Наверх
Порно рассказ - Обычная ночь из жизни Зены
Беспощадный клинок в очередной раз сверкнул подобно молнии, и ещё одна голова отлетела в сторону, окропив яркими брызгами крови выжженную жарким летним солнцем траву.

Единственный оставшийся в живых, который по внешнему виду напоминал купца или торговца, стоял как окаменевшая статуя у запряжённой парой лошадей крытой повозки и с неподдельным ужасом смотрел на происходящее. Полуобнажённая черноволосая женщина в высоких сапогах до колен, с окровавленным мечом в руке и странным металлическим кольцом, висевшим вместе с кинжалом на поясе, медленно приближалась к нему. Эфес её обагрённого кровью клинка имел форму возбуждённого фаллоса. При этом навершие эфеса выглядело как головка. Голубые глаза разбойницы излучали холодное и безжалостное спокойствие. Её кожаный корсет почти не скрывал упругие груди, кожаные лоскуточки её коротенькой юбочки еле-еле прикрывали интимные места, а от её роскошных обнажённых бёдер было трудно отвести взгляд даже в эту драматичную минуту. Двое конных воинов-мужчин расположились неподалёку, с нескрываемым интересом наблюдая за разворачивающимися событиями.

— Что... что в-в-вам нужно? — прерывающимся от невообразимого страха голосом спросил он. — Мы же... я же всего лишь купец. Берите всё, что хотите, только не убивайте меня...

— Взгляни на них! — властным голосом приказала она ему, указывая рукой на три обезглавленных трупа. — Они забыли, что в любой жизненной ситуации никогда нельзя терять голову.

Воины захохотали, по достоинству оценив шутку черноволосой бестии.

Но купцу было совсем не до смеха. Испарина покрыла его лоб, кончики губ подёргивались, а трясущиеся руки не находили себе места.

— Да... да... да, конечно... разумеется. Я... я... я не хочу быть такими, как они. Я сделаю, всё, что вы хотите, только пощадите, умоляю вас, — срывающимся от страха голосом пробормотал он. — З-з-забирайте всё, что пожелаете из нашей повозки. Можете забрать всю повозку...

— Мы ищем одного героя по имени Диомед. И мы слышали, что он был здесь совсем недавно. Ты знаешь, где его можно найти? — спросила женщина-воин, нетерпеливо встряхнув волосами.

— Ц-ц-царь Диомед? И-и-из Фракии? В-возможно, мы... то есть... я видел его на этой дороге сегодня утром... Е-е-если это был он, конечно...

— Тогда говори!

— Он... он проезжал с небольшой свитой по этой самой дороге на север. Н-наверное, идёт в Македонию или к себе во Фракию. М-мне показалось, что он передвигается тайно, чтобы его никто не узнал.

— Это приятная новость. Очень рада, что ты оказался умнее своих друзей.

С этими словами воительница ещё раз окинула взглядом три лежащих на окровавленной земле бездыханных тела и валявшиеся неподалёку головы с уже остекленевшими глазами. Затем она приблизилась к дрожащему от ужаса купцу почти вплотную. Настолько близко, что он ощущал её горячее дыхание. Она была с ним примерно одинакового среднего роста, хотя, по женским меркам, она была довольно рослой. Кровь продолжала капать с её меча на землю. Её груди едва не выскакивали из корсета при каждом вдохе. Её бёдра блестели капельками влаги — то ли это был пот от изнуряющей жары, то ли любовный сок.

— Как он выглядит? — поинтересовалась воительница.

— Он... он очень высокий. С густой чёрной бородой. З-здоровенный как бык.

Её красивое лицо просияло от удовольствия, а чувственные губы растянулись в ослепительной улыбке:

— Твоя помощь оказалась просто бесценной.

— А... а ты и т-твои люди оставите в меня в живых? — спросил купец умоляющим голосом.

— Сначала мне надо узнать, есть ли у тебя семья и дети, — невозмутимо ответила она.

Купец с явным облегчением вздохнул.

— Д-да! К-конечно же, конечно, у меня есть жена и двое детей! Ведь я как раз и еду к ним. Они ждут меня в Фивах. Пощадите меня ради них...

— Ну, тогда благодарение олимпийским богам! — воскликнула женщина. — Ты будешь жить...

— Спасибо, да хранят вас милостивые боги за вашу доброту!

— ... в воспоминаниях своей жены и детей, — с улыбкой добавила она, вонзая меч ему в живот.

Клинок проткнул живую плоть насквозь и вышел остриём из спины. Насладившись моментом, воительница резким движением выдернула меч вместе с кровавыми остатками разрезанных и распоротых внутренностей. Купец упал, заливая кровью землю вокруг себя. Жизнь почти мгновенно покинула его грузное тело. Воины снова разразились громким хохотом.

— Ну, надо же! — давясь от смеха, воскликнул один из них. — Тебе просто нет равных, Зена. Они всегда покупаются на эти слова...

— Да, всё было очень предсказуемо, — с улыбкой согласилась та, кого назвали Зеной.

Она присела и быстрым взмахом меча отделила голову последней жертвы от туловища, а затем встала и ударом ноги откатила её в сторону.

— Зачем тебе нужен этот самый Диомед? — спросил второй.

— Если он со своим войском присоединится к нам, то тогда мы станем грозой всей Эллады. Все богатства и сокровища сами поплывут в наши руки. Мы сметём всех, кто стоит у нас на пути. Мы без труда сможем атаковать и захватить любой город. Даже неприступные Афины падут к нашим ногам.

— Но ведь он царь, а не какой-то обычный воин. Вряд ли он захочет вступить в твою армию, — выразил сомнение второй воин.

— Я должна попробовать его убедить, — непреклонным голосом сказала воительница.

— Тогда мы пойдём вместе с тобой.

— Нет! — решительно отрезала она. — Он не должен вас видеть со мной. Иначе он может не согласиться. Я поеду одна. А вы, Дарнелл и Монлик, обыщите вещи и заберите всё ценное. Повозку сожгите дотла, лошадей заберите с собой. И головы прихватите тоже — мы их потом насадим на колья и выставим возле ворот. Отличное выйдет украшение. А после отправьте все эти трупы в увлекательное путешествие вниз по реке и возвращайтесь в мой лагерь.

Названный Дарнеллом соскочил с коня и подошёл к ней.

— Почему ты хочешь идти одна?

Зена всплеснула руками, а её лицо исказила гримаса, которая обычно бывает у учителя, когда приходится заново объяснять ученикам уже давно пройденные уроки. Но она подавила вспышку гнева и начала терпеливо объяснять:

— Потому что одной мне будет легче остаться незамеченной. Впереди несколько деревень и один небольшой город. Одним богам ведомо, сколько там может быть воинов. А нас сейчас всего трое, и мы очень далеко от нашего лагеря в Македонии. И потом я не хочу, чтобы люди видели вооружённых солдат. Поэтому я пока что не собираюсь никого убивать, чтобы не привлекать лишнего внимания. Теперь понятно?

— Понятно. Но тогда как же ты собираешься действовать?

Зена усмехнулась.

— Я всё сделаю честным и законным способом. Нас мало и сейчас нам совсем не нужны лишние враги. За нами и так охотятся по всей Элладе. Если мне повезёт, я догоню Диомеда или попробую отыскать его в каком-нибудь деревенском борделе. Надеюсь, мне хватит денег заплатить за еду и ночлег.

— А если этот Диомед не согласится? Или ещё хуже — захочет заставить тебя перейти на сторону «добра», чтобы ты помогала каким-нибудь вонючим крестьянам и защищала каждого встречного идиота? Мы ведь об этом типе ничего не знаем. Вдруг он такой же недоделанный ублюдок, как грёбаные Геракл или Тесей? Что тогда?

— О, я так не думаю. Мы с ним точно два сапога пара. Он обожает воевать и убивать. Он силён духом и могуч телом. Но у каждого человека есть какая-нибудь слабость. И я найду его слабость. Тогда он будет мой. И потом, не беспокойся, ведь я могу быть весьма убедительной. А если он откажется, то я убью его без лишних слов. В любом случае, у меня, наверное, ещё будет шанс поговорить с Ахиллом. Его будет найти гораздо легче.

— Ты уже всё продумала! — воскликнул Дарнелл в восхищении. — Похоже, действительно не зря тебя называют «королевой воинов».

— Для меня это настоящая честь, — кивнула в ответ она.

Дарнелл зашёл сзади, обнял её за плечи и прошептал ей в ухо:

— Знаешь, чего мне сейчас хочется больше всего на свете?

Зена прижалась к нему всем телом и почти сразу же ягодицами ощутила его восставшую плоть.

— И чего же? — томно выдохнула она, коснувшись ладонью его шеи.

Дарнелл прикусил зубами мочку её уха, а затем начал целовать её шею.

— Того, чем мы занимались вчера. Хочу прямо здесь задрать тебе юбку, поставить раком и войти сзади.

— Ты грубо нарушаешь субординацию, Дарнелл, — с улыбкой заметила Зена, проведя ладонью по его мускулистой руке. — Причём уже далеко не в первый раз.

— Я знаю, но не могу ничего с собой поделать. Когда я вижу тебя с обнажённым мечом в битве, у меня мгновенно поднимается не только мой боевой дух...

В это время к ним подошёл второй воин по имени Монлик.

— Я могу про себя сказать то же самое, — заметил он. — Впрочем, думаю, что и все остальные из нашей дружной компании тоже с этим полностью согласятся. Любой мужчина, кто хоть раз был с тобой, сразу и навсегда забывает обо всём и обо всех. С тобой никто не сравнится. Днём ты богиня войны, а ночью — богиня любви.

«Королева воинов» окинула их взглядом, продолжая улыбаться:

— Потерпите, мальчики. Когда я вернусь, мы снова устроим большой праздник и повеселимся вволю. А пока лучше пожелайте своей любимой девочке удачи...

— Удачи тебе, Зена! Да помогут тебе боги! Будем ждать с нетерпением твоего возвращения! — в один голос воскликнули воины.

Она снова усмехнулась, не скрывая своего удовольствия:

— Вот так гораздо лучше.

С этими словами Зена ловко запрыгнула на свою вороную лошадь, всунула ноги в стремена, натянула поводья и направилась на север по широкой дороге.

Проскакав пару стадиев, она спешилась и зашла в придорожные кусты. Сняв с пояса своё диковинное металлическое кольцо, она задрала юбку, под которой не оказалось никакой другой одежды. Вслед за этим она присела на корточки, раздвинула ноги и плавными движениями начала сбривать густые чёрные волосы на своём лобке. Кольцо было на удивление остро заточенным и прекрасно подходило для такого занятия. Вскоре на её лобке не осталось ни единого волоска. Полностью удовлетворённая результатом своей работы, она снова вскочила на лошадь и продолжила путешествие.



Жаркий летний день тем временем неумолимо приближался к своему закату. Резкие порывы ветра указывали на скорое изменение погоды. Набежавшие облака постепенно превратились в мрачные тучи, которые заволокли всё небо и предвещали грозу. Царь богов Зевс сегодня явно собирался ещё раз напомнить смертным о своём безграничном могуществе.

Жители стремились укрыться в своих домах, а путешественники жаждали поскорее найти пристанище на ночь. Никто не желал дольше оставаться под открытым небом. Зена тоже возблагодарила богов, когда на её пути оказалась двухэтажная таверна с постоялым двором. Рядом с постройкой стоял шест, к верхушке которого был привязан клок сена. Это служило верным знаком того, что здесь можно найти еду и ночлег. Оставив свою лошадь в конюшне, она распахнула дверь в таверну. Войдя внутрь, она обнаружила, что просторный зал почти полностью заполнен посетителями мужского пола. Это было вполне предсказуемо. В свою очередь появление полуголой девицы в вызывающей кожаной одежде также не могло остаться незамеченным. Многие мужчины повернули головы в её сторону и среди всеобщего шума и гама до неё явственно доносились их восклицания:

— Смотри-ка, какая сучка!

— Неплохая цыпочка!

— Похоже, теперь все шлюшки так одеваются? Интересно, сколько она берёт за ночь...

Если бы на месте «королевы воинов» оказалась другая женщина в доспехах и с мечом, то эти слова вполне могли оказаться последними в жизни тех, кто их произнёс. Но Зена уже давно привыкла к этому. Более того, её это возбуждало. К тому же, такая реакция окружающих, к большому удовольствию воительницы, с полной убедительностью доказывала, что её здесь не знают и не имеют ни малейшего представления о том, кто она такая. А именно это ей и было нужно. Но самое главное — ей всегда нравилось мужское внимание, и сегодняшняя вечерняя пора, конечно же, тоже не стала исключением. Обычная история! Все мужчины были настолько ослеплены похотью, что в упор не замечали висящего у неё за спиной меча и болтающегося на поясе кинжала. Про стальное кольцо и говорить нечего. Его вообще никто и никогда не принимал за оружие. Удачное начало вечера! Даже не пытаясь скрыть улыбку, неторопливой размеренной походкой она подошла к хозяину постоялого двора.

— Плесни-ка мне чего покрепче и дай ключ от свободной комнаты, — обворожительно улыбнулась она, облокотившись на стойку.

Хозяин постоялого двора, — человек неопределённого возраста, с лысым и голым, как гусиное яйцо черепом, — не заставил себя долго ждать. Его лицо тоже расплылось в широкой улыбке.

— Разумеется. Я рекомендую тебе лучшее вино моего заведения, — охотно откликнулся он, протягивая ей большую, наполненную до краёв деревянную кружку с изогнутой ручкой. — Это будет стоить тебе ровно 8 динаров.

Зена демонстративно, наблюдая боковым зрением за реакцией окружающих, аккуратно извлекла из своего импровизированного лифчика небольшой мешочек и, отсчитав нужное количество монет, отдала их хозяину. Вслед за этим она спокойно засунула мешочек обратно на своё место.

— Славная у вас здесь компания собралась... — протянула она.

— Всё как обычно, — отозвался он, расставляя кружки. — Ничего удивительного. Всякая шваль каждый вечер слетается на запах выпивки, как мухи на навозную кучу.

— То есть, шансы наткнуться в твоём заведении на важную шишку весьма невелики? — спросила Зена.

— Ага! Ну, если только мимолётом залетит какая-нибудь важная птица. Вот несколько лет назад даже Геракл заскочил. Весь такой в жёлтой жилетке и кожаных штанишках. Такой был добрый, что от него до сих пор блевать хочется.

— Понятно. Как насчёт комнаты? — осведомилась «королева воинов».

— А вот здесь ты опоздала. Извини, ничего личного. Придётся тебе спать в конюшне. Я уже отдал последнее свободное помещение.

— Неужели? И кому же?

— Вон тому неотёсанному верзиле, — указал он на могучего воина с густой бородой, в одиночестве сидевшего за одним из столов. — Пусть меня, когда умру, затащит Аид в самый дальний угол Тартара, если я хоть раз в жизни видел такого грубого и невежливого урода. Лает, как пёс паскудный! Чистокровная деревенщина! Да ещё и врёт, как водой хлещет! Только представь себе, он назвался царём Фракии...

Её сердце подпрыгнуло от радости. Не зря она всегда считала себя везучей женщиной и была уверена, что родилась под счастливой звездой. В этом воине она безошибочно узнала того, кто был ей нужен. Подмигнув хозяину таверны, похлопав его по плечу и ещё раз озарив всё вокруг своей улыбкой, Зена взяла кружку с вином и направилась в сторону бородатого мужчины.

Она медленно подошла к его столу, успев за это время сделать несколько больших глотков из кружки.

— Здесь не занято, Ваше Величество? — с улыбкой поинтересовалась она, дотронувшись до его руки.

Бородач удивлённо воззрился на неё:

— Почему ты называешь меня...

— Узнают льва по когтям, — небрежно перебила его Зена, ответив известной пословицей.

В этот же самый миг ей вспомнилось другое похожее выражение: «Узнают осла по ушам». Ей стоило немалых усилий подавить смех.

Он молчал, меряя её оценивающим взглядом:

— Для такой красотки, как ты, пожалуй, не занято.

«Королева воинов» села напротив него, продолжая чарующе улыбаться:

— Продай мне ключ от комнаты. Я тебе заплачу звонкими монетами.

Воин глухо рассмеялся:

— Я так не думаю. Эта комната нужна этой ночью мне самому. Я отдал за неё 30 динаров. Что-то мне подсказывает, что у тебя нет столько монет. Они просто не поместятся у тебя между сиськами.

На мгновение улыбка исчезла с уст воительницы. Зена размахнулась, чтобы отвесить бородатому наглецу пощёчину, но он ловко перехватил её руку и, крепко сжав запястье, отвёл в сторону.

— Полегче, детка. Не распускай руки. Давай-ка лучше спокойно поговорим, — сказал он с усмешкой.

— Поговорим? Никогда бы не подумала, что ты любитель трепать языком. Я надеялась, что ты человек действия. Ведь ты же сразу заметил моё появление в этом гостеприимном месте. Но уж так и быть... Что же ты предлагаешь?

— Сначала скажи, кто ты такая?

— Меня зовут Зена.

— Вот как... Кажется, я слышал что-то о разбойнице с таким именем.

— Тогда, наверное, это я. А как зовут тебя?

— Диомед. Говорит ли тебе это о чём-нибудь?

Зена искусно сделала изумлённый вид, подняла брови и даже расширила глаза от удивления.

— О, ну кто же не знает знаменитого героя Греции, — сказала она. — Молва о твоих деяниях наполнила ойкумену.

— Я не просто «знаменитый герой», я — царь, по праву занимающий трон, перешедший ко мне от отца.

— Я и не сомневалась в твоём высоком положении. Недаром я назвала тебя «Ваше Величество». Но почему же ты тогда остановился в этой задрипанной таверне?

— Я неприхотлив. И ещё у меня была особая миссия. И я хочу всё сохранить в тайне, как от врагов, так и от друзей. Но прежде всего — от моего подлого брата и моих вездесущих советников, то и дело сующих нос в мои дела. Яйца им всем надо за это оторвать... В общем, я им не доверяю. Настанет час — всех отправлю в Тартар.

— Весьма благоразумно и похвально. Куда же ты держишь путь теперь? Ходит молва, что ты разводишь необыкновенных лошадей в своей стране. Кстати, ты ведь, кажется, тоже родом из Фракии, как и я, не так ли?

— Да, но не могу сказать, что меня это сильно радует. Рано или поздно ты ответишь за совершённые преступления.

Зена загадочно улыбнулась:

— Наверное, ты очень хочешь меня наказать прямо здесь и сейчас. Это может стать хорошим началом нашего знакомства.

— У нас не будет никакого знакомства, — поморщился Диомед.

— Но мы же уже знаем друг друга, не так ли? А кроме этого мне же нужно где-то переночевать. Сам видишь, что все комнаты заняты, и только ты способен мне помочь. Я верю, что такой достойный мужчина, как ты, не отправит слабую и беззащитную женщину спать на конюшню.

— Слабую и беззащитную?

— Конечно, — не моргнув глазом ответила «королева воинов». — Не обращай внимания на моё оружие. Многие слухи обо мне сильно преувеличены.

— Возможно. Но в конюшне тоже можно вполне сносно переночевать. Моя свита как раз будет спать именно там.

— Я должна присоединиться к ним? — изумлённо взметнула брови кверху она.

Диомед усмехнулся:

— Неужели ты намекаешь на то, что мы сможем разместиться вдвоём в моей комнате?

— Ты просто читаешь мои мысли...

— Догадаться было несложно.

— И что ты на это ответишь?

Диомед сверкнул испытующим взглядом из-под нависших густых бровей:

— Когда я нахожусь в дороге, то обычно провожу ночь только со шлюхами. Да и то не всегда. И я не совершенно не рад незваным гостьям. Но для тебя, пожалуй, сделаю сегодня исключение.

Зена снова широко улыбнулась. Она выглядела так, как будто на её долю выпал очередной триумф в только что завершившейся битве. Снова взявшись за кружку, она сделала ещё один глоток:

— Я знала, что на тебя можно положиться.

В этот момент к ним подошла служанка таверны. С восхищением глядя на «королеву воинов», она спросила её:

— Вы должно быть голодны. Что вам принести? Что вы желаете?

Зена в свою очередь тоже внимательно окинула её взором с ног до головы и ответила:

— Я желаю тебя.

Служанка испуганно заморгала глазами:

— Что?

Зена оставалась самим воплощением невозмутимости:

— Да, хочу сорвать с тебя платье прямо здесь и отведать тебя на вкус.

Служанка растерянно пробормотала:

— Я хотела сказать, что я могу принести что-нибудь из еды...

Зена подмигнула ей:

— Кому нужна еда, когда твои прелести настолько восхитительны, что даже платье не может скрыть их.

— Я... я... я не думаю, что мой хозяин даст согласие на это...

Глаза Зены прищурились:

— Твой хозяин меня не интересует. А уж его согласие и тем более.

Постепенно служанка начала понимать, куда дует ветер:

— Тогда... тогда... я думаю, вы сможете сделать так, чтобы об этом никто не узнал...

Зена обвела взглядом соседние столы и сказала:

— Вот это совсем другой разговор. Ладно, я найду тебя, если потребуется... А сейчас принеси мне свежего хлеба, сыра, жареного цыплёнка и небольшую амфору вина.

Радостная служанка убежала, чтобы через минуту вернуться, принеся всё, что требовалось. Диомед ни разу не вмешался в происходивший разговор, но затем сказал:

— Хлеба, сыра и цыплёнка будет недостаточно, чтобы утолить голод. Если хочешь, могу поделиться с тобой этим жареным куском говядины.

— Возможно ли, чтобы в наше время существовали люди с таким добрым сердцем, как у тебя? — изумилась она, всплеснув руками и звонко шлёпнув себя по голым бёдрам. — В любом случае, твоё щедрое предложение принимается с благодарностью!

Закончив трапезу и осушив винные кружки до дна, они встали из-за стола и поднялись по узкой скрипучей лестнице на второй этаж, где находились жилые помещения. Зена была довольно высокой женщиной, но рядом с Диомедом она увидела, что её голова не достаёт ему даже до плеча.

Остановившись у нужной двери, Диомед достал из небольшой походной сумы ключ и отомкнул железный замок. Парочка вошла внутрь и осмотрелась.

Комната оказалась небольшой, квадратной, просто обставленной и довольно тесной. Прямо напротив двери было окно со складывающимися ставнями. В углу находился небольшой деревянный стол. А помимо всего прочего здесь была всего одна кровать.

Диомед снял свой широкий меч в ножнах и положил его на стол. Повернувшись к Зене, он заметил стальное кольцо на её поясе и спросил:

— Что это у тебя тут такое?

— Это называется «шакрам», — объяснила она, взяв кольцо в руку. — Отличное оружие. Если правильно его бросить, то можно сразу убить с десяток, а то и больше врагов. Он превосходно разрубает мечи, копья, щиты и доспехи неприятеля. И главное — он всегда возвращается ко мне...

— Могу я подержать его?

— Конечно.

Диомед взял шакрам и начал внимательно его рассматривать.

— Интересное оружие. Никогда такого не видел. Очень любопытно. Прекрасная сталь.

— А ещё он настолько острый, что я брею им волосы между ног, — невозмутимо произнесла Зена.

— Хммм... Да, действительно острый, — пробурчал Диомед, осторожно потрогав большим пальцем кромку.

Вернув кольцо «королеве воинов», он принялся раскладывать свою походную суму.

— Как это оружие оказалось у тебя? — поинтересовался он.

— Если скажу, ты можешь мне не поверить. Его подарил мне сам бог войны Арес.

— Почему же, я верю. Очень даже верю. Ты можешь произвести впечатление даже на бога.

Воительница самодовольно усмехнулась. Всё шло так, как и должно было идти.

— Я тут подумала, — вкрадчивым голосом промолвила Зена, как бы невзначай коснувшись кончиками пальцев его плеча. — Такой прекрасный воин, как ты, очень пригодился бы моей армии.

— Твоей армии? — переспросил Диомед, повернув голову в её сторону и взглянув ей прямо в глаза.

— Ну да. Я командую своим собственным войском. Разве ты не слышал? Меня некоторые даже зовут «королевой воинов». Сейчас я как раз возвращаюсь в мой лагерь. Вместе с тобой мы будем непобедимы. Мы уничтожим любое сопротивление. Не останется ни одного города, который сможет устоять перед моими воинами.

— Если это те, о ком я сейчас подумал, то я бы не стал называть их «воинами». Всем жителям Эллады прекрасно известно, что они обычные разбойники и просто грязные ублюдки.

— Можешь называть как хочешь. Но среди них есть немало мужчин с выдающимися... достоинствами.

— Не сомневаюсь, все эти достоинства тебе уже хорошо известны.

— Но я полагаю, что ты мог бы занять исключительное место в их ряду.

— Детка, ты, верно, забыла, что я царь. И я не собираюсь связывать себя отношениями с армией, в которой мне придётся подчиняться приказам бабы. Ты слишком плохо меня знаешь, если думаешь, что я соглашусь, — жёстким тоном произнёс Диомед, явно желая выкрутиться любой ценой и закончить этот не самый приятный для себя разговор.

— А, может быть, ты всё-таки передумаешь?

— Не рассчитывай на это.

— Это твой окончательный ответ?

— Да. Самый окончательный из всех окончательных. Мне уже начинает казаться, что ты сегодня не случайно оказалась в одной таверне вместе со мной.

— Конечно, не случайно. Наша встреча была предопределена ещё до нашего рождения. Это всё мойры, ткущие невидимую нить судьбы. Именно из-за них мы здесь и встретили друг друга.

— Да, пожалуй, ты права. Во всём виноваты мойры.

— Разумеется. Ты же их знаешь, они всегда такие непредсказуемые. Ткут себе и ткут...

— К счастью, есть более предсказуемые вещи. А именно то, что это ты обязана подчиняться мне, а не наоборот. Благодари богов, что мы сейчас не в моём дворце, иначе я бы приказал тебя пытать и казнить за неуважение к царю, то есть ко мне.

— Ну, зачем сразу такая враждебность? Я же не давала никакого повода... Пытать? А если мне это понравится, что ты тогда будешь делать?

— Как только ты увидишь мои орудия пыток, у тебя пропадёт всё желание шутить.

— Я несколько раз попадала в плен. За свою жизнь я видела сотни пыточных орудий. И прошла через множество из них. Мне загоняли раскалённые иглы под ногти на пальцах рук и ног. Меня вздергивали на дыбу. Меня оприходовали с десяток разъярённых крестьян. Хотя последнее, конечно, было не пыткой, а развлечением. Хорошо, что шрамы, раны и ожоги на мне быстро заживают. Мне всегда везёт. И я ничего не боюсь.

— А тебя сажали голой на железное кресло, а затем приковывали к нему цепями? Под креслом горят два костра: один поджаривает твой зад, а другой — твои ноги. Тебя усаживали голой, со связанными руками и ногами на верхушку острой пирамиды? Вершина пирамиды вонзается тебе в задний проход или во влагалище, а с помощью веревок тебя постепенно опускают все ниже и ниже. Тебе вставляли во влагалище инструмент, состоящий из острых железных листов в форме груши? Они распускаются внутри тебя, если начать крутить винт на ручке этого инструмента. Тебя накачивали воздухом через задний проход? Так в моих землях пытают и наказывают блудниц. Вижу, что такого у тебя в жизни ещё не было.

Зена хищно усмехнулась:

— Ты умеешь поговорить с девушкой на романтичные темы. Ну, ладно... Так и быть, поверю тебе на слово. Кстати, ты вроде собирался рассказать, где был и куда направляешься. Мне это очень интересно.

— Я удовлетворю твоё ненасытное любопытство. Я с небольшой свитой помогал в военном походе царю Ойнею из Этолии. А теперь возвращаюсь домой в свой дворец во Фракии.

— Так я тоже иду туда. Я очень давно не была на родине. И очень давно не видела мою мать. Я же из Амфиполиса. Если ты ещё не забыл, Фракия — это и мой дом.

— Тогда зачем ты разрушаешь этот дом? Повсюду ходят слухи о том, как ты убиваешь ради удовольствия и грабишь невинных.

— Я никогда никого не убивала во Фракии ради удовольствия. Только из самозащиты. Всем, что связано с удовольствиями я предпочитаю заниматься в других местах.

— Разве это что-то меняет? Я слышал, что ты родилась под созвездием Андромеды. Это отличительный признак многих палачей и жестоких людей вообще. Ты прирождённая убийца. Насилие и разбой у тебя в крови. Но я этого не потерплю. И запомни крепко-накрепко: Фракия принадлежит мне, и только я там имею право делать всё, что пожелаю. И я никому не позволю хозяйничать на моей земле без моего ведома.

— Ну ладно, ладно, ладно... Скажи уж прямо, что ты не заинтересован в том что я предлагаю.

Зена взглянула на него искоса. Диомед молчал, делая вид, что не обращает на неё внимания.

— Что? Не скажешь? — оживилась Зена. — Тогда я с радостью оставлю моё соблазнительное предложение открытым. Если захочешь, то всегда сможешь найти мой лагерь в Македонии. Меня многие знают. Стоит только спросить кого-нибудь и тебе сразу укажут дорогу.

С этими словами она положила свой меч, шакрам и кинжал рядом с клинком Диомеда, а затем подошла к окну и, приняв задумчивый вид, стала наблюдать за происходящим снаружи.

— Я много слышала о том, что ты прославился благодаря своему длинному... копью, — сменила тему «королева воинов», — Мне хотелось бы посмотреть на него. Это возможно?

— Я оставил его в конюшне. Если ты там была, то могла заметить. Но тебе его видеть совершенно незачем.

Зена снова бросила испытующий взгляд на него.

— Вот как? Очень интересно... Просто ходят слухи, что толщина древка твоего копья сравнится только с толщиной у самого Ахилла...

— Ты путаешь меня с другим Диомедом. С тем, который из Аргоса. У меня нет ничего общего ни с тем наивным слюнтяем, ни с его копьями.

— Но ведь у тебя же тоже должно быть копьё. И я уверена, что оно такое же большое, как и у Ахилла.

— Я с ним не мерялся. Если тебе так интересно — иди к Ахиллу. Кажется, он сейчас у себя дома в Фессалии.

— А, что, может быть и схожу. Но сегодня ночью лучше я останусь под защитой твоего смертоносного наконечника.

— Я так и думал. Кстати, не обольщайся. И даже не надейся его украсть — оно слишком тяжело для женских рук. Копьё Ахилла досталось ему от его отца — прославленного в битвах Пелея, да будут милостивы к нему подземные боги. А моё я изготовил сам. Вот этими самыми руками.

— Спасибо за уточнение. Будем надеяться, оно мне пригодится...

Тем временем за окном сверкнула молния, а через пару мгновений раздался удар грома.

— Кажется, вот-вот пойдёт дождь... — заметила воительница.

— Хорошо, если так. Давно уже пора, — отозвался Диомед. — Богиня земли Деметра изнемогает без спасительной влаги с небес.

— И не только она... — многозначительно протянула Зена, снова направив томный взгляд в сторону нового знакомого.

— Уже почти полночь, — размеренным тоном сказал Диомед. — Я собираюсь спать. И тебе советую делать то же самое.

— Я бы с радостью согласилась с тобой, но ведь здесь всего одна кровать, — заметила Зена.

— Да, тебе не откажешь в наблюдательности, — согласился с ней Диомед.

— И какое же решение этой маленькой проблемы предложит великий герой Фракии? — саркастично спросила «королева воинов».

— Никакой проблемы нет. Поэтому и решение очень простое. Комнату снял я, поэтому постель тоже будет моя, — безапелляционно заявил Диомед. — Не забывай, что я всё-таки царь, а ты... сама знаешь кто такая.

Зена подумала, что ослышалась.

— А как же я? Где спать мне?

— Ложись на пол. Здесь не так уж и грязно, — с усмешкой посоветовал он.

Всем своим видом показывая, что это не шутка, он сел на постель и начал снимать сапоги.

— Поверить не могу! Ты самый настоящий неотёсанный и эгоистичный мужлан! — в сердцах бросила Зена.

— А ты самая настоящая подлая и самовлюблённая сука! — тут же нашёлся с ответом Диомед.

Зена бросила на него испепеляющий взгляд. Затем столкнула его с кровати и заняла её сама.

— Я сегодня весь день провела в седле и у меня жутко болит задница. Всё, что мне сейчас нужно — это объятия бога сна Морфея. Разве я многого прошу? И вообще, у меня был долгий и насыщенный день, я ужасно устала и заслуживаю мягкого ложа гораздо больше, чем ты! Так что, изволь засунуть свои аристократические замашки себе в жопу! — крикнула она.

— Ах ты, стерва, — не на шутку рассвирепел Диомед. — Думаешь если ты какая-то там «королева воинов», то тебе всё позволено? Ошибаешься!

С этими словами он схватил её за ногу и сбросил с постели, снова расположившись там.

Однако Зена не растерялась и запрыгнула на него сверху.

— Я не позволю какому-то волосатому и потному мужику стоять у меня на пути! — остервенело бросила она.

Диомед не ожидал такой прыти от «королевы воинов» и уже повернулся, чтобы как следует ударить обнаглевшую воительницу. Но неожиданно для самого себя в этот момент он вместо того чтобы отвесить ей хорошую оплеуху схватил её за волосы и, притянув к себе, начал страстно целовать в губы. Зена не замедлила ответить на его поцелуи, а ещё через несколько секунд они уже начали яростно раздевать друг друга.

— Что это ты имеешь в виду «какому-то волосатому и потному мужику»? — спросил он, крепко держа её за волосы.

— Именно такому мужику, который в моём вкусе, — ответила она, прерывисто дыша.



Продолжая держать её за волосы, он влепил ей звонкую пощёчину, затем другую и ещё одну. Воительница и не думала сопротивляться. Наоборот, она сама помогла ему расстегнуть и снять свой нагрудный доспех. Вслед за этим она судорожно избавилась от наплечных пластин и манжет на руках.

Диомед уже больше не мог сдерживаться. Он схватил её одной рукой за горло и грубо повалил на постель. Другой рукой он стянул с неё юбку, состоявшую из кожаных лоскуточков. С нескрываемым изумлением он обнаружил, что под ней не оказалось вообще никакой другой одежды, даже какой-нибудь повязки. Его взору тотчас предстал её тщательно выбритый лобок без малейших следов волосяного покрова. До сей поры Диомеду в основном попадались только шлюхи с густыми зарослями между ног. Поэтому он с немалым удовлетворением отметил, что эта разбойница вне всяких сомнений находила время следить за своим телом.

— Ты, что же, вообще ничего не носишь под юбкой? Даже набедренную повязку? — спросил Диомед.

— Ещё чего не хватало! В такую жару всё сразу станет мокрым... — нашлась с ответом Зена.

— И ещё вижу, что своим шакрамом ты уже воспользовалась, — сказал он, глядя на её выбритый лобок.

— Конечно! — радостно воскликнула она. — Люблю, когда у меня всё чисто и гладко.

Диомед взял её за ноги и стащил сперва левый сапог, а затем и правый. От её сапог сильно пахло пóтом, но его это только ещё больше возбудило. Отбросив их в угол комнаты, он начал целовать её голени, ступни и пальцы ног. Было заметно, что Зене это доставляет неподдельное удовольствие. Диомеду сразу бросилось в глаза то, что ногти на пальцах её ног были ухоженными и аккуратно подстриженными. Это опять-таки отличало её от большинства продажных женщин, с которыми он обычно проводил ночь.

— Ты много ездишь верхом, не так ли? — спросил фракиец.

— Как ты догадался? — выдохнула она.

— У тебя кожа на подошвах ступней и пятках гораздо нежнее, чем у тех, кому приходится передвигаться на своих ногах...

— Ты такой проницательный...

Наконец, он через её голову снял с неё кожаный корсет, оставив «королеву воинов» полностью обнажённой. Повинуясь пробудившемуся инстинкту, он положил свои ладони на её груди и с силой сжал их, а затем начал их мять, растягивать в стороны и сдвигать вместе.

Но его голос плоти требовал гораздо большего. И немедленно! Порывистыми движениями сбросив свою одежду, Диомед поднёс восставший член к её лицу. Огромная, разбухшая головка упруго болталась прямо перед её ртом. Воительница начала правой рукой массировать толстый ствол по всей его длине, сдвигая крайнюю плоть почти до самого основания, а левой стала теребить его подтянувшиеся яйца. Затем, тронув губами мошонку, Зена провела язычком по основанию члена и, добравшись до головки, медленно впустила её в рот. Постепенно её губы всё плотнее обхватывали его набухший ствол и стали доходить уже до середины, а движения всё учащались.

Он шлёпнул её по правой груди, а затем, немного нагнувшись вперёд, схватил её за левую и начал энергично мять. Зена слегка застонала от боли, но её стон больше походил на мычание. Она охватила член в тугое кольцо губами, делая поступательные движения по всей длине и уделяя особое внимание головке. С каждым новым движением головы она заглатывала его член всё глубже и глубже, а её губы сжимались всё твёрже и твёрже. Одновременно она начала пальчиками левой руки поглаживать свою пещерку.

Диомед схватил её за волосы и начал сам двигаться вперёд и назад, вгоняя головку ей в самое горло. «Королева воинов» испытала приступ тошноты, но довольно быстро справилась и стала придерживать член рукой. При каждом движении нос Зены утыкался в заросли густых волос на его лобке. Вскоре фаллос в её рту начал непроизвольно подёргиваться. Ощутив это, Диомед рывком проник в неё так, что его мошонка прижалась к её подбородку. Зена стала задыхаться, и в этот момент он кончил, не вынимая члена из её рта и продолжая сжимать её левую грудь. Первая мощная струя прошла ей прямо в горло, а вторая ударила в нёбо, заполняя её рот всей своей массой. Что-то Зена сумела проглотить сразу, но большая часть жидкости просочилась в тесное пространство между губами и членом. Диомед выгнулся тазом вперёд, конвульсивно следуя направлению своих залпов. Достигнув пика, он не остановился, а продолжал проталкиваться в её рот, до тех пор, пока ствол не стал мягчеть.

Судорожно глотая семя, ручейки которого стекали с её нижней губы, Зена одновременно продолжала двигать рукой внизу своего живота. Её пальцы бегали сверху вниз и снизу вверх, то скользя по блестевшему от влаги лобку, то касаясь половых губ.

— Ты... просто... весь полон сил, — наконец, вымолвила она с трудом — У тебя давно не было женщины?

— Я был в военном походе дольше трёх полнолуний. Мне было не до женщин.

— Твоё воздержание просто оскорбительно... Я безумно рада, что избавляю тебя от него...

Тем временем аппетит Диомеда только начинал разгораться. После мимолётной паузы он поставил её раком перед собой и, стоя на коленях, склонился к её ягодицам. С силой раздвинув их, он начал лизать нижнюю часть её пещерки, из которой уже вовсю сочилась влага. Работа пальчиков Зены уже дала свои результаты. Он слизнул несколько капель, но их с каждым мгновением становилось всё больше и больше. Он поднялся чуть выше и начал лизать её анус, проникая кончиком языка внутрь. По всему телу разбойницы пробежали судороги удовольствия. Одновременно он почувствовал, что его член снова наливается силой.

— О-о-о-о-о-о-о, да, ещё раз, ещё, пожалуйста, — едва выдавливала из себя Зена — А-а-а-а...

Вдоволь налюбовавшись гладкой кожей и розовыми морщинками вокруг её анального отверстия, Диомед вставил туда фалангу указательного пальца, и вслед за этим стал толчками продвигать его всё глубже и глубже внутрь. Вставив его на всю длину, он вынул его и поднёс ко рту воительницы. Она жадно схватила его губами и начала обсасывать.

Выждав паузу, он одновременно вставил в её анус указательный и средний пальцы и начал водить ими туда-сюда.

— У-у-у-у-у-у-у... Ну трахни же меня наконец, чего же ты ждёшь... — стонала Зена. — У-у-у-у-у-у...

— Тебе это так хочется, да?

— Да, да, да, да...

— Всему своё время, сучка.

Он снова поднёс теперь уже два пальца к её губам, и опять Зена тщательно их облизала, позволяя им проникнуть глубоко в рот — прямо до гортани.

Диомед выпрямился, поплевал на руку и смазал слюной фаллос, поднёс его к зияющему отверстию её ануса и медленно ввёл головку. Зена сначала стиснула зубы, потом закусила губы, а затем застонала сильнее.

— О-о-о-о-о-о-о-о-о-о... Ну давай же, трахни меня...

— Так значит, твоя попка устала от седла, — прохрипел он, вынимая и снова вставляя ствол в её анальную дырку. — Сейчас я приведу её в порядок.

С этими словами он крепко шлёпнул Зену по обеим ягодицам.

— А-а-а-а-а-а-а-й, — закричала не столько от боли, сколько от неожиданности «королева воинов».

— Что? Нравится?

— Да, да, да...

— А тебе нравится чувствовать твёрдое копьё в своей жопе?

— Да, да, я просто мечтаю об этом...

— Хорошо. Но я слышал это только от твоего ротика. А теперь пусть твоя попка тоже что-нибудь скажет.

С этими словами он снова с размаха шлёпнул её.

Продолжая стоять на четвереньках, Зена подалась вперёд и низко опустила голову. А затем схватилась руками за свои ягодицы и послушно раздвинула их так широко, как только могла. Её анальная дырка расширилась до неимоверных размеров. «Королева воинов» начала тужиться изо всех сил. Наконец, раздался громкий звук пердежа. Воительница выпустила все свои газы.

— Молодец, хорошая девочка, — похвалил Диомед. — Я знал, что у тебя получится.

Он смочил слюной указательный палец и вставил в её анус. Затем проделал это ещё раз, чтобы убедиться, что там достаточно влажно. После этого он уверенно вогнал член на всю длину, вызвав у Зены визг удовольствия, смешанный с болью. Он обрушил на её зад ещё один шлепок, затем ещё один, потом ещё, ещё и ещё. Её ягодицы стали красными как большой спелый томат. Он с удовольствием дал волю своим рукам. Теперь он больше не видел перед собой «королеву воинов», вызывавшую ненависть и страх. Сейчас она была просто обычной шлюхой, с которой можно делать всё, что угодно.

— У... тебя... очень... крепкая... рука... — задыхаясь, выдавила из себя Зена.

Она упёрлась головой в постель, и обеими руками стиснула края одеяла, а он начал теребить пальцами половые губы её киски, одновременно наращивая темп проникновения в её анус. Каждый толчок был на полную длину, а его мошонка шлепком встречалась с её красными ягодицами.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а... — орала разбойница, активно подмахивая попкой ему навстречу.

— Знаешь, шлюшка, у себя дома я занимаюсь укрощением диких лошадей. Думаю, сейчас можно попробовать кое-какие навыки... — прохрипел он.

Он схватил её за волосы и с силой притянул к себе, заставив голову воительницы повернуться лицом к потолку. Другой рукой он схватил и начал сжимать её ступню. Неистовые крики разбойницы с неимоверной силой воспаляли и возбуждали его. Вслед за этим он в буквальном смысле начал насаживать её жопу на себя как на шомпол. Находясь внутри, член был довольно плотно обхвачен стенками её ануса, но, вырвавшись на свободу, снова как можно быстрее стремился обратно.

— Я кормлю своих лошадей человечиной, — продолжал рычать Диомед. — Им придётся по вкусу такой сочный кусок мяса, как ты...

Решающий момент приближался с каждой секундой, и она оба это почувствовали.

— А-а-а-а-а-а-а-а... Ещё чуть-чуть, не останавливайся... Ещё, ещё... О боги, я кончаю... — простонала охрипшим голосом Зена. — А-а-а-а-а-а...

Мгновение спустя её тело начало содрогаться от накатившегося оргазма, и в этот момент он кончил в неё — не менее бурно, чем в первый раз. С небывалым наслаждением он ощущал, как его член разряжается многочисленными выстрелами в её раскалённом анусе.

Они опять слились в долгом поцелуе. Диомед отметил про себя, что её губы с каждым новым поцелуем становились всё более влажными и сладкими. Он облизывал их языком и прикусывал зубами, а затем снова целовал её, проникая языком до её гортани. Ему стоило большого труда отстраниться от неё, чтобы полностью перевести дух.

— У тебя не только крепкая рука. Ты ещё очень крепко ругаешься. Меня это так возбуждает... Я даже не догадывалась, что в нашем эллинском языке есть такие слова, — прошептала она.

Диомед пару раз шлёпнул её по грудям.

— Ты такая малышка, — заметил он.

— У меня обычный рост, — нахмурила брови она. — И потом, я считаю, что женщина всегда должна быть ниже мужчины. Зато вот ты чересчур высокий. Может, ты потомок гигантов? Или титанов? Или сторукого великана Бриарея?

— Это мне не известно. Зато я знаю, что ты красива, — сказал он, лаская пальцами её половые губы.

— Не ожидала от тебя такого комплимента, — с улыбкой ответила она, слегка охрипшим от криков голосом.

— Это не комплимент, это истина.

— Мне очень приятно. Но хочу тебя сразу предупредить, что из-за меня многие мужчины лишаются головы. Даже сегодня таких было четверо.

— Они так сильно влюбились в тебя?

— Они просто потеряли свои головы.

— И как ты с ними поступила?

— Я отправила их в речное путешествие, которое должно им помочь.

— Удивительно. Никогда бы не подумал, что такое возможно. Должно быть, это путешествие по реке действительно незабываемое, раз может помочь им избавиться от любви к тебе.

— Так и есть. Пока ещё никто не жаловался.

Он притянул её к себе за волосы и принялся покрывать поцелуями её лицо и шею. Его борода приятно царапала её кожу.

Спустя минуту Зена слегка отстранилась и промолвила с улыбкой:

— Подожди минутку. Зов природы. Моё вино просится наружу.

Она встала, заглянула под кровать и вытащила оттуда какое-то небольшое деревянное корытце.

— Я знала, что даже в этой замызганной таверне такая штука обязательно должна быть, — с радостным удовлетворением отметила она.

С этими словами она присела и спустя мгновение пустила звонкую струю. Громкое журчание льющейся жидкости, разбрасывающей янтарные капли, наполнило комнату. Через минуту корытце почти полностью наполнилось золотой по цвету мочой «королевы воинов». Диомед продолжал смотреть на неё, не отводя удивлённого взора.

— Люблю, если на меня смотрят, когда я облегчаюсь в голом виде, — с улыбкой промурлыкала она.

— Ты просто ненормальная, — покачал головой он.

— Главное, что тебе это нравится. О, да, я же вижу, что нравится, — усмехнулась разбойница, заканчивая справлять нужду.

Диомед приподнялся и тоже встал с постели.

— Глядя на тебя, мне теперь захотелось сделать тоже самое, — сказал он. — Вылей всё из этой посудины в окно и дай её мне.

Зена уже собиралась выполнить его желание, как вдруг остановилась и снова поставила корытце на пол, а затем и вовсе задвинула его босой ногой под кровать.

— У меня другая идея, — вымолвил она, становясь перед ним на колени. — Давай ты всё выльешь в меня.

— Да ты ещё безумней, чем кажешься! — воскликнул он. — Что это ещё за дикость?! Неужели ты этого хочешь?

— Конечно, хочу. Я ведь полностью тебе доверяю. Я вся твоя. Не скромничай. Давай закончим с этим и продолжим любить друг друга, — ответила она, широко открывая рот.

Немного поколебавшись, Диомед поднёс член к её рту и начал справлять нужду прямо ей в горло. Это заняло у него около двух минут. Зена всё приняла в себя и не только не поперхнулась, но даже и не поморщилась ни разу. Как будто для неё это был божественный нектар.

Как только всё закончилось, они снова отправились в постель. Зена легла на Диомеда сверху. Воительница провела ладонью по его покрытой волосами груди.

— Ты просто весь полон жизненной силы, — промурлыкала она, глядя ему прямо в глаза. — Признаюсь, я такого не ожидала.

— Я с тобой ещё не закончил, — произнёс он тоном, по-прежнему полным желания.

— Надеюсь на это...



С этими словами Зена с трудом перевернулась и легла на спину. Её ладонь опустилась вниз живота и опять потянулась к промежности. Найдя язычок клитора, её ладонь осталась внизу. Диомед созерцал, как её пальчики проникают внутрь, как раскрываются и влажнеют её половые губы и от настойчивых и нервных ласк набухает красная горошина клитора. Он видел, как её пальцы жёстко теребят его и это снова подхлестнуло его. Вдоволь понаблюдав за этим зрелищем, Диомед не смог удержаться, чтобы не взять свой член в руки. Почти сразу же он почувствовал, что снова обретает прежнюю твёрдость. Не отводя глаз от Зены, он принялся медленно массировать свой фаллос по всей длине. Довольно скоро он набрал приличный темп и часто задышал, раздувая ноздри.

— Ты просто ненасытная сучка, — заметил он.

В ответ Зена только похотливо улыбнулась, не прекращая движений рукой внизу живота. Пухлые губки её влагалища заметно разошлись в стороны, а пальцы продолжали быстро-быстро теребить пуговку клитора. Затем она, к немалому удивлению Диомеда, попросила его подняться с постели. Не задавая лишних вопросов, он исполнил её просьбу. Тогда Зена ловко встала в стойку на голове на краю постели лицом к нему. Диомед быстро сообразил, что от него требуется. Он обхватил Зену руками, легко поднял её как пушинку вверх ногами и начал удерживать на весу так, что его член оказался напротив её рта. С его физической силой эта новая поза не доставила ему ни малейшего затруднения. Зена поместила левую ладонь между своим ртом и его членом, помогая ему совершать движения в удобном темпе. Правую ладонь она положила на его таз, чтобы направлять Диомеда, в то время как он начал двигаться внутри её рта.

Ноги Зены обвились вокруг шеи Диомеда, а её ступни сцепились за его затылком, в то время как сам он крепко держал её в своих руках. Своим ртом она энергично втягивала в себя его член. Одновременно с этим его рот жадно впивался в её истекавшую соком пещерку, которая сейчас находилась прямо перед его лицом. Зена висела вниз головой около десяти минут, прочно удерживаемая на весу могучими руками Диомеда. Когда разрядка уже была близка, он оторвал её от себя и бросил на постель. После небольшой передышки, фракиец подался телом к её лицу и снова вставил член в её рот. Зена смотрела на него широко раскрытыми глазами, почти не мигая и полностью отдав инициативу в его руки. Головка оттягивала её щёку и стремилась проникнуть в горло.

Неожиданно «королева воинов» вынула его член изо рта и проворковала:

— У меня есть ещё одна идея. Давай я лягу сверху на тебя, головой к твоим ногам. А ты в это время займёшься моей пещеркой. Меня научил этой позиции один знакомый индийский воин. Он говорил, что в его стране это очень популярное развлечение...

— Я слышал про эту позицию.

— Тогда ты знаешь, что делать...

Не тратя время на дальнейшие разговоры, Зена легла на него сверху и опустила голову между его ног, снова взяв в рот его фаллос. Диомед обхватил её за ягодицы и хищно впился губами в её промежность, которая теперь почти полностью соприкасалась с его лицом. Зена вздрогнула и ответила на это движением таза, подаваясь навстречу и раздвигая колени. Её губы ещё твёрже обжали его фаллос, а ладони впились в его могучие бёдра. В таком положении они несколько минут лизали и сосали друг друга. Диомед так широко развёл пальцами её половые губы, что ему стала прекрасно видна вся глубина её вагины. Из неё уже так текло, что влага быстро наполнила его рот, и ему пришлось сделать несколько полноценных глотков. Он никогда не считал себя большим любителем лизания пизды, однако в этот раз соблазн был слишком велик, чтобы не поддаться на него. Раскрасневшийся вход в заветный колодец был распахнут так широко, что не оставлял ему выбора. Он лизал её плоть, слегка прикусывая, вводя во влагалище по два-три пальца, теребил её клитор, и время от времени звонко похлопывал её по обеим ягодицам. У него даже пробежала шальная мысль, что при большом желании он мог бы засунуть в неё свою ладонь целиком.

В это же самое время «королева воинов» продолжала заглатывать его член, который с каждым движением её головы доходил ей до самого горла. Её губы оттягивали крайнюю плоть до самого основания. Зена ещё сильнее вцепилась пальцами в его покрытые волосами бёдра. Временами ей было трудно дышать, но она ни на миг не прекращала сосательные движения. Её язычок активно помогал ей в этом, старательно пробегая по всему стволу члена.

Однако Диомед вовсе не собирался снова изливать семя в её рот. Он знал, что настало время, чтобы, наконец, по-настоящему заняться её вагиной. Поэтому он, наконец, нашёл в себе силы оторваться от её промежности. Вслед за этим он сбросил Зену с себя и перекатил её на спину, а сам лёг на неё сверху, полностью накрыв её своим телом. Он зажал ей рот одной рукой, а другой начал мять её сиськи, сдавливая грубыми пальцами твёрдые пики тёмных сосков. Одновременно он вонзился на всю глубину в её истекающее влагалище. Зена содрогнулась и ещё шире раздвинула ноги. Его член быстро завоевал всё её внутреннее пространство, как за несколько минут до этого то же самое удалось его языку. Её лоно было прекрасно разработано теми, кто побывал в нём раньше, и оказалось совсем не такое тугое. Но Диомед, казалось, этого не замечал. «Королева воинов» была, как и прежде, послушна и податлива, и это только лишь увеличивало его аппетит. Он вошёл в неё ещё раз, затем снова, потом снова и снова. С каждым новым толчком в его голове проносилась только одна совершенно ясная мысль, что и на сей раз его не смогут остановить даже олимпийские боги.

Быстрым и уверенным движением он закинул её ноги себе на плечи. Взяв её за лодыжки обеими руками, он развёл её ноги в стороны для того, чтобы её пещерка раскрылась ещё больше. Ухватив её правую ступню, он провёл языком по пальцам, подошве и пятке. Потом то же самое он проделал и с левой. Воительница под ним быстро и порывисто дышала, раскинув руки и яростно вцепившись в края одеяла. Дыхание Диомеда тоже заметно участилось и стало гораздо более тяжёлым, но это никак не отвлекло его и не сбило с ритма, и он продолжал без остановки долбить Зену, распростёршуюся на мокрой от пота и других выделений постели.

Каждое его движения в чреве разбойницы неумолимо приближало развязку. Чувствуя приближение нового оргазма, Зена впилась ногтями в его руки, и он безошибочно понял, что это должно означать. Но это только подстегнуло его двигаться ещё быстрее. Наконец, она не выдержала, выгнулась, запрокинула голову назад и начала орать во весь голос.

— О-о-о-о-о-о-о, боги, боги, боги... Я сейчас кончу... Давай снова вместе... — скулила Зена — А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Утратив контроль над своими эмоциями, Диомед схватил её за горло и начал душить. Тело воительницы задрожало в бешеных конвульсиях. Спустя несколько мгновений фракиец тоже почувствовал, что физически уже не властвует над своими движениями. Горячее семя снова резкими толчками начала извергаться в лоно женщины, заполнив его полностью.

— Уф-ф-ф-ф-ф-ф-ф-ф... — в изнеможении выдохнула Зена, обливаясь потом. — Давненько я так не трахалась.

— Ты, наверное, хочешь сказать, что давненько тебя так не трахали, — тоже, с трудом переводя дыхание, заметил Диомед, касаясь губами её отвердевших сосков.

— О, да, именно это, конечно, — с улыбкой подтвердила она.

— А «давненько» — это сколько?

— Неделя, кажется...

Он дал ей звонкую пощёчину.

— Всемогущий Зевс! Ну ты и шлюха!

— А разве тебе это не нравится?

— Нет, разрази меня гром!... Теперь я вижу, что все слухи про тебя абсолютная правда.

— Слухи? Какие слухи?

— О том, что ты такая блядь, что на тебе клейма негде ставить.

— А разве это запрещено? И потом, что мне делать? Я ведь пока ещё не замужем, — многозначительно протянула она, глядя ему прямо в глаза.

— Зная твою репутацию, сомневаюсь, что тебя вообще кто-то возьмёт. И вообще, как я уже сказал, постель принадлежит мне, так что убирайся, — с этими словами он слез с «королевы воинов», а затем столкнул её на пол.

— Я что-то не так сказала? — спросила Зена, стоя на четвереньках и с неподдельным недоумением глядя на Диомеда. — Если да, то прости. Кстати, ты всё-таки женат или нет?

— Нет. А что?

Зена бросила быстрый взгляд туда, где лежал её меч и проговорила:

— Только жена и дети могут сохранить и передать следующим поколениям воспоминания о мужчине, если с ним что-то случится.

— Я пока ещё не готов обзавестись женой. Но этот разговор всё равно не имеет значения. Сейчас я понимаю, почему тебя зовут «королевой воинов». Потому что уже целое войско прошло через твою пизду, — ответил он.

— Послушай, Диомед, — промолвила воительница, стоя на коленях перед постелью. — Если ты не хочешь присоединиться к моей армии, то тогда возьми меня с собой. Или присоедини мою армию к своей. Мы будем полезны друг для друга. Или давай поедем в Египет, а? Убьём Клеопатру и займём её место. Что скажешь? Клянусь Зевсом, я буду слушаться тебя. Я готова быть твоей спутницей, твоей шлюхой, твоей рабыней — кем угодно. Только возьми меня с собой, пожалуйста. Ведь со мной не соскучишься.

Фракиец молчал.

— Знаешь, я только сейчас поняла, что ты именно тот самец, который мне так нужен, — продолжала Зена. — Мужчина, который будет обращаться со мной как с тряпкой, как с животным, как с вещью. Тот, кто будет делать со мной что захочет, когда захочет и где захочет. Тот, кто будет драть меня как последнюю мокрощёлку. Тот, кто без разрешения не даст мне ни рта раскрыть, ни голову поднять, ни даже пёрнуть... Мужчина, который целиком раздавит меня своей волей и характером...

С этими словами Зена начала облизывать пальцы его правой ступни.

— Ну и ну! Кто бы мог подумать! Не ожидал услышать от тебя такой тирады. Твоя покорность не вяжется с твоим обликом. Ты слишком сильна и независима. Невозможно поверить в искренность твоих сладкозвучных речей. А как же твоя армия? — насмешливо спросил Диомед, растянувшись на кровати. — Ты намерена оставить своих дуболомов на произвол судьбы? Они ведь так нуждаются в твоём... обществе.

— Я готова бросить всё ради тебя. Я помогу тебе укрощать лошадей. Ты ведь, наверное, шутил, когда сказал, что кормишь их человеческим мясом?

Диомед взял небольшую паузу, глядя в потолок. Затем повернул голову в её сторону.

— Нет, не шутил. Это чистая правда. Но мне не нужны такие как ты, — отчеканил он, решив идти до конца и быть совершенно искренним. — Ты слишком слаба на передок. К тому же, ты просто сумасшедшая!

— Кто бы говорил о сумасшествии! Это ведь ты кормишь коней человечиной!

— Эта участь ожидает только тех, кто заслуживает такого наказания.

— Например, меня? Но разве я не заставляю тебя испытывать настоящие сильные чувства? Разве я не пробуждаю страсть? Разве я не могу превратить все твои безумные мечты в реальность?

— Ты пробуждаешь только самые низменные чувства. Конечно, я не спорю, что ты безумно хороша в постели, но не думай, что это что-то меняет. Я скорее спущусь в Тартар и трахну жену Аида, чем буду иметь дело с тобой.

Зена раскрыла рот от изумления.

— Зачем тебе трахать жену Аида, когда ты можешь трахать меня? Я лучше, чем эта смазливая глупышка-пустышка Персефона.

— Ты ещё к тому же и богохульница... Впрочем, я не удивлён. После встречи с тобой меня уже вообще ничто и никогда не удивит.

Зена подалась вперёд, облокотилась на край постели и спросила, глядя ему прямо в глаза:

— А если после этой ночи у меня будет ребёнок? Твой ребёнок. Твоя плоть, твоя кровь, твоя кость. Ты же не откажешься от него? Ведь не откажешься?

— Думаю, что такая ситуация для тебя не нова и ты найдёшь способ решить проблему. Скажу тебе лишь одно — если будешь разбойничать на моей земле, то я убью тебя без малейшего колебания. Тебе это ясно?

— Да куда уж яснее... По-моему, это как раз ты родился под созвездием Андромеды, а вовсе не я.

— И ещё: если вздумаешь идти за мной, то сильно об этом пожалеешь.

— Но мне некуда идти кроме моего лагеря, который очень далеко. Я проделала весь этот долгий путь только ради тебя. И у меня уже почти совсем нет денег...

— Насчёт денег не беспокойся. Я решу твою проблему. Ты была божественно хороша сегодня, и честно заработала пару звонких монет...

Зена поняла, что спорить бессмысленно, поэтому ей ничего не оставалось как лечь на пол рядом с постелью. Измученная после чрезмерных сексуальных утех этой ночи, она быстро провалилась в крепкий сон.

Проснувшись утром, Зена увидела, что Диомед уже ушёл. Одновременно с этим она испытала странное и необычное ощущение в своём анусе. Протянув руку, воительница обнаружила, что в её анальное отверстие наполовину вставлен небольшой мешочек. Вытащив его и развязав, она нашла внутри 20 золотых монет. Вместе с уже имевшимися монетами у неё теперь было 28 динаров. Этой суммы всё равно явно не хватало для того, чтобы сегодня вечером заплатить за ночлег в таверне близлежащего города. Но ведь сейчас пока ещё утро и времени более чем достаточно. Зена усмехнулась. Её киска и её анус напоминали о длинном члене Диомеда ноющей болью. Но такая боль ей всегда нравилась. Диомед отверг её притязания. Ей было жаль отпускать его, ведь он оказался одним из лучших любовников, с которым она когда-либо трахалась. Но ночь всё равно получилась прекрасной.

Голая Зена поднялась с пола и залезла на постель. Ложе было целиком пропитано выделениями и запахами их неистовой любви. Она растянулась во весь рост, раскинула ноги и заложила руки за голову. Теперь можно и немножко поразмышлять.

Диомед был восхитителен. Однако он ушёл без неё. А это значит, что он сам себе подписал смертный приговор. Похоже, он не знал того, что знали все в Греции. И не только в Греции, но и во всём обитаемом мире. Ни один мужчина не может покинуть Зену безнаказанно. От этой кровавой и ненасытной шлюхи мужчина может уйти только в царство мёртвых и никуда больше. Только так и никак иначе. Тот факт, что Диомед был царём Фракии, не имел ни малейшего значения. Но марать руки в его крови ей совсем не хотелось. Ведь всё-таки в ней было его семя. Много семени. Во всех отверстиях. И его член был просто великолепен. Зена облизнулась. Его вкус всё ещё прекрасно ощущался не только на губах, но и во рту. А кроме этого она чувствовала внутри себя приятную тёплую наполненность. Но решение пришло к ней мгновенно. Надо натравить на Диомеда Геракла. Благодаря отличным разведчикам своей армии, она уже давно знала, что этот добренький полу-божественный придурок с каменными кулачищами сейчас словно униженный раб послушно тянет лямку на службе у царя Эврисфея в Арголиде. При этом Эврисфей ненавидит Геракла ничуть не меньше, чем она сама и тоже мечтает сжить его со свету. Она напишет письмо Эврисфею, в котором предложит ему отправить это отродье Зевса во Фракию, чтобы тот достал для него коней-людоедов из замка Диомеда. Если Герк хочет победить и выполнить поручение, то должен будет убить фракийского царя. А если Герк проиграет, то сам будет убит, а диомедовские лошадки с радостью отгрызут ему что-нибудь. Беспроигрышная ситуация! Заодно и узнаем, кто из этих двоих сильнее во всей Элладе — Большой Г. или Большой Д. Ведь кому-то из них явно придётся сыграть в ящик. О, да! Чудесная идея! Именно так она и сделает.

Но ведь ещё остаётся Ахилл. С ним тоже было бы очень интересно... пообщаться. И узнать длину его... копья. И хотя, скорее всего, он тоже окажется таким же занудой, но его копьё всё же стоит попытаться добыть. Если даже и не сейчас, то, возможно, немного попозже.

А с другой стороны... Может быть, вообще насрать на этого Ахилла с его копьём? Пусть засунет его себе в задницу. Или в задницу своего разлюбезного дружка Патрокла. Вся Эллада знает об отношениях этой слащавой парочки. Поэтому... Не лучше ли вернуться обратно в укреплённый лагерь в Македонии и, как и было обещано, устроить ещё одну жаркую оргию с воинами, готовыми ради неё на всё? С момента их последней совместной всеобщей оргии прошло уже целых 7 дней. Давно пора замутить новую! В её армии 175 воинов и они действительно готовы ради неё на всё. На всё, что угодно. В любое время дня и ночи. И она тоже сделает для них всё, что они только пожелают. Для них она с радостью исполнит любую даже самую безумную и извращённую прихоть. Вино и всё остальное будут литься рекой. Весь лагерь будет окутан волшебным дымом курящегося опиума. И ни один из 175 членов не останется без её страстной и сладкой любви. Марафон безостановочного секса. Всё как обычно. Одна мысль об этом заставила Зену снова увлажниться.

А что если? действительно стоит махнуть в Египет, схватить Клеопатру за роскошные волосы и очень медленно, растягивая удовольствие, провести лезвием меча по её горлу, ощущая, как струи горячей крови заливают руку, держащую клинок? А потом присвоить себе все её неисчислимые сокровища и её бесчисленный гарем. А уж заодно и проверить содержимое тех самых чудных пирамидок. Вдруг там что-то плохо лежит?

Непростой выбор. Надо принять решение сегодня вечером. В следующей таверне. С удивлением она поймала себя на мысли, что ей всё ещё совершенно не хочется никого грабить и убивать, чтобы получить недостающие монеты, которыми надо расплатиться за предстоящий ночлег. Она уже знала, как найти более приятный выход из такой затруднительной ситуации.

Потому что уже целое войско прошло через твою пизду, — ответил он.

— Послушай, Диомед, — промолвила воительница, стоя на коленях перед постелью. — Если ты не хочешь присоединиться к моей армии, то тогда возьми меня с собой. Или присоедини мою армию к своей. Мы будем полезны друг для друга. Или давай поедем в Египет, а? Убьём Клеопатру и займём её место. Что скажешь? Клянусь Зевсом, я буду слушаться тебя. Я готова быть твоей спутницей, твоей шлюхой, твоей рабыней — кем угодно. Только возьми меня с собой, пожалуйста. Ведь со мной не соскучишься.

Фракиец молчал.

— Знаешь, я только сейчас поняла, что ты именно тот самец, который мне так нужен, — продолжала Зена. — Мужчина, который будет обращаться со мной как с тряпкой, как с животным, как с вещью. Тот, кто будет делать со мной что захочет, когда захочет и где захочет. Тот, кто будет драть меня как последнюю мокрощёлку. Тот, кто без разрешения не даст мне ни рта раскрыть, ни голову поднять, ни даже пёрнуть... Мужчина, который целиком раздавит меня своей волей и характером...

С этими словами Зена начала облизывать пальцы его правой ступни.

— Ну и ну! Кто бы мог подумать! Не ожидал услышать от тебя такой тирады. Твоя покорность не вяжется с твоим обликом. Ты слишком сильна и независима. Невозможно поверить в искренность твоих сладкозвучных речей. А как же твоя армия? — насмешливо спросил Диомед, растянувшись на кровати. — Ты намерена оставить своих дуболомов на произвол судьбы? Они ведь так нуждаются в твоём... обществе.

— Я готова бросить всё ради тебя. Я помогу тебе укрощать лошадей. Ты ведь, наверное, шутил, когда сказал, что кормишь их человеческим мясом?

Диомед взял небольшую паузу, глядя в потолок. Затем повернул голову в её сторону.

— Нет, не шутил. Это чистая правда. Но мне не нужны такие как ты, — отчеканил он, решив идти до конца и быть совершенно искренним. — Ты слишком слаба на передок. К тому же, ты просто сумасшедшая!

— Кто бы говорил о сумасшествии! Это ведь ты кормишь коней человечиной!

— Эта участь ожидает только тех, кто заслуживает такого наказания.

— Например, меня? Но разве я не заставляю тебя испытывать настоящие сильные чувства? Разве я не пробуждаю страсть? Разве я не могу превратить все твои безумные мечты в реальность?

— Ты пробуждаешь только самые низменные чувства. Конечно, я не спорю, что ты безумно хороша в постели, но не думай, что это что-то меняет. Я скорее спущусь в Тартар и трахну жену Аида, чем буду иметь дело с тобой.

Зена раскрыла рот от изумления.

— Зачем тебе трахать жену Аида, когда ты можешь трахать меня? Я лучше, чем эта смазливая глупышка-пустышка Персефона.

— Ты ещё к тому же и богохульница... Впрочем, я не удивлён. После встречи с тобой меня уже вообще ничто и никогда не удивит.

Зена подалась вперёд, облокотилась на край постели и спросила, глядя ему прямо в глаза:

— А если после этой ночи у меня будет ребёнок? Твой ребёнок. Твоя плоть, твоя кровь, твоя кость. Ты же не откажешься от него? Ведь не откажешься?

— Думаю, что такая ситуация для тебя не нова и ты найдёшь способ решить проблему. Скажу тебе лишь одно — если будешь разбойничать на моей земле, то я убью тебя без малейшего колебания. Тебе это ясно?

— Да куда уж яснее... По-моему, это как раз ты родился под созвездием Андромеды, а вовсе не я.

— И ещё: если вздумаешь идти за мной, то сильно об этом пожалеешь.

— Но мне некуда идти кроме моего лагеря, который очень далеко. Я проделала весь этот долгий путь только ради тебя. И у меня уже почти совсем нет денег...

— Насчёт денег не беспокойся. Я решу твою проблему. Ты была божественно хороша сегодня, и честно заработала пару звонких монет...

Зена поняла, что спорить бессмысленно, поэтому ей ничего не оставалось как лечь на пол рядом с постелью. Измученная после чрезмерных сексуальных утех этой ночи, она быстро провалилась в крепкий сон.

Проснувшись утром, Зена увидела, что Диомед уже ушёл. Одновременно с этим она испытала странное и необычное ощущение в своём анусе. Протянув руку, воительница обнаружила, что в её анальное отверстие наполовину вставлен небольшой мешочек. Вытащив его и развязав, она нашла внутри 20 золотых монет. Вместе с уже имевшимися монетами у неё теперь было 28 динаров. Этой суммы всё равно явно не хватало для того, чтобы сегодня вечером заплатить за ночлег в таверне близлежащего города. Но ведь сейчас пока ещё утро и времени более чем достаточно. Зена усмехнулась. Её киска и её анус напоминали о длинном члене Диомеда ноющей болью. Но такая боль ей всегда нравилась. Диомед отверг её притязания. Ей было жаль отпускать его, ведь он оказался одним из лучших любовников, с которым она когда-либо трахалась. Но ночь всё равно получилась прекрасной.

Голая Зена поднялась с пола и залезла на постель. Ложе было целиком пропитано выделениями и запахами их неистовой любви. Она растянулась во весь рост, раскинула ноги и заложила руки за голову. Теперь можно и немножко поразмышлять.

Диомед был восхитителен. Однако он ушёл без неё. А это значит, что он сам себе подписал смертный приговор. Похоже, он не знал того, что знали все в Греции. И не только в Греции, но и во всём обитаемом мире. Ни один мужчина не может покинуть Зену безнаказанно. От этой кровавой и ненасытной шлюхи мужчина может уйти только в царство мёртвых и никуда больше. Только так и никак иначе. Тот факт, что Диомед был царём Фракии, не имел ни малейшего значения. Но марать руки в его крови ей совсем не хотелось. Ведь всё-таки в ней было его семя. Много семени. Во всех отверстиях. И его член был просто великолепен. Зена облизнулась. Его вкус всё ещё прекрасно ощущался не только на губах, но и во рту. А кроме этого она чувствовала внутри себя приятную тёплую наполненность. Но решение пришло к ней мгновенно. Надо натравить на Диомеда Геракла. Благодаря отличным разведчикам своей армии, она уже давно знала, что этот добренький полу-божественный придурок с каменными кулачищами сейчас словно униженный раб послушно тянет лямку на службе у царя Эврисфея в Арголиде. При этом Эврисфей ненавидит Геракла ничуть не меньше, чем она сама и тоже мечтает сжить его со свету. Она напишет письмо Эврисфею, в котором предложит ему отправить это отродье Зевса во Фракию, чтобы тот достал для него коней-людоедов из замка Диомеда. Если Герк хочет победить и выполнить поручение, то должен будет убить фракийского царя. А если Герк проиграет, то сам будет убит, а диомедовские лошадки с радостью отгрызут ему что-нибудь. Беспроигрышная ситуация! Заодно и узнаем, кто из этих двоих сильнее во всей Элладе — Большой Г. или Большой Д. Ведь кому-то из них явно придётся сыграть в ящик. О, да! Чудесная идея! Именно так она и сделает.

Но ведь ещё остаётся Ахилл. С ним тоже было бы очень интересно... пообщаться. И узнать длину его... копья. И хотя, скорее всего, он тоже окажется таким же занудой, но его копьё всё же стоит попытаться добыть. Если даже и не сейчас, то, возможно, немного попозже.

А с другой стороны... Может быть, вообще насрать на этого Ахилла с его копьём? Пусть засунет его себе в задницу. Или в задницу своего разлюбезного дружка Патрокла. Вся Эллада знает об отношениях этой слащавой парочки. Поэтому... Не лучше ли вернуться обратно в укреплённый лагерь в Македонии и, как и было обещано, устроить ещё одну жаркую оргию с воинами, готовыми ради неё на всё? С момента их последней совместной всеобщей оргии прошло уже целых 7 дней. Давно пора замутить новую! В её армии 175 воинов и они действительно готовы ради неё на всё. На всё, что угодно. В любое время дня и ночи. И она тоже сделает для них всё, что они только пожелают. Для них она с радостью исполнит любую даже самую безумную и извращённую прихоть. Вино и всё остальное будут литься рекой. Весь лагерь будет окутан волшебным дымом курящегося опиума. И ни один из 175 членов не останется без её страстной и сладкой любви. Марафон безостановочного секса. Всё как обычно. Одна мысль об этом заставила Зену снова увлажниться.

А что если?... Может, действительно стоит махнуть в Египет, схватить Клеопатру за роскошные волосы и очень медленно, растягивая удовольствие, провести лезвием меча по её горлу, ощущая, как струи горячей крови заливают руку, держащую клинок? А потом присвоить себе все её неисчислимые сокровища и её бесчисленный гарем. А уж заодно и проверить содержимое тех самых чудных пирамидок. Вдруг там что-то плохо лежит?

Непростой выбор. Надо принять решение сегодня вечером. В следующей таверне. С удивлением она поймала себя на мысли, что ей всё ещё совершенно не хочется никого грабить и убивать, чтобы получить недостающие монеты, которыми надо расплатиться за предстоящий ночлег. Она уже знала, как найти более приятный выход из такой затруднительной ситуации.