Наверх
Порно рассказ - Красивая девочка Даша
Он наблюдал за ней весь вечер, плавно переходящий в ночь. Девчонка была чудесна — не то, что бы совсем в его вкусе, но всё равно очень хороша.

Ему всегда нравились девушки с выпуклыми формами, а эта была высокая, худенькая, с маленькой грудкой и с тонкими ногами. Она сидела в компании девушки и парня — видимо девушка была ее подружкой, парень судя по всему был подружкин.

Девочка пила коктейли — сколько их было, он не знал, но наверное не один и не два, потому что глазки у нее блестели уже нетрезвым блеском.

Пока он был занят заказом еще одной кружки пива, за соседним столиком вдруг началась беседа на повышенных тонах: подружка с парнем собирались уезжать, а девочка похоже решила остаться. Подруга почти кричала, хватала девчонку за руки, но та только хохотала и отмахивалась. В конце концов подруга не выдержала, и ушла вместе с парнем. Девочка осталась за столиком одна.

Такой шанс упускать он был не намерен. Подойдя к ее столику, вежливо спросил разрешения присесть. Ну конечно девочка разрешила.

— Могу я угостить вас коктейлем?

— Ну пожалуй — ответила красотка, смешно сморщив носик и оценивающе его разглядывая своими серыми глазищами

Он подозвал официантку, заказал барышне еще коктейль

— Я Кирилл.

— Я Даша, — ответила она в такт

— Вы студентка?

— Нет, не поступила в этом году, буду пытаться в следующем — Даша еще раз сморщила нос. Очевидно мысль о грядущем поступлении и нынешнем завале не придавала ей настроения

Кирилл не стал продолжать эту тему, облегченно подумав про себя, что скорее всего 18 ей уже есть, стало быть проблем с девочкой быть не должно

Взглянув на девушку, он заметил, что даже сидя за столиком, ее тело движется в такт музыке. Музыка была быстрой

— Мне кажется, вам очень хочется танцевать. Можно, я буду на Вас смотреть?

Даша не раздумывая встала и пошла на танцпол.

Танцевала она красиво и с большим энтузиазмом. На ней была надета короткая юбочка в складку, нечто типа гольфов — Кирилл часто видел девчонок в таких, но так и не знал их названия — нечто среднее между гольфами и чулками. На Даше были голубые в черную полоску. Когда она кружилась, юбка поднималась, открывая тонкие бедра и симпатичные трусики.

От этого зрелища у него немедленно случилась мощная эрекция. Чтобы отвлечься, он заказал для Даши еще один коктейль.

Музыка закончилась, Даша плюхнулась на стул рядом с ним, обдав его совершенно удивительным запахом свежего юного тела. Он взглянул на ее ножки, Даша сидела, сдвинув коленки, но между ее ногами всё равно было такое растояние, что наверняка можно было просунуть руку. Ему тут же представилось, как он запускает ей свою руку между ног, добирается до трусиков, отодвигает их, касается пальцем клитора и губок...

Да... он просто не мог оставить это просто так. Она должна поехать с ним.

Кирилл аккуратно положил руку ей на колено, наклонился к ее уху:

— Ты прекрасно танцуешь, и ты очень красивая

если бы она не выпила столько коктейлей, наверняка покраснела бы и возмутилась, но опьянение сыграло свою роль. Она не стала убирать его руку.

_ А ты тоже симпатичный, наверное тебе девчонки всегда это говорят...

По большому счету она была права. У него было от природы неплохое тело — без лишнего жира, узкобедрое, довольно высокое, да и лицо, насколько он знал, ни у кого не вызывало антипатии.

Он нежно погладил ее коленку сквозь чулок и убрал руку. Незачем пугать девочку.

Еще с полчаса они о чем-то болтали, потом музыка закончилась, народ постепенно потянулся к выходу. Даша немного растерялась — на дворе была ночь, она похоже еще никогда не оставалась ночью одна в центре.

— Я подвезу тебя, хорошо?

Она легко согласилась.

Кирилл поймал машину, пока она стояла в сторонке, назвал свой адрес, затем приоткрыл для нее заднюю дверь и сам сел рядом. Она опять сидела, сдвинув коленки.

Неожиданно он понял, что ему напоминают ее тонкие расходящиеся кверху ножки — куклу Барби. Точно, телом она вылитая Барби, только грудь маленькая. Почему-то это сравнение возбудило его еще больше, он медленно положил руку ей на колено, потом начал подниматься выше, под юбку, нащупал резинку чулок, поднялся еще. Вот они, ее трусики. Между ног у нее было горячо. Он попытался сдвинуть трусики в сторону, но она вдруг вздрогнула, напряглась, отшвырнула его руку.

Он не стал настаивать, убрал руку

— Даша, ты оставишь мне свой телефон? — он достал свой мобильник, приготовился записывать

Даша явно расслабилась, начала диктовать цифры. Воистину, коктейли пошли ей на пользу.

Кирилл попросил водилу остановить машину возле ближайшего магазина

— Даша, ты же не очень торопишься? Не возражаешь против мартини?

Даша неуверенно покачала головой — непонятно, означало это согласие или отказ. Кирилл протянул ей руку, помогая вылезти из машины. Юбочка опять задралась, показывая стройные бедра. Кирилл взял ее за руку и, больше ни о чем не спрашивая и не давая времени задуматься, повел в магазин.

На секунду задумавшись, добавил к мартини упаковку сока. Пусть будет коктейль, а то барышня совсем перепьет, и вместо секса ему придется приводить ее в чувство.

Не давая опомниться, быстро повёл девушку к подъезду, вызвал лифт. Шестым чувством понял, что еще немного, и Даша решит уйти. Слава богу, лифт оказался на первом этаже. Он начал что-то рассказывать про свою квартиру, про то, как покупал ее нескоько лет назад, не давая девушке и слова вставить.

Открыл дверь, пропуская ее внутрь. Повёл Дашу прямо в комнату, где предложил расположиться на кровати, возле которой стоял довольно высокий столик. Разлил мартини, сок, включил бра.

Ну вот, обстановка вполне интимная. Даша пребывала в нерешительности, но все-таки выпила еще. Он устроился у ее ног на полу, массируя ступни прямо через чулки. Рассказал какой-то анекдот. Даша рассмеялась, откинув голову. Похорошела от этого заразительного смеха еще больше. Зубки у нее были ровные, губы красиво очерчены, рот немного великоват, но это добавляло чувственности. От мартини она раскраснелась, на щеках он заметил неяркие веснушки. Он сел с ней рядом, провел рукой по щеке, спустился на шею

— Ты так красиво смеешься

Она тут же притихла.

Он поцеловал ее в губы.

Даша похоже совсем растерялась. На поцелуй не отвечала, но и не вырывалась. Кирилл плавно запустил руки ей под маечку. Оказалось, что лифчика на ней нет. Просто маечка оказалась хитрая, с подобием чашечек на груди. Приятный сюрприз. Даша постепенно вышла из ступора и начала нерешительно отталкивать его, но теперь было уже поздно. Маечка полетела на пол, его руки хозяйничали у нее на груди, пощипывая напрягшиеся то ли от страха, то ли все-таки от возбуждения соски.

Кирилл заставил ее лечь на кровать, продолжая целовать то губы, то шею. Тут она подала голос:

— Кирилл... ну пожалуйста, не надо, я не хочу!

— Малыш, ты такая красивая, расслабься, всё будет хорошо

Она также тихонько продолжала:

— Ну я тебя прошу, не надо...

Он не обращал внимания

Наконец она начала резко сопротивляться, размахивать кулачками, нанесла ему чувствительный удар в переносицу. Чёрт, он же не собирался драться с ней, какого черта она так делает. Всё же могло быть хорошо и приятно для обоих. Почему девочки так любят ломаться в последний момент?.Он разозлился не на шутку.

Рядом с кроватью обнаружился его банный халат. Рывком выдернув из него пояс, Кирилл обмотал им руки девушки и привязал к изголовью кровати. Вряд ли ей было больно, но руками размахивать она уже не могла и встать с кровати тоже.

Даша задохнулась от неожиданности, заверещала:

— Отпусти меня! Сейчас же! Слышишь меня, ты, козёл!!

Не обращая внимания на ее возмущения, он снял с нее юбочку, начал снимать трусики. Она кричала и пыталась ударить его ногами.

В итоге из-за ее резких движений трусики порвались. Удивительно, — подумал Кирилл — как девушки носят такие кусочки кружев и не рвут их каждый день

Почувствовав, что её тело лишилось последней защиты, девчонка начала отбиваться еще яростнее и кричать уже в голос.

Кириллу это показалось досадной помехой. Хоть в доме и плохая слышимость, но такой визг в ночной тишине могут услышать все соседи. С некоторым сожалением он засунул трусики ей в рот.

Затем пошел в коридор, нашел там веревку. Этой веревкой привязал ее брыкающиеся ноги к рейкам кровати. Девушка теперь совсем ничего не мошла поделать, только издавать звуки, больше похожие на мычание. Он сорвал с себя футболку.

Кирилл отошел на минутку подальше и оглядел творение рук своих. Худенькая девушка лежала с закинутыми вверх руками и разведенными в сторону ножками, абсолютно голая, не считая трогательных полосатых чулок, которые с самого начала возбуждали его до безумия.

Ее половые губки были то ли выбриты, то ли проэпилированы, выглядело это великолепно. Он прикоснулся к ним — точно, на бритву это не похоже, слишком шелковистая кожа. От прикосновения она дернулась, словно ее ударило током.

— Не бойся, малыш, всё будет хорошо

Он посмотрел ей в глаза — в них был какой-то панический страх.

— Расслабься, зайка, я тебе не собираюсь делать больно

Он стал целовать ее грудь, прикусывая соски, делал это долго, ждал, пока она перестанет мычать через свой кляп. Руками проводил по внутренним поверхностям бедер, потом нашел пальцем клитор, стал обводить вокруг него круги.

По ее коже пошли мурашки. Несмотря ни на что, она возбуждалась, хотя страх из глаз не исчезал. Он провёл пальцем между ее половых губок, не заходя внутрь. Все-таки она стала влажной, палец весь был в ее смазке. Он скользнул внутрь. Девушка вдруг задергалась еще сильнее, изо всех сил напрягла бедра, пытаясь сжать ноги.

— Ну что ты, честное слово, ведешь себя как девочка?

Кирилл поглядел на нее повнимательнее.

— Ты что, и правда девственница? — удивленно спросил он

Даша закивала головой

От неожиданности у него глаза полезли на лоб. М-да... стринги, эпиляция, ночные клубы, коктейли, без разговоров села с ним в машину. Кто бы мог подумать? Похоже, что он безнадежно отстал от жизни. Понятно, почему она в такой панике. Может отпустить ее по-хорошему?

Кирилл еще раз поглядел на свою привязанную пленницу. Ну уж нет, слишком хороша. В конце концов рано или поздно она всё равно с кем-нибудь переспит, и не факт, что получит от процесса больше удовольствия, чем с ним.

Он придвинулся поближе к ее лицу.

— Малыш, обещаешь больше не кричать?

Девушка кивнула.

Он вытащил трусики из ее рта. Она облизала пересохшие губы

— Пожалуйста, развяжи меня.

— А ты не будешь сопротивляться больше?

— Ну пожалуйста!!! Я хочу уйти!

— Нет, маленькая, ты такая красивая, что я просто не могу тебя отпустить. Постарайся расслабиться, закрой глазки.

Даша тихонько всхлипнула, по щеке покатилась слеза.

Он аккуратно слизнул слезу языком, потом поцеловал ее в губы, нежно гладя ее привязанные руки.

Он целовал ее очень долго, то в губы, то спускаясь на шею и подбородок, то за ушком, пока она не перестала всхлипывать и сама не начала искать его губы. Похоже, природа брала своё, целоваться ей нравилось. Он стал гладить ее грудь, нежно щипать соски, не останавливая поцелуя.

Почувствовал, как начало дрожать ее тело. Спустился губами ниже, провел по ложбинке между грудями, долго обводил языком ее пупок, затем облизал языком внутреннюю сторону ее бедер. Приспустил чулочки до колен. Долго целовал такой возбуждающий след от резинки чулок на бедре.

Почувствовав, что девочка уже не напрягает ножки, легко провел языком по клитору, обводя его также, как прежде пальцем. А пальцем как и в прошлый раз стал водить между губок, на которых уже появилась влага.

Он услышал, что Даша начала прерывисто дышать. Кажется она уже и забыла про своё незавидное положение. Он очень медленно начал засовывать палец в ее дырочку, пытаясь найти все самые чувствительные ее места. Она сначала тоненько пискнула, пыталась сжать ноги, но потом расслабилась, поняла, что больно не будет и вдруг еще шире раздвинула свои ноги.

Кирилла даже удивила такая растяжка — почти шпагат.

— Даша, ты занималась балетом?

В течение минуты девушка похоже просто переваривала его вопрос:

— Да, — удивленно произнесла она — занималась раньше.

Кирилл не переставал массировать пальцем ее дырочку, второй рукой лаская клитор, но при этом как ни в чем не бывало продолжал разговаривать с ней:

— У тебя прекрасная растяжка, чувствуется, что ты занималась гимнастикой или танцами. И танцуешь ты очень хорошо.

Даша промолчала, не зная, что ответить.

— А парень у тебя был когда-нибудь?

— да, был, даже два — было похоже, что она пытается улыбнуться

— Как же так получилось, что ты еще девочка, ведь ты такая красавица, и такая чувственная?

Девушка не стала отвечать

— А вот так тебе твой парень делал когда-нибудь? У тебя были оргазмы?

— ну да, делал... не совсем так... — она покраснела, и это это было видно даже при скудном освещении — у меня не было оргазмов еще.

— А тебе хотя бы было приятно, когда он тебя трогал?

Она смутилась:

— Если честно — нет, было противно

— А сейчас?

Даша залилась краской еще сильнее, ничего не отвечая. Наверное ей было стыдно, что незнакомый мужчина, привязавший ее насильно к кровати, заставляет испытывать такие ощущения

— А когда твой парень делал это последний раз?

— Не знаю, может быть неделю назад

— А ты сама когда-нибудь мастурбировала?

Даша снова покраснела:

— Да, но у меня не всегда получалось и совсем не так, как... — она замолчала

— Не так как сейчас?

— Да...

Господи, она внутри была такая горячая, тесная и мокрая, что ему приходилось с большим трудом сдерживать себя, чтобы немедленно не начать ее трахать.

Чего ему больше всего хотелось, так сделать это без презерватива. Девочка была явно чистая, только вот...

— Малыш, когда у тебя были месячные?

Бедную девочку каждый следующий вопрос смущал больше чем предыдущий, но она собралась с духом и ответила — в конце концов как-то глупо смущаться, когда мужчина делает своими руками и губами ТАКОЕ!!! Такое, что у нее между ног всё ноет и всё тело дрожит, как в ознобе

— Давно, почти месяц назад

— Значит скоро будут снова?

— Да, дня через 2 — а почему ты... — она опять замолчала

— я хочу заняться с тобой любовью, но хочу, чтобы это было безопасно для тебя, понимаешь?

— Я боюсь.

— Чего?

— Боюсь, что будет больно.

Кирилл вытащил из нее палец и вдруг резко засунул сразу два. Снова вытащил и снова засунул, по пути задевая все самые эрогенные точки.

Даша начала дышать совсем прерывисто, стала двигаться, насаживаясь на его пальцы. Влага уже просто вытекала из ее влагалища

— А сейчас как? Больно? — спросил он — может мне остановиться?

она уже ничего не могла говорить, только замотала головой отрицательно

Он резко сжал второй рукой ее грудь, языком еще сильнее провел по клитору

В этот момент Даша кончила — по телу прошла судорога, мышцы влагалища сжались, охватывая его пальцы. Она то ли застонала, то ли закричала, спина выгнулась.

Кирилл понял, что ждать больше нечего, рывком расстегнул джинсы, мигом от них избавился, взял девушку за бедра и одним движением резко засунул в нее член.

Она слегка ахнула — то ли от боли, то ли от неожиданности, но вырываться или жаловаться не стала, глаза были закрыты.

— Ну вот и всё, малыш. Больно?

— Нет... почти нет — очевидно, ей вообще не хотелось разговаривать после всего происходящего.

Он еще полминуты просто лежал на ней, потом начал двигаться, наращивая темп. Даша подавалась телом ему навстречу, сначала чуть-чуть, потом всё сильнее и сильнее, насколько ей позволяли веревки.

Кирилл держал ее за бедра, уже не боясь резко погружать в нее член на всю длину, с трудом сдерживая себя от движений, могущих причинить ей боль. Она тихонько постанывала от каждого удара. Это было потрясающе, его член погружался в нее полностью, упираясь в матку, стенки влагалища облегали его настолько тесно, что он понимал, что долго так не продержится.

При этом девушка не могла делать никаких лишних движений, потому что была привязана, она только двигалась навстречу ему и стонала. Великолепно. Ни с одной женщиной не было ничего подобного. Ее влагалище было словно создано, чтобы принимать его член, с трудом вмещая его.

Он нанес ей еще несколько последних ударов, после чего бурно кончил, чуть ли не рыча от удовольствия. Она вскрикнула последний раз.

Кирилл прижал к себе ее бедра, содрогаясь внутри нее, веревка, держащая ее руки натянулась, тело вытянулось в струнку.

Наконец он отпустил ее. Отдышавшись погладил ее промежность, бедра, грудь. Развязал всё, что привязывало ее к кровати. Она со стоном сдвинула ноги. Он успел увидеть, как из нее выливается сперма вперемешку с кровью.

Он осмотрел ее запястья — никаких следов не было, спустил чулки, на щиколотках тоже не было следов от веревок.

Ну, можно сказать, что ничего кроме девственности у нее не пострадало.

Кирилл прилег с ней рядом, погладил по щеке, намотал прядку волос себе на палец

— Даша, я сделал тебе больно сейчас?

— Нет, не больно, на самом деле я не представляла, что будет так хорошо

Неожиданно для него она вдруг разрыдалась.

— Ты ведь всё равно меня изнасиловал! Она почти выкрикнула это! Я же не хотела!

Боже ты мой — только что она билась в оргазме, а теперь плачет

— Ну прости меня, я не удержался. Скажи, ты в самом деле так жалеешь об этом? — он снова начал гладить ее грудь. Похоже ее это успокаивало.

— Я не знаю... — Даша снова растерялась, не зная, что сказать. Как вдруг ее прорвало — от немногосоловия не осталось и следа:

— Ты что, не понимаешь? Я даже не знаю, кто ты такой. Мы с тобой даже не разговаривали. А ты привязал меня и сделал... ну... изнасиловал

— Малыш — у нас будет еще куча времени поговорить, познакомиться, мы с тобой обязательно съездим куда-нибудь вместе. Скажи, тебе же понравилось заниматься любовью со мной?.

Даша помолчала минутку

— Да, если честно понравилось, но ты поступил по-свински. Ты просто насильник. Вот.

При этом девушка лежала, явно наслаждаясь тем, как его руки гладили ее тело. Она положила свою руку сверху его руки и скользила по своему телу вместе с ним.

Кирилл понял, что ничего другого от нее сейчас не добьется, набросил на себя халат. сводил ее в ванную, помог вымыться. Она хотела надеть свою одежду, но он не позволил. Выдал ей свою рубашку.

При этом у него мелькнула мысль, что она будет выглядеть безумно сексуально в его рубашке, когда каждое движение будет обнажать ее чудесную худенькую попку.

— Даша, могу я тебя попросить надеть обратно свои чулочки? Меня просто сводят с ума твои ножки в этих чулках

Даша огрызнулась:

— Фетишист! Не буду ничего надевать. Я вообще домой хочу.

Она снова потянулась к своей юбчонке.

— Ну конечно... так я тебя и отпустил в 3 часа ночи без трусиков — он помахал перед ее носом тем, что когда-то было нижним бельем.

Даша в очередной раз смутилась, вырвала трусики из его рук, осмотрела.

— Нитка с иголкой в этом доме есть? Или только мартини и веревки?

— Нет уж, моя женщина не будет ходить в штопаных трусах — Кирилл забрал у нее трусики и выкинул их куда-то далеко

— Ну да, твоя женщина будет расхаживать по городу без трусов! И вообще, кто тебе сказал, что я твоя женщина?

— Я сказал. По-моему это как раз очевидно — он показал пальцем на розовеющее пятно на кровати, после чего сгреб в кучу простыню, закинул ее в ванну и достал из шкафа новую.

— Постели пожалуйста, а я пока налью нам выпить и придумаю что-нибудь перекусить

Даша возмутилась:

— Я еще и постель тебе стелить должна?

— Не мне, а нам. Ты до утра будешь здесь, думаю, мы все-таки будем спать когда-нибудь.

Даша не стала больше выпендриваться и застелила постель.

Кирилл соорудил каких-то бутербродов, налил мартини, протянул Даше бокал. Та хотела сразу отхлебнуть, но он стукнул бокалом об ее бокал

— Давай выпьем за твой первый раз! Ты очень страстная девушка, надеюсь дальше будет еще интереснее

Даша уже привычно покраснела и проворчала:

— По-видимому в следующий раз я попадусь какому-нибудь садисту в подвал с плетками, прищепками, цепями и прочими страшными штуками. Моих мозгов как раз на это хватит. Тогда уж точно будет интереснее... а то действительно, неинтересно совсем было...

Кирилла радовало ее чувство юмора. Было бы обидно, если бы такая прелестная девочка и замечательная любовница в обычной жизни оказалась бы глупой как пробка.

Он рассмеялся и посадил ее к себе на колени. Она положила руку ему на плечо. Похоже — это было жестом доверия. Опять перед ним были ее сдвинутые ножки, расходящиеся кверху. Он не выдержал и снова запустил туда руку. Сейчас там было сухо, но девочка чуть-чуть раздвинула ноги, чтобы ему было удобнее. Он засунул палец ей в рот

— Оближи его

Она прошлась по нему языком, и снова его палец оказался возле ее клитора, выводя узоры, периодически залезая в ее дырочку.

— Скажи, дорогая, я тебя сейчас тоже насилую?

Даша сдвинула ножки и убрала его руку.

— Малыш, я снова тебя хочу, придется тебе еще кое-чему поучиться

— Чему это?

— Ты когда-нибудь делала минет?

— Чтоооо???

— Ты слышала

— Не делала и не собираюсь

— Придется — улыбнулся он — Я хочу тебя, а тебе пока рановато повторять, так что..

Он аккуратно опустил рядом с собой на колени, распахнул халат. Глаза у нее расширились. Похоже она за всю жизнь не видела ни одного члена вблизи.

Кирилл гладил ее по лицу, по груди, не давая впасть в панику, а она была к ней близка — ей страшновато было брать ЭТО в рот.

Наконец он аккуратно намотал ее волосы себе на руку, провел членом по ее губам

— Не бойся, сначала просто потрогай его.

Она аккуратно провела по нему пальцами

— Большой и какой-то ребристый, что ли — она улыбнулась

— Оближи его, попробуй. Ничего страшного

Она послушалась, провела язычком. — от осознания того, что девушка делает это впервые, Кирилл уже готов был кончить.

Он направил головку ей в губы и толкнул. Она разжала зубки и приняла в рот его головку. Он стал подсказывать, что и как делать, при этом не отпуская ее волосы и заставляя двигать ртом так, как нужно.

Сначала у нее совсем не получалось, но она училась на ходу. Слушая его комментарии уже через пару минут она начала делать вполне сносный минет, посасывая его головку, обводя ее языком.

Сам вид того, как она держит член в своих губах, безумно возбуждал. Кирилл начал проталкивать член к ней в рот, одновременно прижимая к себе ее голову. По большому счету это уже не она сосала его член, а он трахал ее в рот.

Увлекшись, он не сразу заметил, что девушка начала задыхаться. Он понял, что происходит что-то не то, когда она начала отталкивать его руками. С сожалением он вытащил член из ее рта, понимая, что таким образом может навсегда отвратить ее от этого процесса, а он надеялся, что еще не раз сможет засунуть в ее красивый ротик.

Ему до ужаса нравилось то, что он был у нее первым, и теперь мог делать всё, что угодно. Она сейчас волей-неволей выполняла всё, о чем он ее просил. Вдруг у него возникла новая идея

— Зайка, прости, я кажется слишком увлекся — Он поднял ее с колен и поцеловал в нижнюю губу. Даша пыталась восстановить дыхание.

— Так как я хотел — так могут не все, этому надо еще учиться. Оставим до следующего раза

Даша благодарно закивала.

— Мы сейчас сделаем по-другому. — он повернул девушку спиной к себе и нагнул так, что она легла животом на столик.

— Поставь ножки пошире. — Она послушно раздвинула ноги. Похоже действительно первый мужчина имеет какие-то преимущества над женщиной — подумал Кирилл. Раньше он никогда не думал на эту тему, да и не каждый день ему приходилось иметь дело с девственницами. Ихи было всего-то ничего в его жизни. И тогда сам он еще не имел столько опыта и вкуса к сексу.

Даша была покорна. Как бы она ни ерничала, как только доходило до дела, она во всём его слушалась. Надо надеяться, послушается и на этот раз.

Он погладил ее спинку и ягодицы, уже привычным жестом нашел клитор и губки, поласкал там, а затем начал подниматься пальцем к анусу. Палец был влажным — Даша снова была возбуждена несмотря на то, что только что чуть не задыхалась от члена, слишком глубоко погружавшегося в ее горло.

Кирилл сначала провел пальцем по колечку ануса, затем попробовал засунуть первую фалангу внутрь.

Нет, и все-таки он недооценил девочку. Она сразу же сжала ноги, повернулась и начала протестовать:

— Нет, я так не хочу, это больно!

— Дашенька, я хоть раз сделал тебе больно за сегодня?

— Нет, но я так не буду!!! Я же сказала!!! — она опять сорвалась на крик

— Ты можешь просто успокоиться и расслабиться? Тогда мы оба получим удовольствие

Нет, ни успокаиваться, ни расслабляться Даша не собиралась. Опять полезла на кровать, в попытке достать свою одежду.

Кирилл прижалл ее коленом к кровати. Она лежала вниз лицом, и чуть не рыдала от возмущения

— Мы будем делать то, что я скажу — отчетливо произнес он — сейчас я хочу твою попку, ты поняла? Тебе понравится, если успокоишься.

— А я не хочу — она безуспешно пыталась вырваться, но он держал крепко. Ему было даже весело. Похоже она так и будет заниматься с ним сексом на привязи.

— Тогда я тебя снова привяжу. — отрезал он.

На этот раз привязывать ее было сложнее, девушка уже не была так растеряна — была готова к сопротивлению, но он справился, руки связал всё тем же поясом, ноги привязал всё теми же веревками, только теперь она лежала перед ним на животе.

Он подложил ей под живот пару подушек. Она еще брыкалась, но во всяком случае не кричала. Ему чертовски не хотелось затыкать ей рот. Если связывание можно считать сексуальным, то кляп во рту наверняка неприятен любой женщине, если она не мазохистка. А у него не было цели доставить Даше неприятных ощущений.

Хотя однозначно в том, что девушка связана, есть много плюсов, он сможет возбудить ее, а она не сможет сопротивляться и помешать — это они уже проходили. Вообще у него было смутное ощущение, что Даше просто нравится ее роль — подчиняться ему, быть беспомощной. Возможно она сама еще этого не осознавала, но эта игра ее возбуждала

Подумав немного, он встал с кровати и пошел на кухню. Даша сначала безмолвствовала, но все-таки спросила:

— Куда ты?

он улыбнулся:

— Вот оставлю тебя так, а сам гулять пойду.

Он пошел на кухню, взял бутылку оливкового масла. В первый раз в попку надо все-таки со смазкой.

Вернувшись, полюбовался издали на Дашину попку, которая была приподнята вверх подушками. Нет, определенно, ей не хватает чулок. Отвязал одну ногу, надел чулок, привязал обратно, проделал то же самое с второй ногой. Потом подумал — отвязал руки, снял с нее рубашку, привязал руки снова. Она почти не сопротивлялась, что удивительно.

Вот, теперь это было идеально.

Потом ему пришла в голову еще одна идея — взяв фотоаппарат, он сфотографировал ее с разных ракурсов, после чего показал ей.

— смотри, какой я тебя вижу. Ты сама понимаешь, насколько ты сексуальна?

Даша смотрела внимательно, но молчала. Потом сказала:

— Ну да, а ты теперь будешь меня шантажировать этими фотками?

Кирилл рассмеялся от души:

— Ты что, серьезно? У тебя что, было что-то подобное?

— Ну, в таком виде меня никто не фотографировал, но в школе один раз подшутили, сфотографировали в туалете, потом пытались шантажировать. В итоге весь класс эти фотки смотрел — мрачно сказала она.

— О господи, я же не школьник — рассмеялся Кирилл и стер все фотографии

Решив, что опасность миновала, Даша потребовала безапелляционно:

— Развяжи!

— И не подумаю, тебе так очень идет — повернув ее голову к себе, он поцеловал ее в губы. Целовал долго, взяв за волосы, не обращая внимания на то, что ей неудобно целоваться с ним с приавязанными руками.

Намотав волосы на руку, он оттягивал ее голову назад, заставляя прогибать спину. Ей пришлось упереться руками в изголовье. Он заставил ее встать на колени, а прогнутая спина заставила оттопырить ягодицы. Ноги были широко расставлены — Кирилл помнил о ее растяжке и не побоялся развести ноги пошире когда привязывал. Он не выдержал и сфотографировал ее еще раз.

Не выпуская волос, второй рукой он совершал уже привычный ритуал — один палец, а за ним второй, исчезли в ее дырочке. Он был аккуратен, ибо она совсем недавно лишилась девственности, и ей могло быть еще больно. Он двигал пальцами вниз-вверх, пока она не начала отвечать ему телом.

Теперь пришел черед масла. Он вылил тоненькую струйку ей на попку прямо из бутылки и начал растирать по ягодицам, стараясь, чтобы как можно больше попало на колечко ануса. Потом обмакнул палец в масло еще раз и начал нажимать на ее напряженный анус. Она не хотела расслабляться, но он надавил пальцем посильней и засунул ей в попку первую фалангу. Она запищала что-то нечленораздельное, но он не обращал внимания.

Не пожалев масла, он налил еще. Вытащив на секунду палец, собрал как можно больше масла и ввёл его обратно, только на этот раз поглубже. Попка была безумно тесной. Он с трудом повращал пальцем из стороны в сторону, потом засунул его уже во всю длину. Даша ойкнула. Ощущения были для нее в новинку.

Кирилл продолжал двигать в ее попке пальцем, при этом второй рукой лаская клитор и одновременно засовывая один палец во влагалище. Даша долго привыкала к ощущению того, что пальцы находятся в обеих ее отверстиях, но в конце концов начала осторожно двигать телом.

Заметив это, Кирилл вытащил из ее попки палец, и, не забыв хорошенько сдобрить маслом, засунул сразу два. Дашина дырочка сжалась, но было уже поздно. В ее попке, скользкой от масла, хозяйничали уже два пальца, Кирилл то немного сгибал их, то шевелил ими по очереди. Наконец он ввел в ее попку третий палец. Анус растянулся еще сильней. даша взвизгнула.

— Не бойся — расслабь попку и всё будет хорошо.

Собственно — у Даши не было вариантов, ей пришлось подчиниться.

При этом вторая рука продолжала ласкать ее клитор, ее губки припухли, влага уже почти текла между его пальцами. Несмотря на необычные ощущения в анусе, она была очень возбуждена

Кирилл налил еще масла прямо себе на член, вытащил пальцы из попки, и тотчас начал заталкивать член на их место. Когда головка проскользнула внутрь, он остановился, давая девушке привыкнуть. Она молчала, похоже ее шокировало ощущение. Наверняка его член показался ей просто огромным для ее узкой попки. От напряжения сжались мышцы спины, по всей спине выступили капли пота. Было видно, насколько для нее всё это было диким и новым.

Чуть помедлив, он начал продвигаться глубже. Даша закричала от боли.

— Малыш, потерпи, сейчас это пройдет.

Он продвинулся еще глубже и начал медленно двигаться. Стенки ее ануса были растянуты до предела, ему не хотелось ничего повредить. Девочка так нравилась ему, что хотелось обойтись с ней бережно. Он двигался очень медленно и осторожно, с каждым разом погружаясь чуть-чуть глубже. Одной рукой он держал ее за бедро, другой продолжал ласкать клитор, всё интенсивнее и интенсивнее.

В какой-то момент он перестал двигаться у нее в попке, переключаясь на клитор, она видимо привыкла уже к его члену и начала вращать телом в ответ на движения его руки. А он ласкал ее все сильнее и сильнее, она дергалась ему навстречу, хрипло дыша, и тогда он начал в такт ее движениям двигаться в ее заднице, погружая член уже на всю длину.

Он не понимал больно ей или нет, она стонала, переходя на крик, но при этом сама насаживалась на его член. Ее ноги раздвинулись еще шире, Руками она цеплялась за изголовье, капли пота на спине уже превращались в струйки и стекали вниз по ложбинке.

Кирилл схватил ее за волосы, еще сильнее оттягивая голову назад. Опрокинув ее животом на подушки, стал всаживать член в ее попку еще более размашисто и грубо, уже совершенно забыв данное самому себе обещание быть аккуратным. Пальцы второй руки без особой нежности погружались в ее влагалище, терли клитор. Он что-то делал с ней, уже не помня себя.

В какой-то момент он снова почувствовал спазмы ее влагалища, ноги ослабли, она закричала уже совсем в голос. Попка задергалась, руки выпустили изголовье кровати. Ее настиг наконец оргазм. Через несколько секунд и он кончил, упав на нее сверху.

Она похоже совсем обессилела. Да и ему было не лучше. Из последних сил он развязал ее веревки, вытащил из под живота подушки, лег рядом. Она не шевелилась. Пот тек градом, глаза были закрыты.

Он погладил ее по щеке. Бедная девочка, наверное он на самом деле сделал ей больно. Он мысленно чертыхнулся. Надо же было так потерять голову — у девчонки первый опыт анального секса, а он трахал ее как зверь. Ни с одной женщиной не обращался так грубо.

— Ты как? — вопрос прозвучал глупо

— Не знаю, — выдохнув прошептала она

— Больно было? — ему правда было стыдно, сам готов был покраснеть, спрашивая об этом

— Поначалу — да, а потом я не помню что было. — Удивительно, но она слабо улыбнулась

— А сейчас как?

— Не знаю, еще не поняла...

— Дашенька, давай я посмотрю, не повредил ли тебе что-нибудь

Он чуть раздвинул руками ее ноги, прикоснулся к анусу, постепенно принимающему обычные размеры. Крови не было. Зато на бедрах с внешней стороны были отчетливые синяки — отпечатки его пальцев. По спине протянулись 3 длинных царапины — похоже он, потеряв голову, провел ногтями по ее спине. На шее краснел то ли засос, то ли укус. Когда он это сделал — он уже сам не помнил.

Она лежала на животе рядом с ним, постепенно восстанавливая дыхание, абсолютно мокрые от пота волосы прилипли к лицу

— Даш, скажи что-нибудь, — попросил он. Потом, выдохнув, решительно сказал:

— Ты права, я свинья. Нельзя было так с тобой.

— Как — так?

— Так грубо, у тебя же всё это в первый раз, я должен был думать о тебе, а я себя-то забыл... У тебя синяки на ногах и царапины на спине. И еще — ты можешь сказать, что я сделал с твоей шеей?

— Уже не помнишь? Укусил. И я после этого кончила.

Она минутку помолчала, потом тихо сказала:

— Ты знаешь, это хорошо, что первым у меня был ты. Я это на всю жизнь запомню. Вот сейчас — это было такое сумасшествие... но я бы убила тебя, если бы ты остановился. Это было так... ну не знаю... фантастически... Скажи, а у тебя с женщинами всегда так?

Он повернул ее к себе, прижал:

— Нет, маленькая, так не со всеми. Так с тобой. У меня мозг отключается от тебя.

— А у меня? Как думаешь? — спросила она, — всегда так будет? Со всеми?

— Если честно — думаю, что нет, но кто знает...

Помедлив секунду, спросил:

— Слушай, как ты думаешь, ты ходить-то можешь?

она засмеялась:

— Понятия не имею, но сомневаюсь. Ноги дрожат.

Он взял ее на руки и отнес в ванную. Залез под душ вместе с ней, смывая с нее и с себя пот и сперму.

Он завернул ее в полотенце, отнес обратно в постель.

— Давай поспим, малыш, по-моему мы сегодня перетрудились.

— Да уж, — она фыркнула, — я точно перетрудилась!

— Слушай, Даш, а сколько тебе лет?

— Ага, это следующий вопрос после «как тебя зовут» — усмехнулась она — Не бойся, за растление малолетних не посадят, разве что за изнасилование. Восемнадцать. Позавчера исполнилось.

— Да уж... лучше за изнасилование, чем за растление... С днем рождения тебя, красавица! А куда ты собиралась поступать?

— Лучше потом об этом. Хочу то одно, то другое, сама не знаю, куда хочу. Наверное потому и не поступила никуда. А ты, тебе сколько? Где работаешь?

— 33, где работаю — потом при случае расскажу.

— 33? — она похоже удивилась — хорошо сохранился. Думала, тебе меньше тридцати. Она вдруг захихикала.

— Что тебя так развеселило?

— 33! Однако, возраст Христа. Как тебе?

Кирилл тоже рассмеялся

— Из всех библейских персонажей мне как-то ближе змей-искуситель.

— Да уж...

— Ладно, Дашка, — Кирилл укрыл ее одеялом — Давай спать. Утром разберемся, куда ты меня посадишь и вообще.

Даша свернулась клубочком, он долго гладил ее спинку с выпирающим позвоночником. В конце концов она задышала ровно и заснула.

Разбудил его звонок мобильника. Чужой звонок. Это была ее трубка. Она потянулась к своей сумочке, взяла трубку.

Он, не открывая глаз, прислушался. Звонила похоже вчерашняя подруга.

Ему было отлично слышно каждое слово:

— Алё, привет, ну ты где? Что за дура такая, надо тебе было так напиться!

— Да уж, — мрачно отозвалась Даша.

— Ты где?

— Марин, я дома... — она соврала не моргнув глазом.

— Дома, а к городскому что не подходишь?

— Отключила, решила поспать нормально.

— Слуууушай, — подруга начала растягивать каждое слово — я тебе чего расскажу...

— Что? Ну рассказывай.

— Ну мы с Игорем же вчера вместе уехали, я к нему пошла. Вот. И у нас всё случилось..

— Что случилось? — Даша развеселилась.

— Ну, всё, ну секс у нас был, вот что!

— Ааааа... — протянула Даша — неужели свершилось? ну и как оно тебе?

— Ну как? Да никак. Больно и не особо приятно.

— А ему ты сказала?

— Сказала.

— А он что?

Тут Кириллу стало весело, не каждый день доводится подслушать разговор двух вчерашних девственниц, одну из которых ты лишил девственности сам, да еще и со всех сторон.

Он придвинулся поближе к Даше, лежащей на животе и болтающей, и без зазрения совести засунул один палец в ее киску.

Даша повернулась к нему, но продолжала слушать излияния подруги. У нее лишь чуть-чуть сбилось дыхание.

— А он что, — продолжала подруга — сказал, что в первый раз всем больно и вообще то, что не было приятно — это я сама виновата, он типа не при чем, предыдущим девушкам всё нравилось.

Кирилл продолжал слушать каждое слово. Ему было жутко интересно, какими еще откровениями поделится с Дашей подружка. Он положил палец Даше в рот, она машинально его облизала. Он засунул только что смоченный палец ей в попку, а второй во влагалище и стал двигаться в ней.

Даша вытянулась, раздвинула ножки и слегка застонала

Тем временем подруга продолжала:

— А я не знаю, как должно быть. Он меня тут поцеловал, тут погладил, засунул своё хозяйство — и давай, вперед и с песней... А мне больно было. Вообще не понимаю, какое от этого удовольствие. Или может я фригидная просто?

— Слушай — Даша похоже прониклась нелепостью ситуации, но видимо старалась подбирать слова, чтобы ему разговор казался нейтральным — А ты вообще-то этого хотела или как?

— Ну да... ну ты знаешь, даже трусики мокрые были, когда он раньше... а тут — как отрезало.

Кирилл усилил свои движения, Даша не сдержалась и тихонечко пискнула еще раз. Марина на том конце телефона забеспокоилась:

— Что с тобой?

— Ничего, всё нормально. А Игорь твой дурак. И сам во всём виноват. Вот. Если бы постарался — всё было бы по-другому.

— Да... — обиделась за парня Марина, — ты-то откуда знаешь? Вот сама попробуешь, тогда и поговорим.

— Ладно, поговорим, когда попробую. А сейчас я спать пойду, ладно?

Даша выключила трубку и повернулась к нему. Увидев его веселую физиономию, опешила:

— Так ты что, и ее тоже слышал?

— Каждое слово

— Вот блин... хоть бы сказал... Слушай, ну ладно, раз уж слышал, а почему у них так получилось? А? Давно встречаются, всё хорошо вроде.

— Даш, сложно сказать. Может парень у нее деревянный совсем или неопытный, может просто не подходят они друг другу. Нам-то откуда знать? а вообще — если парень перед ней хвастался предыдущими девушками, скорее всего сам дурак.

Даша захихикала:

— Если честно, я всегда думала, что в нем что-то не так, а Маринке вот нравится.

Кирилл подмял ее под себя

— А я тебе нравлюсь?

— Да как же, ты насильник и свинья! — ответствовала «жертва»

Кирилл поцеловал ее в губы, руки легли на грудь. Коленями он раздвинул ее ноги, лег сверху. Даша одной рукой гладила его шею и спину, другой рукой нашла его член и слегка сжала.

Она закинула ноги ему на спину, член уперся в ее промежность. Девочка подалась вперед, направляя рукой член туда, куда надо. Член скользнул в ее влагалище. Кирилл снова почувствовал, как стенки влагалища плотно облегают его — казалось, будь он еще чуть больше, и уже не поместился бы.

Он чуть отодвинулся от девушки, чтобы видеть полностью, как погружается в ее тело. В этот раз они занимались сексом медленно, он то целовал ее в губы, то гладил грудь, то слегка выкручивал соски, так, что по ее телу шли мурашки, то ласкал пальцем клитор, то чуть надавливал на анус, дразня ее, но не проникая внутрь.

Он перевернулся на спину, так что она оказалась сидящей сверху. Держа ее за бедра, показал ей, как двигаться, но не разрешал делать это слишком быстро и сильно. Кирилл любовался ею, маленькая грудь ей не мешала, волосы она откидывала назад, она двигалась, прислушиваясь к своим ощущениям, никуда не торопясь

Потом он взял ее за руку и направил пальцы к клитору, шепнув на ушко:

— А теперь ты сама

Она теперь сама ласкала свой клитор, а он неторопливо продолжал погружать в нее свой член.

Иногда он сам руководил ее пальчиком, иногда давал ей свободу. Сейчас он не хотел никакого бешеного секса. Он снова повалил ее на спину. Ему нравилось, как она закидывает на него ножки и то гладит, то царапает его спину ноготками. В этот раз она не кричала и не стонала. Только покрасневшие щеки и дыхание выдавали, что она близка к оргазму.

Он надавил на ее пальцы, ласкающие клитор, одновременно ускорил движения члена. Она не выдержала и начала коротко стонать в такт движениям:

— О! О! О!

Через минуту они оба уже кончали — в этот раз она, не будучи связанной, вцепилась в него руками и ногами, выгнувшись в дугу и содрогаясь, а он прижимал ее бедра к себе, спуская в нее всё, до последней капли.

Лежа рядышком на кровати, он спросил ее:

— Ну что, теперь в милицию, заявлять на меня?

— Ну уж нет. Теперь только когда мне надоест секс с тобой. Так что теперь всё в твоих руках

— Даш, скажи, а где твои родители? Тебе обязательно возвращаться? Поживи со мной какое-то время.

— Они на даче, но какой смысл мне оставаться у тебя? Я же говорила — скоро будут критические дни, придется делать перерыв

— Ну... Дашенька, во-первых ты мне нравишься не только за секс.

— Да? А за что же? Мы вроде почти не знакомы!

— Малыш, мне с тобой просто хорошо. А во-вторых, есть столько способов доставить друг другу удовольствие..

— Что? — она забеспокоилась — будешь меня?

— Нет, солнышко, очень часто анальным сексом заниматься тоже не стоит. Придумаем что-нибудь другое

— Да? Ну ладно, тогда будешь меня всему учить — легко согласилась Даша и пошлепала на кухню варить кофе.

Из кухни донесся ее веселый голос:

— Только не знаю, что Маринке сказать — ну не буду же я рассказывать, как ты меня насиловал, а то ей завидно станет.

Кирилл рассмеялся и быстро стал собираться в магазин — надо бы купить девочке новые трусики взамен утраченных

развеселилась.

— Ну, всё, ну секс у нас был, вот что!

— Ааааа... — протянула Даша — неужели свершилось? ну и как оно тебе?

— Ну как? Да никак. Больно и не особо приятно.

— А ему ты сказала?

— Сказала.

— А он что?

Тут Кириллу стало весело, не каждый день доводится подслушать разговор двух вчерашних девственниц, одну из которых ты лишил девственности сам, да еще и со всех сторон.

Он придвинулся поближе к Даше, лежащей на животе и болтающей, и без зазрения совести засунул один палец в ее киску.

Даша повернулась к нему, но продолжала слушать излияния подруги. У нее лишь чуть-чуть сбилось дыхание.

— А он что, — продолжала подруга — сказал, что в первый раз всем больно и вообще то, что не было приятно — это я сама виновата, он типа не при чем, предыдущим девушкам всё нравилось.

Кирилл продолжал слушать каждое слово. Ему было жутко интересно, какими еще откровениями поделится с Дашей подружка. Он положил палец Даше в рот, она машинально его облизала. Он засунул только что смоченный палец ей в попку, а второй во влагалище и стал двигаться в ней.

Даша вытянулась, раздвинула ножки и слегка застонала

Тем временем подруга продолжала:

— А я не знаю, как должно быть. Он меня тут поцеловал, тут погладил, засунул своё хозяйство — и давай, вперед и с песней... А мне больно было. Вообще не понимаю, какое от этого удовольствие. Или может я фригидная просто?

— Слушай — Даша похоже прониклась нелепостью ситуации, но видимо старалась подбирать слова, чтобы ему разговор казался нейтральным — А ты вообще-то этого хотела или как?

— Ну да... ну ты знаешь, даже трусики мокрые были, когда он раньше... а тут — как отрезало.

Кирилл усилил свои движения, Даша не сдержалась и тихонечко пискнула еще раз. Марина на том конце телефона забеспокоилась:

— Что с тобой?

— Ничего, всё нормально. А Игорь твой дурак. И сам во всём виноват. Вот. Если бы постарался — всё было бы по-другому.

— Да... — обиделась за парня Марина, — ты-то откуда знаешь? Вот сама попробуешь, тогда и поговорим.

— Ладно, поговорим, когда попробую. А сейчас я спать пойду, ладно?

Даша выключила трубку и повернулась к нему. Увидев его веселую физиономию, опешила:

— Так ты что, и ее тоже слышал?

— Каждое слово

— Вот блин... хоть бы сказал... Слушай, ну ладно, раз уж слышал, а почему у них так получилось? А? Давно встречаются, всё хорошо вроде.

— Даш, сложно сказать. Может парень у нее деревянный совсем или неопытный, может просто не подходят они друг другу. Нам-то откуда знать? а вообще — если парень перед ней хвастался предыдущими девушками, скорее всего сам дурак.

Даша захихикала:

— Если честно, я всегда думала, что в нем что-то не так, а Маринке вот нравится.

Кирилл подмял ее под себя

— А я тебе нравлюсь?

— Да как же, ты насильник и свинья! — ответствовала «жертва»

Кирилл поцеловал ее в губы, руки легли на грудь. Коленями он раздвинул ее ноги, лег сверху. Даша одной рукой гладила его шею и спину, другой рукой нашла его член и слегка сжала.

Она закинула ноги ему на спину, член уперся в ее промежность. Девочка подалась вперед, направляя рукой член туда, куда надо. Член скользнул в ее влагалище. Кирилл снова почувствовал, как стенки влагалища плотно облегают его — казалось, будь он еще чуть больше, и уже не поместился бы.

Он чуть отодвинулся от девушки, чтобы видеть полностью, как погружается в ее тело. В этот раз они занимались сексом медленно, он то целовал ее в губы, то гладил грудь, то слегка выкручивал соски, так, что по ее телу шли мурашки, то ласкал пальцем клитор, то чуть надавливал на анус, дразня ее, но не проникая внутрь.

Он перевернулся на спину, так что она оказалась сидящей сверху. Держа ее за бедра, показал ей, как двигаться, но не разрешал делать это слишком быстро и сильно. Кирилл любовался ею, маленькая грудь ей не мешала, волосы она откидывала назад, она двигалась, прислушиваясь к своим ощущениям, никуда не торопясь

Потом он взял ее за руку и направил пальцы к клитору, шепнув на ушко:

— А теперь ты сама

Она теперь сама ласкала свой клитор, а он неторопливо продолжал погружать в нее свой член.

Иногда он сам руководил ее пальчиком, иногда давал ей свободу. Сейчас он не хотел никакого бешеного секса. Он снова повалил ее на спину. Ему нравилось, как она закидывает на него ножки и то гладит, то царапает его спину ноготками. В этот раз она не кричала и не стонала. Только покрасневшие щеки и дыхание выдавали, что она близка к оргазму.

Он надавил на ее пальцы, ласкающие клитор, одновременно ускорил движения члена. Она не выдержала и начала коротко стонать в такт движениям:

— О! О! О!

Через минуту они оба уже кончали — в этот раз она, не будучи связанной, вцепилась в него руками и ногами, выгнувшись в дугу и содрогаясь, а он прижимал ее бедра к себе, спуская в нее всё, до последней капли.

Лежа рядышком на кровати, он спросил ее:

— Ну что, теперь в милицию, заявлять на меня?

— Ну уж нет. Теперь только когда мне надоест секс с тобой. Так что теперь всё в твоих руках

— Даш, скажи, а где твои родители? Тебе обязательно возвращаться? Поживи со мной какое-то время.

— Они на даче, но какой смысл мне оставаться у тебя? Я же говорила — скоро будут критические дни, придется делать перерыв

— Ну... Дашенька, во-первых ты мне нравишься не только за секс.

— Да? А за что же? Мы вроде почти не знакомы!

— Малыш, мне с тобой просто хорошо. А во-вторых, есть столько способов доставить друг другу удовольствие..

— Что? — она забеспокоилась — будешь меня... в попу?

— Нет, солнышко, очень часто анальным сексом заниматься тоже не стоит. Придумаем что-нибудь другое

— Да? Ну ладно, тогда будешь меня всему учить — легко согласилась Даша и пошлепала на кухню варить кофе.

Из кухни донесся ее веселый голос:

— Только не знаю, что Маринке сказать — ну не буду же я рассказывать, как ты меня насиловал, а то ей завидно станет.

Кирилл рассмеялся и быстро стал собираться в магазин — надо бы купить девочке новые трусики взамен утраченных