Наверх
Порно рассказ - Кто лучше
Когда Парису пришлось выбирать самую красивую Богиню Олимпа, никто и не слыхал ни о Фрейде, ни о его безумных последователях и таких же не внушающих доверия оппонентах... Просто у древних греков не существовало всей этой наукообразной чуши, забивающей нам сегодня голову в попытках объяснить простые животные желания людей и называемую за деньги теперь наукой... психологией...

А вы знаете как тогда всё случилось на самом деле?

Гера, Афина и Афродита, прекраснейшие из Богинь Олимпа не стали обращаться к Зевсу, пытаясь выяснить, кто же из них прекраснее... Да и как может этот старик оценить их прекрасные полные жизни, но совершенно различные молодые тела? Что будет руководить им? Расчёт на получение выгод к которому толкает рассудок, минутный порыв эмоций, изменчивый как весенний ветер или пристрастия сердца, собирающего в себе как в шкатулку наши иллюзии? Нет, чтобы определить Прекраснейшую, нужен судья честный и нейтральный. Наши Богини были не только красивейшими, но и мудрейшими из всех женщин! Поэтому в качестве справедливейшего из судей они признали... мужскую плоть. Да-да! Только вздыбленный член, готовый исторгнуть из себя семя и оросить им тело желанной может доказать истинность красоты! Всё остальное — лукавство и лицемерие...

Выбрав самого искушённейшего в любовных утехах — пастуха Париса, уже прославившегося победами над прекрасным полом и женатого на нимфе Эноне,

три обнажённые ослепительные девушки появились перед ним и предложили отдаваться ему по очереди без остановки до того момента, пока последняя капля семени, добытая из мужского тела, не определит победительницу. Прекрасный юноша в обществе трёх молодых особ — брюнетки, рыженькой и блондинки — не стал долго задумываться о приличиях и своём семейном положении, а просто сбросил одежду и доверил себя в их умелые руки, приняв роль верховного и финального судьи в этом странном споре...

Ну вы помните, конечно, чем это всё закончилось с Троей...

Стоп, стоп, стоп! Что это я! (((((...

Итак, корпоратив-карнавал, организованный в загородном доме отдыха в честь Нового Года и, по доброй жлобской традиции руководства, реализуемый в конце января заканчивался. Большая уважаемая фирма пригласила и своих вельможных уважаемых клиентов и более ста преданнейших своих вассалов-сотрудников. Справедливости ради, нужно сказать, что условия были предоставлены роскошнейшие! Каждый гость имел свою уютную комнату с собственной ванной и небольшой отдельной кухонькой в прованском стиле со столом, несколькими стульями и уголком! Закуски и вино тоже были на высоте! В общем, если бы за окном не был практически февраль, то получился бы реальный Новый Год!

Допивая очередной бокал, две подруги Наташа и Оля пребывали скорее в алкогольно-боевом, чем в сказочно-меланхоличном настроении. Оценивающе осматривая публику в зале, энергичный ум Наташки лихорадочно искал пути продолжения... Коренастая спортивная фигура, с короткими светлыми волосами и ярко красное платье, подчёркивали врождённую энергию и задор, а чёрная маска придавала налёт молодой женщине загадочности. Внезапно её взгляд упал на стоящего немного отдельно от всех нового менеджера IT. Руслан совсем недавно работал в компании, но примесь кавказской крови в сочетании с хорошими манерами уже вызывали неоднократные заинтересованные взгляды многих сослуживиц. В отличие от других участников, вместо карнавального на Руслане был деловой костюм с галстуком и только конфетти и ленточки, расползшиеся неформально яркими пятнами на плечах показывали, что он не на рабочем совещании...

— Лялька, давай его трахнем? — толкая локтём подругу в бок вдруг выдала Наташка.

Для двух замужних молодых женщин такая идея была прямо скажем, была... нерядовая. А всё от дурной Наташкиной головы и бурной спортивной молодости, когда тестостерон выбрасывался в мозг молодой, подающей надежды теннисистки в таких количествах, что последствия, вызванные его действием, приходилось потом долго и печально расхлёбывать...

— Спорим, что после меня у него на тебя не встанет? — продолжала, начинавшаяся заводиться от собственных фантазий Наташка!

— Ну вот, понесло п... ду по кочкам, — подумала про себя Оля, но взгляд на Руслана в сочетании с отсутствием надежды на что-то интересное при официальном продолжении вечера, расцвеченные алкоголем, заставили посмотреть на дурную идею совсем не как на утопическую. Муж должен был вернуться из командировки только на следующей неделе, а субботний вечер на свободе, возникавший в последние годы столь не часто, уже стремился закончиться не оставив ничего запоминающегося...

Потребовалось буквально пара фраз, чтобы оговорить все условия будущего состязания и молодые женщины, абсолютно уверенные в своей идее, но не очень уверенные в походке, с бокалами наперевес двинулись навстречу приключению. Решили, что начать должна та, с кем первой чокнется их жертва.

Когда перед ничего не подозревающим Русланом возникли два бокала с вином, а за ними, как из тумана выплыли две симпатичные женщины, невысокая ладно скроенная блондинка с короткой причёской и высокая грациозная шатенка со спадающими на плечи кудрявыми прядями, обе с горящими глазами и приветливыми улыбками, парень просто опешил.

— Я Наташа, а это Оля, — то ли представилась, то ли просто напомнила Наташка кокетливо и игриво — А ты ведь Руслан? С Новым Годом!

Машинально отвечая на встречу протянутому ему Наташей бокалу, он вдруг словно задумавшись, на долю секунду, взглянул на Олю и... чокнулся с ней, а затем уже с Наташей.

Наташка закатила глаза... Ставки были сделаны и игра началась.

— Что делаешь после банкета? — продолжила кокетничать она.

Как и ожидалось, планов у молодого человека в малознакомой компании не было и уже после нескольких минут разговора весёлая компания переместилась из банкетого зала на кухню Олиной комнатки.

После ещё пары бокалов и брудершафта, атмосфера, быстро пройдя этап дружеской лёгкости, стала приобретать возбуждающе эротический оттенок. Этому способствовала не только музыка Боба Марли, но и темы разговора, изящно переводимые Наташкой на всякие откровенно-двусмысленные вещи.

— Всё, тащи его, — скомандовала Наташка тихо, пока парень отвернулся, снимая от духоты на кухне свои пиджак и галстук.

Как-то незаметно настойчиво, Наташка затолкала Олю и Руслана в спальню, прикрыв неплотно за собой дверь.

Оказавшись одна наедине с возбуждённым откровенными разговорами незнакомым мужчиной Оля, как-то потерялась. Её былая уверенность осталась где-то на кухонном столе рядом с сумочкой, позабытая и бесполезная, а поток рациональных мыслей наполнил голову, выталкивая оттуда возбуждающие ритмы регги.

«Вот Наташка, сучка. Ей-то что. Она уже находилась на сторону по-мужикам! И Лёшка её уже сколько раз ловил! А потом сидит у меня на кухне и рыдает... Ни стыда, ни совести. И чего он ей всё прощает... А она девочкой-паинькой побудет месяцок — другой и снова — рога ему наставлять, всех кобелей трахать. Чего в ней такого... особенного... ?» — витали в голове женщины непонятно откуда взявшиеся мысли.

Руслан аккуратно, но всё более распаляясь, целовал Олину шею и его пальцы изучали её гармоничное гибкое тело, готовые в любую секунду приступить к его обнажению. Его возбуждение росло в противоположность молодой женщине, начинавшей чувствовать дискомфорт, порождаемый её вдруг включившимся женским житейским реализмом.

Оля уже готова была пытаться под любым предлогом прекратить любовную игру входящего в раж мужчины, но тут приоткрылась дверь и на пороге возникла Наташка... Из одежды на ней были только чёрные чулки и карнавальная маска. Подсветка из кухоньки ореолом сияния окрашивала красоту её форм. Атлетическое как у античной богини тело излучало неописуемый свет... Картина настолько заворожила Олю, что её страхи и настороженность вмиг улетучились и забылись, как капли росы исчезают с запотевшего холодного бокала в жаркий день.

Подошедшая подруга, успокаивающе коснулась плеча и медленно расстегнула молнию на Олином платье, сделав доступным её тело незнакомому мужчине, пальцы которого моментально расправились с крючками её белого кружевного лифчика, подаренного мужем на Новый Год...

Руслан входил в Олю сильно и жёстко, как будто вбивал гвозди. Казалось, что он хочет проткнуть её своим торчащим членом, разодрать безжалостно и грубо. Нависая над девушкой и опираясь на мускулистые руки, его таз двигался резко, толчками между беспомощно раздвинутыми бледными девичьими коленками. Этот напор мужской силы и энергии завораживал и заставлял молодую женщину подчиняться как рабыня...

Оля не чувствовала ничего кроме мощи, без всякой пощады глубоко загоняемой в её писечку, затем на мгновение дающую ей передышку на своём обратном пути, чтобы снова вонзиться новой ударной волной. рассказы о сексе Буквально через несколько толчков, мужчина гортанно вскрикнул или, может быть, произнёс что-то на незнакомом языке и его тело немного обмякло, а движения замедлились. Руслан хотел продолжить не останавливаясь, но внимательная Наташа, за бёдра оттащила его от жертвы и усадила на край кровати. Краем глаза лежащая на спине Оля увидела его наполовину возбуждённый член, с болтавшимся на нём как одежда не по размеру, наполненным презервативом, и мысленно поблагодарила подругу за заботу. Сама женщина, полностью растерявшаяся в этой необычной для себя ситуации, была беспомощна и беззащитна.

Одним движением Наташа стянула использованный презерватив, и встав на колени, взяла мокрый как в соусе член себе в рот. Быстро двигая охватившими в кольцо ствол пальцами, губы женщины то поглощали в себя моментально ставшей блестящей головку, то освобождали её демонстрируя миру во всей возбуждённой красе. Глаза девушки сами закрылись, выдавая получаемое ею удовольствие, короткие светлые волосы раскачивались в такт движениям головы. Оля впервые видела минет так близко, прямо перед своим лицом вживую без экрана телевизора, ощущая запах спермы и исходящие от возбуждённых тел флюиды. Глазами она пожирала предоставившееся ей зрелище: обрезанный с уплотнением после головки, обтянутый сетью пульсирующих голубых вен влажный от слюны тёмный член Руслана, начинающийся где-то в густых зарослях курчавых чёрных волос; алые от возбуждения влажные губы и розовый, в тон разрумяненным щекам, игривый язычок подруги.

Вдруг покрытая тёмными волосами ладонь мужчины впилась в светло русые короткие волосы Наташи и жёстко притянула к себе, одновременно с силой толкнув член в её раскрытые губы. Наташа издала утробный грудной стон от проникшей в самую глотку мужской плоти. Движения Руслана стали резкими и сильными. Больно держа девушку за волосы он трахал её в рот глубоко, лишь на долю секунды давая глотнуть немного воздуха, и тут же затворяя это живительное окно. Открывшиеся и вылезающие от возбуждения и недостатка воздуха из орбит глаза подруги, не мигая смотрели снизу вверх на своего господина, её тело раскачивалось не способное остановиться даже упирающимися в волосатые мускулистые бёдра руками, полная белая грудь с большими розовыми кругами сосков, раскачиваясь в стороны, шлёпалась о перекрещенные ноги мужчины.

Завороженная зрелищем Ольга потекла. Нагая и беззащитная, пристроившись щекой на волосатом бедре чужого мужчины, окутав его своими каштановыми прядями, она кожей впитывала его незнакомый и волнующий новый запах. Глядя на перекошенное родное, но одновременно с тем и какое-то новое и чужое лицо подруги заглатывающей мужской хуй, Лёлька от возбуждения, не отдавая сама себе отчёта, запустила обе ладошки между своих бёдер. Она даже не представляла до этого дня, как много сока может источить её тело. Казалось, что сок течёт не только по пальцам, но и спадает водопадом с обеих сторон бедра на простыни, собираясь под ним в озеро и грозя заполнить и затопить всю комнату.

Густая жидкость потекла по уголкам губ Наташи одновременно с возникшим тем же странным громким гортанным звуком, не то хрипом не то фразой, вырвавшимся из сжатых до этого губ мужчины вдруг и сразу. Руслан откинулся спиной на кровать. Непрозрачная тягучая сперма текла по подбородку женщины, капая на грудь, пачкая торчащие крупные розовые соски, безостановочно далее водопадом продолжая падение на ажурные чулки, закрывающие бёдра, как горная река после дождя с перевала стремится вниз в долину и собирается там в озеро. Взгляд Наташки стал осмысленным и даже каким-то нагло-победным. Бесстыжие высунув язык, весь перепачканный семенем прямо перед носом подруги, она попробовала в шутку лизнуть своим мерзким языком Олю в нос, но потом, демонстративно проглотив остатки спермы, снова показала уже чистый розовый язычок, улыбнулась и растёрла своими наманикюренными пальчиками сперму по своей правой груди, пощипывая и оттягивая при этом сосок.

«Вот стерва бесстыжая... и даже предохраняться не думает, сучка...» — подумала Оля, вдруг осознав, где находятся её собственные пальцы. и возвращаясь к соревновательному духу состязания.

С горящими глазами, сладострастно и развратно облизывая губы, Наташка потянула Лёльку за руку, призывая, и даже заставляя, сесть на раскинувшегося по кровати молодого кавказца. Но Олю не нужно было уже к этому принуждать. Зажжённое увиденным минетом желание, вызвавшее мокрую истому во влагалище, как тлеющий фитиль уже добралось до пороховой бочки и было готово взорваться разнеся тело в клочья в любую секунду... Наташка своей рукой направила вдруг воспрявший в её руке член в лоно подруги уже оседлавшей лежащего самца, а затем сильно надавила на её плечи, глубоко загоняя его внутрь горячей мокрой киски. Лёлю трясло. Пальцы ног сжались от спазма, руки с растопыренными как у слепого пальцами беспомощно описывали круги в пространстве, голова запрокинулась, доставая своими длинными вьющимися волосами до колен мужчины. Из груди через рот вырывались звуки, похожие на стоны раненого зверя, но содержащие в себе ноту невероятного животного наслаждения своей ноющей мокрой смертельной раной.

Подкатившая неожиданно быстро к низу живота первая волна чудовищного удовольствия заставила спину женщины выгнуться, вторая волна перекосила рот в гримасе смеси одновременной боли и счастья... дальнейшая пульсация мышц влагалища как жерло разбуженного за долгие годы вулкана выбрасывала из себя потоки первобытной энергии, перемешанные с мокрой и липкой влагой пизды, которые топили всё что было под ними, расплавляя и превращая плоть в прах... Опадая на бок без сил, Лёля скорее пульсирующими висками, чем своими ушками слышала громкий вскрик Руслана, обожжённого её пламенем и извергнувшего ей навстречу свою матовую непрозрачную волну... Такое было с ней впервые!

Уже более двух часов потерявшие стыд и поправшие все правила приличия молодые женщины измывались над своей ничего не подозревающей жертвой, наивно полагающей, что он выиграл в лотерею и попал в рай. Их ненасытные тела сплетались и распадались как клубок змей ранней весной при брачных оргиях, чтобы опять найти друг друга, войти в друг друга и удовлетвориться... Горка использованных презервативов, как выброшенные приливом бесформенные медузы, лежала на прикроватном столике, беспомощно источая из себя содержимое на лакированную поверхность... Пропитанный флюидами совокупляющихся обнажённых тел и потом, плотный как перед грозой воздух комнаты казалось сам источал похоть и желание. Сбившиеся в кучу, грязные от спермы, пота и влаги женских влагалищ простыни перемешались с такими же как они подушками.

Компания отдыхала беспорядочно разбросавшись по всей площади кровати, молча и устало... Очередь была за Наташкой, но все понимали, что развязка близка. Руслан уставал, его акты затягивались всё дольше и дольше, и, много раз испытавшее удовлетворение тело, выбрасывало всё меньше и меньше мужского сока... Перед этим моментом отдыха, мужчина долго-долго, казалось целую вечность, как робот или зомби трахал своим красным опухающим членом стоящую перед ним на коленях Олю, до синяков впиваясь в её бёдра пальцами, но не имея сил дойти до финиша. Выручила Наташка, которая подошла к нему сзади и нежно теребя его тёмные волосы, что-то ласково нашёптывая, полностью ввела свой густо намазанный интимной смазкой палец в задний проход мужчины, одновременно начав движения в такт с его телом... Не встретив сопротивления, войдя в парня, женщина мягко изменила ритм движений, на тот, который был нужен подруге, словно она сама имела Олю в этом новом мужском обличье. Конвульсии оргазма и Лёлькин дикий вопль с неожиданными, впервые испытанными ощущениями чего-то двигающегося внутри попы, довели Руслана до очередного извержения в тот раз...

Но источник явно иссякал... Продолжая жестокий спор, усталая, но стремящаяся к победе любой ценой Наташка неожиданно повернулась на живот, и грациозно как кошка втянула попку назад, оказавшись ею прямо перед лицом молодого человека всеми своими откровенно-бестыжими прелестями. Её ладошка с маленькими точёными пальчиками с яркими малиновыми ухоженными ноготками, скользнув по аппетитной шёлковой коже попки, остановилась напротив дырочки. В следующее мгновение малиновый ноготок легко скрылся в маленьком отверстии, образованным складочками розовой кожи. Дразня, он вынырнул оттуда, и опять, но глубже чем раньше снова погрузился в загадочную темноту, и опять вынырнул наружу и описал маленький круг по складочкам... Глаза и Руслана и Оли не могли оторваться от этого маленького игривого пальчика...

Призыв был ясным и откровенным... Свешивающийся на бок мягкий до этого член вдруг дёрнулся и ожил. Оля, больше почувствовав, чем увидев движение уставшего и когда-то грозного оружия, протянула руку, чтобы погладить его... Через секунду, мягко и аккуратно, стараясь не причинить Руслану боли, она тёплыми губами уже играла членом кавказца, чувствуя как жизнь медленно возвращается к нему и кровь снова начинает наполнять иссохшие каналы, будто кто-то открыл заслонку плотины, пустив живительную воду для орошения убитой солнцем долины. Девушке даже показалось, что она физически слышит этот бегущий бурлящий поток горячей крови в артериях полового органа...

Наташка стояла на коленях, закатив глаза и получая кайф от входящего в попку твёрдого члена. Руслан вгоняя и вытаскивая наружу свой член, долбил и долбил, звонко хлопая женщину оставляющей розовый след пятернёй по попке,. Толчки его спортивного тёмного волосатого живота вызывали мелкую вибрацию пышной белой попки женщины в момент достижения максимальной глубины под аккомпанемент хлюпанья и звуков прерывающегося дыхания. Несоответствие маленькой дырочки и большого стоячего хуя поразило Олю, внимательно наблюдающую расширенными немигающими зрачками, и приковало её внимание даже больше чем то, что рисковая подруга и в этот раз не пользовалась презервативами, как впрочем и весь этот вечер. Даже появившийся и разливающийся специфический запах гармонировал с этой сценой развратной оргии, триумфа порока и животной похоти. Член Руслана был наружи, когда он вдруг задёргался из его головки потекла сперма. Завыв как зверь, он вонзил извергающий влагу жезл последний раз на максимальную глубину в приветливо открывшую свой узкий вход пещерку и замер, ощущая и прислушиваясь к его продолжавшимся внутри содроганиям.

Все новые попытки вернуть жизнь в выжатого как лимон мужчину уже не принесли подругам результатов. Ни дыхание рот в рот исполняемое члену губами девушек поочерёдно, ни трущиеся о него писечки, наголо побритая у Наташки и имеющая маленький чубчик над клитором у Оли, ни массаж в четыре руки и четыре розовых соска... Руслан был истощен...

Пора была подводить итоги. Оставив его лежащим как труп на кровати, подруги уединились в туалете, для подведения результатов, еле добравшись туда на ватных слабеющих ногах.

Нескрываемая победная улыбка на Наташкином лице не требовала дополнительных комментариев. Посмотрев на подругу, Оля не стала ничего говорить и спорить. В этот день она столько узнала о своём теле неожиданного, увидела и испытала такое, что, возможно, уже никогда не увидит в дальнейшем и не получит больше в жизни. Её натрахавшаяся как никогда до этого дня, ставшая чувствительной до боли, покрасневшая от постоянного трения вагина хотела только одного — чтобы её не трогали. Мысли, чувства и образы увиденного в голове требовали обработки и спокойного осмысления. Было чувство, что жизнь перевернулась и открылась с новой стороны. Результаты глупого спора потеряли значение перед новым красочным миром, позволившим взглянуть на него за прикрывающую от большинства людей ширму. Пусть Наташка побеждает... У неё это чаще получается, хотя...

Сделав свои дела, девушки вернулись, чтобы поскорее завалиться отдыхать. Руслан уже сопел, раскинув, как будто в ожидании их возвращения, руки. Несмотря на усталость, Оля не смогла сразу провалиться в сон, в отличие от своих недавних партнёров. Мысли не отпускали её в мир ночных грёз из бытия этого дня... Перед лицом всплывали то вид Наташкиной выбритой начисто писечки, сочащимися половыми губками охватившей и засасывающей тёмный двигающийся ствол члена, то лицо Руслана, небритое и искажённое звериным криком отражающим первобытный оргазм, то слившиеся в поцелуе желающие друг друга губы подруги и этого незнакомого парня...

Поворочавшись минут десять, и решив, что раз уж сон не идёт, то лучше выпить чашечку кофе, Оля пошла на кухню. Занимаясь приготовлением кофе, она услышала за спиной шорох и почувствовала движение. В тающем свете проёма закрывающейся в ванну двери, она мельком увидела спортивную фигуру Руслана, покрытую густыми тёмными волосами, такими, какие она никогда не видела у встречавшихся ей в жизни мужчин.

Когда парень вышел из ванны, Оля стояла у него на пути, перегородив дорогу, нагая, ничем не прикрытая с распущенными бронзовыми в свете лампы волосами, закрывающими почти до самых сосков её упругие аккуратные сисички. Она медленно опустилась перед мужчиной на колени и, взяв его ладонь в свою начала облизывать и посасывать его грубый крупный палец на правой руке. Обрезанный мягкий член Руслана раскачивался прямо перед её лицом, среди густых тёмных волос и крупные яйца ходили как маятник из стороны в сторону...

Но женщине почему-то хотелось именно этот палец... Она делала с этим грубым мозолистым пальцем то, что всегда хотела сделать в своих фантазиях с двумя мужчинами, но считала это для себя неприличным и неприемлемым. Член медленно начал расти и толстеть, выбираясь из скрывающих его волос, как тигр незаметно в темноте подкрадывающийся к своей добыче из зарослей. Оля, продолжая стоять на коленях, вложила в свой рот набухающий член, добавив его к уже обласканному язычком пальцу, глубоко и сильно втянув оба предмета в себя. Рот быстро наполнялся растущим в размерах членом. Выпрямившись, и не выпуская руку парня из своей ладони, женщина подвела своего судью к столу и, устроившись на его краю, широко раздвинула бёдра. Не прикрытие чубчиком светлых волос, набухшие половые губы вновь потёкшего лона свисали, медленно раскачиваясь и касаясь края стола, и оставляли на поверхности мокрый след.

Подтянув одним движением за бёдра самца к себе, Оля направила кривой твёрдый член в свою пещерку и обвила торс мужчины ногами, не думая ни о каком предохранении. Её руки охватили шею незнакомца, и подтянувшись, полностью перенесли тяжесть лёгкого тела на него, глубоко, по самое основание, засадив в себя хуй. С непонятно откуда вернувшейся силой в напряжённых рельефных мышцах, обвитый женским телом как плющом, стремящимся высосать последние его соки из своей опоры, Руслан трахал Олю, перемещаясь под музыку в узком пространстве кухоньки как в танце. А может это она, как Афродита сошедшая с Олимпа, выжимала из Париса последнюю каплю, чтобы подтвердить перед подругами свою исключительность? Они кончили вместе, вздрагивая и содрогаясь как от электрических разрядов, слившись губами в поцелуе, и пачкая пол кухоньки спермой смешанной с влагой текущей как у шлюхи вагины Богини.

Когда тела разъединились, по красивому, но выдававшему усталость синими подглазьям, лицу молодой женщины бродила странная улыбка... Она уже не обращала внимания на того, перед кем как покорная раба стояла на коленях несколько минут назад, готовая выполнить любой приказ. Метнувшись в комнату, где похрапывала подруга, Прекраснейшая Ольга вынесла охапку одежды Руслана и сунув её, ошарашенному и ничего не понимающему мужчине, вытолкнула его голым за дверь номера...

Пол на пути по которому прошествовала Богиня от двери в ванну был полит странными липкими победными каплями...