Наверх
Порно рассказ - Жаркий июньский вечер
Черный Митсубиси Лансер ехал по вечернему июньскому городу. В пробке не было смысла торопиться. Обогнав одну машину, все равно, пристроишься в задний бампер другой. Светофор за светофором водитель продвигался к Центральному району. Добравшись до нужного двора и запарковав машину, из-за руля вышел молодой подтянутый мужчина. Достав из багажника спортивную сумку, абсолютно не сочетающуюся с его строгим офисным костюмом, Роман зашел в подъезд новостройки. Проверив почтовый ящик и вытащив оттуда кипу почтовых конвертов, он поднялся на лифте на четвертый этаж. Открыв дверь квартиры, он вошел в оштукатуренное помещение. Это была переделанная двухкомнатная квартира с черновой отделкой. Пройдя вглубь квартиры и бросив сумку на стоящее рядом с колонной кресло, Рома пошел в будущую ванну и снял с себя офисную одежду.

Костюм, брюки и галстук повесил на плечики, снял плавки и натянул лежащие рядом с зеркалом шорты. Накаченный торс, плоский живот и короткая стрижка, в шортах смотрелись, более лаконично, чем в офисном костюме. Казалось, что где-то рядом находится море, в котором он собрался плавать на виндсерфинге. Вернувшись в комнату, Рома открыл спортивную сумку и достал оттуда пакет с соком и упаковку с новенькой интимной игрушкой. Распаковав анальную пробочку, он помыл ее под краном и положил на подоконник. Открыв окно, на котором еще ни разу не было штор, он закурил. Зеленые глаза внимательно осматривали большую комнату, которая совмещена с будущей кухней и имела выход на отделанную деревом лоджию. Докурив, он взял большое кресло и поставил в угол комнаты, который не просматривался с окон и все происходящее на этом кресле не будет доступно постороннему взгляду.

Время медленно тянулось к концу рабочего дня. Екатерина выключила компьютер и, прибрав на столе накопившиеся за день бумаги, вышла из кабинета. Пройдя по коридору, она зашла в туалет и, закрывшись в кабинке, сняла одетые под юбочкой кружевные черные трусики. Положив их на дно сумочки, она загляну в ее потайное отделение, там лежали аккуратно свернутые белые слипы, в которых ее попка смотрелась особенно красиво и маленький тюбик крема. Закрыв замок сумки, и поправив юбочку тонкого черного платья из вискозы, вышла из туалета. На улице был обычный июньский вечер. Солнце припекало и, нагревшийся за день асфальт парил жарким маревом. Быстрым шагом, насколько позволяли каблучки ее босоножек, Катя дошла до машины. Каждый сделанный шаг напоминал ей, что под юбочкой у нее ничего нет. Потоки горячего воздуха обдували ее девочку. Подойдя к машине, она открыла дверь в ожидании пока выветрится нагретый воздух. Каждое дуновение ветра ласкало нежную кожу половых губок и непривычно гладило голенький лобок. Сев за руль, Катя включила кондиционер и сосредоточилась на дороге, то, что творилось у нее под юбочкой не должно отвлекать от вождения.

Рома сидел в кресле и разбирал почту, конверт за конвертом он просматривал исковые заявления и налоговые требования, счета на оплату и прочую бумажную волокиту. В противоположном углу комнаты на подоконнике из телевизора тихо играла современная медленная музыка. Закончив с разбором документов, он посмотрел на часы, до назначенного времени оставалось еще 30 минут. Понедельник в его жизни давно стал днем совещаний и коллегий, переговоров и планов на ближайшие 7 дней. Сегодняшний день не сильно отличался и усталость от тяжелого дня давила на веки. Удобно устроившись в кресле, он закрыл глаза и утонул в сладком коротком сне.

Катя всегда аккуратно водила машину. Еще с инструктором она усвоила простое правило — эмоции за рулем приводят к аварии. Ведя машину, она двинулась по пробкам городских улиц. Добравшись до Центрального района города, на очередном светофоре, она достала распечатанную с компьютера часть городского квартала, где ярким маркером был обведен нужный ей дом и нарисован маршрут со знакомой ей улицы. Поездив немного по новеньким, еще не успевшим обрасти грязью и деревьями дворам, она припарковалась возле высотки. Опустив солнцезащитный козырек и открыв маленькое зеркальце, Катя поправила прическу и попробовала подкрасить губы. Рука от волнения дрожала, пока она вела машину, концентрация на дороге не давала ей расслабиться, но после остановки волнение вернулось к ней. Достав из сумочки салфетку, она стерла помаду с губ, решив, что красоту ничем не испортишь. Пора было выходить из машины, но волнение все больше подкатывало к горлу. Девочка сладко заныла под юбочкой, ее давно не ласкал мужчина, и желание заставляло двигаться вперед. Решившись, наконец, довести задуманное до логического конца, она открыла дверь машины и вышла. Подойдя к подъезду, Катя решительно набрала 21 на домофоне, тот издал странный звук и выключился.

Такое поведение электронного стража озадачило девушку, не сказать, чтобы она никогда не пользовалась таким устройством, но чтобы на простейшее действие оно отказалось работать — такого с ней не случалось. В первый момент она облегченно вздохнула, теперь у нее есть оправдание, почему она не пришла. Постояв с минуту у перил подъезда, она уже хотела пойти назад в машину и поискать там оставленный ей для такого случая городской телефонный номер, но тут из подъезда вышла компания молодых людей. Не успев подумать, Катя вошла в подъезд и вызвала лифт. Лифт ждать не пришлось, он стоял на первом этаже, видимо ребята, открывшие ей дверь, спускались на нем. Поднявшись на четвертый этаж, она подошла к квартире номер 21 и постучала. Удивившись собственной смелости, она одернула юбочку и провела рукой по талии, чтобы разгладить образовавшиеся от ходьбы на платье складки.

Роман проснулся от стука в дверь, от неожиданности он сначала даже не понял, что происходит. Медленно открыв глаза и осмотревшись, он понял, что проспал назначенное время. Решив, что во сне не услышал домофон, он пошел к входной двери. Пока он шел, в дверь постучали повторно, совсем робко и почти неслышно. Торопясь открыть, Рома быстро подошел к двери и, повернув ключ, распахнул ее. За дверью стояла брюнетка невысокого роста, в черном платье, прижимая сумочку к груди. Создавалось впечатление, что Катя отгородилась сумочкой от двери.

— Привет, я тебя напугал?

— Да, я близко подошла к двери и испугалась, что ты, открывая, нечаянно заденешь ею меня.

— Проходи, я задремал и услышал, что ты пришла, когда уже в дверь постучала. Не слышал, как ты звонила в домофон.

Катя, так и держа сумку прижатой к груди, прошла в квартиру. Рома закрыл за ней дверь и стал проводить экскурсию по стройке, так он назвал не законченный ремонт в квартире.

Он рассказывал, как было до переделки и как будет в этой квартире, где будет стоять мебель и какие он хочет наклеить обои. Катя внимательно слушала и разглядывала своего гида, замечая иногда и на себе любопытные взгляды. Посмотрев лоджию, они вернулись в комнату.

— Пить хочется, жарко сегодня на улице.

— Сок и стакан на подоконнике.

Катя взяла пакет c соком и налила себе полный стакан. То, что она увидела на подоконнике, смутило и заставило отвести взгляд. На упаковке лежала анальная пробочка. Покраснев, но, сделав вид, что ничего не заметила, Катя положила сумочку в стоящее радом кресло и, взяв двумя руками стакан, стала медленно пить прохладный сок, глядя в окно. От вида лежащей на подоконнике игрушки внизу живота стало жарко. Стараясь сдержать эмоции, Катя, молча, смотрела в окно, по глотку отпивая сок из стакана. Делая последний глоток, она почувствовала, как Рома обнял ее сзади. Его руки легли на ее животик и стали гладить его, опускаясь вниз, а губы коснулись шеи. Поставив стакан, Катя вывернулась из его ладоней и с укоризной посмотрела в глаза. Он смотрел на нее сверху вниз сильным и уверенным взглядом, ладонью убрал с ее лица растрепавшиеся волосы и, обняв за талию, стал страстно целовать в губы. Катя закрыла глаза и прижалась к нему всем телом.

Ей пришлось чуть привстать на носочки, чтобы поцелуи были сильнее и глубже. Его руки гладили ее тело, под тоненьким платьем, иногда натыкаясь на маленькие эрогенные зоны от прикосновения к которым все тело Кати выгибалось в струну, а глаза закрывались от блаженства. Когда Ромина ладонь опустилась на ее упругую попку, Катя вздрогнула и выгнула спинку, прижавшись бюстиками к его торсу. Положив голову ему на плечо, она закрыла глаза и старалась почувствовать каждое прикосновение. Приподняв юбочку, Рома положил обе ладони на ее голенькую попку.

— Ты выполнила обещание и пришла без трусиков.

— Я очень хотела тебе понравиться.

— Тебе это удалось.

Рома одной рукой взял ее за попку, а другую положил на лобок. От прикосновений к половым губкам Катя задрожала, но его пальцы не останавливалась, а ласкали сначала губки, потом, двумя пальцами он нащупал ее клитор и стал ласкать его, несильно зажимая его между ними. Вторая рука ласкала перегородочку между девочкой и колечком попика, иногда, нечаянно, фаланга пальца входила в девочку, заставляя Катю все шире раздвигать ножки. Рома завел руку между ее ног и взял вульву в ладошку. Она вся была мокрая и пульсировала в его ладони. Обняв Катю за талию, он легко приподнял ее над полом и, донеся до кресла, поставил ее на колени лицом к спинке. Катя попыталась одернуть юбочку платья, стесняясь того, что он увидит ее дырочки, но его руки раздвинули ее полупопицы и язык коснулся истекающей девочки. Выгнув спинку, Катя томно застонала. Лаская языком промежность, Рома ввел большой палец во влагалище, а ладошкой стал гладить клитор и губки девочки. От ласк и проникновений стоны Кати все усиливались и, потеряв контроль над собой, она стала вскрикивать все сильнее, подмахивая попкой навстречу его ласкам.

Рома глубоко ввел большой палец и не вынимая его, немного сжал ладошку. Катя вскрикнула и в Ромину ладошку из девочки потекла теплая струйка. Вся дрожа, девушка попыталась отстраниться, но его руки крепко держали ее. Когда волна оргазма прошла, Рома отпустил ее, и Катя обессилено опустила голову на спинку кресла. Ей казалось, что ее тело живет своей, отдельной жизнью. Яркие вспышки в глазах и дрожь в теле потихоньку унялись, возвращая ее в реальность. Рома приподнял ее и, сняв платье, расстегнул лифчик. Освободив от бюстгальтера Катину груд, он взял ее в ладони и стал нежно массировать. Катя выпрямилась и спиной прижалась к Роме. Даже через шорты она чувствовала, как он возбужден. Отстранившись от ласк, она поднялась с кресла, еще непослушные ноги плохо держали ее на высоких каблучках босоножек.

— У тебя красивая грудь.

— Спасибо. Я хочу тебя поласкать, только меня не трогай при этом. Мне нужно немного отдохнуть.

— Гладить твои бюстики я могу?

— Нет, пожалуйста.

Катя подошла к стоящему рядом с креслом Роме и, прижавшись всем телом, стала гладить его спину, целовать плечи и губы, водить язычком по груди. Он стал гладить ее плечи, и Катя, отстранившись, укоризненно посмотрела на него.

— Хорошо, я не буду.

Постепенно опускаясь вниз, Катя целовала его губы, соски, живот. Продолжить ей помешали шорты, и она ухоженными пальчиками с аккуратным розовым маникюром расстегнула пуговицу и замок. Спустив их до пола, она заставила Рому выйти из них. Убрав все преграды, она взяла в руку его возбужденный член, вены на нем пульсировали от напряжения. Было видно, что, лаская ее, Рома сильно возбудился, и головка члена была залита смазкой. Катя слизнула капельку смазки с головки члена и сильно оттянула крайнюю плоть.

— Я хочу, чтобы ты ласкала мальчика только губами и язычком.

Убрав руку, Катя положила ладони на его бедра и, обхватив мальчика губами, постаралась ввести его на всю длину в ротик. Сделав несколько движений, она подняла голову и с поволокой в глазах посмотрела на Рому.

— Сядь в кресло.

Рома сел в кресло, и Катя удобно устроилась на корточках между его ног. Проведя языком по стволу члена, она пальчиками оттянула вверх мошонку и поцеловала ее. Долгий поцелуй перешел в ласку яичек языком, и в какой-то момент оба яичка оказались у нее во рту. Немного натянув мошонку, она стала ласкать их во рту языком, заставляя Рому стонать и ограничивать движения ее головы руками. Освободив его из плена, Катя, взяла мальчика в рот и, глубоко введя его, остановилось. Насколько хватило дыхания, она ласкала член языком, отстранившись, она набрала воздуха и стала губами ласкать головку члена. Рома весь напрягся и, закрыв глаза, тихо стонал. Сжав между пальцами основание его члена, Катя медленно стала двигать рукой. Рома затих, мышцы ног напряглись, и струя спермы вместе с криком наслаждения вырвались из него. Он поднял Катю и, усадив ее на колени, долго и нежно поцеловал в губы. Повернувшись к нему лицом и, раздвинув ноги, Катя села ими на спинки кресел. Перед Ромой открылась великолепная картина, ее бюстики оказались рядом с его лицом, а от широкой посадки девочка открылась вся как на ладони. Оказавшись выше него, она опустила голову и поцеловала его в губы. Рома обнял ее и крепко прижал к себе.

— Я заметила на подоконнике игрушку. Это тот подарок, о котором я думаю?

— Именно так. Нравится?

Катя встала и взяла в руки маленькую красную анальную втулку. Повертев ее в руках, она опустила ее к девочке и медленно ввела во влагалище. Когда она вводила игрушку, она немножко раздвинула ножки и наклонилась вперед. Влагалище плотно обхватило гладкую поверхность втулки, и новая волна желания охватила Катю. Она хотела, чтобы Рома вошел в нее.

— В девочку она хорошо вошла, но она там не держится. Приходится придерживать ее рукой.

— Она предназначена для твоей попки. В ней она будет как влитая.

— Ты не против если на моем дефиле в трусиках она будет во мне?

— Нет. Кстати для дефиле самое время.

Катя с неохотой убрала пробочку из девочки и, прихватив трусики из потайного кармана сумочки, ушла в другую комнату. Там она надела любимые белые слипики. Чуть приспустив трусики, она стала ласкать пальцами клитор, когда девочка хорошо увлажнилась, она ввела в нее пробочку. Подтянув трусики, она почувствовала, как они вдавливают в нее пробочку. Она попробовала сделать шаг, пробочка внутри не мешала а, наоборот, с каждым шагом доставляла новое интересное ощущение. Она вышла в комнату, где Рома ее ждал. Он сидел в кресле и курил. Его глаза жадно смотрели на очаровательную девушку в одних трусиках и босоножках, идущую к нему как по подиуму. Немного не дойдя до него, она развернулась и пошла обратно. Ее попку красиво облегали плотные белые трусики, а простота трусиков создавала ощущение доступности и чистоты, но в тоже время красоты и нежности. Дойдя до середины комнаты, Катя остановилась и, обернувшись, картинно подогнув ножку и прикрыв бюстики ладошками, подняла глаза на Рому.

— Мне нужна музыка.

Рома взял пульт и добавил звук телевизора. Из него полилась красивая быстрая мелодия. Катя начала танцевать в такт музыке, двигаясь всем телом, она кружилась, то открывая грудь, то пряча ее. От ее танца становилось жарко, игрушка внутри ее девочки дразнила ее, желание волнами расходилось по комнате. В какой-то момент танца Катя начала ласкать свою грудь, потом запустила ладошку в трусики. Все ее тело хотело секса, прямо сейчас и ни секундой позже. Рома не выдержал и, поднявшись с кресла, подошел к ней. Катя прижалась к нему попкой и стала танцевать, извиваясь, как будто он вводит в нее член. Рома спустил с нее трусики и, вынув игрушку, вошел в нее полностью. Катя вздрогнула и замерла. Из-за разницы в росте член упирался в переднюю стенку влагалища. Она чувствовала, как он расширяет вход в девочку. Привстав на носочки, она ввела его на всю длину и, откинувшись назад, стала медленно опускаться с носочков на каблучки. Она как бы продолжала танец, который он прервал, только внутри нее была уже не игрушка, а мужской член, на который она с удовольствием одевала свою узкую девочку. Рома взял ее за руки и, заведя их за спину, остановил танец. Она больше не могла двигаться и полностью подчинилась его силе и желанию. Он поставил ее ноги шире и, чуть присев, стал двигаться внутри нее. Рома давно отпустил Катины руки, но она не меняла позы, старательно насаживаясь на стоящий от возбуждения член. Одна его рука придерживала ее за бедра и ласкала клитор, другая сжимала оставшиеся без защиты бюстики. Катя задрожала, и ее ноги стали подкашиваться. Рома вышел из нее, и Катины соки потекли по ее ногам. Положив член между ее полупопиц, Рома сделал несколько движений, и струйка спермы брызнула ей на спинку.

Катя сделала неуверенный шаг к креслу, но трусики помешали ей идти. Рома поднял ее за талию и поставил на колени на кресло. Введя в еще не успокоившуюся девочку, пробочку Рома стал языком ласкать колечко попки, с каждым движением все глубже входя в нее. Катя застонала, и он все настойчивее, стал ласкать ее, заменив язык на мизинец. Не удержавшись, Катя стала ласкать себя, гладить девочку и бюстики. Ее попка расслабилась, и Рома смог ввести в нее большой палец. Достав пробочку из девочки, он приставил ее к колечку и, обняв за талию, движением дал понять, чтобы она стала насаживать попку на нее. Катя стала медленно раскачиваться и пробочка, хорошо смазанная соками девочки, по миллиметру стала входить в нее, расширяя колечко. Когда пробочка вошла до самой толстой части, попка сомкнулась и сжалась на ее ножке, Катя облечено выдохнула.

— Я боялась, что будет больно.

— Я старался аккуратно.

Рома одел на нее трусики и отошел к окну курить. Затянувшись сигаретой, он выпустил клубы дыма в окно. Катя повернулась на кресле и попробовала сесть на попку. Пробочка плотно вошла в нее, но когда она садилась, вошла еще глубже и Катя томно застонала.

— Боже, она так глубоко.

— Всего 6, 7 сантиметров в длину и 2 сантиметра в толщину. Ты захватила крем?

Катя осторожно поднялась и подошла к креслу, в котором лежала сумочка. Каждый шаг приносил ей наслаждение, она чувствовала, как пробочка упирается в перегородку влагалища. Девочка ее снова намокла, и на белых слипиках появилось предательское пятнышко. Медленно нагнувшись, она достала крем и отдала его Роме. Вернувшись к креслу, она сняла трусики и села голой попкой на подушку.

— Иди я тебя поласкаю. Хочу, чтобы ты заменил пробочку и в этой дырочке своим мальчиком.

Рома затушил сигарету и подошел к креслу. Катя взяла в руку еще спокойного мальчика и стала его ласкать языком, гладить пальцами яички. Когда мальчик стал набухать, она повернулась попкой к Роме. Он достал из нее пробочку и стал смазывать колечко попки кремом. Прохладный крем заставил вздрогнуть Катю, она замерла и постаралась прислушаться к своим ощущениям. Два Роминых пальца аккуратно смазывали ее попку кремом, плавно расширяя ее, а большой палец другой его руки ласкал вход в девочку. Когда попка хорошо расширилась, Рома нанес крем на мальчика и подставил его к колечку попика. Уже знакомым Кате движением, он заставил ее насаживаться на мальчика. Сначала казалось, что попка не сможет пропустить головку его члена, но предварительные ласки пальцами и обилие крема сделали свое дело. Катя даже не поняла, как головка вошла внутрь нее. Рома заставил ее дальше двигаться к нему. Катя, раскачивая попкой, все глубже принимала мальчика в себя. Когда она почувствовала, что уперлась попкой в его лобок, он взял ее за талию и плотно прижался к ней. Она почувствовала, что Рома вошел очень глубоко, но он, большими пальцами, стал массировать натянутое колечко ее попки, и она пустила его еще глубже. Войдя в нее, он остановился и всем телом лег на нее сверху. Его руки опустили на бюстики и стали их гладить. Катя привыкла к новому ощущению и стала гладить свою девочку пальцами. Вход во влагалище стал узким, а перегородка между девочкой и попкой очень сильно натянулась. Возбуждение Кати нарастало, страх ушел, и она стала потихоньку двигаться, стараясь глубже принять Ромин член. Почувствовав это, он взял ее за попку и стал медленно выходить из нее, когда головка члена вот-вот должна была выскочить из попки, он резким движением вошел в нее. Катя от наслаждения выгнула спинку и застонала.

Попка иначе реагировала на мальчика, чем девочка. Рома наращивал темп, и вот он уже входил в ее попку так же, как он это делал с девочкой. По внутренней стороне бедер Кати текли соки ее девочки, но в этот раз они были не нужны, подмахивая попкой Роминым движениям, Катя вся затряслась и, вскрикнув, кончила. Рома остановился и вышел из ее попки. Катя вся сжалась на кресле, ее сильно раскрывшая попка пульсировала, стараясь закрыться. Рома ввел палец в ее девочку, и соки обильно потекли из нее. Она вся дрожала и тихо постанывала. Рома медленно ввел член в ее попку и остановился, обессилевшая Катя не могла сопротивляться. Не дав ей отдохнуть от оргазма, он стал сильно насаживать ее на еще не удовлетворившийся член. Катин стон превратился в легкий крик и слезы потекли по ее щекам, но она продолжала подмахивать ему попкой пока не почувствовала, как его член пульсирует в ней. Рома всем телом рухнул на нее, и вторая волна оргазма прокатилась по ее телу. Катя дрожала в его объятиях. Мальчик в ее попке стал уменьшаться в размерах, и она почувствовала, как ее хорошо расширенная попка вытолкнула его из себя. Они долго лежали в кресле, обнимаясь и целуясь. Каждый поцелуй отливался искрой в Катиной голове. Пролетали картинки сегодняшнего вечера, их с Ромой предварительных договоренностей, ее танца в одних трусиках и попикового секса. Рома поднялся и, надев шорты, пододвинул еще одно кресло. Они долго беседовали о пустяках, погоде и политике. Обменивались мнениями и просто узнавали больше друг о друге.

В полутемной комнате, Катя забралась на колени Романа и, поцеловав его в губы, встала с кресла.

— Мне пора собираться. Завтра рано вставать на работу.

— Я тоже поеду. Как ты видишь, ночевать тут пока негде.

Рома ушел в ванну и начал одеваться. Катя подошла к окну и постаралась завести свою машину, очень хотелось, чтобы в ней сейчас было прохладно. Пока она тщетно пыталась совладать с автозапуском, из ванной вышел Рома в костюме и в галстуке.

— Так ты гораздо солиднее выглядишь, чем в шортах.

— Чего не могу сказать о твоей голенькой попке.

— Девочке гораздо проще одеться.

Одев через голову платье, Катя бросила лифчик в сумочку и достала оттуда кружевные трусики, снятые ею в туалете. Аккуратно одев их, через босоножки, она приподняла юбочку и, красуясь голенькой девочкой, подтянула их, дразня Рому. Поправив платье, Катя взяла сумочку.

— Я готова.

— Не так быстро. Ты забыла подарок.

Рома поднял с кресла пробочку и ушел к умывальнику. Катя задумчиво посмотрела ему вслед. Помыв пробочку, Рома вернулся и, обняв Катю, опустил руки под ее юбочку к уже спокойной девочке. Она вопросительно подняла глаза.

— Я подарил тебе подарок и его место под трусиками.

Погладив, Рома ввел в набухшую девочку игрушку и, поправив трусики, разгладил юбочку. Катя почувствовала, как уставшая за сегодня девочка опять стала намокать.

— Я не смогу с ней внутри вести машину.

— Давай я довезу тебя до дому, а завтра возьмешь такси?

— Договорились, я все равно не в состоянии вести машину.

Они вышли из квартиры и, спустившись на лифте, оказались на улице. Легкий ветер уносил прохладу июньского вечера. Катя аккуратно дошла до машины и сев на пассажирское сиденье томно закрыла глаза.

— У меня сейчас опять трусики намокнут.

— Это хороший повод сюда вернуться еще не раз.

До Катиного дома они ехали в тишине, Ромина ладонь лежала на внутренней стороне бедра Кати, нежно поглаживая его. Остановившись возле ее подъезда, Рома погладил пробочку под ее трусиками и долго, нежно поцеловал Катю в губы. Катя вышла из машины и быстрым шагом, как будто ничего и не было, зашла в подъезд. Поднявшись по лестнице, Катя открыла дверь своими ключами. В прихожей горел свет, а в родительской спальне работал телевизор. Пройдя в свою комнату, она быстро скинула платье и, надев халат, пошла в ванну. Включив набираться теплую ванну с пеной, Катя присела на край ванной и стала ласкать себя. Закрыв глаза она вспомнила, как вышла из офиса без трусиков, потом со страхом вошла в незнакомую квартиру, как по ее ногам потекли струйки оргазма в кресле, как Рома взял ее после дефиле в трусиках и кончил ей на спинку, как игрушка вошла в ее попку, а потом он взял ее сам. Ее ноги задрожали, и девочка выдавила ей в ладошку поставленную Ромой пробочку.

По ночному городу быстро ехал тонированный, черный Митсубиси Лансер. Не обращая внимания на скорость и машины, он стрелой уносился в темноту, сыто урча мощным мотором.

E-mail автора: analschool@mail.ru