Наверх
Порно рассказ - Клуб Транс
Это был худший день в моей жизни. Мы с моей девушкой, Элли, были в ссоре уже несколько недель, — несколько недель непрерывных споров и обвинений. Я всего лишь хотел, чтобы она была счастлива. Я жил ради нее. Но после этой размолвки, мне уже никогда не вызвать у нее улыбку. Мы расстались. Элли сказала, что все в жизни меняется, и она уже не чувствует ко мне того, что раньше. Она больше не любит меня.

Я абсолютно ничего не мог понять. Как же так. Пять лет, я боготворил эту девушку. Мы были вместе с тех пор, как мне исполнилось 18. Наши отношения были идеальны. Она была моей первой девушкой. И я мечтал, чтобы наша любовь никогда не кончалась. И вот теперь жизнь впервые приложила меня мордой об стол. Ничто не вечно. Я был в отчаянии. Никогда не думал, что со мной может такое случиться.

Я никогда в жизни не напивался. Лишь иногда позволял себе бокал другой пива или вина, и то всегда в компании. Однако сегодняшний вечер был исключением. Мне хотелось напиться вдрызг, чтобы хоть на время уйти из окружающей меня реальности. Стив, мой лучший друг, знал о моих проблемах с Элли, поэтому он позвонил и спросил, не хочу ли я пропустить рюмашку в каком-нибудь баре. Естественно я согласился.

Он заехал за мной в 10:30 вечера. У меня никогда не было любимого заведения, и я сказал Стиву, что можно выпить в первом попавшемся баре.

Съехав с шоссе, мы стали колесить по незнакомым улицам. Ни Стив, ни я прежде не бывали в этой части города. Она была как лабиринт.

— Правильно, мы проплутали тут пять минут и уже заблудились ко всем чертям, — сказал я Стиву.

— Не боись, — улыбнулся он. — Мы просто должно быть не с того конца заехали. Ну и ладно, нам ведь не военный завод нужен, а всего лишь бар. Найдем.

Поверить не могу, в кой-то веки я выбрался из дома, чтобы напиться, а мы так заблудились, что даже самого завалящегося бара найти не можем.

— Вот, кстати, и он, — отвлек меня от невеселых мыслей Стив.

Он показал на заведение, яркая вывеска которого сообщала, что место сие называется «Транс», и вопросительно посмотрел на меня. Вообще-то, это скорее был данс-клуб, о чем я немедля сообщил Стиву.

— Так что даже не знаю, подойдет ли нам это заведение, — заметил я.

— В данс-клубах тоже есть бары. Так какая, к черту, разница, — ответил Стив. — Ты ведь хочешь напиться в доску, не все ли равно, где это делать? Кроме того, там, наверное, тусуется орава аппетитных студенточек. Может нам удастся напоить парочку из них, отвезти домой и расслабиться. Нет, правда, там скорей всего мы сможем подцепить пару девочек, готовых на первом свидании идти до конца.

Тут я снова вспомнил об Элли. Сердце у меня кровью облилось при мысли, что между нами все кончено. Мало ли, что может случиться после пары рюмашек, подумал я. В конце концов, не так уж и плохо, если я трахну какую-нибудь телку. Это будет моей месть Элли, за то, через что мне пришлось из-за нее пройти. Мы припарковались и пошли к сияющему неоновыми огнями клубу « Транс».

Выйдя на улицу, я понял, что мои подозрения оправдались, — это был данс-клуб. Я открыл дверь и вошел внутрь, Стив шел за мной. Блин, ну и местечко мы с ним откопали. Светомузыка, танцующие люди, безумная атмосфера всеобщего веселья. В клубе было много женщин, много одиноких женщин. Видно было, что они пришли без кавалеров, потому что танцевали с другими девушками.

— Вперед, на штурм бара! — скомандовал я Стиву, обняв его за плечи. — Самое время забыть про нашу скорбную жизнь, и особенно про эту суку Элли.

Он ответил шлепком по спине, а потом быстро шлепнул меня по заднице. Что-то он себе много позволяет, хотя явно, что просто прикалывается.

В баре было полным-полно народу, но нам удалось найти два места.

— Ух, ты, как же нам повезло, заявил я, когда мы уселись. — Думаю, мы можем тут на всю ночь зависнуть.

— Ты только посмотри, какие тут женщины, — поддержал меня Стив. — Здорово, что ты снова свободен. Чую, мы сегодня проведем ночь в приятной компании.

И я опять немедленно вспомнил об Элли, какая же она красивая. Она всегда одевалась очень сексуально, а уж белье всегда носила жутко возбуждающее, неважно собирались ли мы заниматься любовью или нет. Но когда мы оказывались с ней в постели, то это были поистине африканские страсти, настоящий животный секс. Все эти ее чулочки, пояски с подвязками, мини-юбки, туфли на шпильках — Элли знала, как сильно они меня заводят. Если мне не хотелось секса, то она мгновенно натягивала чулки, шпильки, короткую юбочку, и я становился рабом ее желаний.

Из мира воспоминаний меня вытащил Стив, толкнув локтем в бок. Я посмотрел на него, а потом на барменшу.

— Чего будешь, красавчик? — осведомилась она.

Вот это была женщина. Статная красавица с изумрудно-зелеными глазами, которые, казалось, пронизывали, словно рентгеновские лучи. Она была очень высокая, ее рост был явно больше шести футов. На ней было короткое платье, ярко-черное и блестящее, из какого материала похожего на кожу. Я подумал, что росту ей наверняка придают туфли на шпильках.

— Даже знаю, двойную порцию самого крепкого, что у тебя есть. И моему другу того же самого, — ответил я.

— Ох, красавчик, тогда я точно знаю, что тебе нужно. Тебе понравиться. Это мой собственный специальный рецепт.

Она смешала несколько странных на вид напитков, выглядящих как ликеры на основе тропических фруктов, и подала бокал с ярко-красной жидкостью.

— Ну и что это за фигня? — поинтересовался Стив.

— Да какая, на хер, разница. Чем болтать, давай-ка, выпьем, — отозвался я.

И мы одним глотком выпили предложенный эликсир. Сначала меня, словно огнем обожгло, но потом стала невероятно хорошо.

— Вот это вещь, — только и смог сказать я, чувствуя, как голова в одну секунду стала чугунной.

Перед глазами точно туман какой-то появился, все неожиданно стало расплывчатым; люди и предметы потеряли привычные очертания. Я протер глаза, чтобы взгляд хоть немного прояснился. Ох, какое мне хорошо стало после этого коктейля. Я оглянулся на Стива. Тот расплылся в широченной улыбке, глаза горели.

— Похоже, что я обрел любимый напиток, — сказал он.

Полностью с тобой согласен, — кивнул я, думая, неужели я выгляжу так же идиотски, как и он.

Мы повернулись к барменше. Она выглядела очень довольной

— Значит, мой коктейль вам понравился, не так ли?

Мы одновременно кивнули.

— И вы не отказались бы от еще одной порции, так ведь?

— Да, конечно, — дурни мы были б, если бы отказались.

— Похоже, ребятки, вы уже дошли до кондиции, и сделаете все, что я захочу, — заметила она, ставя перед нами бокалы с коктейлем, словно сделала их заранее, точно зная, что мы захотим повторить.

Когда я и Стив осушили бокалы, барменша велела нам следовать за ней. Довольно улыбаясь, мы пошли за ней в глубь клуба, считая себе самыми счастливыми парнями на свете. Два счастливых парня, которым крупно повезло. Не совсем, правда, уверенных в чем именно им повезло. Хаотичная музыка следовала за нами, и когда мы вслед за женщиной вошли в комнату позади бара. Хотя это была больше чем комната. Повсюду зеркала, а у стен несколько кушеток. Еще из этой комнаты вел коридор, вдоль которого виднелись двери. На одной из кушеток полулежала женщина, барменша обняла ее, поцеловала и что-то прошептала на ухо.

Затем она представила ее моему другу. Стив сразу же приглянулся нашей новой знакомой. И эта женщина в мгновенье ока вышла с ним в коридор, и они скрылись в одной из комнат. Все произошло невероятно быстро. Я же был в плену у очаровательной барменши.

— Давай-ка пойдем в местечко потише, там мы сможем спокойно поговорить, — сказала она, игриво подмигнув.

Женщина была права, — музыка слишком громко играла. Однако эти ритмы захватили меня, и я невольно поймал себя на том, что раскачиваюсь в такт, улыбаясь при этом, как придурок. Что происходит со мной? Я чувствовал себя так, словно потерял какую-то часть своего «я», проследовав за прекрасной барменшей в одну из комнат, выходящих в коридор.

Невероятно, но женщина была гораздо выше меня. Я попытался открыть глаза пошире, что вобрать ее всю, но веки, будто свинцом налились.

— О, моя повелительница, — я был готов пасть на колени перед этой невероятной женщиной.

Она повернулась и ответила:

— О да, я — твоя госпожа, а ты принадлежишь мне.

С улыбкой барменша чмокнула меня в щеку. Я хотел, было, запечатлеть поцелую на ее прекрасных губах, но она отвернулась

Когда мы очутились в комнате, барменша велела мне подождать ее здесь, а она сейчас поставит более соответствующую музыку.

В комнате было довольно пусто. Голые белые стены и пурпурный коврик на полу. Посередине стоял обычный деревянный стул. Моя первая ночь свободы, а я уже почти уложил в койку роскошную бабцу. Да, я малый не промах! Мне стало жарковато, и я снял рубашку. А об остальной моей одежде пусть барменша позаботиться. И тут до меня дошло, что я даже имени ее не знаю. Хотя, с другой стороны — я собираюсь затрахать ее до потери подсознания, а для этого вовсе не обязательно знать имя. Однако время шло, а барменши все не было. Я начал чувствовать себя как-то неуютно в этой комнатушке.

И вдруг раздалась музыка. Сначала тихо, но потом все громче и громче. В мелодии не было духовых инструментов, только клавишные. И по сравнению с техно, ревущим в клубе, она звучала как хор ангелов. Я тут же почувствовал умиротворение. Но что-то не так было в этой музыке; она постоянно сопровождалась каким-то странным шепотом. Голос как будто барменши, но я не мог ни слова разобрать. Мелодия и этот почти не различимый шепот полностью захватили меня. Шепот, шепот со всех сторон. Ужасно смущенный, я, тем не менее, стал раскачиваться взад — вперед, улыбаясь при этом. Я танцевал под эту странную чарующую мелодию. Все мысли куда-то ушли, и я сконцентрировался только на музыке и шепоте. Расстегнув ремень, я выдернул его из штанов, а затем, не думая, бросил его на пол, словно танцор в мужском стриптизе. Покачивая попой под музыку, я медленно снял джинсы и тоже бросил их на пол; за ремнем и джинсами последовали трусы, и я остался абсолютно голым.

Все было так странно. Я посмотрел на постель, стоящую возле стены. Раньше я не придал ей большого значения: постель, она и в Африке постель. Но теперь я заметил, что на ней лежит полный комплект женской одежды.

— Кто самая красивая девушка на свете? — шепот стал громче.

— Элли, — монотонно ответил я.

— Теперь Элли — это ты.

— Элли — это я.

— Ты совсем голая, Элли. Где же твоя одежда?

Теперь голос шел откуда-то из глубин моего мозга. Я как будто сам задал себе этот вопрос.

— Моя одежда на постели.

Покраснев, я взял атласные черные кружевные трусики, и надел их. Когда прохладная ткань коснулась моего члена, то он мгновенно распрямился. Затем я надел пояс. При ходьбе подвязки щекотали бедра.

Пришло время чулок. Сев на край постели, я взял один. Чулки были из нейлона, черные непрозрачные, наверху кружева. Мое истинное «я» изо всех сил боролось с музыкой и шепотом. Я начал натягивать чулки, но вдруг остановился. Моя мужская натура рвалась на свободу. Нет, не трогай чулки! Ты мужчина, а не девушка! Не делай этого! Музыка стала громче. Только девушки и педики носят чулки! Нейлон коснулся пальцев ног. Я — мужчина! Я уже по щиколотку натянул чулок, шепот все нарастал, подавляя волю к сопротивлению. Я — мужчина? Черный нейлон уже до половины обтянул голень; член стоял как каменный столб. Слезы потекли у меня из глаз, когда понял, что вкрадчивый шепот и музыка победили мужчину во мне. Я — де-е-е-евушка. Нога упакована в чулок; набухший член рвется из трусов. Я — де-е-е-евушка. Слезы текут по щекам.

— Я — Элли.

— Тебе нравится женская одежда, Элли?

— Мне нравится женская одежда.

— Ты больше не будешь носить мужские вещи. Элли, что ты думаешь о мужской одежде?

— Я терпеть не могу одежду, которую носят парни. Хочу носить только то, что носят девушки.

— Элли, ты славная, умненькая девушка.

Я улыбнулся этой похвале моего невидимого собеседника и пристегнул чулок к поясу. Полностью отдавая отчет своим действия, я, тем не менее, не мог заставить себя остановиться. Должно быть, в коктейль было что-то подмешано. Мое мужское «я» замолчало. Облегченно вздохнув, я натянул второй чулок.

Покончив с чулками, я взял черный атласный лифчик. В чашечках были подкладки для увеличения груди, и я, надев лифчик, словно обрел грудки.

— Хочу, чтобы моя повелительница увидела, какая красивая девушка ждет ее, — сказал я, поднимая с постели черное мини-платье.

Я положил его на пол, потом взял за лямки и надел его через голову. Ощущения были не забываемые. Ткань облегала мое тело, и я почувствовал себя настоящей девушкой и вспомнил с каким удовольствием всегда наблюдал, как одевается Элли после ночи любви. Опустив глаза, я увидел огромную выпуклость между ног. Этот стояк всю красоту портит. Надо было что-то делать. Я задрал платье и сунул руку в трусики. После минутной возни, мне удалось сгладить картину. Приведя себя в порядок, я поправил платье. Какое же оно короткое, едва края чулок прикрывает. Мне было так хорошо в платье, никогда раньше я еще не чувствовал такую свободу.

Затем я увидел под кроватью коробку. Открыв ее, обнаружил внутри парик, тюбик с гелем, румяна, тени и зеркальце.

Начал я с теней. Я точно не был уверен, что нужно делать, но все тот же шепот инструктировал меня. Накладывая тени, я не переставал двигать попой в так музыке. Посмотрев в зеркальце, мне показалось, что я слишком сильно подвел глаза. Может, действительно я переборщил с тенями, ну и ладно. Теперь румяна. Я втянул щеки и наложил их по линии скул. Затем я взял помаду и густо намазал губы. Она была того ярко-красного цвета, который употребляют исключительно проститутки. Зачем в коробке был тюбик гелем, для меня оставалось загадкой.

Наконец, я вытащил из коробки парик. Он был черным, волосы коротко подстрижены. Я надел его как шляпу, потом посмотрелся в зеркало и поправил, чтобы он скрывал мои настоящие волосы.

«Я должен повиноваться своей госпоже», — с этими словами я сел на стул в центре комнаты. Голос велел мне скрестить ноги. Мне не хотелось этого делать. Моя мужская натура сделала последнюю попытку сразится с моей невесть откуда взявшейся женской половиной.

— Не делай, не делай этого! Так только девчонки сидят!

— А я и есть девчонка, Элли, — ответил я самому себе, усаживаясь в соответствии с пожеланиями голоса, который тут же похвалил меня, что я все делаю правильно.

Так, правую ногу на левую. Офигенное ощущение, когда затянутые в нейлон ножки потерлись друг о друга. Я сидел прямо на каменно-твердом члене — немного больно, но мне это даже нравилось.

— Почему тебе так хочется пить? — вдруг спросил голос.

— Не знаю, но пить действительно очень хочется, — во рту у меня пересохло, и я облизнул губы.

Внезапно музыка прекратилась!

Дверь открылась, и внутрь втолкнули женщину. Затем дверь так же быстро захлопнули. Моя «гостья» была одета как девушка-подросток. У нее были коротко стриженные светлые волосы. Прическа была такая же, как и у меня. На ней был узкий белый топ, сквозь который просвечивал лифчик, клетчатая мини-юбка и белые чулки. Девушка была на грани срыва!

— Я хочу пить! Умираю от жажды! Помогите мне! — слезы градом катились из глаз.

Мне самому тоже жутко хотелось пить. Чтобы утешить девушку, я обнял ее, и мы крепко прижались друг к другу. Без музыки у меня в голове прояснилось, или, по крайней мере, мне так показалось. Я точно знал, что нужно найти воду, чтобы напоить эту несчастную девушку, которая так нуждалась в моей помощи. Я спросил, как ее зовут. И она ответила — Стив. СТИВ!

— ЧТО! — завопил я, оттолкнув ее от себя. — Стив, какого черта ты так вырядился?! Что, вообще, за херня здесь творится.

— Да кто ты такая, черт возьми? — спросила она. — Я тебя не знаю.

— Что значит, ты меня не знаешь. Я — тот парень, с которым ты приехал в этот клуб.

— Минуточку, если ты этот самый парень, то почему ты одет как какой-нибудь сраный ПИДОР?!

Не зная, что ответить я опустил глаза, и в этот момент музыка заиграла с новой силой.

Когда я поднял взгляд, то увидел, что девушка снова расплакалась.

— Что случилось? — спросил я. — Не плачь. Скажи лучше, как тебя зовут.

— Сью, — ответила она. — Я очень хочу пить. Ты поможешь мне?

— А меня зовут, Элли. И я тоже хочу пить.

Мы стали с ней раскачиваться под музыку. Мои руки скрылись у нее под юбкой, и я стал поглаживать ее ягодицы, обтянутые атласными трусиками. Голова у меня закружилась, и мы поцеловались. Какие же сладкие у нее были губки. И в этот момент мне стало абсолютно ясно, как избавиться от этой мучительной жажды. Сью и я встали на колени, потом я лег на правый бок, а она на левый. Мое лицо оказалось как раз напротив ее бедер, и я словно кошка потерся о ее ляжки, обтянутые нейлоном. Задрав ей юбку, я увидел белые трусики, которые портила огромная выпуклость. Я освободил ее член. Музыка усилила мою жажду. Я почувствовал, как губы Сью обхватили головку моего члена, и сделал тоже самое. Вкус смазки, обильно выступившей на головке, мне понравился. И я стал энергично облизывать член. Сью полностью взяла мой член в рот и сосала его как карамельку. Я делал то же, что и она. Член все глубже и глубже погружался в мой рот. « А мне это нравится», — подумал я, старательно лаская его в такт музыке. Мощная струя спермы наполнила мой рот. Горячая густая, она мне очень понравилась. Я тоже кончил, и Сью пыталась выдоить меня досуха. Я решил не отставать от нее. Не знаю, сколько времени мы поили друг друга горячими сливками. Но вдруг музыка снова оборвалась, и в комнату, широко распахнув дверь, вошла моя повелительница, барменша!

Она схватила Сью, вытолкнула ее в коридор и закрыла за ней дверь.

Потом она повернулась ко мне.

— Дверь не заперта! Если хочешь уйти — уходи.

Но я не мог уйти.

— О моя повелительница, я желаю доставить вам удовольствие, — упав на колени, я зарыдал и прижался к ее ногам.

Она отшвырнула меня прочь, а потом с размаха отвесила пощечину!

— Жалкий пидор. Хочешь быть девушкой, ладно, я о тебе позабочусь.

Барменша подхватила меня под мышки и швырнула на постель. Затем она задрала мою юбку и сорвала трусики.

— Тебе понравилось сосать член, а сейчас я выебу тебя, — она с размаху шлепнула меня по заднице.

— Да, госпожа, трахните меня.

Барменша задрала свою кожаную блестящую юбку, ее трусы напоминали палатку. Она приспустила их, и я увидел огромный член. Я даже представить не мог, что моя повелительница на самом деле мужчина! Член был около девяти дюймов длинной и почти три дюйма толщиной. Моя мужская сущность окончательно сдалась. Мне ужасно хотелось получить эту громадину в попу, и я взмолился:

— Пожалуйста, госпожа, возьмите меня, пожалуйста!!!

Она взяла уже знакомый мне тюбик с гелем, щедро намазала свой роскошный член. Я почувствовал, как головка коснулась моей ягодицы, и вздохнул.

— Прежде чем, я трахну тебя, ничтожество, хочу, чтобы ты знал кое-что — действие наркотика, подмешанного в коктейль давно закончилось. И ты все делал по собственному желанию, когда увидел Сью. Ты делал то, что хотел. Сью тоже этого хотела, вот почему ВЫ СДЕЛАЛИ ТО, ЧТО СДЕЛАЛИ!

— А-А-АХ! — я завопил от боли — она вошла в меня.

Боль была невыносимой, слезы брызнули из глаз. А барменша все натягивала меня. Моя дырка была слишком маленькой для такого огромного члена. Слезы текли у меня по щекам, и я стал тоненько постанывать, словно шлюшка. О-о-ой! Она вошла еще глубже. Боль понемногу стала ослабевать. Еще один дюйм ее горячей плоти погрузился в мою девственную попу. Когда член до отказа заполнил мой зад, барменша стала трахать меня: вперед — назад, то, полностью выходя, то одним ударом вгоняя член целиком. Никогда еще мне не было так хорошо, я облизывал свои густо накрашенные губы и улыбался. Моя повелительница вовсю дрючила меня. Должно быть, мелькнула у меня мысль, Элли испытывала те же чувства, когда занималась со мной сексом.

— Я, ЭЛЛИ! — вопил я, не жалея голосовых связок, а барменша только улыбалась и продолжала разрабатывать мне попу.

Я мечтал, чтобы это длилось вечно, но тут моя повелительница задрожала, и горячая сперма наполнила меня до краев. Когда она вытащила обмякший член, густая жидкость потекла по моим ногам. Вдруг что-то кольнуло меня в ягодицу, какая-то иголка.

— Я люблю свою повелительницу, — прошептал я, прежде чем провалиться в объятия Морфея.

Когда я проснулся, было раннее утро. Мы со Стивом подпирали стену клуба на улице. На нас была та же одежда, в которой мы приехали в «Транс». Я разбудил его, и мы пошли к машине.

Усевшись в машину, я сказал:

— Стив, никто не должен знать, что случилось прошлой ночью. Возможно, нам не стоит обсуждать это даже между собой.

Он как-то странно посмотрел на меня и спросил:

— Кто такой Стив?

Нет, никогда уже наша жизнь не станет прежней.

Категории: Транссексуалы