Наверх
Порно рассказ - Рукопись II. Язычник. Глава 3/5. «Брачная» ночь
Я помню домик у реки,

Сосновый лес вокруг.

Овраг, в котором тек ручей,

И за рекою луг.

И нас, по целым Божьим дням

Плескавшихся в реке.

И мамин смех, и сосен шум,

И камешки в руке.

Я вновь недавно в те места

Пришел издалека.

Разрушен дом, и лес сгорел,

И высохла река.

Всё было чуждым, как во сне,

Мне кажется с тех пор,

Что жизнь моя приснилась мне

И снится до сих пор.

И значит темная вина,

Лежащая на мне, —

Лишь тень, мелькнувшая на миг

В счастливом детском сне.

И значит, скоро я проснусь

И, выпив молока,

По тропке вниз туда помчусь,

Где плещется река... *

Глава 3. «Брачная» ночь.

— Какая дивная ночь. Не правда ли Ро? — обратился я к своей помощницы, глядя на луну.

— Ночь просто чудесная хозяин. Но пожалуйста! Давайте поскорее пойдем домой — отозвалась она, ближе прижимаясь ко мне и дрожа от холода.

— Пошли. Не будем мерзнуть.

Холодом это нельзя было назвать. Так прохладный ветерок, дующий по ночам с моря и приносящий в провонявший, чем только можно, Портовый район хоть какую-то свежесть. Но для неё и этого было достаточно, чтобы озябнуть. Очень теплокровное она существо. Хотя это и не удивительно. Происхождение дает о себе знать.

Всю дорогу до дома от «Скучающего принца» мы шли в обнимку, покачиваясь из стороны в сторону, словно два пьяных моряка, поочередно отпивая вино из бутылки и напевая песенки Лусканских пиратов, которые мне довелось услышать и запомнить во время моего путешествия. Судя по тому, что нам стали подпевать волки из леса, что отчетливо слышалось даже в далеком Портовом районе, получалось у нас паршиво. Но мы плевали на всё, даже когда разбуженные жители домов, что стояли на пути нашего следования, с криками негодования вышли на улицу, вооруженные — чем попало, готовые нас линчевать. Труда бы им это не составило — вот так просто заколоть вилами и закопать где-нибудь или бросить в море, а там уже пусть стража утром разбирает. Но никто из них не осмелился и пальцем тронуть нас, лишь проводили взглядом, с оцепенение на лицах. «Нам просто — сильно повезло» — так я тогда думал.

— Вот мы и приплыли! — со смехом произнес я, когда вместе с Россой в обнимку вломился в дверь собственного дома и, споткнувшись о порог, упал на пол, опрокинув её на себя. Так и пролежали несколько минут. Я уже готов был к тому, что придется вот так вот провести ночь, если бы не моя помощница...

— Капитан — произнесла она. — Давайте дойдем до порта.

Я вопросительно поглядел на неё. Она смотрела на кровать.

— О нет, мне и здесь хорошо! — недовольно ворчал я, глядя в потолок, который в моих глазах начал ходить кругом. — Ты не заставишь меня сдвинуться с места.

— Вот как? — сказала она, судя по взгляду восприняв сказанное мною, как вызов, брошенный ей. — Сейчас посмотрим.

Вручив мне бутылку, она поднялась и, повернувшись ко мне спиною, сделала несколько шагов в сторону двери. Закрыв её на засов, и пробормотав, что то себе под нос, она снова повернулась ко мне и, сделав задумчивое лицо, стала пристально изучать меня взглядом, пытаясь тем самым найти решение над поставленной перед нею задаче.

Нуууууу? — вытянул я, вяло продемонстрировав свою заинтересованность и ещё сильнее распластавшись на полу, принял позу варваров, в которой они любят спать на улице, если по пьяни не успевают дойти до своей палатки или до лагеря вообще.

Одним ловким движением она выпрыгнула из своих сапожек, даже не расшнуровав их, и приземлилась прямо между моих, раздвинутых в разные стороны, ног. Упиревшись одной ногою об пол, второю она поставила мне на живот и стала совершать ею круговые движения, как бы массируя его. Я неподвижно лежал, довольно урча, а в голове промелькнула мысль о том, что это, конечно, приято, но что ты, дорогуша, пытаешь этим добиться, я не понимаю. Но она словно прочитала мои мысли, ведь стоило мне только так подумать, как она резко скользнула ногою в сторону паха и слегка, но ощутимо наступила. От неожиданности я хмыкнул. Росса сделала довольное лицо, увидев, что теперь я обратил внимания на её действия. Медленно не торопясь она стала делать шаги в сторону кровати, нагло прокладывая свой путь прямо по моему телу.

— Фьють-фьють — присвистнул я, при виде зрелища, которое предстало пред моими глаза, когда она на время остановилась прямо над моей головою и пошла дальше.

Развернувшись, я присел, сложил ноги вместе и стал наблюдать. Моя девочка шла к кровати. Медленно и грациозно переставляя ножки, заставляя свою попку совершать круговые движения и в такт ей помахивая хвостом. Дойдя до кровати она повернулась ко мне лицом и расставив руки словно крылья, оттолкнувшись от пола, плюхнулась на кровать и закувыркалась на ней как маленький ребенок.

— Ах, как мягко и тепло. Не то, что там — на холодном полу.

— Зато тут прохладненький ветерок и бутылочка отличного вина — ляпнул я, не зная чем ей ответить.

— А тут... — начала моя помощница и задумалась.

Но вскоре на её лице появился хитрый взгляд, не сводя с меня который, она встала ногами на кровать и начала танцевать.

— ... горячая жаждущая любви девочка — добавила она и стала сбрасывать с себя одежду.

— Ты — портовая шлюха что ли? Если кровать — это порт — наблюдая за ней, подумал я и шлепнул себя ладонью по губам, когда понял, что собирался произнести это вслух. Смешно, но обидно.

Тем временем она, оставшись абсолютно голой, стала извиваться подобно кошке, плавными движениями рук ласкать своё тело, делая свой танец всё более завораживающим. Кровь закипела во мне. Я не когда не думал, что могу так возбудиться. Что она делала? Это было просто волшебно. Думаю, если бы у тифлингов был брачный танец, он непременно должен был бы выглядеть именно так. В заключение она, повернувшись ко мне спиною, опустилась на четвереньки, выгнула спинку и, подняв вверх хвостик, спросила: — Хотите?

— Ах ты, маленькая бестия — сказал я, подползая к кровати — сейчас я тебе покажу!

— Мы ждём — ёрничала она, помахивая попкой в стороны.

Сбросив с себя рубашку, я присел на кровать и, обхватив Россу сзади, подтащил к себе заставляя сесть и оказаться в моих объятиях.

— Сейчас я с тобою немножечко поиграю — прошептал ей на ушко и глубоко вдохнул аромат её волос. Фу! Они пахли пеплом. Этот запах, как и многое другое, достался ей в наследство. Я тем временем продолжил.

Мои губы стали покрывать её шею поцелуями, руки, будто не слушаясь меня стали гулять по её телу: мять грудь, гладить животик, щепать за попку. Она извивалась, подобно змейке, постанывая от удовольствия и, вцепившись в мои руки: то отводя их в стороны, то отталкивая, то просто слегла, царапая ноготками — пыталась прервать мои ласки. Так она невольно боролась с наслаждение, которое её не подготовленный разум не хотел принимать, по крайней мере, в таком избыточном для нашей первой «брачной» ночи количестве. Но я и не думал прекращать и в завершение положил руки между её ног и сделал парочку ласкающих движений по её щёлочке, запустил внутрь палец.

— Хи-хи — хихикнула она и по её телу пробежала дрожь.

— Щекотно?

— Да и одновременно так приятно, что даже как-то чересчур! — отвечала она, сквозь сбившееся дыхание — Как вы всё это делаете?

— Секрет! — ответил я, расстегивая ремень на брюках. — Сейчас будет ещё приятнее.

— Подождите, я сейчас — вскрикнула она.

Росса вытянулась вперед и просунув руку под подушку вынула оттуда небольшой пузырек с черной жижей внутри. Повернувшись ко мне лицом, она открыла его, слизнула немного этого вещества и, скорчив кислую гримасу на лице, проглотила.

— Что это?

— Специальный отвар. Я сама его приготовила. Госпожа Иннсангаре сказала, что мне надо обязательно принимать его, когда мы будем заниматься «этим», если, конечно, мы не хотим, что бы у нас появились чертята. А я не хочу, что бы нам тут в постели мешали какие-то черти. Ужасно будет, да?

— Кхм. Значит чертята?

— Угу.

Я пожал плечами. Для неё это даже хорошо, что не правильно поняла, что на самом деле имела в виду Морна. Росса тем временем, упиревшись на вытянутых руках, широко расставила ноги.

— Я готова!

— Проверим — подумал я и, ничего не отвечая, резко набросился на неё заставляя откинуться назад и прилечь на кровать. От неожиданности она громко вскрикнула, но потом засмеялась. Я вновь начал её «щекотать» и страстно целовать в губы. Получая неописуемое удовольствие от того как она ёрзает подо мной соприкасаясь набухшими сосочками с моей грудью и гуляет шаловливыми ручонками по моему телу, пока в объятии одной из них не оказался мой член.

— Ии? — пискнула Росса и стала водить по нему ладошкою, оценивая то с чем ей довелось однажды столкнуться и придется снова.

— Не бойся — сказал я, глядя в её испуганные глаза — Я буду осторожен.

Росса кивнула, и под контролем её руки, мой член начал движение.

— Аааа — пугливо произнесла она, стоило мне только погрузить в неё головку.

— Тише, тише малыш. Всё будет хорошо — приговаривал ей на ушко, продолжая движение, пока мой член не погрузился в неё, насколько мог, не чувствуя сопротивления.

— Ах — донеслось из её рта, когда дрожащие ноги инстинктивно обхватили меня, а глаза зажмурились.

Я медленно наращивал темп, стараясь, не делать резких движений, в ответ на которые она широко открывала рот, только и успевая им заглатывать воздух, для того что бы со следующим выдохом донести до меня сладкие приятные уху звуки, которые только может издавать стонущая от наслаждения девушка. Ближе к концу акта, что она только не делала, пытаясь совладать с наступающим оргазмом: царапала мне спину, кусала за ухо, а в завершение, когда волна оргазма достигла своего пика, выгнула спину и, положив в рот пальчики, вытянула последний за эту ночь стон.

Я лежал неподвижно, чувствуя, как пульсирует мой член, наполняя семенем горячие влагалище моей рабыни. Горячие не то слово. Оно было просто огненное, как и грудь и лицо... и руки?... и ноги? О боги! Да она вся «горит».

— Ро тебе плохо? — спросил я с тревогой в голосе.

— Нет, хозяин! Я себя чувствую просто восхитительно — ответила она, улыбаясь во весь рот, глядя, куда-то вверх, засветившимися в темноте глазками, которые подобно двух красным огонькам, загорелись когда в комнате погас последний факел.

— А вам плохо, хозяин? Вы весь какой-то мокрый — волнительно спросила она, видя, как по моему лицу большими каплями стекает пот.

— Нет мне тоже очень хорошо малыш — ответил я — Это Морна всему этому научила тебя?

— Да. Всё для Вас. — Улыбаясь, ответила девочка — Вам понравилось?

Услышав это — я задумался.

— Что-то не так хозяин? — с появившимся смятением, спросила она.

Сильно зажмурив глаза, я вздохнул. Думая стоит ли говорить об этом сейчас при таких обстоятельствах.

— Будь со мной честна! — открывая глаза, с давлением в голосе произнес я. — Ты усилено училась всему этому в течение трех недель ради меня — человека, который тебя пытал, а потом изнасиловал? Что-то не вериться. Всё может быть, конечно. Но, по-моему, это не очень, то похоже на правду.

Росса опустила взгляд. Она готова была заплакать, но вовремя сдержалась, оставив от своего желания лишь слегка намокшие глаза.

— Хорошо, только, пожалуйста, не обижайтесь на Вашу учительницу. Не смотря не на что, я считаю её хорошим человек, которому я многим обязана.

— Обещаю — твердо ответил я.

— Понимаете?! Когда она взяла меня к себе, то сказала, что будет учить меня тому, что мне может пригодиться, что бы служить ей сейчас, а впоследствии моему новому хозяину. Которым возможно, как она сказала, станете вы, если вернется из похода. Я спросила: «А вдруг у меня не будет получаться?» На что она мне ответила, что всё у меня обязательно будет получаться, если... — сглотнув слюну, она продолжила. — ... я не хочу что бы она продала меня в рабство Тейцам, где за провинности меня будут ждать такие наказания, что «та ночь» покажется мне просто развлечением. И я стала вдвойне стараться, понимая что другого выбора у меня нет в любом случае.

Я смотрел ей в глаза и от чего-то мне было стыдно, но следующий вопрос я не мог не задать.

— Неужели ты меня простила?

— Конечно! Сначала я проклинала Вас, за то, что вы сделали со мною, но хозяйка предложила мне подумать над тем, что если всё что вы сделали, было правильным. Ведь на вашем месте мог быть другой и кто знает, что он бы со мною сделал, и попала ли бы я после это в лазарет, а не сразу... на кладбище. А когда она сказала, что вы отправились в поход что бы доказать мою не виновность, я стала молиться за Вас, каждую ночь. Молиться за ваше возвращение.

Она крепко обхватила меня, как маленькая обезьянка: прижимаясь руками и ногами и хвостиком — словно боясь: отпустить, потерять, проснуться и не увидеть рядом.

— Я Вас люблю, хозяин. Вы с госпожой дали мне второй шанс. Я это поняла. Я всё для Вас сделаю, как и обещала. Прошу не гоните меня.

— Я тоже люблю тебя, Чертёнок. И не прогоню тебя.

— Спасибо. — шепнула она и закрыв глаза, внезапно, заснула, ослабив хватку и позволив мне спокойно повернуться на спину, что бы принять позу удобную для сна. Но спать совсем не хотелось.

Я просто лежал и глядел в окно на взошедшую в темном, чистом от звёзд и облако, небе полную луну. Глядел будто завороженный ею, не шевелясь, только поглаживая тихонько сопящую во сне Россу по её шелковистым волосам, направив свой взгляд в пустоту оконного проёма.

— Ты живой? — вдруг послышалось у меня над ухом.

Я с испугу повернул голову и хотел вскрикнуть, но палец, скользнувший по моим губам, прервал мою попытку.

— Удивлён? — нежным и как всегда спокойным голосом произнесла Морна, ведя пальцем дальше вниз по моему телу.

— Ещё бы! — дрожащим голосом ответил я, окидывая взглядом её... обнаженное тело.

О, боги! Разве можно было не желать этой женщины, сколько бы не было ей на самом деле лет? Она была идеальна во всём: стройное как у эльфийки тело, чистая и бархатистая как у младенца кожа, румяное, и искреннее личико как у невинной девушки. Мечта любого мальчика, сошедшая со страниц одного из романов, авторы которых очень любят идеализировать внешность своих персонажей. Только она здесь, передо мною, на иву.

— Ууум. Да она, я смотрю, в тебя влюбилась.

— С чего вы взяли?

— Ишь как ручкою и ножкою сверху обхватила, да голову то на грудь положила. Эх, любовнички.

В этот момент Росса заёрзала и что-то пробормотала.

— Не бойся. Не проснется. Здесь только мы с тобою.

— Где это здесь?

— Ну, можешь считать, что во сне.

— Что значит «можешь считать, что во сне»?

— Оглянись!

Услышав это, я осмотрелся по сторонам. Ничего в обстановке комнаты необычного я не заметил, разве что в воздухе повеяло приятным, сладким запахом — запахом женщины который так манит нас к ним. Сложно объяснить, что это такое, но именно его я и почуял. Я снова посмотрел в окно. В неестественно белого цвета небе плыла черная луна. Я снова направил взгляд на Морну.

— Но как?

— Слушай ты тоже все свои секреты готов разболтать при первой же возможности?

Я задумался.

— Хорошо забудем это. Зачем вы... пришли?

— Поговорить. Для начала. Ты устроил сегодня очень интересное представление.

— Мне показалось, что Вам это понравилось.

— Да понравилось. Люблю наглость и смелость. Но соображал ли ты, что вообще творишь? Чего хотел добиться этим?

— Да соображал. Решил показать, что я уже не тот скромный мальчик, каким вы с ректором меня им обрисовали, когда решили толкнуть на это. Что я хочу уважения к себе и своей профессии, которое всегда было к ней в этом городе. Так гласит книга. И просто то, что никого из них я не боюсь. Так что на эшафоте у меня рука не дрогнет не перед кем из них.

— Дааа? А мне показалось, что тебе самому захотелось пойти на эшафот в качестве «клиента»? Не боишься, что там вперед них окажешься?

— Это как? Я сам себя там казнить, должен буду? Или может быть, вы знаете, где ещё найти такого «дурака» как я? Такого чтобы, прочитав книгу об истории своего ремесла, и узнав, какая постигла трагедия одного из его предшественников, из-за чего сто лет пустовало место Маршала наказаний (прим. — настоящие название должности палача в Прокампуре) согласится им стать?

Морна сделала удивленное лицо. Она видимо такого от меня не ожидала.

— Я теперь даже не знаю, что думать о тебе? Толи ты настолько умен, толи настолько глуп, что сделал, то что сделал. Не могу понять. Видимо это покажет время.

Наш диалог прервался как раз в тот момент, когда палец Морны, начавший свое путешествие с моего рта, лежал на моем члене. Обмазав палец моим семенем, оставшимся на кончике головки, она переместила руку к себе на влагалище, откуда, совершив несколько ласкающих движений, она поплыла вверх по её телу и остановилась у её рта. Закрыв глаза, она стала яростно облизывать палец.

— Сладенький! Не хочешь воспользоваться представившейся возможности? Сегодня меня, то никто уже не убьёт. По крайней мере, пока убийца спит.

— Нет спасибо — холодно ответил я, крепче прижимая к себе Россу. — Теперь уже не хочу.

— Не хочешь? — недовольно произнесла Морна.

Я сам удивился тому, как легко смог отказать такой женщине. Приподняв голову она направила презрительный взгляд на Россу.

— Недооценила я тебя, девочка — тихо произнесла она, покачивая головою, смотря на спящую Россу, словно на конкурентку.

— Вы это о чём?

— А? Да так не о чём — в спешке ответила она, поняв, что говорит вслух. — Какие у тебя планы на неё?

— Ну, уж точно не отправлю её работать в бордель.

— Ты это о чём?

— А вы как будто не знаете?

— А поняла. Она тебе всё рассказала. Я соврала. Что бы она лучше старалась. Страх, знаешь ли, действенное средство.

— Я Вам не верю. Зачем вы тогда учили её искусству «шлюхи». Можно было чему-нибудь другому.

— Чему? Боевой магии, например? Что бы, однажды, она ею потом в отместку меня и убила?

— С ошейником бы не убила. Но вот как рабыню, с такими навыками, вы бы её точно не продали. А вот как повариху, служанку и шлюху — зараз. За такую много выручить можно.

Морна дико рассмеялась.

— Раскусил ты меня. И что дальше?

— Вы не считаете, что поступили не справедливо с ней?

— Не справедливо? Она меня пыталась убить, а я должна была ей спасибо сказать за это? Росса помниться приходила ко мне за книгою «Мастера наказаний». Видимо из-за нехватки времени, и тому, что я лицезрела в «Скучающем принце», ты не успел прочитать дальше главы «Привилегии». Там дальше, есть свод законов города и полный список наказаний. Можешь сам выбрать, что хочешь вместо рабства. Раздавить кисти молотом, как воровке, например. Нравиться? У совета города было много подобных идей, как поступить с ней в рамках закона, но ректор Финдесаил, можно сказать, выиграл для меня право сделать выбор, как за пострадавшей. Ну как по твоему теперь? Я правильно поступила?

Я молчал, склонив голову.

— Можешь не отвечать. Понимаю, что гордость не позволит вслух признать это. Так как всё-таки с ней поступишь?

— Пусть остается со мною. С такими навыками она очень мне пригодится — демонстративно поцеловав Россу в щечку, ответил я. — Тем более она мне нравиться. С первого же заработка обязательно освобожу её от рабства.

Морна шлепнула меня по плечу.

— Какое благородство, вы только подумайте?! — издевательски произнесла она — Глупеньки мальчик! Зачем тебе её «свобода»? Продолжаешь чувствовать себя виноватым перед нею? Хочешь тем самым искупить вину? Брось! Она сама пошла на это, зная о последствиях. И заслужила то, что заслужила.

Повисла пауза. Мы, молча, смотрели друг на друга: Морна в ожидании моего ответа, а я когда ко мне прейдут силы, что бы высказаться. Сделав глубокий вдох, я решился и продолжил диалог:

— Учительница?

— Да дорогой?

— К слову о ней... — я говорил, проглатывая слова — Помните вы говорили, что это путешествие пошло мне на пользу.

— Спокойно, спокойно. Продолжай — приговаривала мне Морна, видя, что я нервничаю.

— Оно пробудило во мне воспоминания о детстве, о той войне. Вы же знаете я тоже сирота, как и она? Я смутно помню лица родителей, друзей и знакомых. Но помню, что среди тех, кто был со мною рядом было много «нелюдей». И мне кажется, что я знал Россу, уже тогда будучи маленьким мальчиком. Рядом с ней я чувствуя себя гораздо лучше. Возможно, я и вправду поступил по глупому, там, в «Скучающем принце», но у меня не так было много времени что бы хорошо обдумать свои действия. И я решил, пойти наудачу. Присутствие Россы предавало мне уверенности в себе и, по-моему, это не случайно. Когда она рядом мне кажется, что у меня всё получится, что всё будет хорошо я готов рискнуть и плевать на то какие могут быть последствия. Такое ощущение, что нас, что-то связывает. Но что и почему я не могу понять.

Когда я закончил Морны уже не было рядом. Она словно испарилась. Посмотрев ещё недолго в окно, я заснул. Настоящим сном. Возможно?!

P. S. *В качестве воспоминаний главного героя использован отрывок из стихотворения Сергея Калугина «Das boot».

E-mail автора: Yuribk@bk.ru