Наверх
Порно рассказ - Про мою мать — похотливую *лядь. Часть 1. Начало трудового пути
Про мою мать — похотливую блядь!!!

Часть 1. Начало трудового пути

Я родился в обычной советской семье, в Подмосковье, за 100 км от Москвы. Как и все мальчишки того времени я рос обычным пацаном. Но речь пойдет не обо мне. Речь пойдет о моей семье. Имена и фамилии всех действующих лиц изменены, кроме имени главной героини, моей матери. Делаю я это потому что хочу, что бы все узнали истинное лицо моей мамочки. Скажу сразу, что все, что я буду описывать, происходило в действительности, даже если это покажется невероятным. Часть описанных событий я видел лично!, часть я описал по рассказам людей, которые в них участвовали и не доверять этим людям я не могу. У меня ушло немало времени и средств для того, что бы узнать как на самом деле жила и чем занималась моя мать.

Итак, для начала давайте я познакомлю вас со своей семьей. Главным действующим лицом во всех будущих рассказах будет моя мать. Зовут ее Галина Александровна. 34 года. Ее я опишу поподробнее. В то время это была женщина среднего роста (рост 170 см), немного полноватая, но не толстая, а такая приятная «пышечка». Шатенка с красивыми вьющимися волосами, миловидным лицом, немного курносая, красивые, карие глаза, средней полноты губы. Очень красивая шея.

Упругая и высокая грудь 4 размера, правда немного отвисшая, чуть выпирающий, но не висящий животик. Крепкая, упругая задница и немного полноватые, но все еще красивые ноги. Любительница денег, шмоток, ресторанов, в общем «красивой жизни». Негласной «красивой жизни». Во времена СССР было трудновато с этим. Для многих людей, знакомых с ней она была (и есть) очень строгой, хорошо воспитанной, «правильной» женщиной. Но это было не так. На самом деле моя мамаша была двуличной сукой. Развратной, похотливой, бессовестной сукой. Для большинства знакомых она была Шлиподстилковой Галиной Александровной, учительницей математики в одной из школ нашего города, заботливой матерью двоих сыновей, любящей и верной женой. Но были и те, кто знал мою мать по прозвищам «Галка-давалка», «Галюха шлюха» и им подобным.

И они были более правы, потому, что моя мать лишь носила маску любящей, заботливой и т. п. На самом деле она была блядью и шлюхой, с удовольствием отдававшейся любому. Мама охотно торговала своим телом, извлекая из этого немалую личную выгоду. По сути своей она была обыкновенной проституткой, но, поскольку все это происходило во времена СССР, ей приходилось прятаться и скрывать своё истинное лицо. Кроме моральных норм того времени, ее блядство до поры сдерживало наличие мужа и двух сыновей — меня и моего старшего брата. Но, как вы убедитесь позже, мама с легкостью обошла эти «препятствия».

Пару слов о моем (?) отце. Зовут его Василий Сергеевич. 42 года. Работает слесарем на заводе, любит выпить и пожрать, особенно на халяву. Строит из себя хозяина семьи, на самом деле — типичный подкаблучник. Почему вопрос стоит? Ну не уверен я, что именно он мой отец. Почему — расскажу позже. Ну и конечно я. Зовут меня Игорь и на момент начала своего рассказа мне было 9 лет. Еще есть старший брат — Валера. Он на 8 лет старше меня, соответственно ему 17 лет. Вот вроде и познакомились, а посему я начну...

В отличии от многих авторов и рассказчиков у меня ничего не происходило «вдруг». Я не возвращался «не вовремя» из школы, не приезжал «внезапно» из деревни, не находил «случайно» порнушку и т. д. и т. п. Честно говоря, я не верю во все эти «вдруг». По моему — так не бывает. Хотя... Еще раз повторю, что все события совершенно реально происходили в действительности. Так получилось, что мне не раз пришлось быть свидетелем маминого блядства, а к моим наблюдениям я добавил рассказы тех, кто трахал мою развратную мамашу. Вы можете мне не верить, но мамины партнеры с удовольствием рассказывали мне все, что они с ней вытворяли. Кроме того, часть событий восстановлена по дневнику моей матери...

Итак, в апреле 1950 года в небольшом подмосковном городке К. родилась девочка. Ее назвали Галина. Девочка росла, пошла в школу, стала пионеркой, а затем и комсомолкой. Училась моя будущая мама с неохотой. По словам моей бабушки, ее матери, любила Галя полениться, поваляться в кровати, к учебе относилась прохладно. Лет с 14 любимым занятием моей будущей матери стали вечерние прогулки около военного училища, которое располагалось рядом с ее домом. Где-то лет в 15 у мамы появился первый ухажер, курсант. Потом он закончил училище и уехал, а у нее появился новый ухажер, потом еще. Где-то лет в 16 она начала встречаться с тремя друзьями. Их звали Василий, Виктор и Геннадий. Все они работали на заводе, жили в том же дворе, в котором жила Галя, были старше ее. Правда надо заметить, что параллельно она встречалась еще и с курсантом. Его звали Юрий, был он на год старше ее, и, опять же со слов моей бабушки, «любовь у них была сильная». Потом она закончила школу, Юрий закончил училище и уехал. Через полгода она вышла замуж за Василия, еще через полгода родила моего старшего брата, Валерия. Потом мама поступила в педагогический институт, успешно закончила его (на все тройки), по распределению осталась в родном городе и попала в вечернюю школу, из которой ее «успешно» выгнали.

Т. е уволилась она «по собственному желанию», но в характеристике, которую ей выдали при представлении на увольнение черным по белому было написано — « за неоднократные нарушения трудовой дисциплины, аморальное поведение, связи с учениками и бытовую распущенность — уволить Шлиподстилкову Галину Александровну». Характеристику эту я читал лично, а дал мне ее почитать один из ее постоянных ебарей, некто Николай Петрович Коршунов. Мне несколько раз удавалось разговорить его и из его рассказов я узнал, что на самом деле ее уволили за то, что она «давала» ученикам. За документами на увольнение она пришла в РОНО (районный отдел народного образования) и там встретилась с Коршуновым. Далее с его слов...

«Николай Коршунов, инспектор РОНО, сидел в своем кабинете, когда в дверь постучали. «Войдите» — откликнулся он на стук и в открывшуюся дверь вошла миловидная девушка. «Можно?» — спросила она. «Да, присаживайтесь» — ответил Николай. Она шагнула вперед и присела на стул. «Здравствуйте, меня зовут Галина, Галина Шлиподстилкова. Я за документами». Николай посмотрел на нее. Документы на ее увольнение еще не были подписаны начальником РОНО, но в его подписи никто не сомневался. Фамилия ее была у многих на слуху, хотя особо никто не распространялся. Эта девушка была учительницей математики в вечерней школе и всего за три месяца работы успела «прославиться». Контингент в школе был еще тот, работяги в основном, поэтому на провалы в успеваемости администрация школы закрывала глаза. Закрывала она глаза и на то, что молодая учительница относится к своим обязанностям спустя рукава. Галина могла опоздать, могла не выйти на работу, а потом объяснить все внезапной болезнью. Ее несколько раз вызывали в РОНО, песочили, даже объявили выговор, но увольнять не торопились — где еще найдешь учителя в такую школу.

Но на то, что обнаружил директор школы закрывать глаза не было никакой возможности. Он как-то задержался в своем кабинете допоздна и, уже уходя из школы обратил внимание на то, что в гардеробе висят чьи-то вещи. После недолгих расспросов он выяснил у гардеробщика, что в своем классе на втором этаже молодая учительница проводит дополнительные занятия «для отстающих». «Хорошее дело» — подумал директор и пошел проверить, как идут занятия. То, что он увидел в классе, он подробно описал в своей докладной. Один из лучших учеников школы, работник, портрет которого висел на доске почета завода Виктор Евгеньевич Егоркин ебал совершенно голую Галину, нагнув ее раком. Директор открыл дверь и появился на пороге в тот момент, когда Егоркин, обхватив Галину за бедра, яростно вгонял в нее свой член, явно намереваясь кончить. Директор настолько опешил от увиденного, что не успел помешать ему сделать это и Егоркин «кончил» на спину голой Галине, а потом, когда сперма прекратила выплескиваться, зашел ей спереди и засунул ей член в рот.

Только тогда он и заметил стоявшего в дверях с отвисшей челюстью, обалдевшего директора. Объяснять что-либо было поздно, да и особо нечего. Во время разбирательства директор выяснил, что происходило это не первый раз, да и не один Егоркин трахал молодую учительницу. Поэтому он принял решение уволить ее «с треском», а ее любовников выгнать из школы. Все документы директор передал, как и полагалось, в РОНО и они попали к Коршунову. И вот теперь виновница всего этого скандала сидела перед Николаем. Он молча смотрел на нее, пытаясь представить, как это было в классе. Молчание затягивалась.

— Ну что, Галина Александровна, как же Вы так, а? Вот уволят, да еще по такой статье, что делать то будете? — спросил Николай. — Вас же ни одна школа на работу не возьмет. Она посмотрела на него

— Вас ведь Николаям зовут, да? — неожиданно для него спросила она — А правда, что начальник РОНО Ваш дядя?

— Да — немного опешив, ответил Николай. То, что начальник РОНО его родной дядя знали немногие, а вслух этого вообще не произносилось

— Может Вы сможете помочь мне, не увольнять в смысле, а я в долгу не останусь — Галина немного отодвинулась от стола и положила ногу на ногу. Полы плаща разошлись и обнажили довольно таки красивые ноги. Николай почувствовал, как начал напрягаться его член и у него резко пересохло во рту. Несколько секунд он не мог оторвать взгляда от ее голых ног, а когда он снова посмотрел на нее, то она, мило улыбнувшись, тихо сказала

— Я готова на все (последние два слова она выделила), помоги мне нормально перейти в другую школу, ты же можешь — Галина посмотрела на него и сама начала расстегивать пуговицы плаща.

Николай молча смотрел, как Галина снимает плащ. Когда она сняла его и пошла вешать его на вешалку, он уже спокойно рассматривал ее. Она сделала два шага, два назад и остановилась перед ним. Он уже успел оценить ее широкие бедра, то, как она виляла задом, а теперь он не стесняясь рассматривал ее спереди. «А что, хороша — думал он — почему бы и не попользовать сучку». Николай встал, обошел стол и сзади подошел к Галине. Обхватив ее за груди, он прижал ее спиной к себе и прошептал ей на ухо:

— Я похлопочу, если ты мне понравишься». С этими словами, он запустил ей правую руку в вырез кофточки и захватив уже начавший набухать сосок груди, сильно сжал его. Тиская ее за сиськи, он с удовлетворением заметил, что она и не думала сопротивляться. Напротив, пока он лапал ее, Галина ловко и быстро расстегнула юбку, позволила той упасть на пол, а потом, так же ловко избавилась от трусов. Пока она обнажалась снизу Николай тоже не терял времени даром и через минуту он лапал уже практически голую Галину, без долгих церемоний задрав вверх легкую блузку вместе с лифчиком. Несколько минут он наслаждался ее телом, нагло и сильно сжимал ей груди, залезал руками между ног. В очередной раз схватив ее за промежность и с удовольствием отметив, что она «потекла» Николай продолжил мять ее груди, но она ловко вывернулась и сделала шаг в сторону. «Я только дверь закрою — тихо сказала она». Сняв по пути смятую кофточку и отбросив ее в сторону, Галина, уже совершенно голая, подошла к двери и быстро повернула ключ.

Когда она повернулась, Николай уже сидел на столе. Совершенно не стесняясь своей наготы, она подошла к нему, ловко и быстро расстегнула брюки, достала из трусов член и через мгновенье он почувствовал, как ее язычок нежно облизал его залупу. Но напряжение было слишком сильным и он не стал ждать. Положив ей руку на затылок он надавил на него и его хуй скользнул в ее гостеприимно открытый рот. Она сразу жадно засосала, а он, откинувшись и опираясь на руки, с удовольствием наблюдал за процессом, попутно отмечая, что сосет она очень умело. Галина сосала старательно и аккуратно, изредка выпуская хуй изо рта, но только для того что бы пробежаться по нему языком. Лизнув несколько раз она снова обхватывала хуй губами и продолжала сосать, ритмично качая головой. «А директор-то мудак — подумал Николай, чувствуя как подкатывает волна наслаждения — такую соску отпустил». С этой мыслью он и начал кончать... Сперма брызгала прямо в раскрытый рот Галины, на лицо, на волосы а она, замерев с открытым ртом, не делала ни малейшей попытки уклониться... Последние капли спермы она слизала своим языком, напоследок полностью погрузив член Николая в свой рот. Когда она выпустила член изо рта и выпрямилась, Николай уже точно знал, что он обязательно похлопочет за нее перед дядей...

Через час Галина получила на руки прекрасную характеристику и должность делопроизводителя в канцелярии РОНО. Егоркин из вечерней школы выгнан не был, а Коршунов стал постоянным ебарем моей матери.»

Трудовая деятельность моей мамаши в качестве делопроизводителя длилась недолго. И прекратилась она не потому, что она там ничего не делала, а потому, что держать ее в РОНО не было никакой возможности. Слух о том, что в РОНО города К. работает молодая красивая женщина, основной «работой» которой является удовлетворение сексуальных потребностей мужской части сотрудников этого РОНО достиг ушей вышестоящего руководства. Кто-то написал анонимку в ОблОНО. Естественно, для проверки данной информации оттуда приехал проверяющий. После дня проверки, опроса сотрудников РОНО и длительной «беседы» с моей матерью, этот проверяющий уехал. Выяснилось, что факты указанные в анонимке «не подтвердились», но маму было приказано из РОНО убрать. По словам того же Коршунова, конечно же все было правдой. Маму в РОНО ебали ежедневно.

Конечно не все, только приближенные к руководству, но Коршунов и его дядя, начальник РОНО, «пользовали» ее постоянно. Естественно, такое «внимание» руководства к молодой сотруднице не могло остаться незамеченным и кто-то накатал анонимку наверх. Вот так и получилось, что моей маме пришлось снова менять место работы...

Следующим местом работы моей матери стала обычная средняя школа. И проработала мама в ней, как простой учитель, целых 11 лет. Для всех в школе мама была примером. Всегда строго одетая, исполнительная, требовательная, на ее уроках была железная дисциплина и успеваемость по ее предмету была одна из лучших в школе. Ее постоянно ставили в пример другим учителям, посылали на курсы повышения квалификации и т. п. Про то, как она всего этого добилась, знали несколько человек.

Среди них были Коршунов, директор этой школы Сергей Николаевич Павлов и еще несколько сотрудников РОНО. Именно они хвалили ее на каждом совещании, а после совещания ставили ее раком, именно они ебали ее во все дыры на «курсах повышения квалификации», и именно своим «усердием» и «прилежанием» моя мама добилась того, что бы числиться среди лучших учителей города. А «прилечь» мама была готова всегда. В то, советское, время обстановка в школе не располагала к откровенному блядству, поэтому маме и ее мужчинам приходилось таиться и скрывать свои «отношения» от посторонних глаз. Скажу сразу, что позже моя мать стала завучем, а, впоследствии, директором школы, но КАК она это сделала, я напишу в следующий раз...

Продолжение будет

E-mail автора: garry0808@rambler.ru