Наверх
Порно рассказ - Волка надо кормить или Няня сына — для меня
— Твою ж мать, это еще что такое!
Дааа... Никогда не видел свою супругу более рассерженной: покрасневшая, глаза широко раскрыты и прямо-таки посылают в меня разряды гнева, ротик приоткрыт, дыхания тяжелое... Надо же, не думал, что моя ангельски добрая женушка может вот так вот, в один момент превратится в Медузу Горгону. Но обо всем по порядку.

Я — Владислав, мне 39 лет, брюнет, спортивного телосложения. В 90-х, как и все, кто «вертелся» как мог, занимался нелегальщиной, но, в отличие от многих своих приятелей, я сумел сохранить свой бизнес. Понадобились, конечно, все мои связи и огромное количество бабла, что бы хоть отмыться от бандитского прошлого, но зато теперь я, Владислав Соколов, — успешный предприниматель с безупречным прошлым и светлым будущим.
У меня никогда не было проблем с женщинами. Не знаю, виной тому природное обаяние, привлекательная внешность или что еще, но одинок я почти не был. В 2001 году я познакомился с Лерой... И всё, пропал! Невысокая стройная блондиночка с зелеными глазами и умопомрачительным, нежным тембром голоса, от которого мурашки по коже так околдовала меня, что уже через год мы поженились. А еще через 7 лет у нас родился сын — Игорь. Казалось бы, большего для счастья и не нужно: красавица жена, сын, обеспеченность... Но как-то у меня с Лерой не заладилось. Может быть, это из-за родов, но она перестала хотеть заниматься любовью. Раньше редкий день у нас проходил без страстного, то грубого, то нежного секса. А теперь?! Прихожу домой — она спит, ухожу-спит. А днем она убегает либо на йогу-фтинес-шмитнес, либо с Игорешей на очередные курсы по развитию каких-нибудь вундеркиндовских способностей! Сами понимаете, мне, здоровому мужику, просто необходимо трахаться, ну не могу я довольствоваться рукоблудием, не моё это, не привык. Но все же держался, потому что все же люблю Лерку. Ну, прям, люблю, не могу, все для неё: и машину купил, третья уж будет, и дом нам отгрохал такой, что можно и поместьем назвать, и денег даю на бесконечные «женские штучки», и няню нанял, чтобы у неё было больше свободного времени для себя. А у неё всё никакой жажды секса нет и нет. Эх. ну что ж, терплю. Вернее терпел.
Тут надо отдельно про нашу няню рассказать. Ирина Викторовна — женщина пожилая, заслуженный педагог, занимается с Игорем, сидит с ним, когда надо, иногда даже ночевать остается, если Лерка себя плохо чувствует (вот, опять же, «голова» у неё болит, видите ли). В общем, золото, а не няня. Но как-то раз, когда Лера моя улетела в Италию с подругой по магазинам на пару дней, а я был на работе, мне позвонила Ирина Викторовна. Я знаю, что она женщина серьезная и по пустякам беспокоить не станет, поэтому сразу же взял трубку. Однако вместо её слегка хрипловатого (она рассказывала что-то насчет операции гортани в молодости) в телефоне раздался мелодичный голосок какой-то незнакомки.
— Владислав Александрович?
— Да.
— Это дочь Ирины Викторовны, вашей няни! Её увезла скорая, но не волнуйтесь, уже все хорошо, состояние стабильное. Возраст, сами понимаете... А меня она попросила присмотреть за Игорем, я ведь тоже педагог. А вашей горничной она не доверяет. Так что я хотела вас предупредить, что сегодня с Игорем буду я. Мама сказала, что сегодня она должна была уйти в 8, когда вы вернетесь домой. Так что я у вас до 8.
Я был ошарашен, Ирина Викторовна никогда не выглядела больной, такая спокойная, немного строгая дама. Всегда держалась достойно. Да она больничный никогда не брала! А тут — скорая...
— Владислав Александрович, вы меня слышите?, — напомнила о себе девушка.
— Да-да, простите. Как вы сказали, вас зовут?
— Ах да, Оксана. Ну так что, до восьми?
— Послушайте, у меня сегодня такая запара на работе, не могли бы вы остаться подольше? А насчет вашей мамы, если нужна будет помощь, врачи там, лекарства, хорошая больница...
— Нет-нет, Владислав Александрович, я не думаю, что это понадобится, ей уже гораздо лучше. Но спасибо! И хорошо, я задержусь, дождусь вашего приезда.
— Спасибо, Оксана. До свидания.
— До свидания.

Я положил трубку, а в голове был такой кавардак... Эти дела, да еще и Игорь, как он там, видел ли он, как его няне стало плохо, испугался ли. Надо будет поговорить с ним, когда приеду домой.
А на задворках сознания была еще одна мысль. Оксана. У неё такой красивый голос... Интересно, а как она выглядит? Ирина Викторовна никогда не говорила, что у неё есть дети. Ну да ладно, сейчас буду думать о работе. Остальное — потом.

Задержался я прилично, приехал домой только около 12-ти ночи. Снял пальто, зашел в холл. И увидел её. Она сидела спиной ко мне, на диване, перед камином, склонив голову. Спит? Читает? за компьютером? Я не зная. Я видел только её темно-каштановые прямые блестящие волосы. Я подошел ближе и Оксана, видимо услышав мои шаги, обернулась и встала, увидев меня. Тут я уж смог рассмотреть её в деталях. Невысокая, всего на пару сантиметров выше Леры, длинные темные волосы, миндалевидные зеленые глаза, слегка загоревшая кожа, пухлые губы, аккуратный носик, узкая талия, грудь, наверное, размера 2—3, одета в простое черное платье с небольшим вырезом.
И тут она заговорила. Черт возьми, нельзя, чтобы женщины была красива, да еще и с таким чарующим голосом! Что она там сказала...

— Владислав Александрович! Здравствуйте, вот мы и встретились лично.
— Здравствуйте, Оксана. Жаль, что именно при таких обстоятельствах.
— Кстати, пару часов назад разговаривала с мамой, она чувствует себя отлично, но врачи советуют полежать неделю-две в больнице...
— Хорошо, я подыщу другую няню.
— Нет-нет! Я заменю маму, мне это несложно, у меня сейчас отпуск, лето же. — , произнесла Оксана поспешно, слегка улыбнувшись в конце.
— Спасибо, вы снова выручаете меня, — ответил я, тоже улыбнувшись. О, я знаю, как моя улыбка действует на девушек. Так было и в этот раз, я прямо-таки заметил, как в глаза у Оксаны заплясали огоньки. Или это от камина...
— Как Игорь?, — спросил я.
— Хорошо, уже спит, время позднее... — мне показалось, что в её голосе есть что-то зазывающее или все дело в том, что у меня уже давно не было женщины?

Я предложил выпить чаю. Оксана согласилась. Мы решили, что уже слишком поздно для того, чтобы ехать домой. От нашего частного сектора до города далековато, так что мы пришли к выводу, что Оксана останется ночевать в комнате Ирины Викторовны.

Мы попили чай, чашки по две каждый, я объяснил Оксане, где её комната, где моя, если что и мы оба отправились спать.

Я зашел в свою спальню (у нас с Лерой была, конечно, и общая спальня, но в последнее время мы спали раздельно), разделся, принял душ и повалился на кровать. Но никак не мог заснуть. Эта Оксана, черт её возьми! На протяжении всего нашего чаепития я только и думал о том, как она красива и грациозна, что мне очень хочется сейчас встать, сбросить со стола чашки-ложки, схватить её за грудки, задрать подол и взять прямо там, в столовой! Но, увы, она, кажется, таких планов не имела... Да и я мужчина женатый, с ребенком, с чего бы девушке на меня вешаться. «Из-за твоей внешности, крепкой фигуры, улыбки» — подсказал мозг, как обычно не вовремя.

Я пролежал с этими мыслями почти час, когда услышал стук в дверь. Игорь? А может Оксана?

Я встал с кровати, открыл дверь... Да! Оксана! Почему-то я был очень рад, что это именно она. Оксана была в том же платье, не успела, видимо, переодеться на ночь. Или просто раздеться, подсказал воображение, добавив и заманчивы образ к этому.

— Эээ... Вы что-то хотели?, — задал я логичный вопрос.
— Да, Владислав Александрович...
— Просто Слава, хорошо? Мне так комфортнее.
— Да, Слава... Скажите, пожалуйста, а где у вас ванная комната? Я видела только уборную Игоря, но туда можно попасть только из его комнаты, а другую я не нашла... Этот чай, сами понимаете, — добавила она, смущенно улыбнувшись.
— Конечно, давайте я вас проведу, сейчас, только накину что-нибудь.

Я закрыл дверь, надел спортивные брюки и вышел к Оксане. Было заметно, как ей понравилось то, что до этого скрывала сначала рубашка, а потом и дверь, пока мы разговаривали. Ну еще бы, я же говорил, что я спортивный мужик.

Мы дошли до уборной на моем этаже и Оксана, быстро поблагодарив меня, пулей метнулась внутрь. Видимо чай действительно, даром не прошел. В общем, Оксана зашла в ванную, а я поплелся к себе, надеясь все-таки уснуть.

Однако не прошло и десяти минут, как в мою комнату снова постучались. Кто бы мог подумать, снова она. Ну тут уж я не устоял! Я так накрутил себя за эти десять минут, чего стоила только её попка, которую провожал взглядом, когда она побежала в уборную! В общем, я взял её в охапку и, не почувствовав сопротивления, завел в свою спальню и закрыл дверь. Тут уж я дал её отдышаться. Я боялся, что она начнет брыкаться или кричать, но нет, она, кажется, этого и хотела.

— Господи, как же долго мне пришлось ждать, — сказал она с притворным гневом. Её щечки порозовели, а волосы растрепались, она была взволнована.

Я понял, что это был сигнал к действию. Подошел ближе, стал её целовать. Она отвечала на мои поцелуи! Причем так страстно, Оксана была возбуждена не меньше меня. Я понял это еще лучше, когда рукой залез к ней под подол. Я провел пальцем, слегка надавив на её киску и почувствовал, что трусики-то уже мокрые. Но я не пошел дальше. Я решил, что сначала нужно поиграть. Взяв её крепче, прижал к стене и стал целовать шею, вырез, надорвал её платье сверху так, чтобы можно было увидеть её грудки, облаченные в тонкие черные кружева. Я ласкал ей соски сначала через бюстгальтер, а потом стянул его ниже и стал посасывать их ртом. Оксана цеплялась в мои волосы, стонала и подавалась ко мне. Руками же я сжимал её грудь. Кажется, иногда ей было больно, но она не протестовала, а я просто наслаждался её упругими холмиками с возбужденно торчащими сосочками.
Всласть наигравшись с её грудью, я снова поцеловал её в приоткрытые из-за стона губки. А она, решив, видимо, что я тоже кое-что заслужил, взяла меня за руку и повела к кровати. Я лег и стал наблюдать за ней. Она красиво сняла своё рваное платье, избавилась от бюстгальтера и направилась ко мне. Оксана легла меж моих ног и дотронулась до моего члена. О боже! Если бы она сейчас же не взяла его в рот, я бы его туда вставил силком! Но она сразу же начала облизывать головку моего пениса, работая при этом ручкой. Вот, вот что мне было нужно! Она то ускорялась, то, наоборот, замедлялась, но головка моего члена всегда была обласкана её язычком, она целовала её, запихивала себе в самое горло, лизала влажным язычком... Ооох, я не смог выдержать эту сладкую пытку и обильно кончил ей в ротик, а она, как ни в чем не бывало, проглотила всю сперму и облизала пухлые губки.

— Ну что, я надеюсь, это еще не всё?, — лукаво улыбнулась она. Я посмотрел на неё и понял, что нет... Это еще не всё. Мой член снова был в боевой готовности после пары движений её кулачка.

Я перевернул её на спину, крепко обхватил своей рукой её запястья у неё над головой и сначала аккуратно вставил свою головку в её бритую пизденку, а потом, не выдержав того, как крепко и приятно её киска обхватывает мой конец, резко вставил ей по самые яйца. Она дернулась всем телом, но ведь я держал её! Несколько поступательных движений и вот, она уже извивается подо мной, стонет, и умоляет трахать её. Да, сегодня нам не до нежностей.
Я трахаю её как заведенный, когда мой немаленький член входит в неё, мои яйца стукаются об её попку с таким приятным звуком. Ммм... Это звук жесткого секса. Я замедляю темп и даже вынимаю свой пенис со смачным звуком из неё...

— Нет, НЕТ! Трахни меня! Выеби меня, я хочу твой член, давай!

Ооо, кажется, Оксана тоже любит такой стиль. Ну что же... Я снова вставляю ей, трахаю её с чувством, размашисто, так, будто хочу разорвать своим членом её узкую, красную от трения киску. Потом я переворачиваю её на животик, не вынимая своего пениса, крепко хватаюсь за её соски, выкручиваю их, и трахаю, трахаю её! Она кричит так, будто её имеет целая рота, а мне в кайф слышать, как стонет и рычит подо мной эта красивая девушка...