Наверх
Порно рассказ - Супружеский долг, или ебота-маета. Часть седьмая
Супер

А потом у жены случился климакс и постменопауза. Потом щитовидка и, всё чаще, она, когда он говорил — Фрюуушь (Хочу — в переводе с семейного), отвечала — Я уже не молодая, чтобы давать тебе каждый день, да и у тебя всего два яйца.

— И что? Я же хочу!

— Хотеть и мочь разные вещи. Четыре дня ещё не прошло, а мне и одного раза в месяц достаточно, ты же знаешь.

Гоша смотрит на жену и улыбается

— Ну ладно, два раза. Когда было? Вчера?

— Я не помню, чтобы вчера — конечно помнит, но хочется! Хочется смять и завалить её и..

— Вчера вечером. Я смотрела «Чисто английское», а ты стал приставать и пришлось выключить и дать, потому что лучше дать, чем смотреть... — она замолчала

— Ты не договорила, Фрюшь

— Да чё говорить, мне становится жалко тебя, как будто титьку отняли, а ты ещё ходишь такой — обиженный.

Четыре дня требуют пояснения; он как-то сказал жене, что сперма вырабатывается четыре дня, а потом, если не излить, перерабатывается (прочёл где-то). Фрюша запомнила и с тех пор всегда употребляла это, как последний аргумент в споре.

А Гоша, сокрушался, что ляпнул, не подумав о том, что в подобных статьях данные носят среднестатистический характер, да и база слишком мала, чтобы делать подобные выводы.

Его выручала, а может спасала, вторая натура — онанизм.

Именно в то время он снова стал дрочить каждый день.

Работал он дома, удалённо, находя заказы через интернет. Заказы были разовые, но были и постоянные заказчики, и жена перестала третировать его в том, что он не ищет работу с трудоустройством. Без денег не сидели.

Она уходила на работу в десять и возвращалась через два часа.

Вот эти два часа были в его распоряжении.

Чмокнув жёнушку в щёчку и, закрыв дверь, он возвращался в комнату, ложился на кровать и дрочил. Поначалу действо длилось не больше пятнадцати минут: через пятнадцать минут стоячки — член падал. Но в один из дней продлилось сорок минут, а член всё стоял. Подрочив ещё пять минут пошёл в душ.

Стоя под душем, поморщился от боли, жигнувшей член. Он вышел из-под лейки и осмотрел его. На теле члена, с левой стороны, была кровавая ссадина — Натёр бблядь, перестарался.

Выйдя из душа достал из аптечки йод и смазал ссадину.

...

Самое интересное произошло вечером.

Жена уже лежала и смотрела очередную серию очередного сериала. Гоша зашёл в туалет, спустил шорты, взялся за член и... замер. Опустив голову, смотрел на член и не узнавал его. На теле члена, по бокам, в тех местах, где шоркались пальцы, появились заметно выступаюшие утолщения. Обхватив возбуждающийся член, почувствовал, что он стал толще. Но поразил его вид крайней плоти: почерневшей, опухшей и затвердевшей настолько, что он с усилием и не без боли оттянул её с залупы.

Поссав, зашёл в комнату и, достав сантиметр — Чё ты там ищешь?

— Да надо — ушёл на кухню и измерил: член стал толще на сантиметр, головка на полтора.

Он вернулся и Фрюша, заметив, что член оттопыривает трусы, улыбнулась — Подойди.

Гоша замотал головой, внутри всё обмерло.

— Подойди, я поцелую его — ей показалось, что муж заигрывает.

Он подошёл, Фрюша сдёрнула трусы и вперилась в член — Ты что с ним сделал?

— Ну, Фрюшь, дрочиил

— Да ты истязал его, а не дрочил!

— Зато он стал толще, давай попробуем? Тебе понравится

— Я не дам, пока он не станет таким, к которому я привыкла: моим, красивым. А это что за урод? Уйди!

***

Гоша лежал рядом со спящей женой: «Неет, я выебу тебя именно таким: тоолстым, и ты будешь тащится от наслаждения» — с этой сладкой мыслью и, улыбаясь, он заснул.

На следующий день, дождавшись ухода жены, снова дрочил сорок пять минут и не остановился даже, увидев кровь на ладони. Кровоточила ссадина.

Прошло шесть дней.

Гоша, всё так же, дрочил каждый день по сорок пять минут.

Жена проверяла каждый вечер.

Гоша подходил, она сдёргивала трусы и морщилась — Опять дрочил?

Вечером, на седьмой день, досмотрев серию про Пуаро, Фрюша выключила телевизор.

— Давай спать

Гоша работал за компом — Да

Он сохранил файлы, закрыл Invеntor и, проверив почту, выключил комп.

Сходил в ванну и, сполоснув руки и почистив зубы, пришёл и, выключив свет, лёг.

...

Фрюша захотела уже с утра.

Стояла в ванне и чистила зубы над раковиной. Зашёл Гоша и, опустившись на колени, задрал ночнушку и чмокнул её в попу. Она лишь двинула попкой, что-то промычав; рот был занят щёткой. Он встал и, приобняв жену за плечи, прижался членом к её попе. Фрюши задёргалось влагалище — прикосновение члена через ткань трусов и ночнушки вызвало сильнейшее возбуждение. Она сдвинула ноги, сжимая в коленях и промычала — Ооойи — и, вытащив щётку изо рта, повторила — Отойди.

...

Два часа, пока она мыла в офисах полы, его поцелуй и тычок члена, жгли кожу там, где он прикоснулся к ней утром.

...

Она лежала, ожидая, когда он коснётся её, уже готовая к соитию.

Гоша лежал на спине, с закрытыми глазами. От желания в груди нарастала дрожь и он, двинув рукой, провёл пальцами по её бедру.

— На пол?

Расстелив покрывало, лежали рядом с полминуты, держась за руки.

— Ну?

Он встал на колени.

— Покажи мне его

— Темно же

— Свет включи

Он включил свет.

Она села и, поддерживая его двумя пальчиками, осмотрела — Зачем ты это сделал? Ему же больно было.

Тронула пальчиком подсохшую ссадину — Ты йодом мазал? Сейчас опять натрёшь до крови. У нас смазка есть?

— Нету

— Ладно, выключай свет — и она легла.

Раздвинув ноги, он встал над нею.

Она приподняла левую ножку и дотронулась пальчиками до яичек. Легонько ткнув, провела по члену, уже возбудившемуся, от корня к головке и от головки к яичкам — Иди ко мне — и согнув в коленях, раздвинула ноги.

Стоя на коленях и опираясь левой рукой, правой направил член во влагалище. Она руками раздвинула губы, и он прижал к ним головку. Немного помедлив стал вдавливать головку в интроитус. Но головка не проходила.

— Не входит? И чё теперь делать?

— Давай ещё раз — и он снова попытался протолкнуть головку во влагалище.

Она вскрикнула, дёрнувшись — Мне больно!

— Может презерватив есть, они же со смазкой

Презервативы были и он, открыв свой шкафчик и, достав один, разорвал упаковку и привычным движением пальцев правой... — презерватив не надевался, соскальзывая с головки. Держа пальцами двух рук и растягивая, снова попытался натянуть и порвал.

Второй натягивал на член, сдвинув крайнюю плоть. Этот не порвался.

— Они со смазкой? — она тронула пальчиком — ну, пробуй — и она опять раздвинула губы руками.

Он медленно продавливал головку во влагалище, а она держалась руками за его руки. Было ощущение, что в неё засовывают что-то тупое толстое и твёрдое. Головка вошла во влагалище, и он погружал член пока не упёрся в лобок.

— Потихоньку, двигайся, только весь не вытаскивай — и он, сделав несколько фрикций медленно повёл тазом по кругу, и также медленно крутанула жопой она, снова несколько фрикций и снова круговое движение тазом, но быстрее и сладострастное ощущение от её движения жопой и делая фрикции он всё больше вытягивал из неё член и наслаждался погружением, чувствуя, как трётся залупа о стенки влагалища и, в очередной раз погружая член, почувствовал, как порвался презерватив, оголив головку и она ощутила это, загрубевшая и затвердевшая крайняя плоть, словно скребла по стенкам влагалища и он, вытянув член, и не в силах больше сдерживаться, резко и одним движением засадил его на всю длину — она вскрикнула и упёрлась ладошками в его грудь отталкивая, но ослеплённый похотью и, зверея от её сопротивления, он насиловал её, упиваясь своей властью над её плотью и она, чувствуя, как с каждым всаживанием к вспышке боли примешивается наслаждение, обвила его спину и, впившись пальчиками, стала карябать, испытывая сладострастие от ощущения сдираемой кожи и когда он увеличил темп фрикций она, почувствовав покалывание в кончиках пальцев и, теряя контроль задёргалась под ним и захрипела, и от ощущения, что это не она, а кто-то, выгибал её тело рывками с нечеловеческой силой, у него холодный пот заструился из под мышек и, изливаясь спермой, он услышал рычание и когда до него дошло, что рычит он ему стало страшно..

Они лежали в темноте, и она гладила его руку — Прости мм — она накрыла его рот ладошкой — Молчи, не надо... было очень... нне знаю, как выразить это словами

Он осторожно сдвинул её ладошку — А раньше было такое?

— Ннет... не знаю... не помню — она села — Пойду подмоюсь — и, зажимая промежность, встала, он задержал её за руку — Ты правда не обижа — и опять, не дав ему договорить, она, повернув голову и высвобождая руку ответила — Супердлинный, супертолстый, суперхуй!

20.07.15