Наверх
Порно рассказ - Наш самый первый раз
Я набрела на этот сайт и была в шоке. Тут наверно больше половины всего придуманного... Почитала — и сразу страшно захотелось рассказать про себя, про то что было со мной летом. Народ, я никогда ничего не писала!!! так что не судите строго: это вообще первое, что я написала в жизни. Ну, не считая всяких там сочинений, курсовых и прочей лабуды.

В общем так... надо ж еще перестать стесняться... Ладно!!! Летом я отдыхала в Казантипе с Ромой, парнем, в которого безумно влюблена, как кошка или десять тысяч кошек, и с которым мы даст Бог скоро распишемся!!! Я сейчас ношу ребеночка от него, на пятом месяце... Мы были друзьями со школы, причем очень близкими, у нас не было никаких тайн, мы спокойно говорили про самое личное, про секс. Но Рома был «занят»: еще с девятого класса они ходили парой с Юлькой. Все знали, что они с Юлькой вместе, ну, а я делала вид, что просто «дружу» с Ромой.

Я даже и не пыталась «отбить» Рому (как многие делали бы на моем месте). Я грустила конечно, и влюблялась в него с каждым днем все сильнее. Как раз в девятом классе я впервые поняла, что люблю его — когда у них с Юлькой все началось... Помню, грызла, грызла себя: упустила!!! А раньше — все внушала себе, дурочка: «между нами дружба, мол, и все. Любовь — она особенная, другая»... Доходило до психоза: пару ночей я не спала, а тихонько уходила на улицу и бродила до утра, мечтая, чтобы меня изнасиловал какой-нибудь маньяк. Тогда бы Рома огорчился и раскаялся. Вот так!!... К счастью, все маньяки тогда сидели дома...

Зато я утешалась тем, что у него с Юлькой нет и близко той душевной близости, которая есть со мной. Мы продолжали дружить, и еще как!!! Я первая узнала, как он переспал с Юлькой, я узнавала все-все детали их романа, я знала ВСЕ!!! Я знала как кричит Юлька во время секса, он копировал мне... Он прямо спешил поделиться всем со мной. Я была Самый Нужный человек для Ромы. Самые драгоценные минуты были, когда он в приступе нежности стискивал мою руку, или обнимал за плечи, или иногда клал голову мне на колени. Я гладила его и даже иногда целовала в лоб или носик. В такие минуты я таяла и уносилась душой на небеса, и плакала иногда...

А потом, на втором курсе, Юлька загуляла, изменила Роме... Он тогда буквально жил на телефоне, мы говорили с ним часами, сутками. Он был в диком трауре. Я все подсказывала ему всякие тактики, как вернуть Юльку и все такое, хоть сама не могла разобраться в себе... Я радовалась, что Юльку колбасит, и злилась на себя, что я такая гадкая. Но — старалась быть на высоте...

А потом Ромка вдруг пригласил меня на Казантип! Вместо Юльки. У него была путевка на двоих...

Я, как сейчас помню, вся обмерла, а потом расплакалась, и целый день ревела то ли от счастья, то ли от обиды, что меня вот, как затычку в дырке используют... Мне так казалось. Но я конечно была счастлива, даже не могу передать как... И мы поехали!

А я и не представляла себе, что такое этот Казантип. Мне Ромчик чуть-чуть рассказывал, но как-то стеснялся, и я все не могла понять, чего он мнется.

А когда мы приехали — я была в шоке!!! Мало того, что все там голые ходят, или совсем, или топлес, так многие еще и занимаются любовю прямо на людях... Это был такой шок!!! А я тогда мало того что девушкой была, я даже подумать не могла о том чтобы раздеться при ком-то, чтоб снять купальник или тем более трусы.

Нет, я не совсем не заучка какая-то или закомплексованная, я люблю ярко одеться, иногда даже чувственно, с вызовом. Просто я как-то привыкла, что секс и голое тело — это очень интимно, это не для всех... а тут все — прямо напоказ, на виду... Ромик потом говорил, что у меня не было скоростного интернета, в сети я практически не висела и все дело в этом. Наверно он прав...

Так вот: я когда увидела девок совершенно офигительной красоты, голых, и потом — парней с торчащими членами... я еще не видела живьем голых парней... я, что называется, прозрела!!! Мне было жутко: что, и мне придется так? Ну, я конечно не могла решиться, и первые дни ходила в трусах и купальнике.

И очень скоро началось вот что: во-первых, Ромчик начал уговаривать меня раздеться. Сначала он явно стеснялся, а потом все настойчивее просил, я еле удерживала оборону. Во-вторых, за мной стал волочиться весь пляж. Меня буквально каждый день подбивали на секс, откровенно так, прямым текстом, даже при Ромке, и один раз девочка подбивала — красивая такая, я аж задохнулась. (Почему все лесби самые красивые?!!!) Всех дико заводило, что я не снимаю купальника, соседи наши прямо помешались на том чтобы увидеть мою грудь, и Ромка тоже.

Первые дни я была в шоке, со мной никто так себя не вел никогда!!! Но очень скоро я освоилась — и впервые начала чувствовать свою силу над Ромочкой. Раньше я думала, он во мне женщину не видит...

Я все-таки чуть-чуть расскажу о себе. Думала не хвастаться, все равно не поймут, подумают что я самовлюбленная, но как-то не складывается... Дело в том, что я по происхождению — испанка. Чистокровная. И мама, и папа у меня — испанцы. Они оба родились в испанских семьях, которые эмигрировали в СССР в тридцатые годы. Мы говорим в семье по-русски — ну, родители и испанский помнят, и я знаю испанский, но в роду у меня нет ни единого русского. И я вся такая получилась экзотическая: очень смуглая кожа, мгновенно схватывает загар — и я становлюсь вообще мулаткой. Глазищи у меня черные и большие — папа говорит, что я состою из одних глаз. И волосы абсолютно черные и вьются, у славян таких не бывает. Я настоящая жгучая брюнетка, на 100 процентов. Волосы длинные, ниже попы, если расплести. Я раньше носила косы, а потом стала подчеркивать свой экзотический имидж — носить распущенными, или наматывать гулю на макушке, как раньше в Испании носили. Грудь у меня большая с детства, еще в 8 классе был 3 размер (а расти в 10 лет начала!!!), и рост довольно высокий, 1, 78. В общем, такая вот я — нестандартная, не по формату. Меня в Москве несколько раз менты задерживали, думали я цыганка... хоть на цыганку я и не похожа: совсем другой типаж лица. И еще моя гордость — ресницы, они у меня длинные-длинные, как накладные. Некоторые не верят, что это мои родные...

За мной давно «хвост» — и в школе, и на курсе, и соседи... но я-то всю жизнь люблю Ромку, и имела всех в виду! За мной так и закрепился имидж неприступной красотки-недотроги. На меня даже спорили пацаны — безуспешно... Ну, а на Казантипе за мной началась самая настоящая охота!!!

Я как-то впервые в жизни почувствовала, что из-за меня по-крупному дуреют... И Ромка тут стал уже совсем иначе на меня смотреть. Мы с ним жили в одной комнате, и я выгоняла его, когда переодевалась. Я и мстила ему чуть-чуть, а главное чувствовала, что он скоро, скоро уже будет «готов»!!! У меня голова кружилась, и сейчас кружится... я тогда действовала по наитию, по какому-то женскому шестому чувству. Сам Ромка тоже стеснялся раздеваться при мне. Мы тогда начали общаться иначе: не нежно и доверительно, как раньше, а насмешливо — все время поддевали, дразнили друг друга. Я не выношу, когда матерятся, а на Казантипе отовсюду сплошной мат, ну и Ромка тоже начал — а я его высмеивала...

А потом случилось такое!!! Но я расскажу по порядку. Трудно собраться, даже сейчас мысли путаються... В общем так: прошло три или четыре дня, я уже была черная как негритоска, и мы пару раз видели секс на людях, и Ромка вдруг заговорил о сексе. Как я отношусь, чтоб вот так открыто и т. п. Раньше я бы серьезно говорила с ним, стараясь отозваться на все его чувства, а тогда вот — стала дразнить его... Мы пришли к себе в домик, Ромка стал злиться... и на меня вдруг что-то нашло!!! Я сидела на кровати, он стоял передо мной — и я стянула с него трусы!! Рывком так...

Я сама от себя не ожидала. Мы оба обалдели... и у меня сердце чуть не разорвалось. И я начала ласкать и изучать его член, который моментально поднялся вверх как пушка. Я впервые в жизни трогала член и видела его так близко. Вдруг... меня затопила такая волна нежности, совершенно одуряющая, и я снова начала плакать, и стала целовать Ромочке член, и яички, и везде, обняла его за попу, притянула к себе... А потом впервые в жизни стала делать ему минет. И он кончил моментально, набрызгал мне полный рот спермы!!! Она была такая горькая, и перченая, как острый соус. Я все проглотила...

Он потом сел рядом, и я не знала, как говорить и о чем... Стеснялась страшно. Спросила: тебе хорошо было? И он ответил: очень хорошо, и положил руку мне на колени... Он тоже стеснялся, и не знал, что говорить. Мы ведь были как друзья!!! Знали всю жизнь друг друга... Он сидел рядом вот так, голый, а потом лег, положил голову мне на колени, и все говорил мое имя, а во мне как-то жгло все внутри, и я плакала. Потом мы пошли купаться — и уже не говорили о том, что произошло...

А на следующий день было самое главное!!! Где-то часов в десять утра мы попали на какой-то тусняк, там парень в микрофон что-то орал, я вначале не разобрала. На Казантипе вообще отовсюду или орет что-то, или музыка гупает. И в толпе ходили парни с корзинами, предлагали девочкам тянуть бумажки. Я спросила, что это, и мне сказали, что это жребий для добровольцев (или доброволиц? как правильно?). Девочек потом заставят раздеться догола, и голое тело будут красить прямо на подиуме разными красками, чтобы получилась живая радуга из голых тел. А над подиумом транспарант: «Радуга Казантипа».

Ну, и мне предложили тянуть. В груди еще так екнуло, помню... Ромка говорит: тяни!!! И я потянула. И вытащила бумажку с плюсиком!!! Парень тут засвистел и говорит: вау, супер, говорит, проходи к подиуму!!! А что делать, спрашиваю я? Там увидишь, говорит он... Ну, тут я прозрела совсем. Смотрю так жалобно на Ромку, а он говорит: это судьба, иди. Я поломалась немного, но знала, что это для вида, и я таки пойду.

И очень быстро к подиуму подошли шесть девочек, и я с ними. И диджей говорит: красавицы, снимайте ваши одеяния, мужчины ждут голой правды!!! И девочки стали хихикать и стаскивать с себя купальники и трусы. Я как в ступоре застыла, а Ромка толкает меня: давай, мол!!! И я сняла с себя все, отдала Ромке и поднялась вместе со всеми голая на подиум.

Сначала я как-то даже не прочувствовала, что я — абсолютно голая на глазах у толпы. Я была как на автопилоте. Но потом толпа засвистела, парни закричали мое имя... Меня узнали и все были страшно рады видеть меня голой.

Я не могу описать, что со мной творилось. Ромка снял все на видео, я потом посмотрела — у меня такая была дурацкая улыбка, беспомощная, видно, что я дико стесняюсь... Вот где я прозрела по настоящему!!! Люди, хоть кто-нибудь из вас стоял полностью голой на глазах у толпы мужиков, которые тебя все время домогались, и среди них твой любимый, на которого ты молиться готова??? Это такое чувство, его нельзя описать... Это и стыдно, и... В общем, из меня сразу потекло ТАК, будто прямо меня там уже начали вовсю щупать и ласкать!!! Я сдвинула ноги, чтоб никто не видел...

А еще я страшно стеснялась своей волосатой писюльки. У всех писи были гладко выбриты, а меня не только небритая, но и заросла, как джунгли...

А потом к нам подошли парни с баночками и кистями!!! До меня только доехало, что меня сейчас будут красить по голому телу, как забор или стену. Мы стихийно выстроились по подиуму, я оказалась с краю, и нас всех стали красить по принципу радуги — «каждый охотник желает знать, где сидит фазан». Мне выпало быть красной!! (это, между прочим, национальный испанский цвет...)

Ко мне подошел парень, улыбается так — и начал мазать меня красной краской. Начал с живота и пошел вверх, к грудям, и тут же покрасил соски, я дернулась вся, как от тока! Это было зверски... А он все водит кистью по моим голым грудям, и хитро так на меня смотрит — уже покрасил их сверху донизу тремя слоями, и все никак не двинется дальше.

Краска была густой, липкой, приятной, прохладной такой, и по цвету — ярко-ярко алой, сверкающей прямо. Это мой любимый цвет, у меня куча такой одежды, и губы я часто крашу такой помадой... Так странно было смотреть, как меня красят — как тело покрывается постепено этим алым цветом, становиться будто не мое... И на других прикольно смотреть: рядом со мной девочку-блондинку красили в оранжевый, дальше — в желтый, ну и так далее. Мы все старались друг друга не запачкать.

Я поворачивалась боками, спиной, как парень просил, растопыривала руки... Ему ужасно нравилось меня красить, и я сама очень скоро прибалдела от того, что я голая на виду у всех, и мне по телу водят мягкой кистью... Я была как не в себе, как в облаке каком-то! И думаю: что чувствует Ромка!...

А потом парень попросил раздвинуть ноги... и как начал красить мне письку! Я растопырилась, будто над унитазом, и он начал там водить кистью. Как он прошелся по попе изнутри, да по самой письке, и не один раз!!! И это все на виду у толпы... Это был просто шок!!! Он касался ТАМ... а кисть в краске такая влажная, и сама я там давно мокрая, хоть выкручивай... Я не могу описать, это было сумасшествие!!!

Перечитала сейчас — да, слова не передают и капельки того что я тогда чувствовала! И стыдно было, и... такое жуткое блаженство — не знаю как описать!!! Может быть я кончила тогда там, на подиуме — не могу сказать, я вообще помню все как в тумане.

В общем, он покрасил мне письку, потом ноги, и попу, и всю меня — я еще пальчики на ногах растопыривала, и он их красил изнутри. Я стала такого ровного блестящего алого цвета, как машины Бэнтли бывают. Ужасно прикольно было смотреть на себя и на других покрашенных девочек, и жутковато почему-то видеть, что я вся не природного цвета, а как пластиковая. Потом я заново крепко подвязала волосы, и он начал красить мне лицо и всю голову... Он сказал не раскрывать глаза, и я стояла зажмуренная и только чувствовала, как ветерок холодит тело, влажное, все в краске, а он мажет мне лицо и веки... Он лез мне кистью в нос и я, кажется, фыркала как лошадь. А волосы он красил мне минут пять, наверно: они такие черные и густые у меня, что он использовал всю краску в банке, чтобы замазать их. Краска протекла до корней, и было такое чувство, что голова в шампуне. Я все это время была как пьяная, меня всю трясло...

Мы все быстро высохли на солнышке... меня будто обклеили всю обоями — странное такое чувство... и нас стали фоткать. Нам еще на груди и на спине через трафарет нарисовали какой-то логотип: вся эта тусня была рекламной акцией. Мы все перефоткались в разных позах, нам еще заново ладони подмазали — и мы наоставляли пятерней друг на друге!! Весело ужасно!... Мы все и обнимались, и щечками прижимались... тоже чувство ничего себе — обнимать голых незнакомых девочек, да еще покрашенных!... Все немного стеснялись, не только я, но всем было весело, все завелись — и я тоже...

А потом все спрыгнули вниз, и начались танцы!!! Я голая смешалась с толпой, тут меня Ромка поймал, красный, счастливый. Я не знала, что говорить ему... спросила: а где вещи? Не знаю, говорит он, растерянно так, и я увидела, что его руки пустые. Трусы и купальник мои пропали. Он, видно, сильно впечатлился и посеял где-то. Ну, я и так не собиралась одеваться!! Я вообще будто сошла с ума... Во-первых, там начались танцы, и я как пьяная обхватила Ромку и потащила голая его танцевать. А я танцую ничего так, даже на курсы латино когда-то ходила. И — танцую голая и в краске вся!!!... Честно говоря, я давно мечала танцевать голой, и дома, когда была одна, частенько включала сальсу, раздевалась догола, представляла Ромку и выгибалась как могла... Это была моя тайная эротическая мечта. И — вдруг все сбылось!!!...

Во-вторых, тут же конечно все стали делать мне комплименты... и подбивать на любовь. И тут Ромка взыграл! Как он напустился на них!!!... А я танцевала не только с ним, а и с другими — так, заигрывала немного... Все об меня пачкались краской, она на жаре таяла... Ромка злился, конечно, но это ведь не парные танцы были, и у него на меня никаких прав нет — и я ему мстила! В меня будто демон вселился... И дальше... Я не могу ясно вспомнить и описать, что за чем было, но в один прекрасный момент я так разыгралась с Ромкой, что стянула с него привселюдно шорты с трусами вместе!!!

И тут было ЧТО-ТО...

Народ захлопал, засвистел... Член Ромкин торчал, как пушка, тряпки даже зацепились за него. Потом Ромка оделся, конечно. И мы выбежали из толпы! Мы не знали, куда мы бежим. «Куда мы бежим?», спросила я Ромку, и он ответил: тебя мыть. Мы пошли к морю, там он разделся догола, вошел со мной и начал смывать с меня краску — так нежно, бережно... Потом пошел в домик за мылом — краска плохо смывалась...

Мы почти и не говорили. Я была как пьяная, мне и говорить не хотелось... Потом он меня вымыл, увел в домик, и...

Мы зашли, стали так друга против друга, я голая, мокрая... Стояли, молча смотрели... а потом как кинулись обниматься!!! Как прорвало... Я и плакала, и смеялась, а Ромка меня всю мял, и лизал... лизались мы бешено, даже он покусал немного меня... И со мной ведь это было все впервые!!! Ромик сам разделся, и говорит: ну?... Нерешительно так, и смотрит на меня...

А я... не помню, как все было, голова как в тумане, но... главное, что через какое-то время мы катались по кровати!!! лизались, и Ромочка входил в меня все глубже... А я только уставилась в потолок (как сейчас помню: радужно-белый, и провод тянется), и подвывала... Больно не было. Ну — чуть-чуть только, капельку. Там у меня такое мокрое все было, и мягкое, я как растаяла, превратилась в кусочек мягкого масла — и он будто погружался в это масло... Я лежу и думаю: вот Рома, мой Рома — занимается со мной любовью, он делает меня женщиной, я уже женщина, он во мне, мы одно тело... И еще помню: Ромик раздвигает мне ноги, я впервые чувствую, как твердое тычется в меня, окунается в горячее месиво, которое у меня в письке... и думаю: ВОТ...

Мне трудно писать об этом. Это была какая-то истерика, у нас головы поотключались... Я не знаю, кончила я тогда или нет, меня тогда это вообще не волновало... я и не знала, что женщина не всегда кончает от секса... потом только задумалась. Наверно все-таки нет, потому что потом страшно хотелось ласк, я прямо бросалась на Ромика.

Помню, он захрипел на мне, всосался в меня крепко-крепко... потом говорит — прости, не смог удержаться. Не выдержал. Чего ты извиняешься, спрашиваю я? Ну как чего, говорит Рома, я кончил в тебя, не успел выскочить... А я даже не знала, что надо выскакивать — и так засмеялась!!!... Он оторопел, а потом смотрит — я вся в крови, и член его в крови, и говорит: как!!! Почему ты не сказала что ты девушка?... Я что-то говорю ему, а он потом: как же ты — до сих пор? Ты ж, типа, такая секси... А я ему: да потому что я тебя ждала все время!!! Он даже задохнулся... Господи, говорит...

Вот так мы и объяснились! Он страшно волновался, радовался за меня, поздравлял, целовал нежно, как ребенка... Фоткал мою писю в крови, и меня на кровати... потом, когда вошел в меня второй раз — сфоткал член в моей письке, и кровь... дал мне попробовать крови — это вкус твоей девственности, говорит... Гладил меня ласково так... я почувствовала, как он меня любит, и была просто на седьмом небе!!! Мы в тот день занимались любовью еще трижды, и еще он сделал мне куни — я раньше и не знала, что это... Он целовал меня в писю, она истерзанная была немного, и болела, но это было так класно, потрясающе просто!!!...

А потом!... Все оставшиеся полторы недели мы с Ромочкой занимались сплошным непрерывным сексом. Боже, какое было блаженство!!! Это было так странно: я дружу с Ромкой со второго класса, мы ведь всегда дружили, играли, беседовали, все друг о друге знали... А тут — нас как заколдовали, и мы вдруг превратились в любовников!!! Мы не узнавали друг друга...

За все это время я ни разу не одела ни тряпочки. Как разделась перед покраской в «радугу» — так и оделась перед самым уже отъездом. Ходила голая!!! Первый день было стыдно, а потом — ловила такой дикий кайф!... Это особенный совершенно кайф: ходить голой среди людей. Тело как из воздуха становиться...

Мы любились вначале дома, а потом совсем подурели — перестали стесняться всего на свете. Какое там, когда из тебя прет дикое постоянное желание? Мы как-то стихийно начинали ласкаться, и уже не могли остановться, и ласки незаметно переходили в секс. Так было на пляже, прямо среди людей, и один раз в баре, прямо на стуле... Я сижу на члене у Ромика, на стульчике этом высоком, вокруг куча народу, кто-то смотрит на нас... и думаю — как не про себя: от всего этого должно быть жутко стыдно... Краснею, горю вся — и от этого кайф просто невероятный!!! Я там кончила в баре, хоть и стеснялась выть — и несколько человек смотрели, как я кончаю... А один раз мы любились в домике, я сидела на нем (он очень быстро научил меня разным позам), и вдруг он вскочил со мной — я ахнула, вцепилась ему в шею, обхватила ногами, как мишка сосну... а он выбежал на улицу — со мной!!! И побежал к пляжу, и вбежал в воду — а я у него впереди, на его члене!!!...

Мы сдвинули кровати и спали в обнимочку, он спал между грудей у меня, и ножками обнимал меня, и несколько раз засыпал с членом внутри меня... Мы и не спали почти, если честно... Это безумие никак не опускало нас, ни днем ни ночью.

Такие дела... А сейчас — мы через две недели с Ромочкой распишемся!!! Только... Я так боюсь его потерять! Господи, как я боюсь. Боюсь поссориться с ним, мы ссорились уже... И — боюсь девок, и Юльки боюсь, страшно боюсь! Она повела себя так, будто я его отбила. А Ромка может сильно увлечься... Я страшно его люблю!! У нас ведь скоро будет дите, девочка (я точно знаю уже, что девочка). И родов я боюсь ужасно...

Народ, напишите мне хоть два слова, что вы про все это думаете!... Получиться ли у нас с Ромой что-нибудь? Я ничего не выдумала, наоборот, кое-что даже недосказала. Не смогла ВСЕ рассказать... Не судите строго... Вот мой адрес:

E-mail автора: belleza@pochta.ru