Наверх
Порно рассказ - Секреты семейного счастья. 1
Я люблю Ленку, свою жену. В браке мы уже давно — аж целых 16 лет. Счастливых 16 лет. У нас замечательная 15-летняя дочь, которая учится в 10 классе... В общем и целом — все у нас прекрасно. Может, вы спросите — а зачем я тут решил опубликоваться, о чем рассказать, чем поделиться? Так вот, а хочу я поделиться секретами нашего семейного счастья и благополучия.Когда мы женились, мне едва исполнился 21 год, а Ленке 19. Почти два года разницы — это же не о чем, верно? Моя жена тогда была немного полновата, но красавица. Смотришь на нее, и уже хочешь! Ленка не была девственницей — оно и понятно, при ее-то внешности и от кавалеров отбоя не было. Сам я — тот еще ходок и налево, и направо. Но, почему-то. В день свадьбы мне казалось, что вот она, моя единственная и неповторимая, от нее я уже бегать не буду! Но уже через неделю вышло все совсем иначе.

Зашла к нам в гости Юлька, свидетельница Ленкина свадебная. Красивая, молодая — 16 лет всего-то, но такая уже развратная! За первый день свадьбы кроме свидетеля трахнулась еще с одним моим приятелем, а на второй день — по очереди еще с двумя гостями. Вот, и представьте себе!Короче, приходит она, а Ленки-то и нету дома. Я сам с четверть часа, как пришел со службы. (Да, я не рассказал вам — я тогда служил по контракту в воинской части, а вскоре должен был ехать учиться на прапорщика)— Привет, Серега! А Ленка еще не пришла? — Юлька повернулась ко мне спиной, что бы я помог снять ей плащ.— Да нет еще, а ты к ней? — представляю, как глупо я выглядел... — А если скажу, что к тебе? — хитро улыбнулась Юлька.— Ну, проходи...

— А где жена-то твоя сейчас? — Юлька прошла в комнату и уселась в кресло, закинув ногу на ногу. Она была в короткой юбчонке и сетчатых не то колготках, не то чулках. Представляете, наверное?... — Да на работе должна быть, к теще зайти собиралась потом... Думаю, что часа через полтора вернется. Ты ее ждать будешь?— Ну, не знаю, может и дождусь. Как развлекать девушку будешь. — Юлька весело рассмеялась, да заразительно так — вот, ничего и не сказала вроде, а действительно весело стало.— Чайник поставить? — спросил я девицу.— А выпить ничего нету? Я бы выпила чего-нибудь, наверное, — протянула Юлька, а после секундной паузы добавила — для храбрости... Я не особо придал значения этому «для храбрости». Ну, хочет выпить мокрощелка малолетняя. Так почему бы и нет? В холодильнике стояла початая бутылка «Хванчкары» и с полбутылки «Распутина» — это водка такая была, если кто помнит. Достал вино, налил девушке в бокал.— А покрепче чего? — как-то разочарованно спросила та.— Водки что ли? А ты не молода? Скажешь потом, что споил я тебя... — А ты и себе налей, а то я же не буду как алкашка пить одна. Делать нечего, достал водку, почесал затылок — чем бы закусить-то?

— Да ты не парься, вином запьем, — опять рассмеялась нахальная гостья.Вином, так вином. Мне уже любопытно стало, что выйдет-то из этого визита. О том, что Юлька за два дня трахнулась аж с четырьмя взрослыми парнями, мне рассказала Ленка после свадьбы. Ну да, я видел, что свидетельница выпивает не по возрасту, но ничего такого я особо-то на свадьбе и не заметил. А Ленкин рассказа воспринял не то как шутку, не то как сплетню. А тут вот она сидит, малолетка. Передо мной и разводит на выпивку. Что же, пусть бухнет, подумал я про себя и разлил водку по рюмкам, да себе в бокал вина плеснул... — За вас, — подняла тост Юлька и опрокинула в горло водку, следом запила вином. Я поддержал. Мне становилось все интереснее. Одно, правда, напрягало — вдруг Ленка сейчас заявится, а я тут с этой обезбашенной — что жена подумает. Видимо, непроизвольно я покосился в сторону входной двери. Гостья заметила и рассмеялась:— Да не заморачивайся ты, Ленка часа два еще не придет... — А ты откуда знать-то можешь, когда она придет?Юлька как-то загадочно улыбнулась и вдруг спросила:— А вот ты как относишься к давалкам?— К кому-кому? — мне показалось. Я ослышался.

— К давалкам. К девушкам, которым секс нравится? — Юлька спрашивал на полном серьезе. Видя, что я стушевался, она предложила, — наливай еще. Между первой и второй сам знаешь, что... Я налил. Меня стала напрягать как-то эта ситуация. Сидит тут передо мной шлюшка малолетняя и рассуждает... — Ну, за нас красивых, — подняла и тут же залпом осушила рюмку девица. Глотнув вина и дождавшись, пока я выпью, в очередной раз ошарашила меня новым предложением. — А теперь давай на браденшафт, а то мы с тобой толком-то и не познакомились еще... — Брудершафт, — поправил я ее.— А мне дО пизды, как там правильно! Я напиться хочу сегодня! — Девушка пьянела. Да и я сам тоже как-то хмелеть начал. — Наливай, давай, а то останусь! — захихикала Юлька.

Я опять наполнил рюмки. Девушке налил половинку. Она заметила это и недовольно нахмурилась, забавно сморщив носик. Но потом махнула рукой и встала. Поднялся и я. Переплетя руки, мы выпили. И тут же девушка потянулась ко мне, привстав на цыпочки, впилась в мои губы глубоким и довольно таки страстным поцелуем. Ну, не мог же я ей не ответить. И тут ее рука ухватила меня за набухающий уже член. — А ты знаешь, какая я давалка? Знаешь? Хочешь меня? Хочешь ведь, я знаю! — страстно зашептала она мне в ухо, массируя через штаны мой член. Ее язычок забегал по моему уху в перерывах между словами, — ты же хочешь меня, меня все хотят, да, Сережа? Пока Ленки нету, да?Я попытался через силу оттолкнуть ее от себя, но девушка крепко вцепилась мне в штаны. Дернув за шнурок на поясе, она одним движением стянула их, явив миру мой уже на двенадцать часов торчащий член. И тут же она встала на колени и... Ну, вы понимаете сами — я и так завелся, а тут еще жаркие губы пьяной, но красивой и совсем юной девицы. Она сразу заглотила мой член почти по самый пах. Пусть и небольшого он размера — пятнадцать с половиной сантиметров — но все-таки. Впервые мне делали такой глубокий миньет. Она заглатывала его, а потом высасывала головку, ее язычок бегал то по уздечке, то по яйцам моим. Ее руки сильно сжимали мои ягодицы, я чувствовал, как на заднице у меня остаются следы от ее длинных ногтей. Но я уже не в силах был остановить ее.

Не знаю, сколько я выдержал — две минуты, три, пять? Но вскоре я почувствовал, что вот-вот разряжусь. По опыту знал, что девушки не любят, когда извергаются им в рот, а потому я попытался отстранить ее голову... Но не тут-то было — Юлька ухватилась одной рукой за член, присосавшись к головке, а другой еще сильнее вцепившись в мою задницу. И тут я начал кончать... нет. Не кончать, а точно, что извергаться — сперма из меня брызгала и брызгала, и все в ротик девушки. Я рычал от наслаждения, зажмурившись и вцепившись в Юлькины волосы, а семя все не кончалось. Но наконец я излился весь. Мой пенис тут же обмяк в момент. Я, покачиваясь и не видя ничего сделал пару шагов и плюхнулся в кресло, не в силах двигаться. И тут произошло еще нечто... Юлька оказалась у меня на коленях, а ее ротик, весь забрызганный моей спермой, у моих губ. Я ничего еще не успел понять, как ее руки обвили меня за шею, и девушка впилась в меня поцелуем. Собственная моя сперма перетекала с ее языка в мой рот, а просто был не в силах сопротивляться. Когда же Юлька оторвалась от моих губ, я скинул ее с себя и побежал в туалет отплевываться. Вслед мне несся ее смех.Я прополоскал рот, умылся и вышел из ванной. Юлька сидела в кресле, бесстыдно раздвинув ноги. В руках ее дымилась сигарета.— У нас не курят в комнате, — с раздражением бросил я ей, намереваясь выкинуть ее к черту из дома.— А я курю, — поскучневшим голосом сказала нахалка.— Я надеюсь, что все что сейчас было, останется между нами? — спросил я.

— Ага, я вообще люблю хранить секреты, — усмехнулась девчонка. Затянувшись она добавила — у Ленки спроси, она знает, — и рассмеялась.Я не придал значения ее словам, но Юлька начала уже меня не на шутку раздражать. Я презирал себя за все, что тут произошло, я ненавидел эту шлюшку... — Юля, тебе пора, уходи!— Да? Пора? — девчонка поднялась, бросила в мой бокал с вином окурок и пошла к выходу. — Дурак ты, Серый... Могло бы быть все веселее, — она обулась, надела плащик и открыла дверь. Но не вышла, повернулась ко мне, — и не поцелуешь? Что, в падлу поцеловать девушку после минета? А Ленку-то целуешь небось? Ладно, чао!Я замкнул за нею дверь, открыл окно и стал наводить порядок в комнате.

Моя жена пришла домой поздно, в половине одиннадцатого. Видно было, что она выпимши. И еще от нее пахло сигаретами. А ведь она не курила у меня!— Не ругайся, Серенький, — улыбнулась она своей милой и такой мною любимой улыбкой, что раздражение мое как рукой сняло, — мы с девчонками выпили немного, Игорь Алексеевич приехал, проставилась начальнику за свадьбу.Ленка работала в нотариальной конторе секретарем, заочно училась на юрфаке — второй курс заканчивала. Игорь Алексеевич Рябинин был ее начальником, главным среди нотариусов города. Неприятный такой тип — лет сорок пять, с узкими плечами и широкими бедрами, кучерявый седеющий брюнет с длинным крючковатым носом. Ленка хотела пригласить его на свадьбу — начальник, как-никак! — но он на две недели улетал в Питер. И вот, прилетел... Ленка вынула из сумочки конверт и бросила его на журнальный столик.— Игорь Алексеевич нам на свадьбу подарил, — пояснила она, плюхнувшись в кресло.Я открыл — в конверте купюры. Пересчитал — полторы тысячи дойчмарок. Не слабый подарок на свадьбу секретарше. Оказалось, что эту фразу я произнес вслух... — Просто меня ценят. Может, станешь прапорщиком, тебя тоже на службе твоей ценить будут.Мне показалось, что это было сказано как упрек, но любимая, поняв, видимо, что сказала что-то не то, протянула ко мне руки и попросила:— Поцелуй меня, Серенький!

Я наклонился к ней и припал к ее губам. Кровь во мне вскипела — я хочу ее, мою самую любимую женщину! Я поднял ее на руки и уложил на диван. Не переставая целовать ее, запустил руки под юбку и стянул колготки и плавки. Мои пальцы скользнули в мокрое лоно супруги. «Готова» — промелькнуло в голове. Член рвался из штанов. Я одной рукой стягивал их с себя, второй расстегивал блузку любимой, не переставая целовать ее — лицо, губы, шею... Вот уже и груди ее... Ленка начала постанывать. Наконец-то я стянул с себя штаны, освободив готовый лопнуть член. Еще миг, и я вошел в необычно мокрое горячее лоно возлюбленной. Ленка громко начала стонать, что-то шептать, а когда я начал двигаться в ней быстрее, то она просто начала срываться на крик... — Да! Еще! Да, Серенький, сильнее! Еще! Давай! Ну!Она начала кончать... Но я-то только раззадорился! После первого Ленкиного оргазма я ненадолго остановился, перевернул ее на живот и вновь продолжил вбивать в нее свой кол. Вскоре у любимой случился второй оргазм — она вся обмякла подо мной и прошептала:— Погоди чуть-чуть... Дай отдышаться... Я остановился. Через минуту Леночка подняла попку и попросила:— Давай сюда попробуем, я хочу попробовать... Только аккуратно, пожалуйста... Я припал языком к маленькой коричневой дырочке — я лизал анус любимой, пытался проникнуть в него языком. Такое было у нас впервые. Я и не ожидал, что Ленка попросит об этом. А ей нравилось — это было понятно по ее сладким стонам. Вслед за языком в ее попку устремился мой указательный палец. Я хоть и не пробовал до этого анальный секс, но понимал, что дырочку надо бы разработать хорошенько. За указательным и средний палец последовал. А Ленка вся аж извивалась.

— Давай, Сержа, давай же! — простонала она... И тогда я, набрав сколько мог слюны и смочив ею член и анус жены, поднес головку и медленно стал вдавливать ее. Лена выпятила попку, стараясь, вероятно, мне помочь. Вскоре головка вся скрылась внутри моей любимой. Секунду подождав я стал потихоньку продвигаться дальше. Лена стонала, но, когда я хотел уже прекратить, попросила:— Не останавливайся, Сережка, давай дальше, не останавливайся, пожалуйста... И я вошел в нее весь. Потом начал двигаться. Сперва медленно, но постепенно входил в раж, движения мои стали ускоряться, а потом я и вовсе потерял контроль над собой — я начал с силой вбивать в жену свой член, весь, как мог... И... Взорвался! Я рычал, мое тело билось в конвульсиях, извергая в прямую кишку любимой женщины все семя, что у меня было... А потом мы лежали на диване и лениво гладили друг друга... — Ты же не сильно сердишься на меня, что я поздно пришла? — спросила любимая.— Нет, уже не сильно, — улыбнулся я и поцеловал ее за ушком.— Юлька не приходила? — как бы невзначай задала Ленка вопрос.— Приходила... А ты откуда знаешь? — немного напрягся я.

— Знаю и все... Она должна была сегодня прийти к нам, так, девичьи дела... — Ага, девичьи. Как же! — сказал я несколько раздраженно.— Она не пыталась часом тебя соблазнить? — рассмеялась жена. — Она у нас девушка такая, молодая, да ранняя.— Дура она просто малолетняя — ушел я как мог от ответа, не в силах скрыть раздражение темой разговора.— Да ладно ты, большой дядька, — улыбнулась Ленка и легонько укусила меня за сосок. — У нее все равно месячные сегодня, а потому она ну никак не могла тебя совратить... — Ну, так уж и не могла, — буркнул я. «Подумаешь — месячные! А сосать-то они ей ну никак не помешали... И откуда она такая осведомленная, что у Юльки месячные?» — А ты откуда знаешь про ее месячные?— Ну, у нас девушек свои секреты... У вас же, у мальчиков, тоже они есть, да? — хитро так улыбнулась жена, а потом предложила, — пойдем вместе в душ.

Мы пошли в ванную, оба забрались в нее и задернули штору. Включив душ и намыливая жену я переваривал в голове вечер. Чертову Юльку, чуть не насильно отсосавшую мне... — Ты же мне не изменяешь, Сережка? — вдруг спросила жена.— О каких изменах говоришь, когда неделя еще не прошла со свадьбы? — отмахнулся я. Что-то меня стал напрягать этот разговор. Да еще царапины от Юлькиных ногтей на заднице. А ну как жена увидит? — Ну, мало ли? — задумчиво произнесла моя половинка. — А если я вдруг изменила бы тебе? Ну, представь, что если бы я тебе изменила... — Ленка, давай не будем, мне не нравится такой разговор... — Нет, ну ты только хотя бы представь! — жена повернулась ко мне лицом и прижалась к моему мокрому телу. — Ты только представь, что я вдруг тебе бы изменила... Вот как бы ты отреагировал? — Я даже думать об этом не хочу, не то что представлять, — ответил и поцеловал в губы.— А почему? Ведь у мальчиков фантазия хорошо развита? Особенно на эротические темы, да? Представь только, — переходя на полушепот продолжала жена. — Представь, как чьи-то руки ласкали бы мое тело, кто-то целовал бы меня в губы... И я отвечала бы на эти поцелуи... Потом я опустилась бы на колени перед ним и взяла бы в рот его обрезанный член — такой волосатый, немного кривой, длинный... — Почему обрезанный, — задал я вопрос, подыгрывая жене и начиная понемногу возбуждаться от ее фантазий.

— Просто, потому что обрезанный, — ответила полушепотом Ленка и взяла мой слегка набухший член в руку. — Я сосала его так, как ни разу тебе еще не делала, стараясь заглотить его весь, до самых яичек... Он упирается мне в горло, но я все равно стараюсь втянуть его в себя... Она шептала это, а у меня перед глазами встала картина, как совсем недавно Юлька так же делала мне миньет, как сейчас рассказывает Ленка. И это воспоминание добавило мне — даже помимо воли — возбуждения. А супруга все продолжала:— Я играла его яйцами и пальчиками своими, и язычком... Стоя на коленях перед другим мужчиной... Как тебе это?— Продолжай, — прошептал я в ответ. От ее слов кровь во мне начинала закипать, член напрягся под пальчиками любимой. Ее фантазия все больше охватывала меня.— Он положил мне руку на голову и стал задавать темп. И я сосу в этом темпе. Это уже даже не миньет, это просто ебля моего горла. Ленка присела на корточки и с полминуты молчала, потому как рот ее был занят моим необрезанным и не таким, может, быть длинным и кривым... Но вскоре она встала, поцеловала меня в губы и на ухо продолжила:— И так, пока он не кончает прямо мне в рот... И я все это проглатываю... Представляешь? Как тебе такая жена изменщица?— Я люблю тебя, моя Ленка! Люблю всякую! — шептал я ей в ответ, целовал и повторял — я тебя люблю и всегда любить буду, — а ее пальчики терзали мою крайнюю плоть, — продолжай, Ленка, давай дальше... — Изменять тебе продолжать? — шепнула она мне в ухо и лизнула. Она знала, как я люблю, когда она так вот дышит и целует меня в ухо. — А потом не будешь обижаться? Продолжать, да?... — Да, любимая, да! — шептал я в возбуждении.

— А если бы знал, что я тебе изменяю, что пришла бы домой после другого мужчины? Ты все равно любил бы меня, Серенький? — и все это также на ушко... — Всегда, Ленка, всегда!— И даже если прямо перед тобой меня трахнули бы, кончили бы прямо в меня, ты бы все равно любил меня?— А ты, Ленка? Я люблю тебя, моя хорошая, милая моя Леночка! Да, да! — от возбуждения я уже готов был кончить. И тут любимая вновь опустилась передо мной и взяла в рот мой изнывающий фаллос. Она втянула его в себя, почти как Юлька. Раз, другой, потом задвигала головой вперед и назад... Еще мгновение и я разрядился в любимый ротик моей жены. Впервые. Откуда она еще бралась, сперма-то? Два раза так бурно кончил, и не ожидал, что и в третий раз еще что-то будет. А Ленка... Она поднялась и... И повторила Юлькин же маневр, передавая мне в рот из своего ротика мою же сперму, слившись со мной в глубоком и длинном поцелуе.И странное дело, но в этот раз я не испытал такого отвращения, как это было с Юлькой. Я выпил свое семя, переданное мне поцелуем жены, и не поморщился... — Я люблю тебя, мой Серенький! — прошептала Ленка.— И я тебя, моя самая лучшая, самая любимая Ленуська!

(Продолжение будет скоро)