Наверх
Порно рассказ - Технология пьяных поцелуев
1.

— ПО-ВА-РА! ПО-ВА-РА!! ПО-ВА-РА!!! — дружно скандировал наш «умартиненный» девичий коллектив, грохоча по столу и хлопая в ритме «We Will Rock You». Струхнувший было администратор, расплывшись в широкой улыбке, с важностью раскормленного кота отбыл на кухню за виновником переполоха. Мы пребывали в кондитерском экстазе — нежнейший ароматный десерт со взбитыми сливками и кусочками экзотических фруктов таял на языке, унося в гастрономическую сказку. Посетители ресторанчика откровенно наблюдали за нашей шумной компанией в ожидании развязки.

Наконец администратор выскользнул обратно в зал. Дверь за его спиной широко распахнулась и на пороге кухни возникла высокая поджарая фигура в белоснежном поварском кителе, воздушном колпаке, эффектно заломленном набекрень, и длинном фартуке. Едва он приблизился к нашему столику, мы от души искупали кулинарного гения в бурной трехминутной овации, которую не без удовольствия поддержали остальные гости. Симпатичный блондин пристально смотрел на веселящуюся компанию поддатых барышень сквозь круглые стекла очков в стиле Джона Леннона и вежливо улыбался, чуть заметно играя желваками. Кто бы только на это тогда внимание обратил...

— Милые дамы, мы всегда рады вас видеть в нашем ресторане, — довольно квохтал администратор, — но давайте уже отпустим нашего мастера, его еще ждут великие дела...

— Еще минутку, пожалуйста! — поднялась из-за стола моя подруга Светка. — Он просто обязан при этом присутствовать... Девочки, прошу внимания, ибо ответственный момент, а я и так волнуюсь!... — порывшись в необъятной сумке, Светка выудила красный конверт и, прижав его к своей роскошной груди, парадной каравеллой развернулась ко мне: — Наша любимая Танечка, — торжественно начала она, — у нас, твоих преданных соратниц и собутыльниц, есть воистину сокровенная мечта — отведать на твой день рождения торт, испеченный нежными и талантливыми ручками нашей дражайшей подруги. — Я напряглась в ожидании подвоха, девчонки прекрасно знают, что с кухней я не дружу абсолютно. Проще говоря, я — кулинарный рукожоп. — Памятуя об отсутствии у тебя поварских навыков, — тем временем проникновенно продолжала Светка, — мы с девочками посовещались и решили вручить тебе сертификат на посещение мастер-класса одного из лучших кондитеров в нашем городе! — ее рука величественно вытянулась в сторону стоящего у столика блондина. Я посмотрела на него, наши взгляды встретились: полоснувшая меня поверх очков аквамариновая голубизна его глаз, четко предупреждала об отсутствии всякого желания связываться с кухонным дилетантом. Вот ведь зараза накрахмаленная!... В тот момент я решила воспользоваться сертификатом во что бы то ни стало, просто из принципа.

2.

Где-то за неделю до своего дня рождения я набрала указанный на сертификате номер и сообщила о дате и времени, когда хочу посетить обещанный мне мастер-класс.

— ... Нет, ресторанная кухня для этого не самое подходящее место, — информировал меня из динамика приятный, хоть и довольно сдержанный мужской тенор, — приезжайте ко мне в студию, это старая часть города... — Я записала адрес, мы попрощались, и я положила трубку.

Любопытно, — размышляла я, — про студии фотографов и художников я слышала и даже видела по телевизору, а вот, что из себя представляет студия кондитера?

В оговоренное время я стояла перед высоким крыльцом с витиеватыми коваными перилами под нарядным навесом-маркизой. По обе стороны от входа были установлены внушительные кадки с пышно цветущими геранями. Так называемая студия располагалась в здании бывшего детского сада в свое время претерпевшего реконструкцию в угоду потребностям новых владельцев. Ну, в принципе логично, там по определению должна быть большая просторная кухня со всеми необходимыми коммуникациями.

Нажав на кнопку звонка, я дождалась, пока мне откроют. Через пару минут дверь с мелодичным звоном распахнулась, и передо мной возник высокий поджарый субъект, чей внешний вид с тортами и кремовыми розами не вязался абсолютно — вообще никак, хоть за последнюю неделю я себе много чего успела напридумывать... Тертые джинсы, черная майка-борцовка с принтом оскаленной морды стаффорда во всю грудь, на голове повязана бандана с черепами...

— Татьяна? — на всякий случай уточнил он, бесцеремонно просканировав меня с ног до головы поверх своих круглых очков.

— Здрасьте, — подтвердила я кивком, вытаращившись на это чудо.

— Проходите, — впустив меня внутрь, он снова закрыл дверь на замок и пошел вперед, жестом приглашая следовать за ним. Из-под узла банданы вдоль шеи тянулся эффектно сворачивающийся в тугой локон хвост светлых волос.

Проследовав по узкому коридору, мы действительно оказались в просторной светлой кухне. Здесь и вправду было все необходимое для создания кулинарных шедевров: начиная от удобного стола и моек, и заканчивая всевозможным инвентарем.

— Вещи можно повесить тут, — указал он на вешалку, — вымыть руки — там, — палец последовательно ткнул по направлению раковины.

— А Ваше имя? — не без ехидства уточнила я.

— Что? — не понял он. Очевидно, мой вопрос выбил его из установленного порядка мыслей.

— Вы не представились, — напомнила я. — Как я могу к Вам обращаться?

— Стефан, — ответил он, даже не взглянув в мою сторону. Достав из шкафчика чистый длинный фартук, протянул мне: — Вот, надевайте.

Повесив сумку, я сняла пиджак, повязала фартук и отправилась мыть руки.

3.

— Чем планируете удивлять гостей? — деловито осведомился Стефан, прилаживая за пояс джинсов край большого вафельного полотенца вместо фартука.

— Даже не знаю, — честно призналась я. — Хотелось бы, конечно, нечто эффектное изобразить, но боюсь, что моих талантов на масштабные проекты не хватит...

— Вот как? — ухмыльнулся он. — Что ж, тогда предлагаю ваять по принципу «простенько и сердито». Как смотрите на вариант торта «Павлова»?

— Павлова? — искренне удивилась я. — А он что, кроме собак еще и тортами увлекался?

— Вообще-то, Анна Павлова, — хмыкнул Стефан, — торт был назван в честь балерины. — Меня, как школьницу, мгновенно окатило жаром — вот же оконфузилась! Он заметил мое смущение и решил сгладить неловкость: — Но я могу заверить, обильное слюноотделение Вашим гостям тоже будет гарантировано.

— Да? — улыбнулась я, отводя глаза. — Тогда полагаюсь на Ваш опыт.

Доставая посуду и продукты, Стефан попутно устроил мне импровизированную минилекцию:

— ... Основа торта состоит из безе, которая в свою очередь покрывается слоем взбитых сливок и украшается свежими фруктами... Можно выпечь коржом, но в нашем случае предлагаю сделать порционный вариант...

— Безе? — я припомнила, как мама в свое время запекала в духовке комочки плотно взбитого белка с сахаром. Сладко, конечно, но как-то слишком уж просто, подумала я. Видимо, мой голос всё же выдал нотки сомнения...

— Безе, — не моргнув глазом продолжал кондитерский гуру, — в переводе с французского означает «поцелуй». Вы, кстати, какие фрукты предпочитаете? — не оборачиваясь уточнил Стефан, сидя на корточках перед распахнутым холодильником.

Почему-то его упорное нежелание смотреть в мою сторону начало потихоньку раздражать:

— Вишню, — отчеканила я, сверля его взглядом в спину, — пьяную!... — последнее как-то само собой вырвалось, но отступать уже было поздно.

— Пьяную, — эхом отозвался он, углубившись во чрево холодильника. Как ни странно, но ему удалось отыскать в своих закромах проклятые ягоды!

4.

— Самое важное для получения идеального результата — неукоснительно следовать технологии, — вещал Стефан, короткими, точными ударами надбивая скорлупу яиц о край глубокой миски и выпуская белки. Желтки отправлялись в отдельную емкость. Разобравшись таким образом с тремя яйцами, гуру передал эстафету мне. Колотить яйца о миску у меня никогда не получалось, первым же ударом я едва не перевернула емкость и, вдобавок, умудрилась сделать так, что в белки попали осколки скорлупы. ефан промолчал, забрал у меня остатки яйца и вручил ложку, чтобы я выловила мусор. Покончив с ловлей скорлупы, я кое-как добила оставшиеся яйца. Стефан следил за моими потугами, скрипел зубами, но не вмешивался.

— Что дальше? — поинтересовалась я. — Сыпем сахар?

— Рано, — ответил он, — сначала нужно взбить белки.

— Отлично, — согласилась я, завертев головой в поисках миксера.

— Что-то потеряли? — осведомился Стефан.

— Да нет, — промямлила я, — а где миксер?

— И зачем он Вам?

— Белки взбивать, зачем же еще, — по мне, так это было очевидно, к чему все эти дурацкие вопросы?

— Я не собираюсь тратить свое время на обучение Вас пользоваться миксером, — срезал меня Стефан. Вот, грубиян! Да что он только о себе возомнил!..

— Да подавляющее большинство кондитеров используют миксер, что в этом такого? — раздражение во мне росло как на дрожжах.

— И сколько из них официально признаны лучшими? — едко уточнил он, резко ткнув пальцем себе за спину. Взглянув по указанному направлению, я увидела самую настоящую «Стену славы» — ряды тисненых золотом дипломов, медали, награды. Да уж, весомый аргумент, ничего не скажешь. Я смиренно опустила взгляд, признавая поражение. Он выдохнул и выдал мне кондитерский венчик. Крепко придерживая миску за край, я принялась за дело.

Несмотря на все его указания, время шло, я пыхтела, рука деревенела от напряга, а чертовы белки лишь пенились, категорически не желая сбиваться в плотную массу.

— У Вас яйца, наверное, лежалые, или нагреться успели! — психанула я, с ненавистью шваркнув венчик в миску. Жутко хотелось разреветься.

— Сейчас же прекрати! — вдруг оказавшись за спиной, Стефан намертво стиснул меня в объятиях, точно удав. — Пища впитывает окружающие ее эмоции, — сердито шипел он мне в ухо. — Ты мне все продукты перепортишь, истеричка! — Дождавшись, когда мое дыхание снова выровняется, он ослабил хватку: — Ладно, — решил он, — раз уж ты у нас особо одаренная, так и быть, буду объяснять на пальцах...

Оставаясь у меня за спиной, он снова указал на венчик. Я повиновалась. Его ладони легли поверх моих рук:

— Просто расслабься и повторяй мои движения, — велел он, принимаясь за дело.

Со стороны могло показаться, что он делал то же, что и я. Но это лишь на первый взгляд; сейчас я физически ощущала, насколько отличались его действия от моих. Его кисть не просто двигалась, он вращал венчик легко и быстро, передавая белковой массе будоражащую энергию вибрации. Будто очнувшись от спячки, пена начала расти, уплотняясь на глазах.

... Блин, по правде говоря, он расшевелил не только пену. Плотно притиснутая Стефаном к столу, я чувствовала, как мелкая вибрация его тела передается мне, разбегаясь по клеткам, точно рябь по воде. Кроме того, из-за этих колебаний, моя обтянутая юбкой попа, непрерывно терлась об его джинсы.

— Теперь понемногу добавляй сахарную пудру и продолжай взбивать, — Стефан хоть и отпустил мои руки, но натиск сзади не ослабил. Я послушно выполняла его указания, над столом витал легкий запах ванили. Его ладони легли мне на бедра, будто придерживая, а через некоторое время, правая рука соскользнула вниз по бедру к краю подола. Я вздрогнула, замерев столбом, не зная, что предпринять. — Продолжай взбивать, или все опадет, — строго напомнил из-за плеча его голос. Спохватившись, я снова взялась за венчик. Тем временем, его руки успели забраться мне не только под юбку, но и в трусики. Прекрасно осознавая всю нелепость ситуации, я, тем не менее, точно под гипнозом продолжала взбивать белковую пену, рдея ушами, будто первомайская гвоздика. Да что себе позволяет этот змей очкастый!..

— Ч... ты что творишь?! — пискнула я.

— Ничего особенного, — мурлыкнул он, нащупывая крохотную кнопочку клитора, — просто объясняю тебе технологию, как обещал. Ты должна двигать рукой так же легко и динамично, как если бы собиралась доставить себе удовольствие, — подушечка пальца начала ритмично вибрировать на клиторе, я со стыдом почувствовала, что тотчас взмокла... Стефан засек «протечку» и, не церемонясь, стащил с меня белье.

Сзади по ногам скользнуло полотенце. Звякнула пряжка ремня, вжикнул «зиппер». Горячая шагрень его ствола уперлась сначала между ягодиц, а затем, скользнув чуть ниже, протиснулась в скользкую норку вагины. Я застыла, ошарашенная столь дерзким вторжением. Меж тем, Стефан успел сменить руку в моих трусиках и снова взялся за венчик: — Теперь твоя задача взбить пену, доведя белки до «пиков». — В следующий миг меня попросту захлестнуло потоком сладостной мощной вибрации. Насаженная на член, я трепетала под ним, чувствуя, как подобно белковой пене, во мне стремительно разрастается дичайшее возбуждение. Тело горит, сердце ухает, лицо с ушами — маков цвет. Он продолжает интенсивно взбивать венчиком белок, а я дрожу, покрываясь испариной, и выпячиваю попку, подставляясь под вибрацию его твердого стержня в моей киске. Мужской палец легко теребит клитор, доводя едва не до потери рассудка. Стефан ускорился, работая на пределе возможностей, и через пару минут первый импульс от клитора мощным сладким спазмом уложил меня прямиком на стол! Каким-то чудом Стефан успел убрать из-под меня миску с белками, но мне уже было плевать — второй оргазм накрыл вагину конвульсиями счастья. Я билась на столешнице, воя хмельной кошкой и царапая пластик, пока кухонная мебель раскачивалась перед затуманенным взором в такт его фрикциям...

Дав отдышаться, Стефан продемонстрировал мне венчик в остроконечной белой шапке взбитого белка:

— Поздравляю! — ухмыльнулся он. — Теперь можно формовать и отправлять в духовку.

Быстро приведя себя в порядок, мы продолжили урок. Переложив многострадальную белковую массу в кондитерский мешок, он, как ни в чем не бывало, начал показывать принцип формовки порционной «Павловой». У меня после пережитого эротического потрясения откровенно тряслись руки, поэтому формовка в итоге тоже прошла при тесном участии дипломированного наставника. Наконец, корзиночки безе были отправлены в духовку.

В качестве украшения для своей «Павловой» я выбрала маракуйю и ананас, решив, что в сочетании со взбитыми сливками это будет оптимальный вариант.

— А как же «пьяная» вишня? — ухмыльнулся Стефан. Уцепив за черешок, он достал из банки коктейльную вишенку и легонько покачал ей прямо перед моим носом. — Попробуй, эти изготовлены по первоначальному рецепту, без всяких химических ухищрений. — Повинуясь импульсу, я открыла рот, ловя ягоду на язык. Во рту тотчас разлился привкус вишневого ликера. Тем временем, он достал еще одну вишенку, уже для себя.

— И вправду хмельная. Думаю, можно добавить, — разрешила я.

— Как скажешь, — мурлыкнул наставник и, сорвав губами ягоду с черешка, завалил меня спиной на стол. Вторая «пьяная» вишенка оказалась у меня во рту вместе с его языком.

В итоге, пока безе сушилось в духовке, он еще дважды успел меня, как следует прожарить — сначала на столе, потом у холодильника...

5.

— Вот, пожалуйста, как заказывали, — я водрузила на стол большой поднос, — торт «Павлова», названный в честь русской балерины. Порционный вариант. В основе классическое безе, взбитые сливки, фрукты. Топинг выполнен коктейльной вишней по первоначальному рецепту на основе ликера... Как говорится, сделано с любовью!

Выслушав мою тираду, подружки с минуту сидели молча, а потом одна за другой покатились со смеху:

— Ну, Танька, уморила нафиг!... Нет, вы слышали? «Топинг выполнен», «вариант порционный»!... — Продолжая ржать, девчонки сделали серию памятных фоток моего творения и растащили угощение по тарелкам. Я замерла в ожидании...

— ММММММ!!! — довольно жмурясь, первой не сдержалась Светка. — Тут не просто с любовью, со страстью сделано!... Во рту тает — просто оргазм!..

— Супер, Танька!!! — поддержали остальные, уплетая десерт за обе щеки. — Можешь ведь, когда хочешь!..

Я взяла фужер и нарочито медленно отпила шампанского, исподволь разглядывая лежащее на тарелке пирожное. Похоже, продукты и впрямь эмоции впитывают, не стоит впредь об этом забывать. Моя «Павлова» смотрела на меня глазком «пьяной» вишенки, из-под плотных кремовых лепестков кондитерской розы. М-да, распутный кондитер точно знал, что нужно желать имениннице...