Наверх
Порно рассказ - Катерина. Кипр. Часть 4
Новый день сулил ей новые приключения. Сегодня ей предстояло посетить знаменитый источник Афродиты. По легенде он купалась в нем и там мужчины услаждали ее. Она надела вчерашнее белое платье, которое было похоже на тунику, которую носили в Древней Греции. Несколько часов они с автобусом ехали до Пафоса, потом по проселочным дорогам до деревни Лачи. Маленькие деревянные ворота обозначали вход в купель. Гид Ставрос с широкой улыбкой помог всем выйти из автобуса, открыл ворота и они пошли по узкой тропе вверх. Он сразу обратил внимание на Катерину и крутился около нее больше всех. Она сразу поняла иго намерения, но так быстро сдаваться ей не хотелось. Вскоре они пришли на место. Большое озеро, погруженное в землю, обрамленное скользкими камнями. Над водой свисали ветки густой растительности. Ставрос рассказывал историю источника, упомянул об отношениях Афродиты и ее мужчин, указал на таблички запрещающие купание и омовение. Туристы задавали вопрос по истории, а Катерина смотрела на воду. Как она стекает по камням в озеро, смотрела как проглядывается дно сквозь прозрачную гладь.

Когда туристы начали уже расходиться, Ставрос шепнул ей на ухо.

— Хочешь искупаться?

— Нельзя же!

— Мне можно. — И подал ей руку.

Когда последний турист скрылся за поворотом тропы, он стал спускаться вниз, осторожно ступая по камням. Вода была прохладной, но не ледяной. Катерина окунула руки в воду, плеснула на лицо.

— Теперь ты как Афродита.

— Спасибо

Ставрос подошел к ней вплотную, положил руки на плечи, посмотрел в глаза.

— Моя Афродита...

Они стояли по колено в воде и целовались. Его поцелуи были нежными. Очень нежными, не так как у других. Его запах дурманил ей голову. Она обвила его шею руками, лаская шею и волосы.

— Пойдем отсюда. — Сказал он. — Скоро придет новая группа.

Они выбрались из источника, но не пошли по тропе, а поднялись сквозь деревья выше. Оказывается, над источником была небольшая каменистая поляна, со всех сторон загороженная кустами и деревьями, так что никто не мог их увидеть. Посредине лежал большой камень издали напоминающий то ли тахту, то ли кровать.

— То самое место Афродиты? — удивленно спросила Катерина

— Никто не знает наверняка. Здесь витает дух страсти и желаний. — С этими словами он подошел к ней спереди, снова взял за плечи и подвел к камню. Посадил на него и опять прильнул к ее губам. Внизу живота становилось тепло. Его сильные руки заскользили по ее плечам, по талии, по спине, спустились к ногам. Раздвинув их в стороны, Ставрос, не отрывая от них рук, задрал подол платья. Опустился головой к ее промежности, пальцем отодвинул в сторону край трусиков и коснулся языком пока сомкнутых половых губ. Катерина ахнула, откинулась назад, оперевшись руками и шире раздвинула ноги. Ставрос смог устроится удобнее. Он целовал ее между ног, как недавно целовал в губы. Так же нежно и аккуратно. Язык проник между лепестками, и они охотно раскрылись в ответ на его ласки. Стала выделяться влага и они уже выглядели как лепестки цветка после недолгого дождя. Тепло в ее теле мягко поднималось вверх. Ставрос не торопился, делал все обстоятельно, словно целовал саму Афродиту между ног.

Катерина закинула ему ноги на плечи, чтобы он еще глубже смог проникнуть своим языком. Подавалась низом живота навстречу его рту. И вот она уже напрягается и соки ее влагалища орошают его лицо. Ставрос оторвался от раскрытой набухшей щелки, сел рядом и поцеловал ее в губы еще мокрые от ее влаги. Катерина теряла разум. Он мягко толкнула его в грудь, чтобы он лег на камень. Она села ему на ноги. Задрала футболку и нежно целовала его грудь, останавливаясь на сосках, щекоча их кончиком языка, касалась губами живота. Ее поцелуи спустились до края шорт. Краем глаза она видела холмик под ними, который приподнимал ткань. Она положила ладонь на него, слегка сжала, отпустила и начала ласкать ладонью. Ставрос стал глубже дышать. Она развязала веревки, потянула за середину вместе с трусами чтобы освободить член. Чем больше она тянула вниз, тем больше обнажался налитой крепкий фаллос. Вот обнажилась головка и член выскочил. Он стоял почти вертикально. Едва касаясь пальцами она провела по стволу сверху вниз несколько раз. Остановилась у основания. Губы открылись и приняли в себя темно-красную головку. Она вводила его в себя, пока головка не уперлась. Она стала отводить голову, плотно обхватив губами член, словно высасывала из него соки. Ставрос застонал. Пальцы ласкали и слегка массировали яички. И снова вниз... И снова вверх...

— О, пощади! — взмолился он.

Катерина с чмокающим звуком выпустила изо рта член и взглядом хищницы посмотрела на него. Он был в ее власти. Она продвинулась вперед. Смотрела на него не отрываясь. Двумя пальчиками взяла его крепкий фаллос, наклонила его и присела. Головка уперлась в ее промежность. Она присела сильнее. Головка раздвинула лепестки и медленно вошла в тугое влагалище. Катерина все садилась и садилась, пока полностью не села на Ставроса. Его член полностью был в ней. Большой, пульсирующий. Она приподнялась, наполовину выпуская его из себя и снова села. Ставрос схватил ее за бедра. Она уперлась ему руками в грудь. Подъем, и снова вниз. С каждым движением пробегала волна тепла и сладости. Ставрос начал двигаться ей навстречу. Она садилась, он поднимал свой зад. Катерина начала двигать попкой из стороны в сторону получая новую порцию ощущений. Она начала ускоряться, он последовал за ней. Они чувствовали друг друга и в каждом движении полностью сливались. Теперь уже Катерина начала стонать. Ставрос чувствовал приближение ее оргазма, сел, закинул ее ноги себе за спину и стал сильнее входить в нее. Она уже не двигалась сама, позволяя ему доделать начатое.

Совместный крик огласил окрестности. Их тела напряглись и одновременно расслабились. Ставрос успел вытащить член и сперма упругой струей оросила ложе Афродиты.

8

Через несколько часов автобус вернулся к воротам отеля. Катерина вдохнула уже немного прохладный вечерний воздух, улыбнулась, вспоминая прошедший день и поднялась по ступенькам в холл. Администратор выдал ей ключ и маленькую открытку-приглашение. Сегодня директор отеля Николас Хасис устраивал вечер для туристов. Он отличался от прочих вечеров тем, что сам директор приветствовал гостей прямо у порога и готов был ответить на любые вопросы об отеле, достопримечательностях, лучших ресторанах города и экскурсиях.

Она уже порядочно устала и решила подумать о приглашении чуть позже. До мероприятия еще оставалось два часа. Душ взбодрил ее, кофе вернул ясность ума и к моменту начала вечеринки она уже была готова. Черное платье ниже колена с крупными яркими цветами, высокие каблуки и легкий макияж. Она снова была неотразима. Катерина посмотрела в зеркало. Ничего лишнего. В глазах уверенность и озорные огоньки. Летящий подол платья привлекал внимание мужчин, легкая ткань облегала ее попку, подчеркивая каждое ее движение. Пройдя по холлу, попутно замечая заинтересованные взгляды, она вошла в зал.

У входа стоял красивый мужчина в сером деловом костюме. На вид ему было около 45 лет. Когда-то черные волосы уже кое-где поблескивали сединой. Волевой подбородок, небесного цвета глаза. Благородная осанка и приятные манеры. Катерина засмотрелась на него.

— Добрый день, меня зовут Николас Хасис, я директор этого отеля. — на чистом английском сказал он. — Добро пожаловать. Располагайтесь, где вам удобно. Если я буду вам нужен — я всегда в вашем распоряжении. Официанты принесут вам шампанское. Если проголодаетесь — на столиках лежит меню. в центре стола кнопка вызова.

— Спасибо. — Скромно ответила катерина.

Белоснежная искренняя улыбка располагала к себе. От запаха хорошего парфюма немного закружилась голова. Она села за свой любимый столик, жестом подозвала официанта, взяла у него бокал и отпила глоток. Господин Хасис вышел на подиум, взял микрофон и поприветствовал всех гостей. Далее шла вполне стандартная речь о том, как он рад всех видеть, поблагодарил за выбор именно этого отеля, сделал пару комплиментов присутствующим дамам и, раскланявшись, покинул сцену. Заиграла живая музыка, гости занялись едой и разговорами. Несколько человек обступили директора и стали задавать вопросы. Он всем отвечал с той же самой очаровательной улыбкой, не пропуская ни одного гостя. Когда все были удовлетворены его ответами, он оглядел зал и... направился к Катерине.

— Добрый вечер еще раз. Все ли вас устраивает?

Уже знакомый приятный запах туалетной воды приятно щекотал нос.

— Да, спасибо. Все хорошо.

— Я заметил, что вы ничего не заказываете. Это бесплатно.

— Я знаю. Странно приезжать на отдых чтобы все время есть.

— Действительно! — Господин Хасис даже рассмеялся. — Как вас зовут?

— Катерина.

— Вы не шутите? Именно Катерина без буквы «Е» в начале?

— Именно так. Я даже два раза меняла документы, потому что мое имя писали неправильно.

— Потрясающе! Просто невероятно!

— Простите, я не совсем понимаю ваш восторг.

— Наверное потому что вы не в курсе! — Николас Хасис смотрел на нее как на ожившую скульптуру или Афродиту, которая решила заглянуть в его отель. — Пойдемте, я вам кое-что покажу. Я расстроюсь если вы откажете. Но поверьте, это стоит того.

Николас протянул ей руку. Катерина, помедлив, протянула ему свою. и вышли из зала, прошли мимо стойки администратора и, через большую деревянную резную дверь вошли в кабинет директора. Кабинет с большим столом и диваном был выполнен в стиле отдаленно напоминающим Викторианскую эпоху. Ковры на полу, картины на стенах. Николас подвел ее к одной из них. С полотна смотрела молодая женщина в короне со шлейфом и богато расшитых золотом темно-коричневых одеждах. Красивое светлое лицо с глубокими карими глазами, высоким лбом и точеным подбородком.

— Вы знаете кто это? — спросил директор.

— Нет. — Честно призналась Катерина.

— Разрешите представить. — торжественно и с благоговением сказал он. — Это Катерина. Как и у вас, без буквы «Е» в имени. Катерина Корнаро. Дочь Венецианской республики. Последняя королева Кипра. Она правила этими местами в пятнадцатом веке до тех пор, пока не отреклась от престола и не отдала Кипр Венецианской республике. Теперь вы понимаете мое удивление.

Катерина стояла с открытым ртом. Сколько она читала о Кипре, но не знала об этом.

— Когда вы назвали свое имя, мне показалось, что наша королева вернулась.

— У меня нет слов... — тихо произнесла она.

— Понимаю. Вам надо все это осмыслить. Отложите такие дела на утро. А пока что прошу выпить со мной по такому прекрасному поводу.

Николас открыл бар, который стоял у окна, достал оттуда два бокала и бутылку шампанского. Разливая искрящийся напиток, спросил:

— Как вам отдыхается?

— Очень хорошо.

— Где бывали?

— В Солнечной лагуне, у Источника Афродиты, в аквапарке, на Торговой улице.

— Хорошая программа. И что же вам понравилось больше всего?

Они звякнули бокалами.

— Наверное как и любой женщине, мне понравилось ходить по магазинам, хотя и остальное было просто замечательно.

— На Торговой улице работает один мой очень хороший друг. Но вы вряд ли были в его магазине.

— Почему же?

— Понимаете, не совсем обычный магазин. Так сказать, с интимными товарами. О! У вас румянец. Вы... Вы знаете Петра?

— Можно и так сказать... — Катерина готова была провалиться сквозь землю. Щеки позорно выдавали ее стыд.

— Как же вам повезло! Как он умеет раскрывать желания людей!

— Вы тоже были... хм... его клиентом?

— Представьте себе. Очень давно я случайно зашел в его магазин за презервативами и вышел оттуда с целой сумкой покупок. Ему хватило десяти минут разговора со мной. С тех пор мы стали друзьями. Раньше я был повесой и без разбора занимался сексом с любой более-менее симпатичной особой. Он научил искать настоящие бриллианты. Рассказал, как чувствовать партнера, как слушать дыхание женщины, читать каждое ее движение. Он...

— Волшебник. — закончила его фразу Катерина.

— Именно! Точнее и не скажешь. Он говорил мне: «Не пытайся понять женщину.

Это невозможно. Лучше попробуй дать ей раскрыться в постели. Только тогда она пусть и немного, но откроет себя. Ну или загляни в ее тумбочку.»

— В тумбочку? Серьезно?

— Серьезно. Он говорил, что в прикроватной тумбочке можно увидеть самое сокровенное. Желания женщины.

— Боюсь, мои желания вам не понравятся.

— Прошу прощения, но я вам не верю!

— Вы предлагаете заглянуть в мою тумбочку?

— Если мадам не возражает. — Николас улыбнулся своей фирменной улыбкой.

Поднявшись в номер, Катерина села на кровать. Господин Хасис обошел кровать, встал на колени и открыл дверцу тумбочки.

— Как все подобрано! Петр в очередной раз удивил меня.

Он достал реалистичный фаллос, фаллос с вибратором. Положил на кровать. Достал наручники и веревки.

— Здесь явно чего-то не хватает.

— Этого. — Катерина достала из-под подушки стек.

— Точно! Позволите?

Николас внимательно осмотрел тонкую палочку, провел пальцами по шелковым нитям.

— Подчинять? — Он перевернул стек кожаным язычком вверх. — Или подчиняться?

— Подчинять. — Тихо и уверенно сказала Катерина.

— Я знал. — Улыбнулся Николас.

Бабочка его не заинтересовала, как и страпон. А вот маленькую коробочку он долго вертел в руках.

— Какой комплимент! — Господин Хасис достал трусики с жемчугом и зацокал языком. — Очень изящно.

— Вам он тоже что-то подарил? Явно уж не нижнее белье. — Улыбнулась Катерина.

— О, нет, что вы! Он подарил мне кисточку.

— Кисточку? Я не видела таких в его магазине.

— Она не из его магазина. Это кисточка для макияжа. — Николас достал из внутреннего кармана футляр и открыл его. — Это мой талисман и напоминание о тонкости натуры женщин.

Внутри лежала кисточка небольшого размера, напоминающая беличью, как у художников, но с толстой короткой ручкой и густым ворсом. Такой наносят пудру или подчеркивают скулы.

— Встаньте.

Катерина встала посредине комнаты. Николас подошел к ней.

— Говорят, что женщина похожа на сложный музыкальный инструмент. Его нужно долго настраивать чтобы он показал всю красоту своего звучания. Прикосновения рук слишком грубы для начала. Мягкий ворс настроит женщину гораздо лучше. С этими словами он прикоснулся кисточкой к ее шее. Нежные прикосновения волосков были приятны. Катерина закрыла глаза. Кисточка скользнула на плечо и провела по руке.

— Как приятно...

— Вот видите. — Николас подошел к кровати и взял в руки веревки. — Пользовались ими?

— Да.

— Надеюсь, ему было приятно?

— Не знаю. Он был связан. Все прошло очень быстро.

— Понимаю. Вы еще в самом начале новой насыщенной жизни. Вы избрали свое кредо, но позвольте сегодня я поведу.

Николас подошел к ней со спины. Не касаясь пальцами тела расстегнул молнию на платье, снял лямки с плеч. Расстегнул лифчик, бросил его на пол, спустил трусики вниз. Катерина стояла неподвижно. Он завязал веревки на ее запястьях и лодыжках.

— Ложитесь.

Катерина легла на кровать на спину. Николас привязал концы веревок к изголовью и ножкам кровати так, что вытянутые ноги оказались широко раздвинуты. Под попку он подложил одну из подушек. Ее низ живота оказался приподнят над постелью.

— Я не буду завязывать глаза. Вы еще не настолько мне доверяете.

Снял пиджак, расстегнул рубашку, снял штаны и трусы. Его член еще был спокоен. У него было красивое, не потерявшее упругости тело. Ничего не отвращало от его вида.

Николас сел на край кровати.

— Женщина как холст художника. Если правильно водить кистью — можно нарисовать шедевр.

Кисточка коснулась ее лба, не отрываясь, перешла на щеку, потом глаза, губы, подбородок. Катерина расслабилась под приятными прикосновениями. Николас словно рисовал ее портрет. Шея. Верх груди. Ниже. Кисточка рисовала круги вокруг ореолов, потом сами темные кружки, потом по затвердевшим соскам.

Каждое прикосновение разливало мед по ее телу. От кисточки разбегались трепетные волны наслаждения.

Кисточка скользнула на живот, вокруг пупка, затем на бока. Было и щекотно и очень приятно. Катерина начала поводить бедрами из стороны в сторону. Вот ворсинки уже оказались на лобке снова описывая круги. Не касаясь половых губ, по внутренней стороне бедер кисточка по ноге спустилась до стоп, рисуя пятки и каждый пальчик.

Катерина чувствовала как из нее начинает сочиться влага. Ей казалось, что стоит ему прикоснуться ей между ног как она взорвется.

Волоски рисовали окружности на ее коленках и поднимались все выше. Вот кисточка снова на лобке, замерла на мгновение и медленно двинулась вниз точно по центру. Ворс скользил по налитым половым губам, нежно рисуя каждую складку. Николас перевернул кисточку и толстым округлым полированным концом кисточки надавил на щелку. Лепестки раскрылись полностью покрытые соком. Катерина застонала.

Николас убрал кисточку, склонился и кончиком языка коснулся клитора. Снова стон. Ее промежность обильно оросилась влагой. Тело напряглось и выгнулось от оргазма.

Господин Хасис взял фаллос с вибратором и включил его. Катерина ощутила, как слегка прохладный металл коснулся ее клитора. От низа живота стали набегать новые волны наслаждения. Николас кругами водил фаллос по половым губам время от времени останавливаясь. Она начала подаваться навстречу ему, желая впустить в себя. Фаллос раздвинул половые губы. Сначала чуть-чуть, затем немного больше. Затем на половину вошел во влагалище. От вибрации внутри Катерина заводилась еще сильнее. Когда фаллос полностью оказался в ней, казалось, что все тело вибрирует. От движений вперед и назад в глазах потемнело и со стоном Катерина снова кончила.

Ее груди коснулись его губы. Нежные поцелуи покрывали ее тело. Она хотела этого мужчину. Хотела так сильно, как не хотела никого раньше. Каждое прикосновение его губ заставляло отзываться ее тело сладкими волнами, а в глазах вспыхивали яркие разноцветные огни.

— Ну же! — Только и смогла выкрикнуть она.

Горячий упругий член раздвинул стенки ее влагалища. Катерина застонала. Она чувствовала каждое движение. Каждый вход в нее и каждый выход. Она хотела чтобы это никогда не кончалось. От ускоряющихся движений она стала стонать уже каждый раз когда он входил в нее. Она двигалась низом живота ему навстречу еще плотнее прижимаясь, желая чтобы член вошел еще глубже. Почти не помня себя она кончила снова.

Николас вошел в нее еще раз до самого конца, вытащил член и кончил ей на живот. Он перевел дыхание и развязал веревки.