Наверх
Порно рассказ - Лагерь. Часть 5 —
===

Олег и Ник спешно шли по вагонам, удаляясь от вагона-ресторана. Путь им освещали полузажжёные лампы у потолка и мягкое лунное свечение, лившееся из окон. Ночь подходила к самому разгару, но «вечеринка» уже была окончена, и парни спешили нагнать Анатоля и девушку, ушедших первыми. Лица их были угрюмы, они не говорили в течении всей дороги обратно, но в руках Ника болтались девчачьи шёрты и балетки. Вдруг, в одном из вагонов, Олег задел рукой Ника, заставив остановиться своего приятеля напротив открытой двери одного из купе. В полутьме два тела — мужское и женское — переплелись под лучами тусклого света из окна во сне. Парень был слегка костляв на вид, и сквозь его тонкую кожу, несколько по-девичьи были видны вены. Девушка спала прямо на его голом теле, закинув свои руки за его шею.

Широкие ладони парня с большими и угловатыми костяшками на тыльной стороне беспечно сжимали нагую попку особы во сне, запустив пару пальчиков между её аппетитных половинок. Олег слегка подался вперёд, в купе, но Ник остановил его, ткнув в бок.

— Успеешь ещё, своим видом ты только перебаломутишь весь поезд, — тихо зашептал Ник приятелю, который вернулся в прежнее положение.

— Да, наверное, ты прав. Всё-таки, не в первый раз едем, — ухмыльнулся тихо Олег, опираясь на косяк. Парень неспешно потянулся в карман, доставая мятую сигарету. Ник вынул зажигалку, давая ему прикурить. Олег нервно затянулся, глядя на сладкую парочку в купе.

Лёгкое чувство досады надсадило душу при воспоминании, что какой-то козёл подпортил хорошую пизду. Парень неприязненно покосился на товарища, припоминая, что теперь шлюха его, но спешно сменил выражение, когда Ник перевёл взгляд с слившихся тел на лицо друга. Он качнул головой и поспешно зашагал дальше. Олег тоже поспешил за ним. Так две тёмные фигуры, едва освещаемые, дошли до предпоследнего вагона, к своему купе. Олег затушил сигарету о подоконник и открыл дверь, пропуская Ника вперёд. Тот едва кивнул Анатолю, курившему около раскрытого окна, и кинул на постель шорты девушки, а на пол — её балетки.

— Давно спит? — поинтересовался Ник, садясь в ногах нагой девушки. Его взгляд проскользил по её телу и остановился на киске. Он не решился сейчас её беспокоить и рассматривать «ущерб», а лишь слегка натянул на неё покрывало. Анатоль лишь отрицательно покачал головой, произнося одними губами: «Только заснула».

— Как она? — шёпотом спросил Олег, плюхаясь напротив Ника, на свою постель, беря в руки шорты. Анатоль неопределённо покачал головой, беря в рот сигарету и смотря в окошко на деревья, блёкло высвечиваемые лунным светом. В купе повисла тишина, нарушаемая лишь мерным постукиванием колёс поезда и его урчанием. Парни недолго посидели, думая каждый о своём. На последок, залезая на свою полку, Ник, впадая в сон, пробормотал:

— Завтра приедем.

===

На этот раз возвращение из объятий Морфея было более приятным: кто-то легонько пихал меня тёплой ладонью в руку, отчего я слегка покачивалась. Я открыла один глаз и заметила фигуру и лицо Ника, склонившегося надо мной, освещаемый лучами утреннего, ещё сонного солнца. Я скорчила рожицу и недовольно заурчала, на мгновение забывшись, где и с кем я нахожусь. Но, в отличие от моих последующих мыслей о возможном наказании за моё неподобающее поведение, Ник только стал настойчивее расталкивать меня, что-то бормоча себе под нос. Я не нашла ничего лучше, дабы он отстал, как подчиниться ему и сесть на кровати. Я машинально натянула покрывало, закрывая обнажённую фигуру.

Ник, вроде, и этого не заметил или просто сделал вид, тогда размышлять об этом не хотелось. Я потёрла сонные глазки и, наконец, огляделась. Олег и Анатоль отсутствовали, однако дверь купе была открыта полностью, также как и окно, через которое задувал мягкий утренний ласковый ветерок. Я попыталась потянуться, не выпуская одеяла, но успешно лишь зевнула. Руки опустились вниз, а моё помятое лицо обратилось к Нику со слегка вопросительным выражением. Ник стоял рядом, подбоченись, с голым торсом и в джинсах, босой. Он слегка лукаво и игриво поглядывал на меня.

— Бо-бо? — несколько сочувственно спросил он, взгляд его метнулся вниз. Я припомнила события ночи и слегка покачалась из стороны в сторону. Моё чуть скривленное лицо выдало неприятную боль в киске. Ник недовольно вздохнул и укоризненно посмотрел на меня, будто я была в том виновата. — Ложись, — сказал он и сел у меня в ногах. Я легка, вытянув ноги. Ник стянул с меня покрывало, обнажая мою бархатную кожу, мягко светившуюся в утреннем сиянии. Он деловито согнул мои ноги в коленях, и, как на осмотре в первый раз у гинеколога, чуть развёл их в сторону. Ник склонился над моей киской и развёл половые губки в сторону, осматривая дырочку. Он выпрямился, и в его глазах я увидела лёгкое удивление.

— Как так? — чуть шевельнул он губами. Я сдержанно ухмыльнулась. Я уже не удивлялась. В конце-концов, мне не 30 лет, чтобы меня с первой ебли так раскурочивали, так что дырочка приходила в прежнее положение, спасибо тренированным мышцам вагины и молодому телу. Ходите, дамы, гуськом и на корточках, во-первых, вам рожать будет легче, во-вторых, внутри всё будет в форме. Но всё-таки, он порядочно мне натёр. — Смажь киску, — чуть помолчав, сказал Ник, вставая с места. Я недоумённо посмотрела на него, всё ещё не двигаясь из прежнего положения. Парень заметил мой вопросительный взгляд и сел на прежнее место, уставившись на меня так же вопросительно. — Нечем, что ли? — я отрицательно качнула головой, взметнув в воздух пару кудряшек. На лице Ника отразилось искреннее и несколько восхищённое удивление.

— Ты в первый раз? — голос взлетел вверх, ярко обозначая высшую степень удивления. На этом вопросе в купе ввалились мокрые, покрытые капельками воды Олег и Анатоль с влажными шевелюрами. Вода капала с чёрной, волнистой головы Анатоля, чётко вырисовывая контуры его сизых локонов, сверкавших в капельках в ранних лучах солнца. Я оторвалась от созерцания и вновь посмотрела на восторженно удивлённого Ника. Вернувшиеся парни скинули с голых плеч мокрые полотенца и завалились напротив, весело гогоча и пихая друг друга. Я заметила привычку Анатоля закидывать голову и заразительно хохотать. Ник поспешно отошёл от ступора и коротко заявил о только что услышанном от меня факте. Парни притихли и перевели на меня взгляды. Я лежала голая, с раздвинутыми ногами и нелепым выражением веселья на лице. Собравшиеся покачали головами, а Олег неожиданно полез за своей сумкой и, водрузив её, наконец, на колени, начал шариться в ней.

Ник и Анатоль заинтересовались в его поисках и с интересом следили за его манипуляциями. Олег спихнул сумку обратно, вытащив из неё тюбик, который затем прошествовал по рукам Анатоля и был тщательно исследован Ником. Он открыл крышку и выдавил на пальцы несколько щедрых капель. Чуть подержав в руках капли, видимо, согревая их, он потянулся к мои половым губкам и начал тщательно втирать прохладную белую мазь в лобок, губки и вокруг них. Я чуть дёрнулась от его настойчивых движений, слегка ускользая от его рук. Он схватил мою ногу и подтянул к себе. Я молча подчинилась и закрыла глаза, ожидая конца пытки, потому что его движения причиняли мне боль. Закончив действо, он похлопал меня по щёчке и поднялся с места. Я открыла глаза и посмотрела на парней. Анатоль сосредоточенно рассматривал моё лицо, вернув себе холодное и презрительное выражение красивого, утончённого лица. Олег лениво потягивался, чуть навалившись на Анатоля. Ник копался в моём чемодане, извлекая из него новое бельё — белый кружевной комплект. Мне было жаль одевать его, но от моего серенького остался только лифчик, и то, порванных.

Трусики находились в невменяемом состоянии, так что Ник уже давно их выбросил, как он мне объяснил. Вслед за этим появилась лёгкая юбка, составленная слоями из шифона и лёгкая белая блуза без рукавов из того же материала, которую я так же отнесла к «маечкам». Парень сложил шорты и неодетую футболку с Хаусом в чемодан и закрыл его. Я, пока ещё только одев бельё, достала свою сумочку с зубной пастой и щёткой. Припомнив о том, что в вагоне никого нет, я вылизнула из купе, поймав напоследок одобрительный взгляд Ника...

Вернулась я через добрых полчаса, однако, с приличным лицом, лёгким макияжем и причёсанными волосами. Ник валялся на моей койке, закинув голову вверх и насвистывая песенку. Анатоль курил на верхней полке, лёжа на животе и пуская дым в окно. Олег прервал себя на полуслове, когда я вошла.

Слегка шокированный моим презентабельным видом и неброским макияжем, который он ожидал от настоящей шлюхи, он на время притих и обвёл меня оценивающим взглядом. Я плюхнулась на свою койку в ноги Нику, который продолжил оглядывать меня. В конце концов, он хмыкнул.

— Скоро приедем, — осведомил он меня и продолжил насвистывать. Я утвердительно кивнула, давая ему понять, что приняла это к сведению. Я сползла на пол и, чуть приоткрыв чемодан, положила туда сумочку с гигиеническим набором. Выпрямившись, я поспешила одеться, потому что за окном уже замелькали дорожные пути, и поезд проехал уже несколько платформ, сбавив скорость. Мы явно въезжали в какой-то посёлок, потому что между деревьями изредка показывались полуразрушенные избёнки и домики, но иногда мой взгляд улавливал и кирпичные дома.

Солнце уже полностью пробудилось и начало радостно освещать этот зелёный мир. Одевшись и приведя в порядок одежду, я плюхнулась обратно к Нику, который уже сидел и натягивал белую рубашку, неожиданно приятно севшую на его накачанный торс. Он не стал застёгиваться на все пуговицы, оставив три в покое, заправился. Олег, чуть помедлив, одел белую майку и кулон с орлом, предварительно, оглядев его на солнце. Кулон был серебряный, и как чистое серебро, он потемнел от времени. Чуть погодя к нашей компании присоединился Анатоль в чёрной шёлковой рубахе, также заправленной и не застёгнутой до конца, как и у Ника. Я заметила, что постельное бельё было уже кем-то аккуратно сложено в стопку, а матрасы скручены и отправлены наверх. Мы сидели молча, каждый смотрел в окно на пробегающие деревья. Анатоль снова закурил. Он очень много курил, почти беспрестанно затягиваясь, отправляя одну сигарету за другой в открытое окно. Но, вопреки всему этому, голос его был всегда чист и ясен, чистый и приятный тенор без хрипцы, как это было с Ником и без томности, как у Олега.

— Держись с нами, слышишь? — заявил Ник, слегка растягивая слова, не отводя взгляда от окна. Поезд начал сбавлять обороты, появился перрон, люди, которых было не так уж много. Молодые люди, молодые парни, лет от 23 до 28 столпились в кучке, одетые в одинаковые белые футболки и одинаковые синие джинсы, держа в руках таблички. Толком я рассмотрела их только потом, а сейчас эта белая кучка лишь пронеслась мимо. Поезд затормозил, и я, от внезапности, завалилась вперёд, на Анатоля, подхватившего меня и отстранившего после. Я поспешила также отстраниться от него, испытывая какое-то чувство смущения. Анатоль этого не заметил и, встав, вышел из купе. Олег и Ник беспечно откинулись на стены купе, не обращая внимания на меня. Фигура Анатоля на мгновение показалась и скрылась, прошествовав мимо нас. Через несколько минут он вернулся и кивком пригласил нас на выход. Мы поспешили взять свои сумки и последовать за ним. Мою сумку захватил Ник, опасаясь, вероятно, моего побега, но это было мне только на руку.

Мы вышли на заполненный парнями и девушками возраста, начиная с моего и оканчивая 18—19 летними представителями обоих полов, перрон. Я сощурилась от резкого, яркого света и не спеша начала оглядываться, воспользовавшись нашей остановкой. Анатоль отошёл от нас к кучке парней в белых майках и продолжил, видимо, начатый с ними разговор. Из вагонов подтягивались ребята, толпились кучками, курили. Народу, вопреки моим ожиданиям, было весьма мало, для лагеря, по крайней мере. Из толпы начали вырисовываться кучки, схожие по своим наполнениям. Вот мимо нашей компании прошествовало 6 представительниц, так называемого, гламура.

Тонкие талии, крепкая грудь, очки в поллица, напыщенное выражение того же лица, шпильки. Одежда на них было потрясающая по своей добротности: явно выражалась роскошная и беззаботная жизнь. Вслед за ними, перебрасываясь словами, шествовали шикарные парни с отличными фигурами, облачённые в шёлковые рубашки, тоже поражающие своим красивым шмотьём. Эта компания присоединилась к парням в белых майках и Анатолю, которого они радостно приветствовали и похлопывали по плечу. Дамочки синхронно затянулись сигаретами, и ментоловый запах расплылся по перрону. Были здесь и откровенные шлюшки: вызывающих макияж, развязанное поведение, минимум одежды. Рядом с такими паслись жалкие подобия первых представителей мужского пола: некоторые хлипкие, некоторые толстоватые, были и приличные, вроде Ника, но мало. Сформировавшиеся парочки стояли в стороночке, парни похлопывали изредка шлюшек по едва закрытой попке. Ник закурил, оглядывая собравшийся сброд.

К нам подошли ещё три парня, каждый из которых поздоровался с Ником и обменялся с ним рукопожатием. Здесь явно были знакомы друг с другом. Я с сомнением поглядела на Олега, но тот лишь подмигнул мне и одел солнцезащитные очки, начал разглядывать шлюх. Справа от нас послышался громки разговор. Я обернулась на звуки и увидела высокого парня с приятной фигурой в белой рубашке и синих джинсах, он стоял ко мне спиной, прямо перед ним стоял низенький толстенький человек в костюме и наставлял его.

— Ты потратил уйму денег. Выкупил целый поезд. Я, конечно, разрешил тебе устраивать этот лагерь, но вбухивать столько денег, пожалуйста, не надо. Ребята хорошо бы добрались и с другими людьми, — взволнованно говорил субъект, покрываясь потом и красными пятнами.

— Хорошо, отец, просто хотелось позаботиться о них, — он жестом указал на нас. Парень неожиданно приобнял толстячка, и тот примолкнул, махнув рукой и отправившись к выходу. Парень несколько минут смотрел ему вслед, а затем обернулся. Волосы его были тёмно-русые, волнистые, едва касались плеч и приятно обрамляли его аристократичное лицо с мягкими и тонкими чертами. Глаза были словно прозрачны, лёгкого бирюзового оттенка, они завораживали, обведенные тёмным синим цветом. Он улыбнулся народу, который прислушивался к разговору и неспешно пошёл к толпе, состоящей из дамочек, шикарных парней и парней в белых майках.

Солнце уже порядком нагрело спину и голову, так что я приложила ладонь к голове, чтобы не схлопотать себе обморок и подошла в тенёк, к вагону. Через некоторое время к нам вернулся Анатоль с повеселевшим выражением красивого лица с парнем, который разговаривал с толстячком. На его мягком лице светилась радужная улыбка. Он весело поприветствовал Ника и Олега, которые явно его знали. Я подошла к компании, не знаю, что мне делать. Парень бросил на меня свой прозрачный взгляд и ещё шире улыбнулся, показывая идеальный ряд зубов.

— Девушка твоя? — внезапно запел он приятным голосом, оборачиваясь неожиданно к Анатолю. С лица последнего спала улыбка, он отрицательно покачал головой, а на лице незнакомца при этом отразилась удивлённая мина, которая, впрочем, вскоре скрылась.

— Моя, — вмешался Ник с самодовольной ухмылкой, беря свои и мои чемоданы. Незнакомец покачал головой, чуть нахмурив тонкие брови. Он переступил через остальные чемоданы и, подойдя ко мне, чуть склонился, беря мою руку, которую он поднёс к губам, запечатлев на моей бархатной коже лёгкий поцелуй.

— Андрэ, — попел субъект мне и, зажав мою ладонь в своих широких и тёплых ладонях, повёл нас к выходу. Я заметила, как парни в белых майках подняли таблички, а народ начал расфасовываться. Видимо, нас повезут на автобусах. Я продолжила шествие со своей небольшой компанией под руку с Андрэ. Вскоре мы подошли к чёрной BMW с лёгкой тонировкой стёкол. Владельцем сей нескромной модели оказался Андрэ, погрузивший наши вещи в багажник. Анатоль сел на переднее сидения, а меня, засунув между Олегом и Ником, посадили назад. Всё дорогу Анатоль и Андрэ весело хохотали, пересказывая друг другу истории из жизни. Но неизбежно наступила тишина, и Ник попытался вступить в разговор, но Андрэ отвечал односложно и незаинтересованно. Было понятно, что это разные категории людей, которые не имеют общих интересов.

Через минут 15 мы прибыли в лагерь, причём наша дорога закончилась в лесу. Моему взору открылась поляна, заполненная автобусами. Видимо, мы ехали за всей колонной автобусов. Андрэ проворно выскочил из машины и поспешил к народу. Анатоль обернулся к нам и растерянно улыбнулся. Мы не спеша выползли из машины и достали багаж. Ник, по-прежнему, нёс мой. Я заслышала речь нашего Андрэ.

— Ну что, ребята? Ждали этого лета? Спешу открыть наш сезон. Тех, кто прибыл первый раз, уже, думаю, просвятили, — он пошло хохотнул. Я слегка остановилась, потому что мы уже шли по какой-то тропинке, углубляясь в лес. — Итак, здесь нет запретов. Отдых оплачен, вам остаётся только наслаждаться. Ребята в белом — вожатые. Ну, они помогут Вам, если что, — в конце он тряхнул волнистыми волосами и затесался в толпе. Ник грубо толкнул меня вперёд. Я поспешила за парнями.

Анатоль вывел нас к небольшому деревянному домику. Мы вошли внутрь. Нас встретила приятная гостиная, с небольшим ковром, телевизором, диваном и кофейным столиком. Чуть далее располагалась ванная комната, в гостиной были четыре двери, за которыми скрывались четыре комнаты с шкафом, ковром, картиной, окном, большой, двуспальной кроватью в каждой. Меня расположили в дальней, по соседству со мной был Ник, напротив — Анатоль, а соседом его стал Олег. Ник, закинув свою сумку, зашёл со мной. Немного погодя к нам присоединился Олег, Анатоль лишь застыл в дверях. Я нерешительно открыла чемодан и начала доставать вещи. Ник осматривал мои вещи, уделяя внимание белью.

— Что так мало? — держа в руках красный комплект, спросил Ник.

— Я же не, — начала было я, но Ник лишь хмуро кивнул мне. Я замолкла.

— В первый раз? Ты, наверное, поняла, что это не совсем обычный лагерь, — гоготнул Олег. Анатоль внезапно улыбнулся.

— Андрэ так развлекается. Он мой друг. В основном, сюда попадают только по знакомству, — пояснил Анатоль, чуть улыбаясь. Я стояла в некотором ступоре. Ник суетился, раскладывая мои вещи.

— Можно мне позвонить? — сглотнув, поинтересовалась я.

— Только при нас, — строго ответил Ник, рухнув на мою кровать. Я достала маленький телефончик и набрала номер Кёрха. Через несколько гудков он мне ответил.

— Да, моя сладкая? — раздался его голос. Я разозлилась и заорала.

— Что за фигня? — последовало молчание, затем лёгкий хохот.

— А, ты, видимо, уже поняла. Включи, пожалуйста, громкую связь, — внезапно попросил он. Я включила не без удивления.

— Господа? — начал Кёрх, — с кем имею честь разговаривать?

— Анатоль, — ответил он, чуть отойдя от косяка, — ... ий.

— А, это Кёрх, здравствуй, — ласково проговорил мой друг, — леди первый раз сюда попала. Она не дура, уже просвятилась, думаю, — Кёрх легко и нагло хохотнул, — пусть развлекается девочка. Анатоль, я тебя знаю, ты не дашь даме скучать?

— Не дам, Кёрх, — ответно хохотнул Анатоль. Мне почему-то от этого хохота стало не по себе. Анатоль подошёл и отключил телефон. Я покосилась на аппарат, неожиданно захотев закопать его подальше. Ребята переглянулись. Ник встал с кровати и взял меня под локоть.

— Пойдёмте, леди, — Ник гоготнул и потащил меня к выходу. Я с ошалелым лицом следовала за ним. Внезапно я поняла, почему Кёрх так настойчиво советовал этот лагерь, да ещё и сам билеты покупал. Хотелось упасть в обморок, но, видимо, мне придётся вытерпеть это. И какой дурак это придумал?

===

Андрэ сидел в обществе двух девушек, одна из которых презрительно воротила миленький носик от другой, которая выглядела, как откровенная блядь. Андрэ поглаживал эту блядь по голой ноге, изредка забираясь ей под юбку, ведя неторопливый разговор.

— Знаешь, тут приехала новенькая, просвятите её, так сказать. Она с Ником, так что целиком принадлежит вашей компании, уяснила? — шлюха кивнула, навесив на себя непроницаемую мину, а дамочка лишь фыркнула и начала несколько истерично помахивать ножкой.

— Зачем ты пускаешь сюда этих шлюх? Был же нормальный лагерь, золотая молодёжь, секс, наркотики, — начала выступать дама, всё больше и больше распыляясь. Андрэ поморщился и обернулся к ней.

— Ну, кто-то же должен тут хорошо сосать, — с намёком, довольно резко произнёс он. Его подруга перестала махать ногой и надула малиновые губы. Шлюха презрительно улыбнулась, процедив слова прощания сквозь зубы.

===

Парни вывели меня на прежнюю поляну, где теперь, лишь сидели кучки ребят. Я, наконец, огляделась. Чуть в стороне находился дом побольше, более длинный, похожий, на столовую, может, потому что оттуда пахло, и, кстати, довольно приятно. С полянки уходило несколько дорожек в глубь леса, ребята потащили меня по одной из них. Вскоре, моему взору предстал такой же деревянный домик, как и наш. Олег пнул ногой дверь.

— Я дома, — разлетелся его дикий ор. В гостиной была толпа народу. Те самые щуплые любители секса, не очень щуплые, куча шлюх, которых уже тискали свои обладатели. Вообщем, сбор ещё тот. Ник толкнул меня внутрь, а Анатоль закрыл дверь. С его приходом, все взгляды обратились к нему. Шлюхи уставились на него во все глаза, начали перешептываться. Видимо, таких здесь видели редко. На меня внимание обратил противоположный пол, но принял не так, как принимали остальных шлюх. Слегка высокомерные взгляды, тонкие улыбки... я чуть растерялась, но Ник встряхнул меня и запихал в одну из комнат, плюхнувшись на кровать. Анатоль пришёл чуть позже.

— Где Олег? — поинтересовался Ник.

— Как всегда, — ответил ему Анатоль с улыбкой. Ник понимающе ухмыльнулся. Анатоль погрузился в одно из кресел рядом с кроватью и задумчиво откинулся на спинку. Мы чего-то ждали.

— А чего мы ждём? — тихо поинтересовалась я, опасаясь взрыва гнева Ника. Но тот, видимо, находился в хорошем расположении духа, лишь внезапно воздел руки к небу и помпезным голосом провозгласил.

— Твоего Сенсея! — заорал он и успокоился. Я слегка ошарашено оглядела на него, чуть улыбнувшись его подмигиванию. Напряжённая тишина зависла в комнате, но, видимо, ею тяготилась только я, потому как мои собеседники сосредоточенно разглядывали предметы в стеклянном шкафу с полками. Я присоединилась к ним за неимением времяпрепровождения. На полках шкафа теснились книги, аккуратно разложенные по размерам: от большей к меньшей. Я слегка наклонила голову и прочитала одну из корочек: «Камасутра».

Голова автоматически пришла в нормальное положение. «Да, похоже, тут живут какие-то извращенцы». Я закусила губу и посмотрела на своих спутников: Ник беспечно валялся на кровати недалеко от меня, а Анатоль уставился в потолок. Фуф, кажется, ничто не заметил, чем я тут заинтересовалась. Я едва заметно улыбнулась. Вдруг дверь внезапно распахнулась, шарахнувшись об стену, и в комнату со скоростью урагана ввалился Олег со спущенными до колен джинсами и трусами. Майки уже на нём не было, болтался только серебряный медальон. Зацепившись своими длинными ногами в шпильках за его торс, на его шее висела белокурая фурия, обхватив его руками. Я заметила, что член у Олега торчит в боевой готовности прямо в киске шлюхи, а это, несомненно, она и была. Блядь подпрыгивала на его стоящем хуе, не отрываясь от его губ. Она была уже голая, а с её попы на пол капали соки. Ребята слегка тоже ошалели и повскакивали со своих мест. Олег проигнорировал нас и свалился в кресло, на котором минуту назад сидел Анатоль. Он отошёл подальше от парочки и закрыл за ними дверь, подперев её спиной. парочка уже разместилась в кресле. Наконец, шлюха оторвала от него свои губы.

— Ребята, — запыхиваясь, начал Олег, — ребята, не обращайте внимания, — закончил он. Шлюха снова принялась за него. Её ноги расположились на ручках кресла. Я слегка позавидовала её гибкости, потому что ей удалось сесть на его член до конца. Она начала неспешно двигаться на члене, закинув волосы на одно плечо и слегка склонив голову. Олег же не двигался.

— Ну, давай уже, — он шлёпнул её по попке, и шлюха начала увеличивать темп. Послышались частые хлопки его яиц о её промежность. Мне было прекрасно видно её попу, яйца Олега и сок, который уже их залил. Текла она хороша.

Я следила за действом. Ник делал то же самое со своего места. Шлюха уже начала кричать и дёргаться на члене, а Олег схватил её за талию и усадил на хуй, не давая ей сдвинуться. По его сосредоточенному лицу я видела, что он не кончил, но ждёт, пока это сделает она. Когда шлюха прекратила бесноваться, он встал с места, сгоняя её со своего хуя. Олег развернул шлюху и поставил её раком. Она послушно прогнулась и выпятила попку. Руки Олега раздвинули половинки. Он плюнул её на анальное отверстие и слегка потёр его. Блядь что-то защебетала, но Олег нетерпеливо заехал её ладонью по заднице, и она смолкла, лишь опёршись руками на подлокотники кресла. Я успела заметить, что дырочка её анала довольно маленькая. До этого случая я не видела, как ебут в зад, но теперь прямо передо мной развернулся мой первый опыт. Олег наставил свой хуй на дырочку и надавил. Шлюха заскулила, прогинаясь под его напором. Парень схватил ладонями её бёдра и начал давить. Блядь заскулила громче, но это не остановило его. Олег медленно вошёл в неё, она уже вовсю кричала и выворачивалась. Вдруг с места подскочил Ник и подошёл к парочке. Он схватил руки шлюхи и, зайдя за кресло, потянул их на себя. Блядь вытянулась. Олег начал выходить.

На этот раз он шёл быстрее и увереннее, чем заходил. Шлюха расслабленно охнула и снова что-то тихо защебетала. Ник зарядил ей пощёчину, от которой она громко вскрикнула и засопела носом. Наверное, она плакала. Олег начал снова входил в неё. На этот раз всё прошло более гладко и быстро. Такие движения в медленном темпе он повторил несколько раз, после чего начал громко сопеть и трахать её, убыстряя темп. Сиськи бляди болтались из стороны в сторону с заострёнными сосками. Она снова начала поскуливать, но теперь к этим звукам прибавилась тихое «ммм». Она начала получать удовольствие, Олег уже трахал её вовсю, а Ник, закусив губу, с дьявольским лицом смотрел на это действо. Он отпустил руки шлюхи, на которые она поспешила опереться, и стал крутить её соски. Я увидела, как по ноге бляди стекает смазка. Мне неожиданно захотелось поучаствовать во всём этом, но я вспомнила, что в попку меня ещё никто не трахал, а киска у меня побаливается, потому я недовольно закусила губу. Ник увидел выражение моего лица и подбодряюще подмигнул.

Громкие хлопки яиц о задницу суки умолкли, я увидела, как струйка спермы Олега вытекает из её разъёбанного зада. Олег шлёпнул её ладонью по попе и отвалился от её попы. Шлюха шатнулась на месте и хлопнулась в кресло. Ник отошёл от них и сел рядом со мной. Олег похлопал суку по щёчке и, схватив за руку, выше локтя, вытурил из комнаты, закрыв за ней дверь. Его хуй был в её соках и его семени. Наверное, она готовилась к этому. Парень завалился в кресло, довольно раздвинув ноги, между которыми повис его член. Я отвела от его самодовольной рожи взгляд и заметила, как Ник хищнически пялиться на меня. Ник взял мою ладонь и положил между своих ног, начал поглаживать моей ладонью свой растущий бугорок. После всего увиденного, я, конечно, жутко возбудилась и даже намокла, но сейчас... Ник начал настойчиво тереть моей ладонью свой член в штанах. Я устало вздохнула и покосилась на него.

Он заметил мой вздох и залепил мне со всего размаху пощёчину, так что я откинулась на кровать и схватилась за лицо. Щека сильно горела, мне на мгновение показалось, что он вышиб мне челюсть. Я думала, на этом он остановиться, но Ник залепил мне кулаком в живот и, скинув меня на пол, начал монотонно пинать меня в живот ногами с размаху. Я скрючилась на полу, закрыв голову руками, но удары продолжали сыпаться и постепенно во мне начала подниматься ненависть и злоба. Что-то перевернулось во мне. «Пусть шлюх пинает. Я не шлюха!» — что-то крикнуло во мне, и я схватила Ника за ногу, потянув её резко на себя. Парень свалился с озлобленной и перекошенной роже на пол. Я метнулась ему на живот, придавив к полу своим ничтожным весом. Я зажала его коленями, усевшись задом на его живот. В моих глазах были слёзы ярости и ненависти к этому ничтожеству. Костлявые кулаки с выпирающими костяшками как-то сами взметнулись в воздух и начали методично опускаться на его рожу. Он внезапно ошалел и на секунду застопорился от шока.

Я проворно вскочила с места, неожиданно подпрыгнула вверх и приземлилась ступнями на его живот. Не устояв, я, покачнувшись, сошла с него. Ник перевернулся на бок и взвыл, обхватив руками живот. Тут передо мной замаячил Анатоль и схватил меня в охапку, потащил к двери. Ярость застилала мне глаза, и я бешено колотила его по груди кулаками и что-то дико визжала. Я видела только мечущихся людей, что-то верещавших. Анатоль вытащил меня из дома, не отпуская от себя. Я по-прежнему металась в его руках, не в силах выдерживать свой же напор ярости. Анатоль терпеливо сдерживал меня, терпя мои маленькие костлявые кулачки. Наконец, чистый воздух достиг моего мозга, и свирепые оры перешли в тихие всхлипывания, я повисла в его руках куклой.

p. s. прошу не растаскивать рассказы на другие сайты. Это нарушение авторских прав. Мои произведения исключительно на sexytales.ru. прежде чем задавать мне вопрос «это правда с тобой случилось?» ещё раз внимательно прочитайте название категорий, к которым я причислила оный рассказ. хочу ещё предупредить, что я не всегда хочу вирт секса, так что с сей вопрос можете не задавать. ибо у меня уже есть люди, с которым я его приятно провожу. так же хочу сказать, что свои истинный возраст и имя я никогда не открою.

p. p. s. вот, Джимми, как вы и хотели — без минета. ;)

a.cossoc@nxt.ru или a.cossoc@yandex.ru