Наверх
Порно рассказ - Американская пленница
Тем летом я гостила у своего бывшего парня в Нью-Йорке. В США он учился в медицинском университете. Я не видела его уже год и поэтому была очень удивлена, когда он позвонил и пригласил меня приехать к нему в гости на пару недель. И хотя вся моя любовь к нему в то время уже прошла, я, не особо не раздумывая, согласилась приехать. Еще бы, такая возможность осуществить свою мечту и сэкономить кучу денег на отеле! В общем, я была на седьмом небе от счастья. Только вот по прибытию в Америку мое счастье быстро кончилось. Поначалу все было отлично.

Дружок мой показывал мне город, развлекал всячески, относился как к хорошей подруге. Но однажды он вернулся домой пьяным и с порога заявил мне, что проиграл меня в карты и, что я должна буду обслужить его друзей по полной программе. Я была в шоке, закатила ему истерику, спрашивала, как он мог, на что он заявил мне, что был полностью уверен в своей победе, и что ставить кроме меня ему было нечего, не свою же машину, в самом деле. Я впала в ярость и бросилась на него с кулаками, но он дал мне такую оплеуху, что я повалилась на диван и зарыдала. Он достал из аптечки шприц и сделал мне инъекцию, я отключилась.

Очнулась в машине, на заднем сидении между двумя парнями — негром и белым. При виде моего пробуждения они довольно переглянулись и продолжили обсуждать меня.

Черный взял в руку мои волосы и принялся разглядывать их, я дернулась и повалилась назад, в объятия белого. Он тут же сквозь платье принялся лапать мои груди.

— Бэби, да ты еще лучше, чем этот подонок нам описывал! Грудастая куколка-блондинка — это то, что надо! — воскликнул он на чистом русском.

— Ты говоришь по-русски? Отпустите меня сейчас же, я гражданка другого государства, вы не имеете права прикасаться ко мне!

В ответ он гадко заржал:

— Мы имеем право на все, бэби! И будем делать с тобой все, что захотим, «гражданка другого государства». Можешь считать, что ты моя собственность, я давно уже соскучился по русским телочкам. Не бойся, убивать тебя мы не собираемся, ну может Деррик и порвет тебя слегка, с кем не бывает! Так что не рыпайся — позабавимся и отпустим.

С этими словами он разорвал мое платье и вынул груди из лифчика, до боли сжимая их в руках.

— Какие сочные сиськи, бэби! Look at these boobs, Derrick!

Они принялись мять мои груди, один одну, другой другую, слегка оттягивая их каждый на себя. Грудь у меня большая, слегка висящая, с очень чувствительными розовыми сосками, которые сморщиваются от любого мужского прикосновения. Негр начал жадно сосать их, а потом больно куснул. Я вскрикнула.

— Да, кричи, сучка, меня это еще больше возбуждает, — белый с силой выкрутил мне сосок.

Хотя от боли я кричала и бешено сопротивлялась, я почувствовала, что киска у меня течет и жаждет продолжения. В тайне я давно фантазировала о том, как меня будут брать силой.

Вскоре машина остановилась и, напоследок укусив мой сосок, негр выволок меня из автомобиля. Белый вышел следом и машина укатила. Меня затащили в дом в одну из комнат и бросили на кровать. Я откатилась на край и постаралась закрыть руками свои налившиеся грудки с красными сосочками, за что получила затрещину от Деррика и отборную порцию мата на английском.

— Бэби, зачем ты прячешься, мне казалось, что такую шлюшку как ты возбуждает происходящее, разве не так? — он сдернул с меня трусики и провел рукой по киске, проникая внутрь. — Да ты вся течешь, сучка.

— Заткни свой грязный рот, скотина, и не смей оскорблять меня! — я и сама не ожидала от себя такой смелости. Он усмехнулся в ответ:

— Люблю женщин с коготками, бэби! Значит у меня грязный рот, малышка? А как тебе понравится, если мой грязный рот сделает так? — он кинулся ко мне, силой развел мне ноги и стал терзать языком мою киску, проникая во влагалище и покусывая клитор. Я принялась извиваться на кровати, сжимая ногами его белокурую голову и притягивая еще ближе к своей разгоряченной девочке. Долго так продолжаться не могло и, когда он вошел в меня, я растворилась в оргазменных судорогах, обзывая его последними словами. Вскоре он тоже кончил и рухнул сверху, придавив меня своим телом. Несколько минут мы лежали в полной тишине, слышно было только сопение дрочившего негра где-то сбоку.

— Деррик, сейчас поразвлечешься с ней, я камеру достану, — сказал, вставая, Белый. — Нужно непременно снять шедевр про нашу маленькую сучку. Телка, что надо, давно я таким не спускал!

Он достал из сумки на полу камеру и установил ее на штатив. — Приступай, Деррик, только попку не рви, оставим на потом.

Когда я увидела здоровенный черный член этого негра, я так испугалась, что соскочила с кровати, попыталась убежать, но меня, естественно, схватили и бросили на кровать. Деррик кинулся на меня сверху, раздвигая мне ноги. Он попытался толкнуться в меня своим членом, но он просто не входил, от страху я вся сжалась.

Тогда он облизал два своих толстых пальца и всунул их в мою киску, принялся трахать рукой, я стонала от каждого движения. Когда в меня стало входить уже четыре его пальца, он вытащил их и резко вбил в меня член, мне показалось, что он где-то у меня в животе.

Он стал яростно долбить меня этим чудовищем, растягивая мою нежную девочку до размеров, которых она прежде не ведала, заставляя меня морщиться и судорожно ловить воздух ртом. Негр сопел и рычал надо мной, работая как отбойный молоток, стараясь все грубее и глубже проникнуть в меня... Когда я почувствовала первый удар в матку, то завизжала, слезы сами хлынули из глаз.

— Не надо меня так, мальчики, больно, больно! Пожалуйста, не надо... !

Сама не знаю откуда, вдруг вновь появились силы вырываться, и я принялась царапаться и дубасить по черной махине, нависшей надо мной, но все было без толку, возможно, это лишь сильней распаляло его, как и белого, не отходившего от камеры позади нас.

— О да, визжи, рычи, девочка! Срывай голосок, как все трахнутые самки, — я слышала его тяжелое дыхание и явное удовольствие в голосе. — Блин, Деррик, ты ее всю загородил, не видно ни черта, ставь ее по-собачьи!

И меня перевернули, поставили на четвереньки, делая мою текущую, горящую огнем дырочку еще более доступной для громадины моего насильника. И этот незваный гость немедля вновь ее протаранил, заставляя набухшую матку сжиматься глубоко внутри...

Я уже потеряла надежду, на то, что он скоро кончит, когда неожиданно на помощь мне пришел белый, оторвавшийся, наконец, от своей камеры и расположившийся на кровати передо мной.

— Черт, какие у нее дойки, как трясутся... — он схватил мою раскачивавшуюся от сильных толчков грудь и потянул на себя, сжимая.

— Нравится тебе ебать такую молоденькую бело-розовую красотку, а, здоровяк? Вижу, что нравится... Ну-ка приподнимем ее, не лишай и меня удовольствия...

Он поднял меня за плечи, заставляя встать на колени, спиной распластавшись на торсе трахающего меня сзади негра.

— Шикарная... И с такими дойками... — он вновь сжал мою грудь, дергая ее за соски, будто коровье вымя. Соски, как обычно, прореагировали на мужские пальцы и тут же сжались в твердые холмики.

— Нравятся, когда с тобой играют, крошка? — он не унимался. Твой хахаль-задрот долго хвастался, какая ты горячая штучка. Что, общество нашего Деррика не располагает? Даже

не приласкал малышку, животное... — усмехнулся он, и с этими словами его рука вдруг опустилась вниз, туда, где черный продолжал грубо трахать меня. Пальцы проникли под раздвинутые губки и принялись теребить против моей воли набухший клитор. Вторая рука не оставляла мои соски.

Под его пальцами я забилась сильнее, потому что не желала, не хотела поддаваться непрошенным ощущениям, считая это еще большим унижением. Но мое тело, насаженное на большой, поршнем двигающийся член, горя под умелыми пальцами и взглядом второго похитителя, больше мне не принадлежало... Женская сущность уже сдалась на милость насильников, и видела в них теперь не пугающих преступников, а мужчин, которым хотела принадлежать и безумно отдаваться, сгорая от огня желания.

Я и сама не замечала, как мои стоны изменились с высоких и беспомощных на протяжные и глубокие, как изогнулась спинка, бедра сильнее прижимались к горячей черной коже Деррика, ловя каждый толчок, клитор трепетал под искусными пальцами, а боль внутри меня теперь граничила с наслаждением, все сильнее захлестывающем меня.

Скоро белый оттянул меня за волосы вниз, и я с готовностью подчинилась. Перед моим лицом раскачивался его член с блестящей капелькой спермы на крупной головке. Не знаю, либо я уже была готова на все, или мной еще двигала благодарность, но я сама открыла ротик и принялась теребить его губами, а потом обхватила рукой и стала сосать, не скрывая стонов и не забывая работать язычком.

— Непокорная сладкая сучка быстро учится, — он направлял мою голову рукой, — да, вот так, соси его, соси, как хорошо ебать такую в два смычка!

Я совсем потеряла голову от этих, новых для меня ощущений двух членов одновременно, мое тело раскачивалось между ними все сильнее, это Деррик на последних аккордах выплескивал на меня всю свою мощь. Мое тело безумствовало, крышу сносило от удовольствия, боли и ощущения себя полностью во власти сильных мужиков, которые могут бесконечно использовать меня, как пожелают... Я взорвалась, еще и еще раз... Почти сразу же за мной и они, сперма на спине, на ягодицах, стекает к истерзанной дырочке, на лице, на губах и языке...

Меня отпустили, я откинулась на бок, забываясь где я, с кем я, размазывала все по груди, животу, бедрам... Я, кажется, отключалась, когда где-то рядом услышала шепот.

— С посвящением, наша маленькая шлюшка. Для тебя все только начинается...

Продолжением следует.