Наверх
Порно рассказ - Продолжение вечеринки
Сколько я себя помню, мы с семьёй часто переезжали. Сначала в Украине из города в город, потом в Россию, на север, потом в Москву... Я сменила много школа, у меня было море знакомых и друзей. Но я никогда не влюблялась. Ни-ког-да. Это так странно, мои ровесницы уже имели в своем прошлом пару-тройку бывших парней, или, на худой конец, какую-нибудь вечную безответную любовь. У меня же не возникало тех чувств, которые описывали мои подружки: у меня не перехватывало дыхание от одного только вида «объекта», я не краснела в его присутствии и не лишалась дара речи. Конечно, уже в старших классах, у меня появились кое-какие желания, но это был скорее интерес к сексу, физическое влечение, меня абсолютно не интересовал внутренний мир какого-нибудь парня.

Закончился одиннадцатый класс, я сдала экзамены и поступила в университет, так ни разу и, не имев каких-либо отношений с противоположным полом, доходящих дальше поцелуев и объятий. У меня всегда были поклонника, я девушка симпатичная: невысокого роста, длинные темные волосы, зеленые глаза, красивой формы груди, ярко выраженная талия, да и попа ничего.
Перед первым сентября в универе у меня еще были надежды на то, что я познакомлюсь с кем-то и, наконец, потеряю голову от любви. Но нет. Парни были все такими же, они казались мне маленькими, мальчишками, с ними было неинтересно...

Спустя пару месяцев учебы, попривыкнув к тому, что я уже не школьница, я стала больше ходить в клубы, на выставки, всякие вечеринки. И, соответственно, поздно возвращаться домой. Так, после очередного похода на домашнюю вечеринку с девочками, после легкого флирта с парнями и пары коктейлей, я, решив, что поздно, направилась домой. Было около одиннадцати. Я взяла сумку, накинула короткую норковую шубку, подарок на 18-летие, и надела свои сапоги на высоких каблуках. Тогда, помню, я очень пожалела, что надела именно их, а не какие-нибудь ботфорты на плоской подошве, потому что захмелела я порядочно, никому из парней провожать себя не разрешила, а идти-то не близко... Ну и ладно, красота требует жертва, решила я про себя и вышла на лестничную площадку. Дом был невысокий, поэтому ни о каком лифте даже и речи не было, я, вздохнув, как перед смертной казнью, стала спускаться по ступенькам. «Боже, лишь бы не упасть» — вот все, о чем я думала. Сойдя на этаж ниже, я вытащила из сумки плеер, надела наушники и включила на всю катушку любимую музыку, чтобы хоть немного взбодриться. Так, подобно эквилибристу, я спустилась еще на этаж и собиралась продолжить свой нелегкий путь, когда неожиданно кто-то схватил меня за плечо. Тогда я не слишком-то испугалась, думала, что это всего лишь кто-то из ребят с вечеринки, который идет домой и решил пройтись немного за компанию со мной. Я вынула один наушник и собиралась обернуться, чтобы увидеть, кто же это, но тут незнакомец взял меня обеими руками, приподнял, благо (для него) я девушка хрупкая и невысокая, и больно прижал к себе. Он сказал что-то о том, чтобы я не дергалась и не кричала, но я и так была в необъяснимом, понятным только жертве, оцепенении и не могла даже рта раскрыть. Парень же, а по голосу было понятно, что это именно парень, в отличие от меня, времени не терял и потащил меня по направлению к одной из четырех квартир на этом этаже. Тут уж я оклемалась, начала брыкаться, собралась закричать, но он закрыл мне рот рукой и так сильно сжал плечо, что я думала, ключицу сломает! Пришлось заткнуться.

В квартире он отпустил меня, толкнув, я упала на пол. Послышалась пара щелчков. Птичка в клетке... Затем он обернулся ко мне, и я смогла рассмотреть лицо своего обидчика. Он был высокий, гораздо выше меня, явно ходит в спортзал, да и лицо у него было симпатичное: голубые глаза, длинные ресницы, красивой формы губы, нос, правда, выглядел так, словно его пару раз ломали. Да и почему Он был красив, но его взгляд! Он перечеркивал всю внешнюю привлекательность. Это был взгляд дикого хищника, злого и очень опасного. Я вся съежилась от того, как он смотрел на меня. Но все равно, не смотря на эти ужасные обстоятельства, меня к нему тянуло... Ведь когда-то у меня даже были такие фантазии, мне хотелось, чтобы кто-то взял меня силком, грубо. И вот, я в чужой квартире с человеком, который против моей воли затащил меня сюда и наверняка не для того, чтобы познакомиться и поболтать.

Он смотрел на меня с минуту, а потом заговорил.
— Как зовут?
«Мдаа, немногословен», — подумала я.
— Как зовут? — повторил он, схватив меня за руку и одни рывком поставив на ноги.
— Ан... Ангелина.
Он хмыкнул.
— Ангел, значит. Будешь вести себя по-ангельски — все будет хорошо. А если нет, пеняй на себя. Меня будешь называть
Мне показалось, что его голос и взгляд немного смягчился, поэтому я кивнула.
— Ну и умница. Давай, иди в комнату.
Я осталась стоять, не сделав ни шагу. Он снова стал злиться, крепко схватил меня за руку и потащил вглубь квартиры.
— Я же сказал, ведь себя хорошо! Ты что, не поняла?!
И влепил мне затрещину. Не сильную, судя по тому, как больно мой мучитель умеет делать, так, для профилактики. Щека у меня загорелась, и я схватилась за неё ладонью. Мне так хотелось заплакать, но я понимала, что этим только рассержу его еще больше, поэтому старалась разозлиться и прогнать слезы.

Он снял с меня шубу и, прямо в сапогах, нажав на плечи, посадил меня на пол, на ковер. Сам сел в большое кресло рядом. Он разглядывал меня минут 5. Я ждала.

Потом он резко встал, да так что я испугалась, наклонился близко-близко к моему лицу и тихо, а оттого еще более зловеще сказал:
— Значит так, Ангел, будешь делать то, что я скажу. Шаг влево, шаг вправо — пожалеешь.
А потом, немного отстранившись, добавил уже более спокойным голосом:
— Звать будешь меня Ник.
Сказав, видимо, все, что посчитал нужным, он опять сел в кресло и снова стал рассматривать меня.
— Сними платье.
Я, уже который раз за вечер, окаменела и не шелохнулась.
— Ты что, не поняла? Может мне повторить? — угрожающе сказал он и сделал вид, что собирается меня ударить.
Зажмурившись от страха, я быстро стянула с себя платье и осталась в одном белье и высоких чулках. Черт побери, зачем же я надела чулки! Правильно мама говорит, нельзя носить зимой чулки. Если бы я была в каких-нибудь тёплых, натянутых до талии колготах, то явно не услышала бы:
— О, да у тебя чулки. Люблю их, молодец.
Он чуть ли не облизнулся! Вот гад. Но, к сожалению, меня его реплика не только рассердила, но и возбудила. Блин, да что со мной такое, меня затащили непонятно куда, скорее всего, меня сейчас изнасилуют, а я таю от комплиментов моего насильника?!

Ник, будто бы понял, что мне все это понравилось, слегка ухмыльнулся и сказал:
— А теперь иди ко мне. — и похлопал по коленям.
Я покорно встала и направилась к нему, села ему на колено.
— Молодец. — сказал он, потянувшись к моей груди.
Он положил свою большую ручищу на мою грудь, да так, что мой третий размер оказался в его ладони! Потом вторую. И стал ритмично сжимать их. А потом опустил чашечки лифчика и стал пощипывать соски, выкручивать их... Боже, какая это была сладкая мука... Я еле держалась, чтобы не застонать! Я закусила губу и молчала. Но меня выдало моё же тело: соски затвердели и торчали как два неопровержимых факта моего возбуждения. Предатели.
— Хм, да тебе же это нрааавится. А вот так... — и Ник, наклонившись, укусил меня за один сосок. Я аж подпрыгнула у него на коленях!
— Что, так не нравится?! — в его глазах снова запрыгали чертики, и я поспешно ответила, что мне нравится. Он тут же ухмыльнулся и с удвоенными силами стал терзать мои грудки. Ник то сжимал их до боли, то пощипывал, то покусывал... Моя грудь уже стала красной, а соски ныли, но он все продолжал меня мучить. И вдруг, неожиданно, я почувствовала на своём соске его шершавый и влажный язык. Вот это было очень приятно, особенно после той боли, что он мне причинил. Тут я не смогла выдержать и простонала. Ник тут же вскинул голову и посмотрела мне в глаза. Видимо, он догадался о чем-то, потому что его рука быстро залезла ко мне в трусики. Ник почувствовал, что они промокли насквозь и что даже на его джинсах было небольшое пятнышко. Он тут же поставил меня на ноги и встал сам.
— Ангел, да ты похотливая сучка!
Я молча смотрела в другую сторону. Он взял меня за подбородок, повернул лицом к себе и сказал:
— Я сказал, что ты похотливая сучка, разве не так?!
— Да, Ник, я похотливая сучка. — повторила я его слова, чтобы он успокоился.
Он удовлетворенно кивнул и отошел на пару шагов, чтобы рассмотреть меня. Неужели не насмотрелся еще! Представляю, что это была за картина: девушка с длинными растрепанными волосам, с красными щеками и оголенной грудью, в чулках и сапогах стоит посреди комнаты.
Нику, наверное, понравилось увиденное, и он подошел ко мне, снова взял за подбородок и поцеловал. Целовался он так же, как и «ласкал» мою грудь: требовательно, грубо. Одной рукой он взял меня за затылок, чтобы я не смогла оторваться от него (боже мой, да мне и не хотелось!), а второй стал шарить по моей попке. Он щипал меня за ягодицы, хлопал по ним, а его язык вовсю хозяйничал у меня во рту.
Когда ему надоело целоваться, он подтолкнул меня к тому же креслу, на котором до этого сидел. Ник сам поставил меня так, как ему было удобно: одно колено на седушке, второе на мягком подлокотнике, моя киска раскрыта на обозрение и для любых действий. Я послушно стояла. И он не заставил меня долго ждать, разорвал мои трусы и провел пальцем от лобка до попки.
— Ангел, ты — то, что надо. И никакая смазка не нужна.
Я еще не успела дослушать, что он сказал, как почувствовала, что он стал тереться своим членом о мою киску. «И когда это он там успел снять джинсы?» — это была последняя мысль, на которую я была способно. Мне было так приятно, когда его пенис надавливал на мой клитор, когда он проходился им по моему влагалищу, я стала еще более влажной, я хотела, чтобы эта штука оказалась во мне, хоть и не знала, каково это, слышала, что больно... Но Ник не торопился, он почти прижался ко мне, схватил меня за грудь, которая, все еще не забыв его пытку, отзывалась болью, одной рукой, а второй по-прежнему водил членом по моему влагалищу. И тут, когда я уж совсем расслабилась, Ник неожиданно стал входить в меня.
— Господи, какая же ты узкая... Ооох. Да ты что, девственница?! Охренеть, мне попалась девственница!
Я ничего не ответила, мне было как-то неприятно и немного больна, я вся сконцентрировалась в том месте, не могла думать больше ни о чем.
А Ник все вводил его и стонал. Кажется, ему было приятно, что у меня такое узкое влагалище, ведь оно тепло обволакивало его член, он двигался туда-сюда, постепенно проникая все глубже. С моих губ сорвался стон, но это не было стоном страсти, это была реакция на боль. Мне стало больнее, я пыталась отодвинуться, освободиться от Ника, но он подался ко мне, еще глубже насадив на свой кол и не давая мне двигаться! И тут он резко вошел в меня на всю длину! Я вскрикнула от боли, это был кошмар... Но Ник сразу же замедлил темп и начал медленно двигаться во мне. Неприятное чувство стало постепенно уходить и на его место пришло другое ощущение, на меня будто накатывали волны жара. Я больше не пыталась освободить от Ника, наоборот, я стала двигаться ему в такт, мне нравилось ощущать в себе его твердых, большой и горячий член, я хотела этого! Ник стал уже не просто совершать поступательные движение, он трахал меня, его яйца бились о мою попку с таким приятным звуком, он то ускорялся, то замедлялся, то останавливался во мне, давая почувствовать его мощь, мне казалось, я могу ощутить все венки, проступившие на его пенисе... И тут я кончила! Первый раз в своей жизни я испытала это! Мне было так приятно, я думала, что вот, я пике оргазма, я стонала во весь голос, но это была еще не вершина, наслаждение накатывало вновь и вновь, пока я не обессилела. Я уже не чувствовала, как кончил Ник, как вытащил свою член и залил спермой мою попку, я была в другом мире. Мы оба рухнули в кресло, я устроилась на нем и просто заснула. Мне даже не пришло в голову одеваться и бежать прочь, нет... «Что дальше? О боже, кажется я наконец влюбилась...».