Наверх
Порно рассказ - Сердца трёх
Первым Наталью трахнул Витька. И тут же поделился впечатлениями со мной, как с лучшим другом. Типа: — Рекомендую! Классная тёлка, в рот берёт, в жопу даёт, подсуетись, братела! Я подсуетился. И не пожалел. На нашем курсе девок было вдвое больше чем парней, поэтому было из кого выбирать. Были барышни и покрасивей Натальи, но она брала другим: какой-то мягкой женственностью и покорностью. У неё в роду были то ли узбечки, то ли казашки, и эти среднеазиатские гены подсказывали ей, что мужчина — повелитель и назначение женщины — служить ему. Эти же гены дали Наталье чуть раскосые, персидские глаза, темные волосы и покладистость наложницы из гарема, позволяющей господину делать всё, что он пожелает. Роста она была среднего, имела полную и, несмотря на возраст, уже начинающую отвисать грудь, но мне это даже нравилось. Не люблю торчащих резиновых сисек. Грудь женщины должна быть, подвижна, податлива и заметно колыхаться, когда ставишь её раком. Наконец, бесспорным достоинством Натальи было то, что сексопатологи называют мультиоргастичностью. Говоря простыми словами, Наталья кончала через каждые 45 секунд, в любой позе и бессчетное число раз. Сказать, что мы были влюблены в Наталью, было бы преувеличением, но некоторая увлечённость была. Поначалу мы даже немного ревновали её друг к другу, но мужская дружба победила, и вскоре мы просто стали трахать её вдвоём. Сначала каждый по отдельности, а потом, преодолев её слабое сопротивление — и одновременно, вместе. И получилась у нас этакая шведская семья.

Для достижения при этом полной гармонии и исключения конкуренции типа кому сейчас давать в рот или кто сейчас сверху, Витька предложил гениальный вариант, который тут же был закреплён специальным соглашением. Каждый из нас отныне должен был, по очереди, исполнять одну из двух ролей: активного ёбаря и «помощника». В функции последнего входило обеспечение ёбарю максимального удобства и удовольствия. Сам помощник мог насытиться женщиной только после того, как ёбарь уже вдоволь натрахался, или если его действия не мешают действиям ёбаря. Нечто похожее бывает, когда один мужик ебёт двух баб. Одна из них чаще всего выполняет роль вспомогательную: подержать, подставить, повернуть поудобней. Но при случае может и подсуетиться. Сегодня роль помощника исполняю я. Встречаемся мы обычно на съёмной квартире у Витьки. Здесь две комнаты, в одной из которых оборудован наш «сексодром», огромная тахта с кучей подушек и подушечек, застланная застиранным покрывалом во избежание измазывания самой тахты спермой, слюнями и прочими выделениями сношающихся особей. По традиции мы все трое для начала лезем под душ, у нас с этим строго. По ходу взаимных обмываний мы успеваем изрядно завестись. Наши с Витькой члены уже в почти полной боевой, Наталья, которую наши скользкие от мыла проворные ручонки успели облапать в самых сокровенных уголках, тоже на взводе. Наспех вытершись, мы плюхаемся на тахту.

Витька сегодня хозяин-барин. В ебле он эстет и педант, не любящий особых новшеств. Я знаю его преференции, потому, как и надлежит помощнику, сразу готовлю поле боя. Я сажусь на тахту, опираясь на груду подушек, и укладываю Наталью на спину между своих широко раздвинутых ног. Голова Натальи лежит у меня на животе, руками я ласкаю её расплывшиеся в стороны груди. По бокам я укладываю две подушки, потому что Витька сейчас полезет на Наталью верхом. Эти подушки приподнимут его, иначе он Наталью задушит. Витька любит идти в ебле постепенно, от малого к большому, и начинает всегда с сисек. Ну, фишка у него такая! И точно, Витька становится коленями на подушки и опускается Наталье на живот. Его горизонтально торчащий член колышется над её грудью. Я подхватываю с боков груди Натальи и свожу их вместе так, что торчащие соски соприкасаются. Витька смачно плюёт в ладонь, смазывает член, прицеливается, аккуратно накладывает головку на оба соска и начинает потихоньку тереться о них. Я помогаю ему, покачиваю подвижные груди взад и вперёд. Судя по вздохам, Наталья уже потекла. Все втроём мы молча, как зачарованные, следим, как красная головка елозит по набухшим соскам. Из дырочки появляются капли прозрачной смазки. Витька приподнимается, я развожу немного груди Натальи, и он вкладывает член в ложбинку. Я снова сжимаю груди вместе, Наталья ладонями помогает мне. Витька начинает сношать Наталью между грудей, размеренно и с большой амплитудой. Член то полностью прячется в мякоти, то выныривает наружу, почти упираясь Наталье в подбородок. Я стараюсь, толкаю груди навстречу члену, но Витька сбрасывает мои руки и сам сдавливает груди вместе. Ему тоже хочется их потискать. Ложбинка уже высохла и Витка подается вперёд, чтобы смочить член во рту Натальи. Она жадно заглатывает его, но Витька тут же вытаскивает мокрый член у неё изо рта и снова вкладывает между грудей. Ну любит он это дело!

Вдоволь наигравшись, он наконец даёт Наталье в рот уже по-настоящему. Блестящий, мокрый член ритмично погружается на три четверти длины. Я кладу руку на горло Натальи и чувствую, как оно расширяется, когда член доходит до глотки. Иногда Витька выдёргивает его, Наталья чмокает губами и тут же ловит головку снова. Всё это происходит в 30-ти сантиметрах от моего лица, супер-крупный план. Смотреть на это и оставаться пассивно-неподвижным — сущая пытка. Наталья начинает двигать коленями и судорожно сжимает мои руки, сейчас будет кончать. Точно, кончает! Витька, как джентльмен, останавливается на время, чтобы дать девушке прийти в себя. Первый оргазм у Натальи бывает несильным. Это на пятом или шестом она может даже упасть в обморок, так уже было пару раз, приходилось водой поливать. Уже через 10 секунд Наталья отходит и начинает сама натягиваться ртом на член. Если Витька сейчас кончит, у меня будет пару минут, чтобы немного подумать о себе. Но этот гад делает видимое усилие, вырывает член изо рта Натальи и командует: — Подними! Я беру Наталью под мышки и втаскиваю на себя так, что её голова оказывается у меня на плече. Она разводит и поднимае тей ноги, я подхватываю её под колени и теперь она распластана перед Витькой, как лягушка на школьном уроке биологии. Не торопясь, как гурман, Витька направляет член ей в промежность и погружается. Судя по чавкающему звуку, там о-ч-ч-ч-ень мокро! Витька трахает Наталью сосредоточенно и в нарастающем темпе. Он уже не выпендривается, его физиономия выражает яростное, похотливое желание. Чмок, чмок, чмок!!! Натальина жопа елозит по моему придавленному члену; чтобы не кончить самому, я пытаюсь думать о печальном и стараюсь не смотреть на чавкающий член Витьки. Наталья при каждом толчке утробно охает, подаёт бедра навстречу. Господи, да кончайте же уже! И они кончают. Одновременно. Уф-ф-ф!

Я понимаю, что ребятам нужно отдохнуть, но мне-то, мне хочется как раз обратного. Я сваливаю с себя Наталью, она оказывается лежащей на боку. Я пристраиваюсь сзади, на расставленных коленях, и всаживаю член. Мне наплевать, что из её влагалища выбиваются струйки чужой спермы и там так мокро, что пропало всякое трение, и мой член буквально плавает в невесомости. Одной рукой я стискиваю обе её груди, второй приподнимаю ляжку и бешено вталкиваю свою плоть в женское тело. Наталья начинает реагировать, постанывать, комкать рукой покрывало. Если я продержусь ещё полминуты, она кончит в третий раз. Но она кончает даже раньше. Именно конвульсии её матки ставят последнюю точку в моих усилиях. Я, наконец, взрываюсь и накачиваю в Наталью такую новую порцию спермы, что она льётся наружу уже потоком. Боюсь, что покрывало не спасёт. Надо было клеёночку подстелить.

Конечно же, на этом сеанс не закончен. В программе ещё целый ряд наших любимых упражнений. В рот и в зад одновременно, «бутербродик» (помощник внизу!), «бешенная электричка», «кубинская корзинка», «деревенский фристайл» и многое-многое другое. Вот отдохнём малость и всё исполним!Не верите!? Тогда присоединяйтесь! Мы не жадные. И девушка будет довольна!