Наверх
Порно рассказ - Миленький волчок
Я вернулась с работы. Настроение было чудесным. Сегодня мужчинка с работы предложил встретиться. А вчера бывший звонил и тоже предложил продолжать отношения, упрашивал оставить в силе нашу поездку. Собственно, мы должны были поехать сегодня. Но что я не видела в этом Хельсинки? А ему, конечно, очень хочется получить меня на все выходные в отеле. Вот еще! Я его, конечно, еще помурыжу, может быть, даже схожу на свидание, но новый роман, пожалуй, предпочтительнее. А может еще и передумаю. Во всяком случае хочется попить соков и у того и другого.

Я скинула шубку, разулась. Потом послала чмоки своему отражению. Из зеркала на меня смотрела насмешливая мордашка с ясными глазками, пухленькими губками и с черт знает чем на голове после мехового капюшона. Еще больше взлохматив свои светлые волосы, я состроила моську.

— Что страшно? Бу!

Рассмеявшись, я пробежала в комнату, чтобы завершить раздевание. В квартире было жарко, поэтому я скинула с себя все, кроме трусиков. Напевая, я покрутилась перед зеркальным шкафом. Хороша девочка! Стройненькая, ножки длинные, а если еще вот так встать на пальчики... Крутнувшись на месте и обернувшись через плечо, я в такт песенке покивала головой: м-м-м... какая аппетитная попка! И я звонко приложилась ладонью к попочке. Потом я снова повернулась, взяла груди в ладони и приподняла их к подбородку. Чуть подвигав плечиками и покрутив корпусом, я с удовольствием поразглядывала тугие шары в плену собственных пальчиков. Потом на пробу тронула себя за соски. Уф, это было хорошо. Может быть, взять фаллос, встать попкой к зеркалу и немного помастурбировать? Посмотреть, как в меня входит розовый член? Мои пальчики проникли в трусики, нащупав лепестки... Нет, пожалуй, попозже. Сейчас меня ждет вчерашний салатик и...

И тут за моей спиной возник силуэт. Мужчина вынырнул откуда-то бесшумно и неожиданно, словно материализовался из воздуха.

Упс! Я уперла руки в бока и повернулась. Неужели какой-то мой сумасшедший поклонник? Еще в отражении я разглядела, что мужчина недурен собой, немаленьких габаритов, но одновременно поджарый. Было в нем что-то от матерого волка. Особенно неуютно становилось от хищного прищура темных глаз. По спине прошла холодная изморось, коленки задрожали, но я выпятила вперед груди и поперла на незнакомца. А что мне оставалось? Испуганно визжать, прикрываться и смущаться? Ну, уж нет! Тем более, у меня было, что показать. Может быть не в плане крутых объемов, но уж в плане красоты, аккуратности и женственности — это точно.

— Так-так-так... И кто у нас здесь? Как Вы попали в мою квартиру?

Мужчина сцапал мое плечо, да так, что я пискнула. Пальцы были стальными. Такими бы за соски взяться... М-м-м... Мое эротичное видение было грубо развеяно нешуточной угрозой в жестком лице.

— Ты с кем разговаривала? Я проверил, никого больше нет.

— Ох-ох, а что, принцессам нельзя с собой поговорить? — я кокетливо надула губки.

— Значит, ты одна, принцесса?

— А если я одна, то Вам никто не помешает меня изнасиловать?

Я не собиралась провоцировать этого хищника, но что-то такое смутное блуждало в моей головке.

— Не собираюсь я тебя насиловать.

Это как это? Я даже бровь изумленно приподняла. Это что это? Нет, я не собиралась покорно отдаваться. Я бы визжала, брыкалась, царапалась и кусалась. Посмотрела бы, как у него получится с такой норовистой кошкой, как я. Может быть, и уступила бы, в конце концов, грубой силе. Но попытку-то хотя бы такой брутальный мужчина должен был сделать? С полуголой девицей в крохотных трусиках?

— Ну, и пожалуйста, — я надулась уже всерьез. — Тогда и не получишь ничего!

— Я много потерял, — усмехнулся мужчина, оттянул указательным пальцем край моих трусиков и заглянул туда. — И вообще, чего я там не видел?

— Ах, вот как? — я снова приподняла бровь, но уже скептически. — И все-таки ты заглянул! Ну, и как, понравилось увиденное?

Мужчина хмыкнул и толкнул меня на диван. Я взвизгнула, приземлившись пятой точкой на подушки.

— О-о-о, ты приступаешь? Я уж думала, ты никогда не сообразишь, что надо делать!

Я удобно устроилась на диване, вытянув одну ножку, а другую изящно подогнув под себя. Подперев подбородок пальчиками, я чуть прогнулась, чтобы мои грудки выгодно смотрелись.

Мужчина, не обратив на мою сексуальную позу никакого внимания, откатил дверцу шкафа и принялся рыться в моих вещах.

— Ты что просто грабитель? Ограбишь и смоешься? Или ты фетишист? Если чо, трусики на третьей полке, бюстики там же. Если хочешь понюхать, то в корзине для белья пара валяется.

— Заткнись, озабоченная... Принцесса...

— А-а, ты хочешь надеть на меня чулочки и трахнуть фаллоимитатором? Первое — на нижней полке, второе — на верхней.

— Уймись, а то рот заткну.

Я хотела спросить «Чем?», но подумала, и вправду веду себя как шлюха. Но взгляд с хищным огоньком запал в сердце, да и жесткая хватка сильных рук до сих пор жгла плечо.

Я с досадой схватила думку и запустила в широкую спину, сложив затем руки на груди. Все, не фиг больше пялиться на мои сиськи. Хорошего понемногу!

Мужчина на миг обернулся, скользнул по моему телу равнодушным взглядом и вновь принялся рыться на полках.

— Тебя вообще не должно быть здесь!

— Интересно, где это я должна быть?

— В Финляндии.

— Ты что же еще и квартиру прослушивал?

— Да. Еще могу тебя обрадовать, я здесь пробуду, пока не сделаю работу. Надо выследить кое-кого. Это может занять час, а может и несколько суток.

— О-о-о! — Мои глаза расширились до невозможности. — Так ты наемный убийца? Так ты мне все рассказываешь, потому что меня убьешь? А уже потом изнасилуешь?

— Все-таки я тебе рот заткну.

— Чем? — все же не удержалась я.

По всей видимости, я его достала. Он резко повернулся и метнулся ко мне. Он перетек от шкафа вроде плавно и неспешно, но едва уловимо для глаз. Я не успела ойкнуть, как грубая рука схватила меня за промежность. И сделать это ему было просто — я лежала, хоть и не с развратно раздвинутыми ножками, но очень непринужденно, втайне надеясь, что на мою киску, выгодно обрисовываемую тонкими трусиками, обратят внимание.

В общем, мужчина только что стоял у шкафа, а через мгновение я ошеломленно поняла, что в мою киску входит его палец вместе с тканью. Уж этого я не стерпела. Возмущенно ойкнув, я схватила широкое запястье. Ага, щаз! Наверное, проще сдвинуть руку какой-нибудь статуи, чем руку этого мужчины!

Какое-то время мы сверлили друг друга глазами. Я пыталась избавить свою бедную киску от чуждого присутствия, а он просто держал меня, пришпиленную за промежность к дивану. Хотя я уверена, что если бы захотел, он мог бы меня без усилий поднять прямо за пизденку. Впрочем, я была совсем не против вторжения. К тому же мои грудки вновь предстали во всем голом великолепии перед его взором. В общем, я не жаловалась, и, когда он меня отпустил, я обиженно захлопала глазками и едва не пустила слезу. И это все?

— Поаккуратней, принцесса, а то и правда мне придет в голову сделать с тобой что-то такое. — Мужчина неопределенно покрутил пальцами в воздухе и вновь направился к шкафу.

«Вот балбес-то!» — подумала я, торопливо поправляя трусики. Я была в шоке то ли от того, как ведет себя мое тело, отвечающее этому самцу, то ли от того, что посторонний мужчина так резко приступил к интимным действиям в отношении меня, любименькой принцессы. Нужно скорее определяться!

А он нашел, что искал и повернулся. В его руке была полупрозрачненькая вещица, если честно, мною давно позабытая. Я терялась в догадках, зачем она ему? Не всерьез же он будет ее на меня надевать?

— Нет-нет-нет! Только не в этом! Эта вещь вся из синтетики! Она же хрустит даже!

Однако у мужчины были свои планы. Он достал нож и одним взмахом располовинил вещь.

— Упс... — от удивления я даже не возмутилась испорченной вещи.

А мужчина подошел ко мне и взял за руку. Я все еще пребывала в удивлении, поэтому даже не вставила никаких комментариев по поводу открывшейся перед мужчиной голой груди. А когда я попыталась с придыханием сказать «Да, дорогой!» и постараться, его рука задела оголенную вновь грудь, мужчина быстро завязал разорванную ткань на моем запястье. Я еще сидела как дура с прогнутой спинкой, выпяченной грудью и томным взглядом, и в то же время уже была привязана вторым концом бывшей вещицы к батарее.

— Аргх... Апт... Утт... О-о-о-о! — в моем словаре временно оказались одни междометия. Сказать, что я была разочарована, значит не сказать ничего! Мало того, что мужчина в очередной раз не обратил ни малейшего внимания на мои прелести, так еще мои передвижения оказались ограничены диваном и метром вокруг. И что толку, что в него полетела еще одна думка?

Я обозрела количество оставшихся снарядов. Оставалось еще две подушечки. Я обиженно прижала обе к обнаженной груди и принялась наблюдать за мужчиной.

Он откинул штору, достал треножник, установил его. Потом на треногу взгромоздилось сооружение наподобие телескопа и, наконец, он прильнул к окуляру.

— Да ты извращенец! — фыркнула я. — Рядом с тобой такая девушка, полуголая, а ты в трубу смотришь на переодевания других...

Мужчина на мгновение отвлекся от своего занятия и зло на меня взглянул:

— Ты хочешь, чтобы я реализовал твои фантазии?

Я судорожно сглотнула, покрепче придавив подушки к себе локтями. Оказывается, страшно дергать тигра за усы!

Какое-то время мужчина наблюдал за неведомым объектом, а я ерзала на диване. Наконец я не выдержала, ну, невозможно же вот так просто сидеть рядом с таким притягательным мужчиной, да еще осознавая, что почти вся открыта для его взглядов.

Покусав губку для верности, я выдала:

— Я хочу писать!

— Что-о-о?

— Э... э... э... Ну, так... Немножко. Впрочем, уже прошло! — Я попыталась спрятаться за думки, осознав, что они снова обнажили грудь только, когда мужчина встал и подошел.

— Так я и знал, когда услышал тебя в прихожей, что начинаются проблемы.

— Проблемы — мое второе имя, — проворковала я, невинно хлопая глазками, потому что мужчина озадаченно переводил взгляд с батареи на мою руку. Узлы были затянуты на совесть, и их было не развязать. Я уже попробовала.

Впрочем, мужчина думал недолго. Он снова достал нож. Поначалу, взглянув на выражение его лица, я подумала, что он собирается оттяпать мне кисть. Но он только усмехнулся, глядя на мои расширяющиеся от ужаса глаза, и полоснул по многострадальной ткани.

Мужчина взял меня под локоток и поволок за собой. Что характерно, ни один из нас не обмолвился о том, что мне неплохо бы одеться.

Стянув в туалете трусики, я примостилась на унитаз. Несмотря на то, что мой взломщик передвигался бесшумно, меня не покидало ощущение, что он находится рядом. Немного поразмыслив, я храбро зажурчала.

— Ну, все, выходи, — раздалось с той стороны.

— А вот и не выйду, — я показала язык дверной ручке.

— Хорошая идея! Я сейчас подопру чем-нибудь дверь и займусь, наконец, работой...

— Не-не-не! — заверещала я, торопливо промокая себя Зевой и натягивая трусики. Была шальная мысль оставить трусики в туалете. Но уж слишком провоцировать мужчину я побоялась. Мало ли что...

Меня повлекли обратно. Я искоса пыталась разглядеть, реагирует мужчина хоть как-то на полуобнаженную блондинку с завлекательными формами. Получалось, что нет! Бесчувственный болван! Ну, погоди!

— А еще я проголодалась!

Я встала как вкопанная. Мужчина от неожиданности даже отпустил мой локоть и по инерции сделал пару шагов. Когда он повернулся, я уже стояла, скрестив руки под грудью (чуть сдавленные со всех сторон они должны были смотреться еще аппетитнее и соблазнительнее) и упрямо вздернув подбородок.

Его движения я опять практически не разглядела, когда вдруг оказалась плотно прижатой к стене. Доступ кислорода был полностью перекрыт, а ребра и позвоночник затрещали. Лицо мужчины с угрозой нависло надо мной, в его глазах разгорался опасный огонек. Хотелось запищать от страха, но я неожиданно для самой себя обвила руками его поясницу и впилась ртом в жесткие губы. Откуда-то возникло жуткое желание охватить ножками мужское бедро и поелозить киской. Но, увы, его бедра охватывали мои так, что я даже пошевелиться не могла. Поэтому все, что оставалось — прижиматься животом к его паху. Ощущения мне понравились: определенная твердость ощущалась. От избытка чувств при таком открытии я даже куснула мужчину за губу.

Это было ошибкой! Мужчина, отвечавший на поцелуй хоть и несколько скованно и сдержанно, но без сопротивления впустивший мой игривый язычок, вдруг дернулся и резко отстранился. Его рука ткнулась мне между грудей, и я оказалась прибитой к стене, да так, что лязгнули зубы. К тому же мой затылок хорошенько приложился к бетону.

Впрочем, я почти не обратила на это внимания и попыталась переместить крепкую руку на грудь. К моему изумлению мне это удалось, и вот моя упругая плоть наполняет горячую ладонь. Не знаю, почему, но мужчина позволил мне сделать такой финт, чуть ослабив хватку, а потом вновь усилив нажим.

Грудь, казалось, сейчас сплющится или лопнет под этим прессом. Давно набухший сосок твердо и сладко вдавился, посылая недвусмысленные сигналы в промежность сквозь весь завибрировавший организм. Кажется я мокрая...

— О-о, дорогой, наконец-то ты пошел правильным путем!

Воздуха в легких не было, поэтому я выдала это томным полушепотом. Мне хотелось еще вдавиться сладко ноющей грудью в жесткую ладонь, но и так моя спина хрустела. Еще немного и бетон покрошится!

Однако, когда мужчина резко отдернул руку, я на мгновение испытала острое разочарование. На миг в его глазах мелькнула паника, или я не я! К сожалению, панику сразу сменила холодная ярость, и меня поволокли в комнату. Нет, я, конечно, сопротивлялась. Я раскорячивалась в дверном проеме, я цеплялась за косяк, я верещала: «Да после такого ты должен на мне жениться, не то что накормить!»

Боюсь, он даже не заметил моих попыток воспрепятствовать продвижению вперед, и скоро я заняла свое законное место на диване, привязанная, как прежде. Вот только «веревка» стала еще короче. Думки тоже возвратились на место. Плюс я подтянула колени к подбородку и обвила их руками. Некоторое время я размышляла, может мужчина увидеть мою обрисованную тканью пизденку, и не намочила ли я трусики. И будет ли хорошо, если он увидит проступившую влагу.

Обычно в таких случаях я ставила прокладку, особенно в светлой одежде, но, во-первых, где шкафчик в ванной, где сумочка, а где я; а во-вторых, ну, увидит, вдруг это будет последней каплей? Я представила, как мужчина набрасывается на меня, как трещат мои кости, как стонет диван под нами. Я поежилась — по спине прошел морозный холодок... Однако внизу живота сладко потянуло, и я протяжно вздохнула. Чего больше было в этом полустоне-полувздохе — страсти или страха, я пока не определилась сама.

Зарывшись мордашкой в подушки, так что над краем торчали только глаза, я следила за движениями мужчины. Его движения были скупыми, точно рассчитанными. А еще в нем чувствовалась хищная грация, бесшумная и пугающая. Жаль только в мою сторону он ни разу не взглянул, то склоняясь над «телескопом», то записывая что-то в блокнот, то присаживаясь к приборчику у ног. Это начинало бесить! Не так много мужчин могут похвастаться тем, что я их пытаюсь соблазнить и запрыгнуть к ним в постель. Впрочем, едва я прикрывала глаза, как вспоминался поцелуй. И мое сознание улетало в грезы о жестких губах, нехотя уступающих моему напору. И я была готова снова простить этому самцу его холодность...

Наконец, мне надоело пялиться на мужчину и изображать безмолвного свидетеля. Предпоследняя думка проделала путь до головы мужчины, а я лениво потянулась под обжигающим взглядом, сулящим мне одни неприятности (в конце концов, он все открывшееся уже видел), и проворковала:

— Мне скучно, дорогой. Развлеки меня!

— Я сейчас свяжу тебя по рукам и ногам, а рот заткну!

— О, ты любишь, чтобы женщина была жертвой? О, мой хозяин, я — твоя рабыня. О, свяжи меня и сделай, что задумал!

Мужчина сделал угрожающее движение в мою сторону. Увидев выражение его лица, я пискнула и вновь прикрылась подушкой. Бр-р-р... С него станется, еще и правда, свяжет!

Сглотнув от страха, я немного поэкспериментировала с оставшейся думкой. Маленькая подушка упорно не хотела закрывать обе груди, то один сосок вызывающе торчал, то другой... Плюнув, я сбросила подушку вниз и расположилась в непринужденной позе. Все равно, он не обращает на полуголую красотку никакого внимания, так зачем же прикрываться? Фи, кого я тут обманываю, разыгрывая целомудренность?

И вообще пошел он куда подальше! Кто он для меня? Просто мебель! Вот и будем исходить из этого. Перекатившись по дивану, я дотянулась до лентяйки и включила телевизор.

Почти в тот же миг мужчина метнулся в мою сторону. В этот раз я была почти готова и успела отскочить на другой край дивана. Успела? Фигушки там. Хищник возвышался надо мной, сжавшейся в комочек от страха на самом краешке. В этот раз даже запищать не удалось — горло было перехвачено страхом.

Мои глазки наполнились влагой, губки задрожали:

— Ты меня напугал!

Я обиженно выпятила нижнюю губку.

Обычно на мужчин это действует убойно. Сработало и сейчас. Готовый меня придушить мужчина выпрямился. Мне даже показалось, что он заскрежетал зубами. Когда же он поймет, что его невнимание не останется без последствий? Ну, почему мужчины такие непонятливые?

Что-то проворчав, мужчина повернулся и наклонился поднять лентяйку. М-м-м-м... Какая попка!

Впрочем, мужчина выпрямился, лишив меня зрелища туго обтянутой тонкими брюками задницы, а заодно и телевизора, нажав кнопку на лентяйке.

— А как тебя зовут? — и поспешно вытянув ладони в защищающемся жесте, я добавила: — Ну, скажи, а я тогда замолчу. — Мужчина на мгновение задумался. — Надолго замолчу.

Получив задумчивый взгляд, я услышала:

— Серый.

— Сереженька... — томно проворковала я, кокетливо стреляя глазками. Я чувствовала, что нарываюсь, но ничего поделать с собой не могла. К моему удивлению, мужчина пожал плечами:

— Нет, это кличка. Типа, волк.

Точно! Поджарый битый волчара, с широкой грудью и взглядом безжалостного убийцы.

— А...

— Ты обещала помолчать.

Я сложила большой и указательный палец, оставив маленькую щелочку, прищурила один глаз, поднеся пальцы к лицу.

— Ну, вот столечко?

— Нет.

— Ну и пожалуйста!

Я в очередной раз надулась и заткнулась, почувствовав, что Серый на пределе, и я сильно рискую свободой.

Потекли странные минуты. Я любовалась своим захватчиком, он по-прежнему «работал», не обращая на меня внимания.

Однако женский организм остро требовал поучаствовать в его личной жизни. Между ножек все сладко вибрировало и требовало немедленного вмешательства.

Искоса поглядывая на Серого, я слегка развела колени. Эх, жаль, постель не разобрана. Под простыней вполне можно было бы заняться своими нуждами, не опасаясь быть спаленной. Впрочем, с его вниманием к моей персоне это не проблема. Я даже позу менять не стала. Как лежала на боку, так просто чуть больше отвела колено и потихоньку забралась в собственные трусики. Ух! Кусая губы, я едва сдержала стон, когда ногти коснулись чувствительных лепестков.

Бросив настороженный взгляд в сторону Серого, я немного выждала, пока сердечко немного замедлится, а дыхание хоть чуть-чуть выровняется. Пальчики поползли дальше. М-м-м-м, я была очень влажной, под пальчиками едва не хлюпало. О-о-ох! Громкий выдох вырвался против моей воли, когда я вошла в себя. Кусая губки, я приласкала клитор, поласкала уголок киски, снова проникла в жаждущую влажную глубину. Мои бедра непроизвольно двинулись вперед, словно подставляя пизденку под пальчики. Меня выгнуло на диване, я касалась обивки только плечом и коленом, выгибаясь навстречу чудесным ощущениям. Моя головка склонилась и повернулась, моя нижняя губа страстно прошлась по плечу. Казалось, это помешает мне стонать в голос. Осталось взяться за сосок, покатать его в пальчиках, сдавить как следует...

— Прекрати!

— А? Что?

Резко вырванная из улетных ощущений, я недоуменно захлопала глазками.

— Кто здесь? — попыталась я уклониться от объяснений за грубоватой шуткой.

Однако я уже понимала, что попалась. Видимо все же застонала слишком громко.

А это что?

— Упс!

Это было ужасно — по бокам моих трусиков торчали указательный палец и мизинец с ярко-красным маникюром. Душа ушла в пятки от испуга, а мордашка залилась краской смущения.

Однако я вызывающе вздернула подбородок, неторпливо шевеля кистью в трусиках.

— Я тебе помешала? И тебе не стыдно, что девушка в таком состоянии? И... ааа... ну-у-у...

Серый так на меня посмотрел, что мое желание было прибито. Вместе с желанием нарываться на неприятности, обещаемые его взглядом.

В общем, все вернулось к обычной диспозиции: привлекательный мужчина, занятый своими странными делами, и красивая полуголая блондинка, надутая и чуть испуганная.

Через какое-то время я начала елозить, вздыхать, ерзать и то и дело менять положение тела. Было и скучно, да и женская суть давала себя знать. Пару раз меня посещала мысль возобновить то, что было так грубо прервано. Но каждый раз я глядела на Серого и только недовольно хмурилась.

И он не выдержал первым. Мужчина моей мечты выпрямился и поглядел на меня. В его взгляде была хитринка и какой-то еще огонек. Мое сердечко понеслось вскачь, потому что этот огонек не был зловещим или недобрым. Скорее это было похоже на пробуждавшуюся страсть.

— Ладно, можешь сделать то, что хочешь. Только очень прошу — не мешай и потише. Я сейчас важные вещи слушаю. — Серый ткнул пальцем в наушник в своем ухе.

— Правда можно сделать, что я хочу? — хитро сощурилась я, едва не облизываясь.

— Да-да.

По-моему я метнулась не хуже этого тренированного самца. Вот я была на диване, а вот уже стою на коленях перед Серым. И пусть одна рука чуть на отлете — «веревка» была все еще привязана к батарее почти на другой стороне комнаты. Но, тем не менее, я уже прижалась к мягкой ткани щечкой. О, чудеса! Там было все ужасно твердое. Бедняжка, намучался, наверное!

Я боялась, что меня остановят, но Серый впал в ступор, и пока он тормозил, я ловко расстегнула молнию. Задыхаясь от нетерпения, я торопливо запустила руку за край трусов. Под моими пальчиками оказалась нешуточная твердость, перевитая жгутами вен. И наконец, я освободила из противного плена одежды огромного красавца. Хотелось любоваться великолепным орудием, сочетавшим мощь и великолепие. Член просился мне в ротик так, что даже подрагивал в предвкушении. И мои губки вобрали багровую головку. Я уже не спешила. Уж с членом в моем ротике мужчина не сможет меня остановить. У него были последние мгновения, но он то ли протормозил, то ли уже был заворожен видом блондинки, восторженно рассматривающей открывшееся зрелище.

Я немного пососала самое навершие, потом, простонав, заскользила губками колечком по стволу. Потом наверх, чтобы губы расположились на оконечности, словно в поцелуе. Моя свободная рука нежно мяла твердые накаченные спермой яички.

Я вытащила член и, нежно прижавшись к нему щечкой, поглядела верх:

— Я же не буду мешать? — Я невинно захлопала ресницами. — И буду делать все совсем-совсем тихо.

Я снова захватила член ротиком и принялась усердно двигать головой. Ствол был такой напряженный и жесткий, что я действовала только ротиком. Я сосала, дрочила его одними губками, иногда вытаскивала и проводила губами по всей длине сбоку, до самых яичек. Я кончиком язычка пыталась проникнуть в дырочку, я закладывала огромную головку за щеку. Иногда моя рука уступала место губам, и я посасывала и яички. Впрочем могучего красавца без внимания не оставляла и ласкала его рукой, всего скользкого от моей слюны и собственной смазки. Иногда я вцеплялась в основание и водила членом, словно маятником, чтобы он скользил сначала по одной моей щечке, потом по губам и носику, потом по другой щечке.

Жаль, моя вторая рука была все так же надежно привязана, а то бы я нашла ей местечко в собственных трусиках. Впрочем, я и так в один из пикатных моментов, когда головка была глубоко в моем горле, ощутила небольшие толчки между бедер. Я застонала, с жаром посасывая, кажется, все увеличивающуюся в размерах головку. Жаль маленький оргазм произошел слишком поздно, и в голове не прояснилось на несколько мгновений раньше. Я слишком увлеклась вожделенным органом, до которого дорвалась вопреки всему. Превратившись в слабо соображающую самку, ублажающую своего мужчину, я пропустила момент, когда Серый напрягся. Кажется, он даже пытался отстранить меня, но я пропустила и этот момент. И мужской орган начал сокращаться прямо в моем ротике. Это было настолько неожиданно, что, инстинктивно проглотив первую порцию раскаленной вязкой жидкости, я ойкнула и отстранилась. Это было большой ошибкой, потому что терпко пахнущая сперма мгновенно забрызгала все лицо, метя куда угодно, в том числе и в удивленно раскрытый ротик. Я автоматически сглатывала то, что накопилось, а у самой были два вопроса: «Это что? Это как?».

Моему возмущению не было передела! Ладно, пускай меня оставили без вагинального секса, пускай у меня не было полноценного оргазма, но зачем мне кончили на лицо?

Однако я не успела выплеснуть свое несогласие с возникшей ситуацией, как на затылок легла тяжелая рука и толкнула меня прямо на все еще гордо возвышающийся передо мной член. Я едва успела раскрыть ротик пошире и снова оказалась с членом во рту. Только он теперь имел восхитительный привкус свежей спермы.

— Высоси его, Принцесса, досуха. Твои губки такие сладкие, что я еще не могу от них оторваться.

М-м-м... Ладно! Отодвинув на время возмущение, я разомлела и принялась с нежностью выполнять то, о чем меня попросили.

— Ты пойми, Принцесса. Я боюсь к кому-либо даже привязываться, а ты вызываешь во мне такие чувства, что у меня может вообще снести башню. — Оу, там наверху, видимо, тоже разомлели от моих нежных губ, мягко обрабатывающих все еще твердую плоть. — Так что хорошо, что так все получилось, я теперь смогу соображать немного и держаться от тебя подальше.

— Дурак! — я высвободила свою головку из захвата руки, а мужскую головку — из своих губ.

— Идиот! — я с размаху стукнула кулачком по раскачивающемуся передо мной столбику члена.

Получилось удачно. Похоже, я попала разом и прямо по мясистой головке и хорошо приложилась по яйцам. Во всяком случае, мужчина с ревом рухнул на пятую точку и скорчился в позе зародыша.

Ругаясь нехорошими словами, я вскочила, выхватила у Серого нож, обрезала «веревку» и бросилась в ванную.

— Только попробуй меня остановить!

Скорчившийся на полу мужчина только что-то промычал.

Я постояла под душем, поплакала. Потом надела новые трусики. Они были шортиками, пусть и полупрозрачными, но все же не такими вызывающими, как предыдущие. Зачем мне теперь кого-то провоцировать? Впрочем, немного подумав, я не стала надевать халатик. Пускай видит, от чего отказывается! Может, мое полуобнаженное тело заставит его еще помучиться! Вдобавок я немного подкрасилась, будешь у меня страдать!

Я вернулась, вызывающе покачивая бедрами, демонстративно привязала себя. И зло прищурившись, искоса метнула на мужчину презрительный взгляд. Он ответил улыбчивым взглядом с по-прежнему опасным огоньком. Только он теперь не пугал, а заставил снова потечь. Я даже пожалела, что гордость не позволила мне надеть черные чулки с такими же кружевами, что и трусики. Ведь он мог подумать, что я его снова добиваюсь! К тому же этот взгляд был таким желанным, что я вновь начала таять.

Прошло еще полчаса. Я то порывалась заплакать, то жадно следила за Серым, невозмутимым и недоступным, ставшим лишь еще желаннее и ближе с этим потерявшим жесткость взглядом. Да и то сказать, его член уже побывал в моем ротике!

Наконец Серый достал мобильник.

— Шеф, клиент готов. Записи я вам скинул с ноутбука. Документы у него в сейфе, можете вызывать ментов. Да, шеф, еще... Я беру пару недель отпуска.

Я тут же навострила ушки. Мне показалось или?..

— Да тут взял одну заложницу невоспитанную. Потом объясню...

— Это почему это невоспита... А-а-а-а!!!

Я опять пропустила момент его броска. Завизжав, я очутилась под тяжелым мужским телом. Удар был так силен, что мы покатились на пол. Все как я мечтала — на меня набросились, мои кости трещат, вот только не диван, а половицы под паласом стонут от мужского напора.

Между тем, мужчина подсунул руки под мои ягодицы. Хр-р-р. Трусики лопнули на ягодицах словно марлевые. Хр-р-р-р. Серый проделал с трусиками то же самое спереди. Я оказалась в двух половинках трусиков, словно в подвязках. Интересно, он заранее продумал такую тактику? А еще я была бесстыдно раскрыта перед самцом, нетерпеливо тыкающимся в мою киску горячей головкой.

Так меня насилуют? Или как? О-о-о, придется брать собственное изнасилование в собственные руки!

Я не могла больше терпеть и, просунув руку между нашими телами, поспешно направила член в гостеприимно раскрытую пизденку. Мужчина двинул бедрами и засадил мне по самые яйца. Он был большим, я узкой, но мы были все в собственных соках, и проникновение оказалось резким и неумолимым. Стон еще только зарождался во мне, член еще только подходил к матке, а Серый склонил голову к моей груди и впился и губами и зубами в сосок. Стоная, я выгнулась навстречу безжалостному рту и запрокинула голову, счастливо улыбаясь. Это было последнее чувство, которое я помню, не напоминающее животную страсть самки, отдающейся своему самцу.

Я казалась себе кроликом, попавшим в зубы волку. Серый елозил мной по паласу, трепал, словно тряпичную куклу. Его руки то стискивали мою попку, подбрасывая ее вверх, прямо на железный член, то он привставал и мял поочередно мои груди. А иногда он выходил и припадал к моей пизденке ртом. Я тогда упиралась ступнями в его плечи и приподнимала бедра навстречу жадным губам и языку.

Затем меня бросили сиськами на сиденье дивана. Я услужливо прогнулась, ожидая своего мужчину. Ожидание было кошмарным — он еще вздумал полностью снять одежду. Как я это выдержала? Но, наконец, меня единым ударом пришпилили к дивану, и гонка продолжилась. Меня наяривали, то мощно и глубоко вбивая член, отчего мои колени отрывались от пола, а попка подлетала на 10 см, то быстро и часто охаживали. Когда Серый ненадолго останавливался, я раскачивала бедра вправо-влево, ощущая, как ворочается во мне огромный член.

Кончала я почти безостановочно. Едва проходил один оргазм, и я начинала заниматься мужчиной — бралась за его яйца и задавала ими темп, или сжимала пальцы на жестком скользком стволе, гладила литые бедра, как меня снова накрывало могучей волной, и я переставала соображать. Впрочем, мужчина не возражал и продолжал долбить измочаленную, предоставленную в его полное распоряжение, пизденку.

Наконец, Серый не выдержал и, зарычав, как дикий зверь, выпустил в меня жаркую струю... Моя пизденка словно пила упруго бьющую изнутри сперму, я забилась на глубоко проникшем члене, кончая из последних сил.

Но это было еще. Серый подхватил меня на руки, положил на диван на бок, пристроился сзади и снова вошел. Только теперь он обладал мной нежно и не спеша. Я бы и не выдержала по-другому. Его руки путешествовали по моему телу от шеи до голенького лобка, растирая по нему сперму и соки, натекшие из меня, когда я стояла раком. К губкам я его не пускала, они были так истерзаны, что сил перетерпеть новую ласку не было. Тем не менее я кончила еще раз, когда мужчина требовательно повернул мою голову и, слегка перегнувшись, принялся со мной целоваться. Я сосала его язык, и меня продернуло еще раз. Серый терпеливо выдержал мои сладкие конвульсии, даже выдержал, когда я нешуточно прикусила его губу зубками, и продолжил не спеша меня иметь. Так я и уснула — с все еще вытекающей из меня спермой и мерно ходящим членом, лишь немного потерявшим в объеме. И последняя мысль моя была: «Крышу Серому я сорвала, надеюсь!»

E-mail автора: vicky_kud@bigmir.net