Иначе тебя тут же украдут, — и его пальцы проникли между ногами женщины, поглаживая ее плоть, пока не почувствовал влагу. — Ай-ай-ай. Ты намочила купальник. Теперь его точно придется купить. Следующим на очереди было платье. Оно облегало тело женщины, как перчатка, подчеркивая все ее выпуклости и особо не сдерживая то, что так и рвалось наружу. Вероника решила довериться вкусу Сергея, ей хотелось нравиться этому мужчине, любившему ее как никто и никогда до этого. Затем они купили еще комбинезон — из тем-но-синей ткани с блестками, оставлявшим открытой всю спину и верхнюю часть попки с манящей ложбинкой. В нем женщина выглядела особенно роскошно.

Ее формы, крупные, но упругие, заставляли учащенно биться мужские сердца. Прошло еще несколько дней. Ника продолжала набирать вес, и это беспокоило ее все сильней. Новая одежда тоже, стала тесноватой, грудь, так и норовила выпрыгнуть наружу. Однажды, когда она купалась в слегка штормящем море, так и произошло. волны били лифчик купальники, и тяжелые груди оказались открыты жадным мужским взорам. — Вау, вот это сиськи! Девушка, вы их у коровы одолжили? Дайте пососать! — услышала Ника от одного из резвящихся молодчиков. Его друзья радостно заржали и наперебой принялись рассказывать Веронике, что бы они хотели с ней сделать. Взбешенная женщина поправила купальник, выбралась как можно быстрее из моря, подхватила вещи и испуганного сына, сооружавшего башню из камешков, и понеслась в санаторий.

«Нет, я так больше не могу, — думала он, утирая злые слезы. — Надо ехать домой и обследоваться. Я, наверное, серьезно больна. Наверное, это южное солнце виновато». Сергей в это время выбирал на рынке сочные свежие фрукты, предвкушая, как будет кормить ими Веронику. Однако вместо романтического ужина его ждала записка: «Сережа, извини, но я уезжаю. Мне надо провериться у врачей — боюсь, я серьезно больна. Это ненормально — набрать за 10 дней 12 килограмм. Тебе я ничего не сказала, чтобы ты меня не отговорил. Знаю, ты любишь меня и такой. Надеюсь, еще увидимся». Оглушенный известием, Сергей понял, что перестарался. Отдых был испорчен: найти такую же красивую и страстную женщину, как Вероника, было сложно. Проскучав еще несколько дней, он решил возвращаться домой, благо жили они в одном городе и успели обменяться адресами и телефонами...

На следующий день после возвращения домой Вероника, даже не распаковав сумки, понеслась в клинику обследоваться. Врачи сказали, что никакой патологии у нее нет, просто почему-то у нее сильно замедлился обмен веществ. Списали все на перемену климата, запретили загорать, прописали препараты для ускорения метаболизма и снижения аппетита, а также посоветовали заняться спортом. Счастливая, Вероника полетела домой, на радостях расцеловала Никиту и сходила с ним в кино на новый мультфильм. На следующий день, кое-как втиснувшись в подаренное Сергеем платье, она отправилась на работу.

— Ни фига себе!!! Подруга, что с тобой? — изумилась Наташа, маникюрша и первая сплетница их салона. — Вот это формы! Джей Ло нервно курит в коридоре! — Да, поправилась немножко, — слегка нервничая ответила Вероника. Реакции подружек она побаивалась, зная, что те моментально заметят лишний сантиметр на талии и с наслаждением обсосут этот факт за обедом. А в ее случае был не сантиметр и не два... — Вероника! Это ты? Или не ты? — парикмахерша Светка смотрела на нее раскрыв рот. — Ты беременная? Или заболела? Ты что там, жрала дни напролет, курортница ты наша? Это ж надо такую задницу за две недели отъесть! А сиськи... — она оценивающе уставилась на выпирающий бюст Вероники. — Да, от таких сисек и я бы не отказалась...

Вероника почувствовала, как к глазам подступают слезы. Раньше она по праву считалась первой красавицей салона, и теперь «подружки», раньше чувствовавшие свою ущербность на ее фоне, отыгрывались по полной. — Да ладно вам, девчонки, — криво улыбнулась она, стараясь не разреветься. — Подумаешь, небольшой гормональный сбой. Скоро все пройдет. В салон вошла одна из постоянных клиенток. Увидев Веронику, она изумленно вскинула бровь, однако промолчала и величаво проследовала в кресло к Светке. Краем уха Вероника слышала, как клиентка негромко что-то спросила, при этом Ника услышала свое имя.

Светка что-то возбужденно зашептала, до напряженного слуха Ники доносились слова «расслабилась на курорте», «разжирела, как корова», «ужас», «гормоны», «хахаль». Плакать хотелось все сильнее, но она держалась из последних сил. Подойдя к Наташе и второй парикмахерше Ирине, Вероника попросила: — Девчонки, мне надо пару платьев купить. Идемте со мной в обед по магазинам? Коллеги дружно кивнули. Когда Вероника отвернулась, они переглянулись и понимающе ухмыльнулись друг другу.

Сначала были куплены обтягивающие джинсы. (аньше Вероника носила такие с удовольствием, а теперь сомневалась, но подруги в два голоса убедили ее, что выглядит она сногсшибательно. Затем наступил черед юбок и блуз. Оказалось, что найти красивую вещь подходящего размера теперь непросто. Продавщица, уставшая носить к примерочной вещи, вскользь заметила, что попу можно бы иметь и поменьше, если хочешь носить нормальную одежду. В конце концов, опять-таки стараниями подружек, были выбраны светлая юбка, блузка свободного покроя и майка на бретельках, а также трикотажное платье.

Дома Вероника стала примерять обновки и с ужасом обнаружила, что ни одна из них ей не идет. В джинсах ее попа выглядела просто необъятной, живот безобразно выпячивался вперед в светлой юбке, свободная полосатая блузка, казалось, увеличивала ее фигуру еще на два размера и делала похожей на дирижабль... С майкой и платьем дело обстояло не лучше. — Ну, подружки... Ну, сучки... — шипела Ника, кромсая обновки ножницами. В дверную щель за ней испуганно наблюдал Никита. На работу женщина пошла в сарафане, который носила на последних месяцах беременности. Это была единственная вещь, хорошо на ней сидевшая.

Работа ее теперь не радовала, коллектив дружно обсуждал ее с клиентками, строя всевозможные догадки на ее счет. Звонить Сергею Ника стеснялась — ее уверенность в собственной привлекательности испарилась, хоть она и ловила на себе похотливые взгляды мужчин, приезжавших забирать своих жен из салона. Однако вскоре позвонить пришлось. Затеяв стирку, она проверяла карманы Никитиных шортов и нашла коробочку с маленькими таблетками. Учиненный сыну допрос с пристрастием вытянул из него признание с ревом. Оказалось, таблетки ему дал дядя Сережа, чтоб мама стала толстая и добрая. Шокированная, Вероника наконец решилась и набрала номер Сергея. — Вероника, солнышко! Я только вчера приехал. Я так по тебе соскучился! — Нам надо поговорить. Можно приехать к тебе? — сухо спросила Ника.