Наверх
Порно рассказ - Книга
Здравствуйте, меня зовут Олег Климов. Сначала немного о себе. Родился я в областном центре в средней полосе России, на момент событий мне было 24 года. С детства я увлекался спортом, занимался рукопашным боем и достиг очень не плохих результатов. Поэтому когда пришло время служить в армии я добился чтобы меня взяли в спецназ, и после учебки служил в горячей точке. Домой я вернулся имея награду и несколько легких ранений. С хорошей работой мне не повезло и я решил заняться мелким бизнесом. Дела у меня развиваются успешно. Я окончил строительный техникум и поэтому занялся ремонтом квартир. Моя фирма быстро стала пользоваться спросом, и я начал брать заказы на строительство коттеджей. Так что меня можно считать вполне успешным человеком. А приключилось со мной вот что...

Я хоть и спортсмен и сам из себя ничего, а с девушками я всегда был, наверно излишне робок. Нет, к моменту событий я давно уже не был девственником, это получилось в компании с друзьями, но познакомиться с девушкой самостоятельно и завязать отношения у меня не выходило.

В школе я был, тихо и безответно влюблен в свою одноклассницу Ольгу. Это была стройная, чуть пониже меня ростом, девушка ну просто неземной красоты. Я страшно робел перед ней и даже не мог представить что когда то осмелюсь заговорить с ней о каких бы то ни было отношениях. После девятого класса я ушел в техникум и потерял ее из виду.

Но вот как то, мы работали в коттеджном поселке. Красивое место в лесу, тихая речка с маленьким пляжиком, на улице середина лета то есть полная благодать. Из-за всех этих составляющих я приезжал на объект намного чаще, чем того требовала работа. В один день, я вылез из речки, лег на подстилку и только начав щуриться на солнце, почувствовал на себе чей то взгляд и заметил что этот кто-то загородил мне солнце. Я, уже собравшись что-нибудь сказать открыл глаза и слова замерли у меня во рту. Передо мной стояла Ольга. Я узнал её мгновенно, она ничуть не изменилась, только из самой красивой девочки в классе превратилась в самую красивую девушку, которую я видел до сих пор. На ней был открытый купальник, на руке висело полотенце, она смотрела на меня и улыбалась. Я никогда не видел её в купальнике, только в платьях и джинсах, как и других девчонок из класса, и в тот момент не только ужасно смутился но и густо покраснел. Поэтому на её

— Привет Клим, ты как здесь оказался, какими судьбами!.

Я, кроме взаимного — Привет! Ничего выдавить из себя не смог и вскочив на ноги, стоял с самым глупым видом. Спасибо Ольге, она сама, не дожидаясь пока у меня кончиться ступор быстро чмокнула меня в щеку, расстелила полотенце рядом со мной, села и дернула меня за руку вниз.

— Садись, теперь ты мне загораживаешь солнце, — и рассмеялась.

— Сколько мы с тобой не виделись? А ты все такой же смешной, увидел меня и замер. Рассказывай, откуда ты взялся и где все это время был. Ты как то совсем исчез после девятого, вроде ты поступил в техникум, а потом про тебя мало что было слышно. Ты так же занимаешься спортом? Говорили что ты взял первое место на областных соревнованиях и ездил на Россию? Ну говори же! Столько лет не виделись, а из тебя слово не вытянешь.

В школе я знал её как веселую смешливую девчонку, заводилу среди подруг, и я был не одинок среди тех, кто был в неё влюблен. За ней ухаживали ребята и из нашего класса и с улицы, часто дрались и сильно обижались на меня, что я как собака на сене, надаю самым рьяным ухажерам, а сам к ней подойти боюсь. Что думала об этом она и что знала, я не знал. Я жил в другом районе, дружил в основном с ребятами по соседству в основном с теми, с кем занимался спортом. И когда я ушел в техникум, и перестал появляться в школе, мои соперники по воздыханию наверно вздохнули с облегчением. В техникуме у меня появились новые знакомые. Парни старались держаться ко мне поближе, и вместе с ними я нередко зависал в общаге с девчонками. Это как-то помогло подзабыть мою, безответную, любовь и я действительно совсем не появлялся в школе, да и в том районе.

А сейчас я сидел рядом с ней и не мог оторвать от неё взгляд. У неё были такие же каштановые волосы, собранные сейчас в хвостик, фигура стала еще лучше, хотя я все равно раньше не видел её в купальнике, она была очень стройная и подтянутая. В школе, я помню, она занималась художественной гимнастикой. Вся она была покрыта загаром, её грудь была и не большая и не маленькая, а самое то и очень ей шла. Представить, как она выглядит без лифчика, у меня не возникло и мысли. Действительно, сколько лет мы с ней не виделись и я вновь, как и раньше, боюсь сказать хоть одно слово. Оказывается она нравиться мне также как и раньше, нет наверно намного сильнее.

— Алло! Олег! Что с тобой? Ты что пытаешься общаться со мной мысленно или хочешь раствориться в воздухе и исчезнуть еще на несколько лет?

Она заглянула мне в лицо.

— Ты вроде уже взрослый мальчик, и не надо так сильно смущаться, как в школе. Тогда в тебя были влюблены все девчонки, а ты даже не замечал этого.

— Я просто совсем не ожидал тебя встретить вот и сбился с мыслей.

— Вот, чего-чего, а по тебе видно, что мыслей у тебя в голове пронеслось очень даже достаточно. Хотелось бы, чтобы ты их озвучил. Ладно, ты посиди пока, только не уходи, я искупнусь, а ты собери свои мысли в кучу, преобразуй в слова, и придержи их до моего прихода.

Она легко вскочила, пробежалась и, по-мальчишески, бросилась в воду.

Я проводил её взглядом, какая она красивая! Через секунду я был уже под водой. Немного проплыл, вынырнул и оглянулся по сторонам. Ольга была рядом и плыла к берегу. Я поплыл параллельно с ней. Дно у берега круто уходило вниз, Ольга замешкалась, и мне пришлось подать ей руку. Хотя она наверно слукавила и могла прекрасно обойтись без моей помощи. Но её рука! Когда я её коснулся, я наверно, опять покраснел, а она не отпустила меня и так, за руку, мы дошли до нашего места. Это она вела меня за руку по берегу и от её уверенности что то щелкнуло у меня в голове, и я как будто снялся с ручника.

Мне вдруг стало очень легко с ней разговаривать, как будто мы общались всегда. Постояв около подстилок мы пошли в поселок, она попросила меня проводить её до дома. По дороге я рассказал ей вкратце о себе, она о себе. Оказывается она закончила юридический и сейчас успешно работает в частной конторе, набирается опыта и хочет открыть свое дело. Болтая мы незаметно дошли до старого деревенского домика. Коттеджи здесь строили не на пустом месте, а в существующей уже очень давно деревеньке и этот домик остался от Олиной бабушки. Домик был старый но довольно крепенький, да и как иначе в окрестных лесах полно дуба и из него все и строили, а место сухое. Рядом с домиком была банька и на заду двора сарайчик там, наверно, раньше бабка держала кур или кого еще, а вокруг домика и по двору росло много деревьев. У калитки мы остановились. Я не решался напроситься в гости но она опять взяла инициативу в свои руки.

— Ты ведь сегодня уедешь, а завтра опять сюда?

— Да. — Соврал я. — назавтра я не собирался возвращаться, но встретив её, мои планы тут же изменились.

— Хочешь я пущу тебя на постой, сколько тебе здесь надо быть?

Я лихорадочно начал соображать, на сколько я смогу продлить это счастье.

— Дней 10 наверно. Робко начал я.

— Ну и пойдет, я здесь почти на месяц, у меня отпуск. Так что проходи я тебе все покажу. Денег с тебя не возьму но в магазин и готовить это по очереди.

— Или вместе — вставил я.

— Естественно, надо еще посмотреть на что ты годен у плиты.

Изнутри домик был очень даже ничего, классический пятистенок с печкой и пристройкой верандой она же кухня. Обстановка меня поразила, все какое то старое да же древнее но прочное чистенькое и очень уютное.

— Ты здесь на машине, иди за ней и загони во двор, рядом с моей еще есть место.

Да! Я только сейчас обратил внимание на навороченный джип, мой купленный с рук опелек безнадежно проигрывал.

— Это так зарабатывают простые юристы или это папин?

— Олег, Папу я никогда не видела, а мамы не стало еще до школы. Я жила у теток и у бабушки, они меня воспитывали по очереди, больше бабушка.

— Извини Оль, я ничего такого о тебе не знал.

— Ничего, а на машину я заработала сама и еще на двушку в центре. В конторе платят хорошо но не настолько. Основной доход у меня вон от туда — она показала на лежащий на столе ноутбук.

— Я торгую акциями и валютой на электронной бирже. К этому занятию у меня особая любовь и наверно талант, я просто чувствую ближайшие события и очень, очень не плохо получается.

Я быстро сгонял за машиной, по дороге отзвонившись своим строителям, чтоб до завтра меня не ждали и закрыв ворота услышал Ольгу.

— Быстро мой руки и за стол — ну как Мальвина Буратино — сегодня ты у меня в гостях.

Накормила она меня отменно, готовила она очень вкусно. Болтали мы до самого вечера. Ночлег мне отвела за стенкой на кровати, а сама легла на раздвижном диване. Я не мог уснуть и просто лежал и смотрел в потолок. Какие то мысли туманом носились у меня в голове. Было уже поздно когда я услышал как она встала, села за стол и начала щелкать по клавишам компьютера. Я выглянул из за угла, она сидела в халате а на экране мелькали какие то таблицы. Скрипнула половица.

— Не спишь? Я иногда всю ночь работаю, на этой бирже сейчас день и идут торги.

Я вышел во двор. Комары куда то пропали, стояла замечательная ночь. Огромная луна, абсолютная тишина, только какие то ночные сверчки издавали свои звуки. Рядом на лавку присела Ольга, она села так близко что я почувствовал тепло её тела.

— Так быстро? Все купила и все продала?

— Что то не торгуется. Сначала не спалось, я решила поработать, и тоже не получается, не то настроение.

Я сидел оперевшись руками на лавку, на мою руку легла её рука, я посмотрел на Ольгу. Она смотрела мне в глаза. Я отлично видел её лицо, глаза они словно светились и отражали лунный свет, дыхание у меня перехватило. Наши лица сблизились и я коснулся её губ. Необычайно теплое нежное прикосновение вызвало во мне пожар. Я обнял её ладонями за плечи и мы слились в поцелуе. Ольга, не отрываясь, положила мне руки на грудь, села верхом мне на колени и обняла меня за шею. Я обняв её за спину прижал к себе. Поцелуй длился казалось вечно, я растворился в её губах и видел только глаза. Она целовала моё лицо шею плечи, я целовал ей глаза, губы. Совершенно не помню как оказались в комнате. Она стоит передо мной, я целую её, руками глажу её волосы, спину, положил руки на талию ладонями потянул материю халатика вниз пуговицы сами расстегнулись и он легко соскользнул с неё на пол.

Я не смотрел на её тело, я чувствовал что она передо мной в одних трусиках, соски её упругих грудей касались меня. Провел руками вниз к бедрам, коснулся резинки и трусики соскользнули с неё. Пожар во мне разгорался все яростней, я чувствовал только её, положил руки на ягодицы привлек к себе, её живот прижался к моей плоти, готовой взорваться от напряжения. Как, и когда, я избавился от одежды выпало из моей памяти. Рядом был уже раздвинутый диван, легко приподняв, я положил её на постель и вновь оказался в объятиях. Она обняла меня и руками и ногами. Мои губы не отрывались от её лица, шеи, я целовал её непрерывно, член сам нашел дорогу, я прижался им к ней и почувствовал что он погружается в глубь. Я боялся быть грубым и погружался в неё очень медленно. Её ноги сомкнулись на моих ягодицах и она подталкивала меня в себя. Я сделал резкое движение, вошел, и она вскрикнула. От неожиданности я замер и приподнялся на руках.

— Ой, извини, ты девственница?

Ольга обняла меня за голову и притянув к себе поцеловала в губы.

— Глупый, теперь уже нет, теперь я самая счастливая женщина на свете. Как долго я тебя ждала!

Снова её целую, моя плоть движется в ней, напряжение возрастает, я чувствую приближение оргазма. Она начинает изгибаться подо мной, сильней прижимает меня к себе ногами и руками, шепчет.

— Не выходи.

Она переходит на крик. Её тело изгибается, и тут же качаю я. Меня сотрясали спазмы, я извергал в неё семя, а она билась подо мной от наслаждения, сознание у меня отключилось. Что я чувствовал? Я не провалился в бездонную пропасть, я взлетел, взлетел навстречу потоку яркого света, я летел вверх и к ней.

Когда я пришел в себя, я все еще лежал на ней, она вся мокрая гладила меня руками по волосам. Я зашевелился, попытался встать.

— Тебе не тяжело?

— Нет, полежи еще. Мне так хорошо, ты сейчас мой, а я твоя.

Она вновь обхватила меня ногами и стала покрывать поцелуями, я отвечал ей тем же. Она лежала подо мной такая нежная, я всем телом чувствовал каждую частичку её. Каждой своей клеткой она ласкала меня. Чувствовал её губы, её руки, обнимающие меня ноги, её грудь, мягкий живот, чувствовал своим лобком нежность её лона. Даже членом, который все еще оставался в ней, чувствовал нежную облегающую его ласку. Вся её нежность и ласка возбуждали меня вновь с необычайной силой. Они манили меня и звали, словно говорили со мной — Ответь нам! И у меня получилось. Своими губами, дыханием, руками, вновь готовой взорваться плотью, всей соей кожей я ответил ей. Я передал все свое желание, всю возможную ласку, всю свою любовь, которая так долго ждала этого часа. Второй оргазм продолжался необычайно долго. И я, и она испытывали его одновременно. Я испытывал его всем своим телом, каждой мышцей и клеткой, не знаю, как я кончал, но ощущение было, будто я извергался непрерывно сплошным потоком. В сознании был только свет и полет, еще слаще, еще ближе к моей желанной любви. Когда у нас уже иссякли все силы и мы, расцепившись, откинулись рядом на постели, моя ладонь касалась её ладони, а у меня не было даже грамма сил чтобы пожать её, я мог только чувствовать её прикосновение и слышать, как громко стучат два сердца.

А в окно уже светило утро, силы у меня кончились окончательно, и я заснул. Единственной мыслью успевшей промелькнуть в моей голове, было сожаление, что сил оказалось так мало. Проснулся я от прикосновения. Открыл глаза и увидел Ольгу, она сидела рядом со мной на коленях и пальцами гладила меня по щеке. Я повернул голову и посмотрел ей в лицо, на глазах у неё блестели слезы и она что то тихо шептала. Я взял её руку в свою ладонь и тоже сел на колени напротив. Я был абсолютно голый, одеялом, мы видно, так и не воспользовались. Ольга сидела ничем не прикрытая и смотрела на меня. Теперь я хорошо рассмотрел её. Выпуклости её красивых грудей стояли прямо, колени были разведены, и мне открывался прекрасный вид внизу живота. Под тонкой короткой полоской светлых кучерявых волос начинались аккуратные складки её половых губок, между которых выглядывала маленькая вишенка клитора. Я сел, разведя ноги в стороны, и взял её за руки. Ольга, держась за меня, развела ноги, согнув в коленях, и они оказались поверх моих, теперь все её тайны мне были видны еще лучше, а она без смущения разглядывала меня. От этой картины и от её взгляда моё орудие стало быстро твердеть. Потом мы подвинулись друг к другу так близко, что она пахом прижалась к моему члену а грудью касалась меня. Её руки уже обнимали меня за шею и я расслышал её шепот.

— Как долго я тебя ждала, как же долго я тебя ждала.

Я слился с ней в поцелуе. Целовал губы щеки шею, потом опустился ниже и поцеловал её грудь сначала одну потом другую, затем взял в рот твердый сосок и начал его посасывать и лизать языком. Ольга застонала, откинула назад голову, приподнялась и наделась на мой орган. Я ласкал языком ей груди, а она терлась об меня клитором. Разрядка вновь наступила одновременно. Мы повалились на постель и легли лицом к лицу, не выпуская друг друга из объятий.

— Где ты меня ждала?

— Я вчера сказала, что в тебя были влюблены все девчонки, а все, значит и я. А подать вида я не могла хоть и знала, что ты ко мне чувствуешь. Я даже не была уверена, я просто знала, что ты предназначен мне, а я тебе. Это я знала так же точно, как то, что после ночи снова будет день. Я всегда думала о тебе, ты часто мне снился. А когда ты ушел в армию, сердце у меня заболело, мне иногда снились кошмары о тебе. Помню один раз приснилось, что идет бой вокруг какие то постройки ты с автоматом, пригнувшись, крадешься, прячась за низким глиняным забором. А с боку, ты его не видишь, в тебя целится снайпер. Я вижу, как уже вылетает его пуля, вижу место на виске куда она должна попасть, все очень медленно. Я кричу тебе — Пригнись! Пригнись! — Но голоса нет, изо рта вылетает только воздух, и я в ужасе проснулась.

Целую неделю не находила себе места, пока не приснился следующий сон. По дороге в лесу едет танк, на нем сидят солдаты среди них ты. Ты сидишь и смотришь в бок, а сзади из кустов вылетает граната и летит в вас. Я бегу рядом с танком, но нас как будто разделяет огромное бескрайнее стекло, танк едет без звука, полная тишина, кричать бесполезно. Я машу руками, чтобы ты меня увидел, показываю на гранату, а она все летит и летит все ближе и ближе, а я все машу и машу. Проснулась опять вся в поту. Потом следующий сон, и так полтора года.

Я смотрел на неё раскрыв рот.

— Невероятно, такие случаи со мной действительно были. Тогда, в поселке, я услышал чей то крик и пригнулся, пуля чиркнула по каске я успел спрятаться, потом ребята удачно бросили этому стрелку пару гранат. А в лесу мы ехали не на танке, а на БМП и, я увидел как что-то мелькает рядом за кустами, какая то тень и обернулся. Гранату я успел увидеть в полете, заорал и рыбкой в сторону, и все за мной. Меня тогда чуть-чуть задело, прям совсем чуть-чуть, а больше никто не пострадал. Ты сейчас рассказываешь, а я прямо в шоке. Как это возможно чтобы чувствовать, что происходит так далеко от тебя да еще и вмешиваться? Расскажи-ка, что тебе еще про меня снилось.

Я гладил Ольгу по голове и смотрел ей в глаза, она смутилась, но рассказала еще два сна. Получалось что она была моим настоящим ангелом хранителем, и я, уж точно, был много раз обязан ей жизнью.

Ольга поцеловала меня.

— Я ведь тебе сказала что точно знала что мы с тобой созданы только друг для друга и ни для кого больше. А если бы тебя убили мне что всю жизнь одной или сразу помирать? Пойдем поедим, я сейчас наверно корову целиком проглочу.

Тут и я почувствовал, что давно хочу есть, и наверно никогда так сильно не хотел. Ольга быстро подогрела завтрак. Смели мы его мгновенно, потом ей пришлось еще дважды чего ни будь греть, пока мы наелись.

Мы ели на кухне в пристройке, столик там маленький и сидя напротив, коленками касались друг друга. Ольга взяла меня за руку.

— А я не удивляюсь, что видела про тебя сны и помогала тебе. Мне бабушка рассказала, что в нашем роду у женщин есть дар. Она говорила, что если очень надо, можно увидеть и предсказать будущее и в события вмешаться, и мысли услышать. Но специально у меня это не получается, а только в некоторые моменты. Я ведь и на бирже так зарабатывала. На самом деле сама я в торгах не участвую. Я, как-то, заинтересовалась этим бизнесом и когда изучала его, то заметила, что иногда знаю, как изменится курс или котировки, и когда. Тогда я через Интернет познакомилась с двумя профессиональными брокерами и предложила им сотрудничать за определенный процент. Они несколько раз проверили мои прогнозы и сейчас мы работаем. Они меня не знают, но прогнозами пользуются и перечисляют мой гонорар на счет.

— А не боишься, что кинут?

— Нет, я ведь ничего не вкладываю, а если один раз кинут, я с ними порву и найду других. Они знают, что я какая то экзотическая гадалка, а кто я и откуда нет. На жизнь я и так зарабатываю, а подобные прогнозы у меня получались только когда что-то, очень нужно было купить.

— То есть ты не могла жить без крутого джипа и, наверно, очень не дешевой квартиры в центре?

— Абсолютно так. Я ведь ждала тебя, а знаешь, сколько у меня было ухажеров? И каких! Мужики с деньгами и с влиянием так и вились вокруг. Тогда я устроила так, что бы все были уверены, будто у меня уже есть очень обеспеченный и влиятельный любовник. Ну и понадобились, якобы его, дорогие подарки, и машина, и квартира с обстановкой и шмотки, и побрякушки.

— И как, помогло?

— Помогло то помогло, вот только друзья отдалились, и завистников прибавилось. А ты что об этом сам думаешь?

Что я мог об этом думать? Голова шла кругом. До вчерашнего дня, я верил только в себя, про Ольгу я не забыл, но и не вспоминал, а о том, что все это время был с ней связан, не поверил бы ни за что. А тут сразу и такая радостная встреча, и эта невероятная ночь, и какое то необъяснимое чудо, причем сразу с конкретным доказательством. И еще я понимал что встретился не просто с девушкой, в которую давно был влюблен, а что люблю её и сейчас и намного сильней чем раньше, и что эта девушка сама давно и по настоящему любит меня. Наша откровенная ночь только обострила и усилила мои чувства. Сейчас я был готов на все ради неё и знал, что буду с ней и только с ней, чего бы это ни стоило. Только смогу ли я любить её также как она меня, смогу ли быть достойным её любви, ведь она же обо мне не забывала все это время ни на минуту, а я... ?

— Оль, я уверен что ты все делала правильно, но ведь мы теперь будем вместе, правда?

— Всегда!

— Но как я сыграю роль твоего миллионера? Я такими деньгами не кручу.

Наверно лицо у меня опять было очень глупое, Ольга рассмеялась.

— Я думаю, если нам суждено быть вместе, то и с этим суждено разобраться. А значит выкрутимся. Так что не парься, главное то, что мы вместе.

Да, действительно, главное мы рядом. Я, и правда, зря волнуюсь по мелочам. Почему-то сейчас мне, здоровому и сильному парню, способному без страха и сомнения кинуться в какую ни будь подворотню на крик о помощи, конкретно внушала уверенность и спокойствие лежащая на моей мозолистой лапе нежная рука Ольги.

В деревне мы прожили еще пять дней, вернее пять ночей переходящих в день. Это был непрерывный секс с перерывами на еду, посещение стройки и прогулки в магазин или на речку. Нет, секс, слишком похабное слово, для этого. Я дарил ей себя и получал в подарок её. Это была, какая то необходимая естественность. Просто в определенный момент иначе и не могло быть. Как уставший и измученный человек, добравшись до кровати, падает и, не замечая, проваливается в беспамятство и не просыпается пока не выспится и не отдохнет. Так и мы через какое то время вновь и вновь проваливались в поцелуи, объятья и взаимные ласки, и не могли оторваться друг от друга пока не насыщались нашей близостью. Мы прожили бы в деревне долго, но мне надо было по работе появляться в городе. А здесь на стройке вышла заминка, у заказчика вышел перебой с деньгами. И как только рабочие использовали все имеющиеся материалы и выполнили оплаченный объем работ, я отпустил их в город и мы с Ольгой то же переехали туда.

Жить мы стали у меня. Я уже год жил отдельно от родителей, то же в двухкомнатной квартире, правда, не в престижном районе. Когда я побывал у Ольги в гостях, то гордости моей не было предела. Да квартира в центре, да дорогая, да дорогая обстановка и ремонт. Но и я не бедствую, да видно и дизайнер из меня лучше, чем тот кто трудился над её квартирой. У меня и намного стильней, и уютней хотя ремонт мне обошелся несказанно дешевле чем ей, потому что в основном своими руками или с помощью моих же мастеров. Ольга это признала сразу и сама предложила переехать ко мне. И у нас началась прекрасная, полная любви семейная жизнь. Расписаться и венчаться мы решили чуть позже, а пока знакомились с будущими родственниками, строили планы.

Теперь, в спокойной обстановке, я начал замечать некоторые необычные вещи. То что Ольга безошибочно определяла мои планы и говорила, стоит или нет ввязываться в то или иное дело, меня уже не удивляло. Она вообще как-то незаметно стала в нашей паре лидером. Она советовала, какие мне принимать решения, а о своих действиях рассказывала как о принятых безоговорочно. Не знаю почему но мне это нравилось я не обращал на это внимания и практически всегда с ней соглашался, но и она действительно — всегда была права.

Необычные вещи случались во время секса. В интимных отношениях Ольга оказалась очень раскрепощенной. Она стала лидером и в сексе. Постепенно, мы стали использовать, наверно, все чему учит Кама-Сутра. Помню, я стеснялся орального секса с ней, а она сделала к этому первый шаг. Мы, тогда, вместе приняли душ и пошли в спальню. На мне был надет только махровый халат на голое тело, Ольга тоже сначала была в халате, но в спальне сразу его скинула и повернулась ко мне. Мы стояли рядом, я целовал её губы, она завела руку мне между пол халата и ласкала пальцами мои яички. Другой рукой она развязала пояс и помогла освободиться от халата. Увлекла меня на кровать и уложив на спину стала покрывать поцелуями постепенно двигаясь к животу. Спустившись еще ниже, она коснулась губами моего члена потом еще и еще. Я ласкал и теребил её волосы, а она гладила руками мои яички и член, оголила головку и поцеловала, а затем взяла её в рот и начала ласкать губами и языком, постепенно погружая все глубже и глубже весь ствол.

Возбуждение от её ласк переросло в мощный оргазм. Я почувствовав его приближение хотел руками отодвинуть от себя её голову но руки лишь бессильно упали по бокам и я мое семя устремилось ей в рот. Ольга пила мой сок и я получал от этого неземное удовольствие. Когда я закончил, она оторвалась от меня, а я притянув её к себе впился в её губы с поцелуем благодарности. Наши ноги переплелись моя нога была зажата между её ног и прижата к паху, я точно также сжимал её ногу. Когда мы нацеловались Ольга сказала.

— Скажи честно тебе понравилось, то что я сейчас сделала?

Я отвел глаза и соврал.

— Не знаю, наверно да.

— Зато я знаю, тебе очень понравилось, но ты стесняешься признаться, так? Мы с тобой не должны стесняться друг друга. Я не должна стесняться тебя, потому что я вся твоя, а ты не должен стесняться меня, потому что ты весь мой. И если нам чего-то хочется, то этого хочется нам одновременно обоим.

Тогда я не обратил внимания на эти слова. Также не обращал я внимания что когда мы занимались оральными ласками я мог легко и со взаимным наслаждением лаская языком её щелку и клитор проникнуть вглубь и ласкать её влагалище по всей глубине и доставая языком самое его дно. А она могла запустить меня так глубоко в рот, что казалось, будто ласкает мой член глотательными движениями от горла и до желудка всем пищеводом, одновременно языком могла гладить мой анус. Я не замечал ничего необычного и в том, что мое копье легко входило ей в рот и ей было удобно его ласкать, что оно с натягом входило во влагалище и затем легко и безболезненно для неё проникало в заднее отверстие. То есть мой член всегда был нужной толщины и длинны. И еще одно, я конечно парень сильный, и она девушка стройная, но не невесомая же, а я не Геракл. Но иногда часами держу её на весу одной рукой, другой ласкаю и не замечаю её тяжести. А иногда, когда я вхожу в неё сзади мой член кажется мне таким огромным и толстым что вот-вот разорвет её, а если я не стану держать её за талию то она просто соскользнет с меня от натяжения. Иногда, в такие моменты я чувствовал, держа её двумя руками за талию, что ребра моих ладоней упираются ей в таз а указательными пальцами я ласкал соски её грудей.

Ни на что это я не обращал внимания, так я был поглощен наслаждением взаимной близости. Однажды, когда мы занимались любовью. Я был сзади, а она спереди нагнувшись и оперевшись руками на стул, сильный порыв ветра распахнул окно, я обернулся, увидев наше отражение в зеркале вскрикнул и отпрянул от неё. Ольга повернулась, страсть еще была на её лице.

— Что с тобой тебе больно?

— Мне не больно мне было очень хорошо, я испугался. Там в зеркале, мне показалось я увидел что то.

Она подошла к зеркалу.

— Там мы с тобой, а что тебе показалось?

— Я видел там не нас. Огромный громила с руками толще чем я сам, весь сплошные бугры мышц, там трахал почти прозрачную тонкую девушку.

— Понятно! Пошли в душ, я тебе должна рассказать кое-что о том что тебе там показалось.

После похода в душ Ольга усадила меня за стол напротив себя, долго смотрела мне в глаза и наконец выдала то, что несмотря на реальность, отказывалось укладываться в моей голове.

— Послушай Олег, ты вполне нормально перенес факт, о моих способностях к предвидению, есть еще кое-что, о чем я должна тебе рассказать. Я могла это сделать уже тогда, но не стала, хотела сама узнать все получше. Мои способности перешли ко мне от бабки, но не по крови через мать, а потому что она передала мне одну вещь. Это настоящая волшебная вещь, бабушка сказала, что это книга. Как она выглядит на самом деле я не знаю. Она постоянно принимает разную форму и вид, то это кольцо, то цепочка, то серьга, а иногда даже ноутбук, причем абсолютно рабочий только батарейка никогда не кончается. Вот это кольцо на моем пальце это, сейчас, как раз она. Что она может, и как ей пользоваться по настоящему, я еще не знаю, но то что возможности у нее просто огромные это я уже поняла. Я сейчас учусь ей пользоваться методом научного тыка.

Она посмотрела на мое лицо и рассмеялась.

— Клим, закрой рот, не надо так реагировать и не смотри ты так на это кольцо, я могу даже дать тебе его подержать, ничего страшного.

Я действительно уставился на кольцо и не отводил глаз. Оля сняла кольцо и протянула мне. Обычное колечко, похоже на серебро, с простеньким рисунком.

— И ты хочешь сказать что эта штука замаскированная колдовская книга? И с её помощью ты ставишь на мне эксперименты? А бабка что инструкции тебе не дала?

— Инструкций она мне никаких не дала, или не хотела, или я думаю их просто нет.

— Как нет, а как же тогда? А если чего натворишь? Это похоже, как посреди города залезть в танк не зная что это танк и пытаться освоить его тыкая по кнопкам и рычагам.

— Не знаю, пока ничего серьезного у меня не получилось, но кое что я уже поняла. Бабушка отдав мне это, ничего толком не объясняла, только то что это мой талисман и оберег. Она объяснила только одно — Получить это можно только от того кто её познал, потерять её нельзя, она сама без спроса не уйдет. Получить её может только девственница или девственник. Пользоваться сможет когда лишится девственности, а прочитать и понять сможет только если лишится девственности одновременно с тем, с кем будут затем мужем и женой до гроба.

— Ничего не понял.

— Ну чего не понятно? Получила я её от бабушки когда была еще маленькой. И мое предвиденье это её заслуга. И книга мне подсказала, что мы с тобой будем вместе. Я очень люблю тебя Олег и знаю что ты меня любишь. Но вспомни нашу первую ночь. Думаю что даже сильно влюбленные люди не смогут испытывать непрерывный оргазм несколько часов подряд, умереть ведь можно, а мы до самого утра и потом немного полежали и как новенькие. Без помощи книги такое невозможно. Я сначала думала что она как и раньше просто заботится обо мне, но это не так. Ведь в ту ночь я рассталась с девственностью и книга начала уже не заботиться, а служить мне. А тогда ночью я и хотела такой страстной любви.

— Получается что все странности это твое колдовство. А то что я люблю тебя, это тоже только колдовство? Или это ты меня любишь, и заставляешь любить себя? Может я сам то и не хотел с тобой жить, только переспать, а переспав попался в сети?

Эта мысль меня сильно взбудоражила. Я встал, начал ходить по комнате. Мне вдруг стало страшно, вдруг меня все это время обманывали и просто использовали. И кто! Мой любимый человек! А может и не любимый?

Ольга закричала — Олег! Она вскочила, подбежала ко мне, схватила за плечи. По лицу у неё текли слезы, в широко открытых глазах был сильный испуг.

— Олег! Олежечка, поверь мне, дослушай до конца! Прошу тебя, любимый!

Она усадила меня на стул, сама села мне на колени.

— Я ничего не делала с тобой, книга связала нас в одно целое и исполняет не только мои, но и твои желания. И что-то с тобой сделать, если ты этого не хочешь, я не могу, даже если постараюсь. Я даже с собой ничего не могу сделать без твоего согласия.

— Как это?

— Помнишь, я тебя теребила на счет своей прически? Я хотела подстричься покороче и перекраситься?

— Помню, а причем тут это?

— Я хотела сделать это не в парикмахерской, а с помощью книги. Но пока ты не сказал — Поступай как знаешь — у меня ничего на получалось. И с тобой тоже самое. Я честно скажу, кое-что пыталась, что — это секрет, но бесполезно. К стати, ты заметил что у меня на лобке исчезли волосы? Признайся, тебе так нравиться больше. Мы с тобой даже не говорили об этом, а они исчезли.

Мне действительно больше нравится если лобок абсолютно голый. Но на это я не обратил внимания, просто подумал что она догадалась и побрила его.

— А как ты на наш сайт в инете лазил помнишь?

Про сайт я вспомнил. Я в компьютерах не очень, ну пользуюсь как пишущей машинкой, ну иногда залезу в Интернет на яндексе что ни будь найду но не больше. Не то, что Ольга, она с компом на ты и умеет наверно не меньше чем профессионалы. Когда она ворвалась в мою жизнь, то сразу перестроила мой подход к бизнесу. У меня теперь не договора, а произведения юридического искусства, в Интернете, красивый сайт, реклама на всех досках. По её совету я принял на работу несколько классных специалистов, и получил лицензии на разные ответственные работы. Да, о сайте. Я сайт то свой конечно видел и заходил туда, но как что-то там поменять или добавить, это темный лес. Как-то я вдруг решил добавить туда несколько снимков по моей теме и полез в компьютер. Ольга лежала рядом на диване с книгой, я уже подумал что пора звать её на помощь но вдруг у меня все легко получилось. Я сразу понял что и как надо сделать и помню это до сих пор, но раньше я этого не знал. Это получилось так просто и естественно, что я и не обратил внимание почему вдруг откуда то знаю порядок достаточно сложных действий, пароли и все такое. Тогда даже не заметил, а сейчас вспомнил, что этому никогда не учился.

— Я тогда попробовала помочь тебе в том, что ты хочешь сделать сам. Ты показал мне снимки, и я поняла что ты попросишь чтобы они были на сайте как пример выполненных работ. А раз ты захотел что бы они там оказались, но еще не подумал попросить сделать это меня, я загадала чтобы ты попробовал сам и чтобы у тебя все получилось. Я даже не обдумывала детали, того что ты должен знать и уметь для этого, оказалось что книга сама взяла всю нужную информацию и вложила в тебя и подтолкнула тебя к тому чтобы ты попробовал это сделать сам.

— Все-таки она заставила меня делать это самому?

— Нет, в душе ты неосознанно хотел этого сам, иначе ничего бы не получилось. Вспомни что ты видел в зеркале. Это мы с тобой так изменялись потому что неосознанно этого хотели причем оба сразу. Я уже поняла некоторые принципы управления книгой. Я могу, например, легко превратить кошку в собаку могу что угодно сделать с посторонним человеком, животным предметом. Но если это хоть как-то может коснуться тебя то стоп, ничего без твоего согласия и даже если обмануть тебя то все равно, стоп. И твои желания исполняются по тому же принципу, но немного иначе. Ты не можешь взять и загадать конкретное чудо, но если тебе что-то надо, а я не возражаю, то книга тут же выполнит. Тебя несколько раз удивляло когда я успела приготовить завтрак, а сама лежу и сплю. Я тогда ничего не готовила сама. Обычно я его готовлю, а в те разы был выходной и мне было лень даже просыпаться, так я просто не просыпаясь дала согласие — Пусть будет тебе завтрак — и твоё желание, увидеть на столе завтрак, исполнялось. Это было твое желание с моего согласия.

— Книга у тебя что, во сне спрашивала, можно ли мне увидеть готовый завтрак? Так что ли?

— Да, она как бы всегда у тебя на подхвате и готова прийти на помощь, но ты её не чувствуешь. А со мной у неё какая то прочная прямая связь, я её чувствую. Ты, например, пожелал, чтобы чайник закипал быстрей, книга бросается исполнять, к тебе летит сила книги, но я как будто держу её не даю лететь к тебе на помощь. И мне надо её отпустить или запретить, но я точно понимаю что отпускаю её именно, кипятить тебе чайник.

— Ты что теперь знаешь все мои мысли, чего я хочу и когда?

— Нет, книга не докладывает мне, что у тебя в голове, и мелкие желания то же. Нужна какая то концентрация твоей воли. Иногда она и меня не спрашивает, просто, если я сильно хочу того же, все просто происходит, и все. Как сейчас в спальне, эмоции наши были настолько сильными, что мы с тобой просто изменились и получали удовольствие, не замечая ничего вокруг. Я сама во все тонкости еще не вникла и понимаю все постепенно.

Теперь я объяснила тебе все, что понимаю сама, ты теперь будешь тоже осторожней, и мы сможем использовать её силу более грамотно и эффективно.

— А как же сама книга, зачем её тогда надо читать? И почему ты её до сих пор не прочитала? Или ты не собираешься за меня замуж?

— Я думаю читать её надо, там наверно какие то нужные знания, может механизм действия этого волшебства или какие то инструкции, Однозначно то, что возможности которые откроются после прочтения будут намного больше, очень на много. А прочитать я её не могу, она еще ни разу не показалась мне в виде книги. Ты ведь в ту ночь уже не был девственником, успел где то мне изменить.

— Да, но я же не знал что вновь тебя встречу, даже не мечтал. Я и не любил никого. Ребята из технаря как-то пригласили в компанию, там были девчонки, мы выпивали меня оставили ночевать.

— И что, ты сразу в постель?

— Нет, товарищ предложил в карты на раздевание, девчонки согласились. Я уже был хороший, как же, все согласны, а я из себя буду строить. Сначала раздевались, потом желания исполняли, целовались и так далее. Я сам то ни к кому не приставал, честно. Само собой получилось.

— Ладно не оправдывайся, кобель ты как и все вы мужики, я тебя не обвиняю. Просто факт, что мы должны были потерять девственность одновременно, то есть быть друг у друга первыми мужчиной и женщиной. Тогда книга бы открылась, а теперь я не знаю, придется доходить до всего самим.

После этого разговора, задуматься мне было о чем. Поверил я ей однозначно. И любить меньше не стал. Но отношения наши все равно изменились. Я начал ревновать её к этим её возможностям. И было как-то на душе не очень, теперь я конкретно отошел в семье на вторую роль. Её поведение и отношение ко мне не изменилось. Она и раньше вела в нашей паре. Но тогда я вежливо и надо сказать с удовольствием позволял ей это. А сейчас я понимал, что иначе у нас и быть не может. Ольга всегда была сообразительней меня, и образованней. А теперь оказалось что ко всему у неё еще и возможности просто невероятные. Наверно что то подобное может чувствовать человек у которого жена вдруг делает головокружительную карьеру и оказывается от него далеко на верху, а к нему возвращается лишь приезжая домой в виде усталой бизнеследи, с каких-нибудь встреч или приемов, со своими проблемами, в которые не всегда посвящает. Да что там бизнеследи, даже если жена станет президентом страны, это все равно не то. Моя то подруга — самая настоящая волшебница, а это будет покруче, президента.

Я действительно стал намного осторожнее в желаниях. Оказалось что мы можем даже общаться мысленно если будем обращаться друг к другу. Я мог, находиться дома а она у себя в конторе и могли спросить чего-нибудь друг у друга или поговорить, как по мобильнику, только внутри головы. Но не зря говорят, что человек привыкает ко всему, а к хорошему, к тому же, и быстро. Скоро я сам начал, вовсю пользоваться чудесами. Сначала я просил — Оль, а сделай чтоб в машине бензин не кончался. Потом спрашивал — Не возражаешь если на забитой парковке вдруг для меня найдется место. Освоился я на столько, что Ольга выполняла мои желания оптом, по темам. Например если я захотел перекусить, то все что я захочу исполнялось и её такие мелочи не беспокоили бы.

Единственно что мы не учли так это деньги и работа. Деньги оказались не нужны и работа стала терять смысл. Мы с ней, специально обдумывали этот вопрос, и решили ограничить себя в возможностях, иначе и жизнь потеряет интерес. Так из нашей жизни исчезли мгновенно закипающие чайники, сама собой готовящаяся еда и тд. Ну кое-что мы себе все равно позволяли. Но зато наш секс стал намного разнообразнее, тут мы ни отказывали себе ни в чем. Иногда вытворяли такое, что потом стеснялись друг другу в глаза смотреть. Как то я очнулся во время секса с каким то чудовищем похожим на горгулью с перепончатыми крыльями и когтистыми лапами которыми она в этот момент раздирала в клочья нашу постель. Сам я был в своем естественном виде, и когда она кинулась меня обнимать, сбежал в другую комнату. Ей пришлось просить у меня прощения и она всегда смущалась от напоминаний об этом. Оказывается у неё в голове и такие мысли водятся, да и в моей видно тоже. Про книгу мы постепенно забыли, но как-то раз и эта проблема решилась. То ли Ольга наконец придумала решение то ли получилось само собой.

Был теплый день, я вернулся домой и застал свою возлюбленную за поливом цветов. На ней была обтягивающая футболка на голое тело и короткая свободная юбка. Невольно залюбовавшись её грациозными движениями, я начал фантазировать продолжая её ноги вверх к тому что было прикрыто одеждой. Я отчетливо хотел чтобы она нагнулась и стала видна её попка, желательно без трусиков.

— Послушай Климов, хватит прожигать взглядом мою одежду. Если хочешь, я сниму юбку, к стати, трусиков на мне нет.

— Ты что, без спроса читаешь мои мысли?

— Надо больно! Ты так сопишь что мне и так все понятно. Или я не угадала?

— Ну угадала и что с того? Ведь хотелось чтобы это получилось случайно, а не так, что типа — Дорогая сними пожалуйста юбку, я буду на тебя любоваться, или щелк пальцами и ты разделась. Весь кайф загадки, неожиданности и игры пропадает.

Про щелк пальцами, это я специально ей сказал. Мы, чтобы исключить случайные, неожиданные проявления волшебства, решили фиксировать желания, требующие исполнения какими нибудь конкретными жестами. Нам, а особенно Ольге это помогало четче формулировать свои мысли. И она как в сказке, загадав желание, щелкала пальцами чтобы оно исполнилось.

— Ну если хочешь сейчас загадку с игрой необычных ощущений, то садись как я, чтобы мне тоже было все видно.

С этими словами она села в кресло задрав ноги и поставив их на сиденье. Её промежность оказалась полностью открытой для моего взора.

— Подожди, я же в джинсах, сейчас сниму.

— Не надо — и она щелкнула пальцами.

В результате у меня на джинсах в паху появилась огромная аккуратная дыра. Ощущение было специфическим, мои трусы наверно исчезли совсем, и все мое хозяйство сразу обретя свободу, вывалилось наружу. Это было так неожиданно что я прикрылся и наверно покраснел. А Ольга сидела напротив и демонстрировала мне свои прелести.

— Чего замер? Я же не стесняюсь демонстрировать тебе себя. Садись на диван и подними ноги. Я придумала одну штуку, но ты должен закрыть глаза и полностью мне довериться, иначе я не буду ничего делать, этого я стесняюсь. Согласен?

Интересно, что еще можно тут изобрести? Мой орган, в предвкушении, уже начал потихоньку готовиться. Я закрыл глаза.

— Согласен!

— Только совсем-совсем не подсматривай, посмотришь, только когда я тебе разрешу. А если откроешь глаза раньше, я придумала для тебя наказание.

— Импотентом сделаешь!

— Нет, я серьезно, обещаешь?

— Да!

Я сидел в другом конце комнаты напротив Ольги. Мой орган уже принял боевое положение и я представлял как это выглядит со стороны. Тут, нежные пальцы коснулись моего члена, тихо его погладили и стали теребить яички. Одна рука ласкала мошонку а другая поглаживала ствол и я почувствовал как головки коснулись её губы...

Нежный поцелуй, она оголяет головку и начинает ласкать меня языком. То полизывая, то засасывая вглубь иногда только член иногда вместе с яичками. Я таял от наслаждения. Потом ласки изменились. Она начала выпускать мой орган изо рта и вводить его в свою щелку, насаживаясь на него сама, а я сидел с закрытыми глазами и не двигался. Уже несколько раз она меняла свои ласки, то ласкала ртом, то вводила в свою щель, и не разу не коснулась других частей моего тела. Мне стало любопытно, как она это проделывает. Я открыл глаза и — Ни хрена себе! — вырвалось у меня. Мы как и вначале сидели в разных концах комнаты, нас разделяло метров шесть. Ольга, оказывается, так и не встала с кресла. А мой член стоял, протянувшись через всю комнату от меня к ней и яйца висели на другом конце. А я и не почувствовал его удлинения. Ольга как раз наклонилась вниз и вводила его в себя, а он становился то чуть-чуть короче то опять длинней, когда я вскрикнул.

— Не смотри!

Ольга вскочила с кресла, отбросив член в сторону, закрыла лицо руками и вся красная выбежала из комнаты. Мой член сразу потерял твердость но остался такой же неимоверной длинны. Я броситься за ней, но не тут то было. Сколько стало весить мое хозяйство, я не знаю, но точно, что не мало. Я остановился от боли. Эта змеюка, растущая у меня из паха, тянулась за мной, и тащить её этим местом было тяжело и больно. С ужасом осмотрев свой орган я не придумал ничего другого и намотал его через локоть, было и больно и стыдно. Так с «веревкой» на плече я пошел за Олей.

Она сидела в спальне на кровати и плакала. Я попытался что то сказать, наверно успокоить, не помню. Она явно хотела выдать мне что-то резкое, начала и свалилась на кровать. Она каталась и била кулаками по постели, а её сотрясал страшный хохот. Я и сам, представив это зрелище, стал хохотать. Стоит такой мачо с дыркой на штанах, а от туда свисает до колен потом поднимается в верх и переходит в скатку на плече, небывалый член. Прямо как в старом анекдоте «Привет из Баку, приехать не могу!»

Посмеялись мы хорошо, но член то все висит и уменьшаться не собирается. И на мои просьбы вернуть ему прежний вид Ольга только мотала головой.

— Я задумала кое-что другое, ты о том еще узнаешь, а это получилось само — и снова хохотать.

Я сам пощелкал пальцами, нет не получается, видно она блокирует. Ну что делать, решил подождать пока она успокоится, ушел в другую комнату, посидел там.

Потом кричу — Я в туалет хочу, давай мне нормальную пипиську, как я с этим то!

— А ты отнеси конец в туалет, прижми его кружком что бы не выскочил, а сам сюда иди, отсюда и тужься! — снова хохочет.

Постепенно ситуация начала меня раздражать. Я влетел в спальню.

— Или избавь меня от этого хозяйства или я обижусь на тебя всерьез!

Ольга, сама нежность, встала, обняла меня за плечи и щелкнула пальцами. Скатка на плече и тяжесть в паху моментально исчезли.

— Так лучше, любимый? Смотри как красиво! — она повернула меня к зеркалу.

Я хотел сказать, спасибо, но слова застряли у меня в горле. В зеркале был я, крепкий обнаженный торс, широкие плечи, отчетливая решетка пресса, в тех же джинсах. Но из дырки между ног выглядывал абсолютно лысый лобок, который заканчивался внизу аккуратными женскими складками. Немая пауза была долгой, наконец, я смог вымолвить хоть что ни будь.

— Ты чего со мной сделала? Я ведь хотел не этого!

Я положил руку на пах и провел по нему рукой. Да это мое тело, вот большие губки, вот клитор, дальше пальцы дотронулись до щелки. Все мое, такое знакомое, как будто на этом месте никогда и не было мужских органов.

— Оль, зачем это? Ты мало на до мной насмеялась?

Мне вдруг захотелось заплакать.

— Я не собираюсь смеяться над тобой, я хочу, чтобы ты почувствовал кое-что сам, тебе будет хорошо.

Она положила свою руку мне между ног и начала поглаживать там. Сначала я хотел отбросить её руку, но потом, взял её за плечи и посмотрел в глаза, у самого на глаза навернулись слезы. Её прикосновение было нежным и очень приятным. Я чувствовал как её пальцы погладили сначала лобок потом прошлись по складкам губок, по клитору и стали поглаживать щелку. Я смотрел ей в глаза и не понимал, что со мной происходит. Мне хотелось её ласк, чтобы она продолжала не останавливаясь, чтобы ласкала и ласкала. По телу поднималось тепло, я начал подаваться тазом навстречу её руке. Сначала её палец терся по краям щелки, затем легко заскользил по ней.

— Я не пойму что я чувствую, мне это нравиться ты такая нежная.

— Ты уже течешь, значит действительно нравиться. Поласкай меня тоже там.

Я опустил руку, завел ей под юбку и привычным движением направил её к Ольгиной промежности. В мою руку легли яички и колбаска члена, который начал быстро подниматься и твердеть. Я впервые в жизни держал в руке чужие яйца и член. Но почему-то руки не отдернул, хотя два часа назад мне было бы очень противно. И если бы два часа назад не Ольга, а кто-то из парней так пошутил со мной, удар в глаз а затем пинание ногами были бы ему обеспечены и это только вначале. А сейчас я почувствовал, что это Ольгино тело и мне было приятно погладить и поласкать её. Я целовал её в губы, а рукой поглаживал член. В какое то мгновение одежда с нас исчезла и она опрокинула меня на кровать. Я оказался на спине и разведя ноги прижал её к себе, непрерывно целуя. Все мысли исчезли, осталось только желание. Её рука ласкала мне грудь, это было очень приятно и возбуждало еще сильней, раньше от прикосновений к своим соскам я ничего подобного не чувствовал. Всё тело хотело большего. В мою щелку уперлась головка члена и, раздвигая края, стала погружаться в меня. Я помогал ему всем телом, тазом, руками, ногами, стараясь быстрее и глубже принять его в себя. Делаю движение навстречу и он входит в меня весь. Блаженство чувствовать частичку её тела внутри себя. Даже неожиданная, резкая боль в самом начале, возможность которой я не учел, была тут же забыта, и я целиком отдался чувствам. Я чувствовал, как мое влагалище обтягивает её член, как он движется во мне, как она лобком надавливает на клитор, доставляя мне, неизвестное ранее, но такое ожидаемое, сейчас наслаждение. Я почувствовал, как её член напрягся еще сильнее и стал изливаться внутри и тут же меня подхватили спазмы моего оргазма. Без сил мы сидели на кровати напротив друг друга. Провел рукой межу ног, посмотрел, на ней была сперма и кровь, они вытекали из щели и пачкали постель.

— И что теперь? — спросил я Ольгу. Она сидела напротив, вся мокрая от пота, и между ног у неё был обессиливший орган.

— Я что так сильно тебя обидел, что ты решила изнасиловать своего будущего мужа? Что ты такое сделала со мной? Я вроде кончил, но как то странно необычно, мне почему то, было приятно что ты меня трахаешь? Это ты заставила меня наслаждаться этим? Играешь моими чувствами, кого ты из меня сделала? Ну что? Довольна, наказала? Теперь у меня не баба, а конь с яйцами, а я мужик с пиздой! Дожили!

— Олег, не обижайся! Это действительно была моя месть, но ведь это не серьезно. И я не трахала своего парня. Я превратила тебя в самую настоящую девушку, а себя в парня. Мы только внешне остались прежними и отличаемся от себя только тем что между ног. Сейчас ты полноценная женщина, а я полноценный мужчина. И сексуальные пристрастия у нас соответствующие, поэтому и секс у нас получился. И если ничего сейчас не делать, то ты после сегодняшнего забеременеешь и родишь. Но не бойся, этого в моих планах нет, сейчас все вернем назад.

Она погладила себя по руке, где должна была быть книга, которая сегодня притворялась браслетом. Книга отсутствовала. Вот тут то она перепугалась не на шутку да и я тоже.

— Книги нет! Олег, я её не чувствую, я ведь всегда чувствую где она и как выглядит.

Я то же не видел книги. Обычно, я её не чувствовал как Ольга, но если видел то, сразу понимал что это она. А сейчас на Ольге её не было, только обычные золотые серьги и перстенек.

— Может, она с тебя слетела?

— Её нельзя потерять!

— А если то, что ты сделала было запрещено и она просто ушла? Как мы станем прежними?

— Не знаю, сейчас попробуем. — она щелкнула пальцами.

Я тут же почувствовал, что моё мужское достоинство вернулось на место.

— Слава богу, работает, но где она была? — Ольга показала мне руку с браслетом-книгой.

— Может она была чем то на тебе? Ведь ты же был женщиной? — она вновь щелкнула, я даже не успел возразить, и моё хозяйство опять исчезло, а у неё появилось.

Мы внимательно обследовали мое тело, а затем и её тоже. Ничего нет. Я прошелся ещё раз по спальне и вышел в другую комнату. Посреди зала стоял высокий столик, а на нем лежала книга.

— Оль, она здесь, посмотри!

Подошел ближе, столик из черного хрусталя, саму книгу описать сложно, это и книга и нет. Она похожа на книгу, а сделана как будто из куска какой то энергии, вся пульсирует светиться и переливается изнутри. Зрелище завораживало, я протянул руку.

— Осторожно! Не трогай! Я не знаю, но это ведь моя книга, вдруг она тебя шибанет, чем ни будь.

— Не верю, сначала помогала, помогала, потом бабой сделала, а теперь шибанет? Наверно просто не подпустит или не откроется. — и я коснулся книги. Ничего не произошло, только я не мог её нащупать. Похожее чувствуешь когда сближаешь два магнита одинаковыми полюсами. Но она не отталкивала, просто невозможно было понять какая она на ощупь, и не открыть. Подошла Ольга, по книге побежали светящиеся знаки. Она положила на неё руку и эти знаки полились по руке выше к плечу и, вливаясь в голову, исчезали. Секунда, и все прекратилось. Ольга молча повернулась, подошла к дивану и села. По пути она щелкнула пальцами, мы опять стали сами собой, а столик и книга исчезли. Я выжидающе смотрел на Ольгу.

— Что это было?

— Это была книга и мой первый урок. Она официально представилась мне, и объяснила как её надо читать. Теперь все понятно.

— Что понятно?

— Мы с тобой только что вместе лишились девственности. Я, впервые как мужчина, а ты впервые как женщина. И так как не ты не я друг друга из-за этого не разлюбили, то книга открылась. Но читать её смогу только когда я буду в мужском теле а ты в женском. Хорошо хоть знания теряться не будут и когда мы будем возвращать себе свой настоящий облик.

— Так что же она такое? Это книга или нет? Она не похожа на колдовские книги из сказок.

— Пока не понятно. Я как будто в первый раз в первом классе. Зашла учительница — Здравствуй Оля! Меня зовут книга, сегодня я расскажу тебе как меня надо читать, рассказала. — потом — Все, приходи завтра.

Что это будут за знания, я и понятия пока не имею.

Мне показалась неуместной наша нагота и щелкнув пальцами оделся одев заодно и Ольгу, пока она пребывала в какой то задумчивости. Сел рядом обнял её за плечи.

— Я теперь сам понял как ты смогла превратить меня в девчонку без моего согласия. Я как и ты хотел чтобы книга открылась. А ты, наверно, догадалась раньше и не от обиды, а специально устроила эти превращения.

— Ошибаешься. Я постаралась сделать тебя как можно более чувствительной женщиной, что бы ты сам почувствовал, что чувствую я к тебе. Как я тебя желаю, как отдаюсь тебе, как доверяю себя. Как мне и хочется и колется. И что я чувствую когда ты неосторожно задеваешь меня, или словом, или делом.

— Но ведь я никогда не давал тебе повода обижаться на меня?

— Это ты так думаешь. А я воспитывалась нормальной, скромной девочкой и если мне иногда нравится экстрим в сексе и некоторые извращения, то это не значит, что я этого не стесняюсь. Мне потом стыдно перед собой и особенно тобой. Сегодня я хотела доставить тебе необычное удовольствие, но не хотела чтоб ты меня застал врасплох. Ладно! Ты пока еще ничего не успел понять, может потом поймешь, и почувствуешь.

— Ты что опять будешь делать меня женщиной?

— Только если ты сам меня об этом попросишь. Теперь мы знаем о книге больше. Ну как говориться, утро вечера мудренее. Давай переварим то что случилось.

Дни потекли своей чередой. Мы как и прежде жили, спали, любили все шло без изменений. О книге мы не говорили вообще, как будто забыли о ней. Я занимался своими делами и наблюдал за Олей. Она старалась не показывать виду но было заметно что она переживает, ей и меня обидеть не хочется и в книгу заглянуть интересно. Оля была как то по особенному вежлива и корректна со мной. Даже со своими советами молчала до тех пор пока я сам не просил её помочь. Так продолжалось почти до самой зимы. Я к тому времени уже измучил себя думами о нас с ней и книге в нашей жизни. Как-то ночью, лежа в постели, я в который раз терзал себя размышлениями. Оля спала, тихо посапывая, у меня на плече. Она была такая родная, такая любимая и дорогая, что я решил

— Была не была, чему быть, того не миновать! Сформулировал желание и щелкнул пальцами.

Я пожелал: чтобы мы оказались на шикарной яхте с бассейном, стоящей в тихой прозрачной лагуне кораллового острова посреди теплого океана. Погода должна быть прекрасной, в воде, воздухе и на берегу ни одной вредной твари и ни одного человека вокруг на сотни миль. Мое тело должно быть точной копией Ольгиного, а у неё соответственно моего. В мыслях и психике тоже должны произойти изменения. У меня должны появиться женские сексуальные пристрастия и в мыслях я должен думать о себе как женщина. Чтобы ни в мыслях не в разговоре я не говорил о себе например я пришел, а само собой получалось — я пришла. У Оли все это должно проявиться с мужским уклоном. И пусть она ничего не заметит, пока не проснется. Последнее было обязательным, я хотел сделать ей сюрприз, но все зависело от книги. Щелкнул пальцами и замер прислушиваясь.

С боку потянуло свежестью, послышался тихий плеск. Да, получилось, мы на яхте. Работа книги была, как обычно, мгновенна и совершенно незаметна для меня. Я поступила правильно. Вот он рядом, спит мой самый любимый человек. Я осторожно откинула одеяло и подвинулась к нему. Только бы не проснулся, будить его еще рано, надо побыть одной. Но как мне хорошо с ним рядом. Не удержалась, положила голову ему на плечо, рукой провела по волосам на груди, какой он родной. Тихонечко положила на него ногу и прижалась низом живота к бедру, голова закружилась, тело заныло от желания. Нет, не сейчас, отстранилась тихо встала с кровати. За окнами вставало солнце.

— Хочу знать что здесь и где! — щелчок пальцами — Вот это да!

Яхта действительно необыкновенно шикарная. Я вышла из спальни в другую комнату. Диваны, столики, бары, зеркало от потолка до пола, в зеркале обнаженная Ольга. Не совсем она, все как у неё, стройные ноги, абсолютно голый лобок, стоящие упругие груди, лицо, но все-таки чуть-чуть другое. Погладила себя руками. Прошлась по грудям, животу, бедрам, обследовала себя в паху. Тело отзывалось непривычными, новыми, но ожидаемыми ощущениями. Не глядя в отражение, чувствовала, как пальцы коснулись верхушек губок, прошлись по ним, задержались на клиторе, погладили щелку. Еще раз оглядела себя, покрутилась перед зеркалом, — Красавица, просто конфетка! Пошла на палубу, остановилась — Я же голая, куда!.

Хотела надеть купальник, подумала — Зачем? Мы ведь здесь вдвоем, сама загадала. На палубе огляделась вокруг. Вид просто волшебный.

Покрытый пальмами остров песчаными пляжами обнимал лазурную бухту. Солнце уже поднялось над водой прямо напротив выхода в океан и освещало белоснежный корабль, словно висящий в невероятно прозрачном зеркале воды.

Мимо бассейна с водой прошла на корму, остановилась перед сходнями в воду. Глубины понять было невозможно, вода такая прозрачная, что отчетливо видно каждый камушек и растительность на дне. Держась за поручни начала осторожно спускаться, выругалась — Черт, все эта женская психология, наверно Ольгина! Ну и что, что я в женском теле, я же прекрасно плаваю, и фиг с ними, с волосами! — и рыбкой прыгнула в воду. Плыла под водой, сколько хватило духа, струи приятно скользили по телу массируя и лаская одновременно. Водоворотики гладили груди и щекотали между ног. Все-таки у нежного тела свои преимущества. Вынырнула, отдышалась и брасом поплыла к яхте. Темп сразу снизила, и плыла медленно, вновь наслаждаясь ласками воды. Поднявшись на борт, направилась в душ — Он ведь будет целовать меня, а я соленая.

Из душа вновь вышла на палубу, подставила себя солнцу. На мне уже был ровный кремовый загар, но стоять под лучами так приятно. Закинув руки за голову, закрыв глаза, стояла и наслаждалась.

На талию мне легли руки, он поцеловал меня в шею и прижал к себе.

— Спасибо Олег, я уже и не думал что ты согласишься вновь поменяться полами. И за чудное место спасибо. Я тоже искупался, вода просто чудо. Я вижу ты уже освоилась с новым телом.

— Да я уже всю себя рассмотрела и ощупала.

— Как первое впечатление?

— Мне нравиться, надеюсь и тебе тоже. А сам как? Освоился? Ничего не мешает?

— Да нормально, все как будто всегда так и было. Кое что уже использовал по назначению, сходил в туалет.

— И как?

— С первого раза не попал, но устройство удобное и на тебя реагирует. Когда ты плавала я смотрел за тобой, и сейчас, пока не подошел, любовался. Олег, ты такая красивая. Что ты там назагадывала, мне хочется тебя целовать и носить на руках? И почему я называю тебя Олегом, а говорю о тебе в женском роде?

— Оленька, пока ты спал, я приняла решение, а это часть моего желания и подарок тебе. Мы изменились не только внешне и внутренне, но и психологически. Я решила быть твоей женщиной пока ты Оля сам не захочешь, что бы я вновь стала твоим мужчиной. Так что спокойно читай книгу, а я буду тебя любить, моего самого дорогого человека. Мне не важно, мужчина ты или женщина, я поняла, что люблю тебя любого.

Я повернулась к нему, и моё тело вспыхнуло в его объятьях.

— Олег, любимая, то что ты говоришь я понял еще раньше. Мне то же не важно в каком ты теле, Ты дорога мне не как женщина или мужчина, а как моя половина, я не могу без тебя жить.

Спустившись в каюту, задержались у зеркала. Знакомая картина, такое уже было раньше. Обнаженная Ольга, я стою сзади, прижав спиной к своей груди и ласкаю её тело. Все также, только мужчина ласкает меня, по моим грудям скользят его руки, по моему животу они спускаются и поглаживают складки на моем лобке. Все также, только это я, своими руками, прижимаю его бедра к своей попке. Это я, чувствую как твердеет и поднимается его плоть, надавливая на меня снизу между ягодиц. Это у меня от всего этого стало тесно в груди, сильнее застучало сердце и стало труднее дышать.

Он подхватил меня на руки. Как приятно быть слабой в его сильных руках, чувствовать как он несет меня на кровать где я отдам ему всю свою нежность. Его губы, его руки. Он целовал меня и губами и руками. Поцелуи скользили по мне, касались губ, шеи, груди. Мое тело непроизвольно подавалось навстречу его ласкам, а они скользили по мне, опускаясь все ниже и ниже, сильнее и сильнее разжигая пожар желания и страсти. Я полулежала на подушках и смотрела как любимый сидя между разведенных ног ласкает губами и языком женские губки, вишенку в них, как водит языком по щелке. Красивый и такой любимый мой парень, ласкает красивое женское тело. Но это мое тело, и мой парень ласкает меня. Это я чувствую блаженство, когда его язык скользит по моей щелке, касается вишенки, когда он губами захватывает и всасывает её. Это я взяла его за голову и поцеловала в губы, я покрыла поцелуями его грудь и живот. « О боже!» — это я своими руками ласкаю яички и поглаживая ствол его органа целую в обнаженную головку. Что со мной? Я сосу, облизываю, целую его член и просто балдею от одного только чувства, что доставляю ему наслаждение.

Его руки обнимают меня за попку, раздвигают ноги и он вновь ласкает языком мои щелки и складки. Мы лежим валетом, его член у меня во рту, он языком ласкает стенки влагалища, а мне мало его, я хочу получить его еще больше и больше. Я обняла его за талию и прижалась к нему грудью. Его член напрягся и стал вливать мне в рот свои соки, в этот момент меня тоже стали изгибать волны наслаждения. Я глотала его нектар и тряслась от удовольствия.

Немного полежав и собравшись с силами я легла на него сверху и положила голову ему на грудь. Он гладил меня руками, проводя по волосам, спине, ягодицам, а я была в шоке. Я, еще вчера, самый обыкновенный парень, никаким боком не относящийся к гомосексуализму, сегодня с таким удовольствием сделал минет и сейчас наслаждался прикосновением сильных мужских рук. Нет я не наслаждался, я наслаждалась и я больше не парень, я девушка влюбленная в своего парня, а парень вот он подомной и гладит меня руками. Всё! Хватит рассуждать, для нас с Олей пол больше не признак, а одежда по необходимости. И я всегда буду доставлять Оле наслаждение в сексе и мужскими и женскими способами лишь бы ей или ему было хорошо. Сейчас, лежа на груди и ощущая его всем своим телом, я вновь почувствовала разгорающийся внутри меня огонь. Олин член находился как раз напротив моего паха. Он то же почувствовал влечение и его член поднявшись уперся мне точно в дырочку.

Целуя, он перевернул меня на спину, я ногами обняла его и прижав к себе заставила член, раздвинув стенки щели проникнуть вглубь. Он, не спеша, нежно входил и выходил из меня, а я наслаждалась тем, что отдаюсь ему и нам обоим от этого хорошо. Мы сознательно с наслаждением оттягивали оргазм, а когда он пришел, то испытали примерно тоже что и в первую ночь.

Весь оставшийся день мы отдыхали. Накупавшись и ожидая пока у Оли переваривался урок, я крутилась перед зеркалом и, щелкая пальцами меняла на себе нижнее белье, наряды, прически и макияж. Красота — страшная сила, а волшебство — мощная штука для её поддержания! У меня была абалденная прическа, великолепный макияж. Короткое облегающее платье подчеркивало мою фигуру и оставляло открытыми взору стройные ножки в туфельках на шпильке. С широко открытыми глазами в дверях замер Ольга.

— Теперь я понимаю, как мы бабы вас мужиков с ума сводим. Я прямо сейчас хочу тебя раздеть, и в койку.

— Подожди Оль, это еще успеем. — я села напротив него на низкий диван положив ногу на ногу и чувствовала его взгляд скользящий по моему телу.

— Расскажи, что узнал нового.

— Ничего особенного. Многое из того что я сейчас узнал, мы с тобой уже поняли сами. Книга это — кем то давно созданный, ключ к энергии из которой состоит все в этом мире. Абсолютно все, и то что мы называем материей и то что мы называем мыслью и то что связывает их и управляет ими. Такой переносной пульт управления всем и вся. Можно вмешиваться и изменять все и в прошлом и в настоящем и в будущем. Только нужно быть внимательным и осторожным, за каждым действием идет следствие, цепочка событий и поступков, вот её то и трудней всего рассчитать.

Например, можно отменить нашу встречу в прошлом, исчезнут и наши знания о книге и друг о друге, а мы будем заниматься своими делами даже не подозревая что могло быть как то иначе. Вот сегодня, ты забыла что стала женщиной и если бы не мой женский опыт которого нет у тебя и который, как и у тебя мужской, никуда не пропал, через некоторое время у тебя начался бы токсикоз и, ты поняла что залетела. Это то же следствие действия. Скажи мне спасибо.

— Спасибо! Про это у меня даже мысль не мелькнула.

— Естественно, ты же была как все мужики «Ваше дело не рожать, сунул, вынул и бежать!» это мы бабы об этом всегда помним.

— Ну теперь баба здесь я, а мужик ты и давай сразу решим что пока мы не надумаем пусть дети неожиданно у нас не заводятся. И вообще мне о детях думать не хочется, я еще очень молода, мне всего один день. Да и не хочу я быть мамой. Папой даже сейчас хочу, но не мамой точно.

Он сел рядом и обнял меня.

— Олежек, что мы творим? Чем все это кончится? Мне почему то страшно представить.

— А я знаю, сейчас ты включишь музыку, мы будем танцевать и целоваться. Потом я покажу тебе стриптиз, ты к стати мне его никогда не показывал, и загорясь желанием ты отнесешь меня в постель. Через какое то время ты дочитаешь книгу и мы вернемся домой или куда-нибудь еще. Или здесь мы вновь станем собой, ты забеременеешь и родишь нам ребеночка, а дальше все тоже будет хорошо.

— Олег, книга большая, я понимаю что ты меня любишь и готова на все, но я не хочу тебя напрягать сильно. Давай будем время от времени возвращаться домой. Побудем собой, побегаем по делам, здесь конечно классно, но дома уютней, а меняться полами можно и там. Кто нам сможет помешать? Если ты не против, конечно?

Я ликовала, он хотел того же что и я.

— Я конечно согласна домой, хоть сейчас, но я столько времени потратила на выбор прически и нарядов. Так что пока ты меня не разденешь и затащив в постель не кончишь раза три, не меньше, ни о каком доме не заикайся. Понял меня любимый?

Неужели это сказала я, до последнего сопротивлявшаяся превращению? Ольга тоже смотрел на меня расширенными глазами.

— Я смотрю ты входишь во вкус! Со мной тоже происходит что то подобное. Давай определимся и завтра несмотря ни на что вернемся к прежним самим себе. А сейчас, я хочу добавить к твоему колдовству кое-что свое. Мы поменяемся именами и, если понравиться то, будем делать так всегда. А то — Оля что ты сказал? — Олег, как ты спала? — бред какой то. Щелк.

Это было интересно, я сразу осознала, что я Оля, а рядом сидит Олег, но это все на уровне рефлексов. Разумом я прекрасно помнила и понимала что я Олег и я вновь стану думать о себе как о Олеге стоит только вернуть свой пол.

— А почему ты взял наши же имена, не запутаемся?

— Да просто наши имена мне больше нравятся, я не хочу быть Виктором или Арнольдом, хочу Олегом, в честь тебя. А теперь давай потанцуем! Ты, кажется хотела выжать из меня все соки, можешь приступать!

Из динамиков полилась тихая музыка. Я положила руки на его плечи и мы медленно закружились посреди плавучего великолепия. Сильные руки гладили мои плечи, спину, спускались вниз на талию и дальше. Я, стараясь прикоснуться к нему внутренней поверхностью бедер, сильно прижималась к его бедру. Он кружил меня в танце. А мне хотелось чтобы его руки скользили по моему голому телу, что бы они проникли под платье, избавили от трусиков и я могла подставить им свою обнаженную нежность. Бедром я ощущала его, рвущееся из брюк и твердое как сталь напряжение. Олег застонал. Я толкнула его на диван.

— Сиди и смотри!

Щелкнула пальцами, музыка изменилась и я начала свой сольный танец. Окна закрылись, разноцветные фонарики подчеркивали полумрак. Зеркальный шарик крутил по комнате хоровод волшебных лучей. Зайчики света, пробегая по стенам скользили по мне. Под их светом одежда становилась совершенно прозрачной. Они поочередно открывали взору Олега то детали моего нижнего белья, то тело голышом. Я, постепенно избавляясь от одежды, призывно ласкала себя и демонстрировала грацию своего тела. Получалось у меня отменно, не зря я, щелк и, запаслась опытом лучших искусительниц. Когда я избавилась от последней детали одежды, Олег подошел ко мне. Он был заведен до предела. Он стал ласкать меня и покрывать поцелуями, а я, уварачиваясь и раздевая его, старалась оттянуть момент нашей близости.

Уже поздно я вышла на палубу, огромные звезды горели и сверху и снизу. Измученного Олега я оставила спящим на кровати, самой мне не спалось, хотелось подумать. Села на край бассейна. Полночь. Я опустил ноги в воду. Вот и новый день начинается. Я вновь прежний. Сколько всего нового я испытал. Мне совершенно по другому, не как обычно, нравилось заботиться об Оленьке. Хотелось звать её к столу, что-то принести, помочь, не тревожить когда отдыхает. Хотелось соблазнять, завлекать постель. А уж что я вытворял в постели... Странно, мне и сейчас приятно вспоминать об этом.

— Вот ты где! — она обняла меня сзади руками и прижалась ко мне.

— Как ощущения?

Она присев на корточках, и обняв меня коленями, прижалась ко мне. Я чувствовал её волосы на плече, упиравшиеся в спину груди, мягкий животик. Развернулся к ней и слился с нежными губами. Межу ног появилось знакомое ощущение. Оказывается и здесь ничто не потеряно! До утра времени мало, надо торопиться. Взял Олю на руки и отнес на кровать. До утра мы наслаждались друг другом. В этот раз, все было уже по другому. Я полностью использовал свой женский опыт, зная, как она чувствует мои ласки. Наверно я стал самым искусным любовником на свете. Мы оба знали, что нужно партнеру, и смогли подарить друг другу райское наслаждение.

Вернувшись домой, занялись своими делами и несколько дней не вспоминали ни о книге, ни о яхте. Только один раз Ольга спросила — Не упрут ли нашу яхту?

Я предложил ей позаботиться об этом, хотя думаю что и яхта и остров перестали существовать, сразу после нашего отъезда. Через неделю мы вновь отправились на яхту и потом стали делать это регулярно. После третьего нашего перевоплощения я уже настолько привык становиться женщиной что стал делать это и в других случаях. Как то я использовал свои женские чары чтобы договориться о неплохом заказе. Правда, после пришлось объясняться с Ольгой, потому что заказчик понял меня правильно но перепутав нас стал ухлестывать за ней. Пришлось заставить его забыть соблазнительную, раскованную девушку. Ольга в этом плане тоже ставила свои эксперименты, и мы с ней чуть не поругались. Один раз она — пьяный Олег, приперся домой с какой то девицей и в ответ на моё возмущение предлагал трахнуть её вдвоём. В середине нашей сцены ревности, девица подумав что попала к голубым, сбежала. Мне пришлось сначала протрезвить этого горе-любовника, а затем корректировать память девушки.

Через пару месяцев, наших регулярных превращений, я становясь женщиной уже не корректировал свою психологию. Женский образ стал мне близок и понятен. Я, становясь женщиной, легко начинал думать о себе как о девушке по имени Оля и, никаких ломок в мозгу это у меня не вызывало. Ольга говорила про себя то же самое. Мы стали изменяться так легко и непринужденно, что как то занявшись с Ольгой сексом я вдруг застала себя хрупкой тоненькой девушкой а сзади меня трахал огромный негр-Олег.

Поначалу и я, и Ольга были противниками однополой любви, но иногда, в пылу страсти, она у нас получалась непроизвольно. Как-то, мы долго занимались сексом, меняли позы, уже несколько раз сменили пол и я, своим желанием превратив Олега в Олю, а сам став парнем, ласкал её середку языком. Отдавшись чувствам я не заметил что и сам по её воле стал девушкой. Изменения в себе я заметил только вместе с захватившим моё тело чисто женским оргазмом. Две Ольги, два девичьих тела, одновременно довели друг дружку до упоительного изнеможения и потом обнявшись и целуясь, поклялись друг другу больше этого не делать. Да куда там! Стоит коготку увязнуть...

Также, в порыве страсти мы освоили и мужскую любовь. Я лежала у него на бедре, руками поглаживая его свол и лаская яички. Обнаженная головка, уже отдав мне свою первую капельку, упруго подрагивала от прикосновений моего язычка. Олег, приближаясь к оргазму, своими губами, через клитор заставляя моё лоно сжиматься в сладких спазмах, пил соки моего наслаждения. Я, слегка сжимая, водила рукой от основания к головке, теребя язычком самый её кончик вокруг дырочки, ствол напрягшись начал ритмично сокращаться и мне в рот ударили струи. Его семя было обильно и мои соки не могли напоить его также, а так хотелось дать ему еще и больше. Семя Олега ещё не перестало наполнять мой рот, как спазмы моего влагалища, выжимавшего ему мои соки, сменились совсем другими, и моё семя устремилось между ловящими его губами, и по языку ласкающему головку. По прежнему лежа на его бедре, я впервые находясь в мужском теле держал во рту член. Но, вместо того чтобы отстраниться, я старался не пропустить ни капли и чувствовал какое блаженство испытывает Олег, выпивая меня.

Вседозволенность затягивает, только разумом можно заставить себя остепениться. Ведь если даже я мог легко управлять предметами и людьми, представляю, как тяжело было сдерживаться Ольге. Мы разошлись не на шутку, но после некоторых случаев решили наложить кое на что табу. То что мы вытворяли наедине с собой никого не касалось, но другие люди не должны были страдать.

Началось все с групповухи. Однажды Ольга привела домой трех своих подружек по институту. Когда я пришел домой они уже порядком выпили и трещали о чем-то своем девичьем. Мне предложили штрафную, полный фужер водки, я, забывший пообедать, быстро захмелел. Подружки были очень даже ничего, и мне пришла мысль, их банально трахнуть. Но так как простым сексом меня было не удивить, я посмотрев на Олю загадал — Пусть, у всех девушек в нашей квартире понятие приличия измениться на обратное. Обычного приличного вида и одежды они должны стыдиться и стесняться, а чем обнаженнее и откровеннее их вид или поза, тем они должны казаться, для них, более нормальными и уместными. Они должны смущаться если при возможности продемонстрировать свои интимные места не делают этого. И уж совсем недопустимо — не пытаться склонить мужчин в квартире к сексу, и стыдно — этого не добиться. Про мужчин я загадал на случай если Ольга захочет присоединиться к мужчинам.

Зная, что Ольга подробно знает о желании, посмотрел на неё, увидел сначала удивление, потом хитрую улыбку и кивок согласия. Щелкнул пальцами.

В это время я стоял в дверях комнаты, с бутылкой водки из холодильника. Меня заметили, раздался дружный визг и Ольгин голос.

— Куда ты прешь! Не видишь, тут девушки одеты?

Я спрятался за косяк и в отражении на стекле наблюдал интересную картину. Все, включая Ольгу, торопливо избавлялись от одежды. Что то трещало, слышался смех и шепот — Ну мы начать.

— Оль, стань Олегом, нам надо серьезно поговорить.

Он сказал это с таким видом, что душа ушла в пятки. Когда мы стали собой, она предложила сесть за стол, так удобнее говорить о серьезных вещах.

— Олег, мы ведь давно решили пожениться, только что-то заигрались и не торопимся. Но роспись в загсе или венчание это не только веха или рубеж в наших отношениях. Надев кольца, мы создадим семью. Для книги это очень важно. Оказывается она отпустила нам на это определенное время и если мы не создадим семьи, то она отбросит нас далеко в прошлое и мы забыв друг о друге начнем все сначала и это будет продолжаться до бесконечности пока я не создам семью в которой появятся дети.

— Оль какие проблемы? Я хоть сейчас, сколько там осталось нам времени? Или с тобой что-то не так?

— Со мной все так, я не передумала. Не так с нами обоими. Из-за того, что мы смогли открыть книгу только поменяв пол, с книгой пришлось общаться не Ольге а Олегу. Конечно оба они это я, но Олег мужчина.

— И что?

— Олег не сможет быть матерью, только отцом, а от семьи потребуется завести детей.

— Это что же? Мне придется забеременеть и родить?

— Да! Быть невестой на свадьбе, и оставаться женой Олега пока не родишь и пока тебя не перестанут называть сначала мамой потом бабушкой, то есть навсегда! А я всегда хотела стать мамой и никогда теперь не смогу. Ольга разревелась.

— Я с самого детства, как и любая девочка, готовилась стать женой и мамой. Я играла в куклы, это были мои дети, я мечтала о принце и хотела стать принцессой. В моих мечтах меня целовал прекрасный принц, потом он стал тобой. Это ведь я мечтала о сказочно красивом подвенечном платье, а повзрослев представляла как ты будешь раздевать меня в первую ночь. Это я, смотря эротические фильмы, представляла, что мужские руки раздевают и ласкают меня, и возбуждалась от этого. Это я, представляла себя беременной и думала, каково это растить под сердцем другую жизнь. А теперь ничего этого я не испытаю. Мы заигрались и это — расплата! Действительно за все приходится платить. Если ты не станешь моей женой, а я твоим мужем, книга вернется в прошлое, и я могу встретиться с кем-то другим, не с тобой. А я не хочу тебя терять. Мне так повезло, ты такой хороший. Я смотрю на других мужиков и понимаю, что ни один мне не подходит.

— Оль перестань, не плачь! Может, есть выход? Если она вернется в наше детство и начнет от туда, то может что-то изменится в нас. Может, и ты у меня станешь первой?

— Но это будем другие мы, мы — такие как сейчас, исчезнем навсегда. И если я стану у тебя первой, где гарантия что волей случая ты будешь первым у меня? Может она вообще выберет не нас, а мы так никогда и не встретимся.

— А если мы создадим семью, но не такую как хочет она, а я муж, ты жена, она что пойдет против нас и все разрушит?

— Нет, просто покинет нас и уйдет к другим.

— Здорово! Это похоже на ультиматум.

— Так и есть, она предоставляет возможности и требует то, что ей нужно самой.

— А если сделать как она хочет, то что будет потом?

— Не знаю, возможно потребует передать её ребенку или еще что ни будь, она ничего не сказала.

— Но я понял что свою поддержку она все же обещала?

— Да, и я буду продолжать учиться.

— Сколько у нас времени на раздумья?

— Она дала ровно двадцать один день. До полночи двадцать первого дня мы должны дать друг другу клятву верности.

Таких сложностей я не ожидал. Вроде решение лежит на поверхности и нас к нему подталкивают. Но как смириться с мыслью, что должен навсегда сменить пол, если ты этого не хочешь? Ольга хоть и была лидером в нашей паре и обладала могуществом, но я всегда ощущал себя мужчиной, её опорой, а она всегда старалась поддержать во мне это чувство и заботилась обо мне чисто по-женски. Теперь, когда я сам неоднократно побывал в женском теле, я еще раз убедился в том что женщина существо слабое, требует заботы и бережного отношения. А тут я должен стать слабым и нежным, а Ольга, возмужав и наверно став еще могущественней, станет обо мне заботиться. Она будет водить меня под ручку, оберегать меня, не давать носить тяжести во время беременности и так далее и так далее. Как я буду руководить своей фирмой? Наверняка придется продать. Я привык быть мужчиной, принимать решения, а тут как любая женщина буду зависеть от обстоятельств. Три недели пролетели стремительно.

Ольга мучилась сильнее меня, но она быстрей смирилась с мыслью о своем будущем отцовстве и переживала больше обо мне. Наверно я оказался, сильнее привязан к своей мужской роли. Даже о необходимости смены пола Оля только дала намек, окончательное решение я принял сам. Теперь я должен был принять чужую волю и ничего не мог поделать. Наступил последний отпущенный нам день. Ольга старалась не попадаться мне на глаза и к обеду вообще, куда то ушла. Я надел приготовленный к свадьбе костюм и стоял, разглядывая себя у зеркала.

— Сейчас придет Оля, что мне сказать ей? Любое решение изменит мою жизнь навсегда. Принять ультиматум или выбрать свой путь? Стать совершенно другим, забыть Оленьку или остаться прежним и лишить нас книги? Как сложатся наши отношения без неё? Как воспримет Ольга потерю?

От этих мыслей голова шла кругом уже три недели, а я все не мог принять никакого решения.

— Вот он я в зеркале — красивый, нарядный, влюбленный в свою невесту. Я сам сделал себя таким, старался всю жизнь.

Чувствую, вернее просто знаю, Ольга подходит к двери, сейчас войдет. Физически ощущаю её волнение. Она не стала открывать дверь, звенит звонок. Бросаю последний взгляд в зеркало, поворачиваюсь, иду открывать. По полу стучат каблуки туфель, смотрю вниз, приглаживаю свое платье. Всё, решение принято!

— Каким же я была эгоистом! Три пути, два из которых плохи для обоих, а одно, всего лишь задевало мою мужскую гордость. Но теперь все, я иду открывать дверь Олегу, моему любимому, моему жениху которому сегодня я стану верной женой.

Что то случилось, я оказалась в какой-то комнате. Посредине огромный, грубый деревянный стол, на столе горят свечи. Три человека за столом смотрят на меня.

— Не бойтесь, подойдите ближе. Вы, молодой человек, только что имели смелость и приняли верное решение. Теперь робеть не нужно, подойдите.

— Кто вы? Куда я попала?

— Не попала, а попал. Не говорите о себе в женском роде, мы знаем что вы мужчина и только что вы это доказали, вы прошли испытание. Ольга прошла его раньше вас.

— Она ничего мне не говорила.

— Она и не знала что прошла его. Нам было нужно чтобы вы сами приняли решение. Читательский билет дается не каждому.

— Какой билет? Я что в библиотеке?

Стены комнаты, действительно, были из полок с книгами.

— Это образное выражение, вы получили не билет, в вашем понимании, а доступ к знаниям и возможностям, хранителями и капителями которых мы являемся. И то что уже читала Ольга, и то что вы видете вокруг, это не книги, а ключи. Теперь и вы получаете доступ к этому.

— А где же я сейчас?

— Вы, все еще идете открывать дверь, за которой вас ждет Олег.

— Значит свадьба состоится и я буду на ней невестой?

— Да, но ведь это ваше собственное решение. Нам важен факт, что ключи получат два преданных друг другу человека, умеющих и любить и жертвовать собой, а положив жертву на алтарь, забрать уже нельзя. В силу некоторых законов, обязательно что первого ребенка в вашей семье выносите и родите Вы, потом это сможет сделать и Ольга, почему — это поймете позже. Поверьте вас обоих ждут невероятные приключения, вам предстоит много сделать и много узнать. Все что происходило с вами — это лишь подготовка, вашего сознания и психики к тому что еще должно случиться, начальная подготовка вашего образа мышления к нашему. Мы не такие как вы, мы не люди, вы просто видите нас сейчас такими. Позже, получив знания, вы узнаете все и про нас. А сейчас, возьмите это, и открывайте дверь.

Передо мной в воздухе появилась книга.

— Теперь у вас Ольгой одинаковый допуск.

Я протянула, именно протянула (ведь решение принято), руки и коснулась её. Делаю два последних шага, и открываю дверь.

Олег подхватывает меня на руки, кружит и поставив на пол целует.

— Я так рад и одновременно рада что ты приняла именно это решение. Нам много чего предстоит узнать и пережить вместе, и ты ещё будешь носить меня на руках. А сегодня ты моя невеста и самая, самая красивая девушка на свете. Разглядывает меня.

— Ты выглядишь как сказочная принцесса.

Прошел месяц.

Мы сыграли свадьбу и решили свернуть все дела чтобы перебраться в другой город. Ольге намного проще, она и сейчас может свободно менять пол, а мне этого нельзя. Основная причина переезда в том, что меня все принимают за нее, а её за меня. На свадьбе мне пришлось общаться с её подругами (это была такая мука), а она принимала поздравления от моих друзей. Да и с моими родителями тоже приходиться часто общаться. Поэтому мы решили скрыться и по максимуму ограничить общение со знакомыми.

Пока что сложностей не возникает. Я, внешне такой же как всегда и никто не заметит никаких отличий от меня прежнего. Только мы с Ольгой знаем что между ног у меня женские а не мужские органы. Занимаюсь своей работой, общаюсь с подчиненными, завершаю дела. С мужиками иногда вечером по пивку или покрепче. Они не знают что я не глотаю, спиртное просто исчезает у меня во рту, зато закусываю солененьким. У меня уже три недели беременности и надо беречься. Ольга тоже завершает свои дела. Надо спешить, скоро я не смогу имитировать свою прежнюю внешность, животик начнет увеличиваться. И дело не только в животике. Лучше, побыстрей, окончательно принять женский облик и войти в него как можно глубже. А пока никому и в голову не придет что это я вышел за Ольгу замуж. Мужики интересуются, подкалывают — Как молодая жена, когда детишек планируете, что супруга думает о детях?

Отшучиваюсь, хвалю жену, что нежная, что заботливая, мужа любит. Только молчу что это я про себя и что уже на сносях. А то что я при них и на забор, как мужик, могу пописать, и в баньку с ними сходить, так это — фалояйцеимитатор, придуманный мной и ловко пристроенный на нужном месте. Щелк пальцами и он там, ничем не отличимый от обычного мужского органа, только на баб никак не реагирует. Но если мне позвонит Олег и начнет нашептывать в трубку разные соблазнительно-возбуждающие нежности, сидящий в своем кабинете грозный хозяин строительного холдинга, краснеет, у него сбивается дыхание и от мыслей о таких сильных и нежных руках Олега, скрытая имитатором женская плоть пульсирует, заставляя сжиматься колени, и плачет соками желания.