Наверх
Порно рассказ - Банник
1.

«Раз в крещенский вечерок девушки гадали». Ну ладно, допустим не в крещенский, до Крещения еще, как до Китая на карачках, лето на дворе. Шестое июля, если точным быть, впереди Купаловская ночь. К стоящему на окраине леса дому, покачиваясь на неровностях проселочной дороги, осторожно подкатилась Нива Шевроле. Кого там еще принесла нелегкая? Авто остановилось перед добротным деревянным срубом: мотор заглох, после небольшой заминки распахнулись дверцы и на свет божий, кряхтя и разминая затекшие в дороге мышцы, выбрались три весьма колоритные барышни. Та, что была за рулем, в цветастых шароварах, с разлохмаченным рыжим пучком на голове и стильных солнцезащитных очках, оценив строение взором прожженного риэлтора, вынесла вердикт:

— А ниче так домишко, мне нравится. Я уж себе мысленно халупу рисовала в этих ебенях. А тут, смотрю, есть, где развернуться. Удобства я так понимаю во дворе?

— Во дворе, — эхом откликнулась ее подружка, пытавшаяся в этот момент выудить с заднего сиденья здоровенную сумку. Девица рылась в салоне, выставив наружу свою эффектную задницу в ультракоротких джинсовых шортах.

Третья краса в легком летнем сарафанчике и широкополой шляпе просто вертела головой по сторонам и от комментариев воздержалась.

Обладательница шорт вытащила из кармана сумки связку ключей и направилась отпирать дом. Так, похоже, у него сегодня будут гости.

Какое-то время барышни потратили на отпирание дверей, ставней, перенос вещей. Барахла с собой знатно притащили, видимо не на пару дней явились. Снедью разной тоже запаслись изрядно, пузатые пакеты того и гляди по швам лопнут.

— Короче, бабоньки, пока Алик на своих Мальдивах попу загорает, домик в нашем распоряжении. Вещички разберем, отдохнем малость, а потом и баньку затопим, благо инструкцию брательник мне оставил популярную.

— А где тут баня? — вопросила та, что в сарафане.

— На задах, — коротко обозначила Аликова сестрица. — Там озерцо, а на берегу банька, чтоб из парной и сразу в воду.

— Ооооо! — протянула риэлторша. — Как у вас тут все продумано, не хухры-мухры!

— А то! — подбоченилась товарка в шортах. — Здесь вам не там!..

Оценив всю глубину последней мысли, девицы принялись распаковывать вещи.

Средств хозяин не пожалел, поэтому в доме, что называется, были все условия: и мебель, и бытовая техника. Соответственно, бегать к озеру с коромыслом никому не пришлось — насос исправно качал воду на все нужды. Ближе к вечеру, следуя инструкциям Алика, барышни затопили баню.

В процессе наблюдения выяснилось, что прибывшую троюродную сестрицу Алика звали Светланой, рыжую риэлторшу, явно с примесью южных кровей, — Чесанной, а интеллигентная блондинка в сарафане звалась Татьяной.

Парная прогрелась и дамы пошли на первый заход. Собственно, ничего интересного, — ополоснулись, попарились, косметички распаковали с масками-скрабами, — перемазались всем этим добром, улеглись на полоках. Потом, отмывшись, пошли в предбанник чай пить. Отдохнув, повторили процедуру.

Уже давно стемнело, а разомлевшие красавицы уходить не спешили — травили байки, хвастались фотографиями.

— Дамы! — с нотками торжественности в голосе, Чесанна пристально оглядела подруг. — А вы знаете, какой сегодня день?

— Шестое июля, — с недоумением переглянулись подруги, сверившись с дисплеем смартфона, — а что?

— Что-что, — передразнила Чесанна, смешно тряхнув своим лохматым пучком на макушке, — Купаловская ночь! Как говорила моя покойная бабушка — царствие ей небесное — сегодня один из тех дней, когда меж небом и землей особая связь устанавливается.

— Я за папоротниками в лес не потащусь, — сразу определилась Татьяна. — Нас там комары сожрут заживо.

— Я тоже не пойду, — поддержала подругу Светка, — с моим врожденным топографическим кретинизмом, будет чудом, если нас потом грибники найдут и к людям выведут. Не-не-не, и не уговаривай!

— Да при чем тут грибники с папоротниками! — полыхнула глазами Чесанна. — Я говорю гадать сегодня нужно, о судьбе выспрашивать! Масштабней мыслите!..

— Ааааа, — понятливо протянула Светка, — круто! Что ж ты сразу не предупредила, я бы валенок взяла. Швыранули бы за ворота, глядишь, и зашибли кого. А так, у меня с собой только шлепки, да тапочки теннисные, а валенки ж не по сезону как-то.

— И на кого ты тут с валенком идти собралась? Вокруг же ни души, — скептически поджала губки Таня. — Да и вообще, глупости это все, противоречащие концепции современного естествознания.

— Тьфу на тебя, Танька! — скривилась Чесанна. — Совсем на своей кафедре мозги засрала. Короче, — риэлторша хлопнула по столу, — раз мы в бане, будем и гадать соответственно. Давай, я пока сгоняю в дом за горячительным, а ты, умная наша, забей на свою концепцию и, погугли инструкцию. Щас развлекаться будем!..

2.

Время близилось к полуночи, сквозь крохотное оконце, можно было разглядеть взошедшую луну. Сидя на прогретом липовом полоке, он вдыхал духмяный аромат парной и прислушивался к голосам в предбаннике. Девицы уже накатили далеко не по одной; судя по нетрезвому хихиканью, интернет предложил им весьма богатый выбор мероприятий на вечер. Они погасили свет и зажгли свечи для соответствующей атмосферы.

— О! А давайте вот это!..

— Пффф! Да ну тебя, бред какой!..

— Не, ну а че?..

— Не, да ну нах!..

— Да давай!..

За дверью послышалось приближающееся нетвердое шлепанье босых ног вперемежку с тихим прысканьем. Дверь приоткрылась...

— Блин, я себя дурой чувствую, — приглушенно прошелестел девичий голосок, — ну, в самом деле, там же нет никого!..

— Давай, не дрейфь, Танька! Потом мы со Светкой попробуем...

В образовавшуюся щель неуверенно просунулась обнаженная женская ручка — сначала по локоть, потом до плеча.

Он усмехнулся: вон чего удумали, решили банника подразнить. Что ж, почему бы и нет? Он неслышно соскользнул с полока и приблизился к двери. Готовьтесь, ладушки, свою судьбу узнавать...

Наклонившись, банник подул на подставленную руку.

— Ай! — взвизгнула Танечка и ее ухоженная ручка тотчас нырнула обратно за дверь.

— Ты чего?! — в один голос взвыли подружки.

— На меня подуло!... — пожаловалась Танечка.

— Тьфу, на тебя, Танька! — облегченно выдохнули соучастницы. — Мы-то уж испугались!..

Девчата вернулись к столу и пригубили еще наливки.

— Так дело не пойдет, — рассудила Светка, — там ясно было написано — банник должен прикоснуться к обнаженной части тела и по тому, какая рука коснулась, можно судить о качестве женихов.

— Так я ж и просунула ему, — пустилась оправдываться Таня.

— На тебя покусился только сквозняк, — закончила Чесанна и опрокинула в себя содержимое очередной стопки. — Давайте, я теперь попробую!

Он терпеливо ждал за дверью. На сей раз в парную просунулась смуглая женская ножка. Уже интереснее. Чтобы видеть, ему вполне хватало той малой толики лунного света, что проникал с улицы. Оценив изящество и красоту линий, банник легонько чиркнул кончиками пальцев вдоль округлой коленки. Нога дернулась, но не исчезла. Надо же, смелая какая!

— Ну что там? — снова настороженно зашелестело за дверью.

— Вроде тронул кто-то, — откликнулась Чесанна с явной дрожью в голосе.

— А рука-то? Рука какая? — не унимались подружки.

— Погодите, вы, не разобрала я...

Дверь приоткрылась чуть шире, и ножка просунулась дальше, явив себя чуть ли не до самого нельзя. Вот значит как! Не став сдерживаться, он крепко огладил подставленную ляжку.

— Ай!!! — девка с воплем, рванулась обратно в предбанник. — Он меня схватил!!!

— Кто, Санка? — покатилась со смеху Светка. — Ну, кто тебя там ухватил, там же нет никого!... Хорош уже придуриваться!

— Я не придуриваюсь! — обиделась Чесанна. — Вот иди сама и узнаешь!..

— А вот и пойду! — раздухарилась Светка. Хлопнула наливки и, покачиваясь, пошла к двери парной: — Щас мы все узнаем... — Толкнув дверь, она высоко задрала свою простынку и, развернувшись спиной, задвинула в темную парную свою шикарную задницу. — Эй, бабайка! — придерживаясь за дверную ручку и косяк, Светка стала демонстративно крутить жопой, — что на это скажешь? Али я не хороша?! Ну, давай, лохматый, хлопни меня лапой!

Спустить такую дерзость он уже не мог — ухватил нахалку поперек, да прижался покрепче к подставленной заднице, чтобы прочувствовала весь объем грозящих последствий.

Светка охнула и замерла на месте, вылупив глаза и боясь вздохнуть — в нее сзади отчетливо упирался хуй. Быть того не может!... Откуда?!. Большая рука крепко обхватила за пояс, вторая — не чинясь, помяла ягодицы, а после запустила пальцы в выбритую норку. Всего несколько толчков внутри и писька предательски пустила слюнки.

— Мама, — пискнула Светка, чувствуя, как упругий елдак пристраивается к ее пизденке и неторопливо входит, ощутимо распирая влагалище. — Девочки, — всхлипнула она, — меня, кажись, трахают!... Ой! Ой! Ох! Оооооо!!! — Светка блаженно закатила глаза, поступательно покачиваясь в дверном проеме. Судя по ее вздохам, в парной засел ну очень сексуальный маньяк.

Ее подружки переглянулись, красноречиво сглотнув. С одной стороны — страшно, а с другой — Светка охала так, что становилось завидно.

Меж тем амплитуда Светкиных колебаний участилась, из парной отчетливо раздавались красноречивые шлепки. Простынка сползла, явив раскачивающиеся в такт фрикциям полные сиськи с крупными набухшими сосками.

— Свеееет, Светкаааа? — донесся блеющий голосок завороженной Танечки. — А руки-то у него какие, а?

— Хрен с ними, с руками... хуй — будь здоров! — проохала Светка, явно приближаясь к финалу. — Если и у супружника такой же... пусть хоть безруким будет... Даааааа!!! — ее тело содрогнулось в конвульсиях, и через несколько секунд растрепанная Светка буквально вывалилась из парной в предбанник.

Очнувшиеся подружки быстренько подобрали красу, усадили на лавку и, не сговариваясь, рявкнули в оставшуюся приоткрытой дверь парной:

— А ну, покажись!

Ладно, раз настаиваете... Он явился.

3.

Дверь парной широко отворилась и в темном проеме возникла внушительная мужская фигура — девицы с визгом бросились бежать.

— А ну, стоять! — рявкнул пришелец, метнув над их головами дубовую шайку. Шваркнувшись о дверь предбанника, шайка разлетелась на куски — девки с воплями кинулись обратно, точно перепуганные куры. — Сами же просили показаться, чего теперь орете, да мечетесь?

Сбившись в угол, трясущиеся барышни разглядывали нежданного гостя: ей-богу, раньше, такие как он подковы гнули, да на медведя с голыми руками ходили. Поросший темным волосом рельефный торс гостя мерцал в колеблющемся отсвете свечей капельками пота. Непокорные темные вихры волос, под широкими соболиными бровями хитро поблескивают агатами ясные глаза. фоне двухнедельной щетины змеится откровенная ухмылка.

— Ты кто? — набравшись храбрости, просипела Санка.

— А то не знаешь, кого ляжками дразнила? — ухмыльнулся он. — Банник я, кто ж еще-то.

— Ааааа... а мы банщика не звали, — пискнула из-за ее спины Танечка.

— Не банщик, а банник, — наставительным тоном повторил он. — Я — банный дух, живу тут, че не ясно?

— И... и давно? — осведомилась Светка.

— Да уж давненько, — хохотнул он, откровенно подмигнув ей, — годков уж сто как будет, может более. Как во хмелю про заслоночку забыл, да угорел тут, так с тех пор и обитаю в этой баньке.

— Беееедненький, — всхлипнула сердобольная Танечка. — Скучно тебе тут, небось, в одного-то?

— А ты никак развлечь меня отважишься? — поддел ее банник. — Ну, тогда вылазь из угла, чай не дикий зверь, не обижу. Хотел бы спровадить, давно бы кипяточком окатил.

Они вернулись за стол, предварительно достав из шкафчика четвертую стопочку. По-хозяйски разлив остатки наливки, банник весело сверкнув глазами, поднял тост:

— За знакомство, любушки!... — И пошла жара в хату!

Прикончив наливку, банник выудил из-за того же шкафчика впечатляющий бутыль с содержимым явно кустарного производства.

Все еще глупо улыбающаяся Светка помахала смартфоном:

— О! Глядите, девчат, тут сказано, что банников надо черной курицей задабривать!..

— У нас черной нету, — нетрезво отмахнулась от нее Чесанна, — тока гриль...

— Тащи, давай, — распорядилась Танечка и, прильнув острыми грудками к широкому плечу банника, участливо осведомилась: — Ты ж гриль будешь? Она вкуснаяааа...

— Из твоих рук, ладушка, все буду, — отозвался банник, тут же приголубив Танюшу здоровенной лапищей за голенькую сиську. Девка разомлела окончательно и полезла целоваться.

Санка, принеся блюдо с курицей, тоже пристроилась к баннику и уставилась под стол. Светкины охи и комментарии определенно не давали ей покоя. Набравшись смелости, она, наконец, дала волю рукам. Немного подрочив и услышав одобрительное урчание владельца, девица наклонилась и взяла член в рот.

— Ну, вы вообще обнаглели! Я тоже хочу! — вспыхнула Светка и, сбросив простынку, полезла прямиком через стол. — Эй, на меня-то обрати внимание!... — возмущалась она, стоя на четвереньках посреди посуды с оттопыренной задницей. Санка тем временем уже окончательно перебралась под стол, где с удовольствием смачно насасывала хуй.

— Я ж тебя вот только отодрал, — усмехнулся банник, прервав лобзанье Танечки, но так и не перестав мять ее за сиськи. Разрумянившаяся интеллигентка подставляла под ласку розовые сосочки, уже откровенно наплевав на все существующие концепции.

— А я женщина горячая, мне одного раза мало, — заявила раздухарившаяся Светка, нагло вперившись ему в глаза.

— Вот значит как, — ухмыльнулся банник и, протянув руку под стол, ласково потрепал по голове трудолюбивую Санку: — Душенька, ты уж прости, что прерываю, самому не хочется, да только у подружки твоей передок совсем иззуделся. Ты ей уступи, сделай милость, а то ж недоебанная баба хуже атомной войны.

Чесанна с явной неохотой выпустила изо рта обласканный фаллос. Ну, Светка, ну жадюга! Тем временем, эта самая Светка уже спорхнула со стола, оседлав бедра банника. Член до конца вошел в ее скользкую пизденку. Немного поерзав, краса устроилась поудобнее и начала скакать. Светка сладко охала, ее груди упруго колыхались в такт движениям. Ухмыльнувшись, Чесанна облизала пальчики и, пристроившись с боку, стала их по одному совать в Светкину попку.

— Ай, Санка! Ты чего творишь? — взвизгнула Светлана, сбиваясь с ритма.

— Ублажаю мою сладкую подруженьку, — мурлыкнула Чесанна, скользким пальчиком потрахивая узенькую дырочку. — Ты ж моя хорошая, я тебе сейчас и доечки помну, чтоб приятнее было, — ухватив свободной рукой Светкину сиську, Санка принялась пощипывать чувствительный сосок.

— Ах! Санка!..

— Я тоже хочу Светулька порадовать, — завозилась Танечка, высвобождаясь из объятий банника. Ухватив Светлану за вторую грудь, белокурая подружка, наклонилась и присосалась ротиком к соску, одновременно начав дразнить его язычком. Второй рукой Танюша принялась тереть Светкин клитор.

Светка заскулила и начала трястись на члене как пронзенным мотылек:

— Ай!... А-яй!!! Ой, мамочкиииии!!! Кончаюууу!!! — ее скрутило пополам оргазмом. Светка еще какое-то время билась в судорогах, пока не затихла.

— Так, а ну хорош, смена караула! — скомандовала Санка, спихивая подружку обратно на лавку. Светка не сопротивлялась, довольно лыбясь, как мартовская кошка. Чесанна тоже устроилась сверху, только развернувшись спиной к баннику. Тот ухватил девицу за бока и прежде, чем приступить к продолжению ебли, шепнул Санке на ушко:

— А что, вторую подружку приласкать не хочешь? Вон как старалась, тебе помогала, неужто не заслужила? — И сверкнув глазами на Татьяну, скомандовал: — Ну-ка, душа моя, забирайся на стол, да разведи пошире ножки!

Танечка расположилась на столе перед Санкой, раскрыв перед подружкой свой нежный розовый передок с курчавой светлой шерсткой. Чесанна оперлась локтями на стол, обхватив Танюшину попку, и начала вылизывать ей киску, одновременно двигаясь на члене. Крепкие мужские руки помогали ей держать темп, твердый член сладко сновал во влагалище, бодая головкой женское нутро. Перед ней, расщипелив стройные ножки, лежала Танечка и, истекая пряным соком под ее язычком, со стонами подмахивала попкой. Вскоре к ним снова присоединилась очухавшаяся Светка: обойдя стол с противоположной стороны, она нависла над разомлевшей Таней и начала целовать подружку взасос, лаская языком чувствительный ротик. Светкины ладошки накрыли остренькие груди и, помяв, взялись покручивать розовые сосочки. Таня засопела, начала выгибаться навстречу Светкиным пальчикам; та уловила ее настрой и, продвинувшись дальше, принялась яростно облизывать и тискать груди подружки. Тем временем, Санка уже вовсю скакала на члене банника, попросту присосавшись к Танечкиному клитору. Ее собственный передок, покрытый ухоженным темным каракулем, уже давно надрачивали проворные мужские пальцы.

Вот и Танечка сладко запищала, трепеща в экстазе. Чесанна, отпрянув от подруги, откинулась назад, всецело отдаваясь скачке. Наконец-то этот чудо-хуй в ее распоряжении. Извернувшись, она ухитрилась дотянуться губами до мужского рта. Его язык проник ей в рот и Санка едва не обкончалась от удовольствия, такой сладкий засос у них вышел. Банник тем временем ухватил ее за грудь, прищемил и потянул сосок.

— Хаааа! — томно выгнулась Санка, елозя по члену пульсирующей писькой. — Ааааанх! — Продолжая лизаться с барышней, он поприжал ей и второй сосочек. Санка задрожала и запрыгала на члене как сумасшедшая. — Мммм! МММФ!! АХ!!! — еще немного и горячая пизда мокро затискала его в своих объятьях.

Настал черед третьей девицы с хуем банника знакомиться. Поудобнее расположив к себе лежащую на столе Танюшу, он закинул себе на плечи ее стройные ножки и одним махом протаранил елдаком нежную пизденку. Танюша охала, подмахивала попой, внутри нее красноречиво хлюпало — подружки на совесть постарались, раздрочили девку, лучше не бывает. Упругие грудки с распухшими от ласк сосками подпрыгивали в такт его ударам. Танечка стонала, услаждая голоском слух любовника. Крепко ухватив за ляжки, банник с упоением ебал оставшуюся на десерт девицу. Ее подружки отдыхали в сторонке, восстанавливая силы. Приближаясь к финалу, краса заерзала под ним, прилаживаясь писькой под удары. Тогда он перехватил ее ножки, раздвинул широко, насколько было можно, и натянул красавицу вагиной на елдак от всей души. Танюша, вскрикнув, изогнулась, а он без остановки стал долбить ее пизду, пока та не зашлась в желанном спазме. Покинув Танину вагину, он наконец-то смог излиться сам, заляпав вязким семенем ее животик.

— Ой, — вспыхнула Танюша, — а ты меня зачем вот так измазал?

— А ты пойди, подружек перепачкай, — ухмыльнулся банник, — завтра будет повод снова в баньку заглянуть. Пропарю вас, как следует, веничками отхожу, покажу, что значит баня русская. А то привыкли в своем городе к саунам — так, то ж не дело, сплошное баловство!