Наверх
Порно рассказ - 20 ДОЛАРОВ ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Семён потихоньку продолжает свое движение, и вот сантиметр за сантиметром хуй исчезает в заднице... какие там «полшишечки»... он полностю загнал ей в очко свой елдак... из под приподнятой левой ляшки, я вижу тока тётину пизду и рядом яйца Семёна... он полностю там... словно в подтверждение этому, тётя Катя протяжно простонала... почуствовала кобыла хуй в жопе!!! Тем временем Семён продолжает, потихоньку высунул, потихоньку засунул, в натяжечку. Словно в благодарность о подобной нежности, тётя Катя убрала свою левую «контролирующую» руку с паха Семёна, теперь она ей вцепилась в простынь, рядом с лицом, судорожно смяв её... Сёма начал опускать левую ляжку, закрыв тем самым мне вид на ихние гениталии, он предпочёл держать её не за ляшки а за задницу, за ту задницу которой давиче тётя крутила возле фонтана хлопая по ней и смеясь с Семёна и д. Валеры... Теперь эта задница в выпяченном состоянии была в руках дяди Семёна... он уже держал её за бедро, именно в том месте что и недавно Лёва, на теже синячки легла рука Семёна и также заграбастал пятернёй её мякоть... Видать с Катиной жопой тока так и надо, уж больно спелая у неё задница... правой же рукой со спины он держал её за плечо, именно так на вытянутой руке, чтоб наверно поглубже ей загонять...

Вместе со скрипом кровати послышались первые хлопки о катину жопу, сама же тётя Катя в батарею упёрлась уже двумя руками, инстиктивно наверно ощущая что может сьехать с кровати. Семён тем временем увеличил амплитуду, он уже драл её по взрослому, практически так же как Лёва на сеновале, с той лишь разницей что драл он её в очко, вот уже запрыгали туда-сюда Катины сиси, беспомощно на подушке болталась её кучерявая голова, всё что ей оставалось, это держатся за батарею и стонать. Стонала она уже беспрерывно, лишь изредка шепча:

— Сёма ну не надо так сильно... ой... ой... а-... ну пожалуста... не сильно... ай-й...

Семён её уже не слушал, он драл Катю так как считал нужным, весь её вид демонстрировал полную беспомощность и отрешёность, её ножки, от которых я не мог отвести свой взор несколько дней назад сидя рядом в машине, терь лежали друг на дружке согнутые в коленях и слегка потрясывая ляшечками при сёминых толчках, также едва заметно, туда-сюда, ходил её волосатый лобок в такт аплитудных движений Сёмы, два бесхозных арбузика вывалившихся из под задранной ночнушки, их не сдерживал лиф и предоставленые сами себе они бойко ходуном ходили по катиному телу сверкая крупными коричневыми сосками, уткнувшаяся в подушку голова, она опять вцепилась в неё зубами, и теперь вместо стонов издавала звук похожий на мычание. Меж тем дядя Семён уже орудовал как отбойный молоток, так же быстро и резко как Лёва на сеновале, было заметно что он уже подходит к эпилогу... Скрип кровати, хлопки, катино мычание из под подушки, всё смешалось, в последний момент добавился стон Семёна, он навалился на тётю Катю всем телом, та невольно с положения боком, легла на живот, Сёма уже полностю разместился у неё на спине, последние толчки были самыми мощными, он начал бурно кончать ей в очко:

— Ой бля какая ты хорошая кума... а-а..

Его тело обмякло и ещё какое то время он лежал на ней тяжело дыша, пот градом струился с Сёминого лба, да и всё тело покрылось испаринами, и вот охнув он тяжело перевалился на спину рядом с тётей Катей, она же по прежнему лежала на животе, уткнувшись лицом в подушку... Вдруг я услышал её всхлипывания, она оторвала голову от подушки и левой рукой начала вытирать слёзы:

— Какая же я шлюха...

Выдавила из себя т. Катя... Да уж этот трах в очко был для неё лишним, ещё несколько минут назад она была наверху блаженства, чуть ли не влюблёнными глазами смотря на Семёна после того оргазма... а щаз опять... как на сеновале... её тело вульгарно использовали... и она это чуствует..

Дядя Семён попытался её привлечь к себе рукой, наверно хотел успокоить, но она резко отмахнулась сев на кровати и двумя руками закрыв лицо..

Поняв что шоу уже не будет, я тихо ретировался к себе в комнату...

Пиздец!!! Вот это Сёма красава, даже не ожидал... В жопу заделал Катю!!! Фух-х... я потихоньку начал теребить свой прибор прокручивая в голове увиденное только что, трусы были мокрые от спермы... Блядь!! Опять придётся отстировать... Сука надо какуе то тряпочку завести для этих целей, никаких трусов не напасёся... Да какую нах тряпочку?! Надо ебать тётю Катю... Чё за хуйня, если её ебут такие хмыри как Семён с Лёвой, то я уж тем более осилю, да и к тому же у меня трусы катины с сеновала, не отвертится... В голове крутился недавно прочитанный мною роман «Театр», там этот Том выебал Джулию, актрису, она тоже была на 20 лет старше него... В книге так и написано было, что он взял её за счёт своей молодости..

Так а чё я тушуюсь? Мне через два месяца будет 14... Парень я смазливый был, девки в классе разную херню мне подкладывали в дневник, там анонимки разные с признаниями в любви... Правда ебать я никого не ебал ещё, только в кулак, но пару пёзд уже пощупал..

Короче буду ебать тётю!!!

С этой мыслю я тихо забылся во сне...

Где то к полудню меня разбудил Кирил. Он с рыбалки видите ли пришёл, бегал по двору как угорелый с пойманным трофеем — полуторакилограммовым карпом... Кирил так и забежал в комнату ко мне держа в руках эту рыбину:

— Алик, Алик!! Давай вставай смотри какого кабана я затянул!! Ты не поверишь, минут тридцать его водил, думал лёса не выдержит...

Я протёр глаза

— Кирил нахера ты его сюда занёс? Щаз всю комнату завоняешь, выпусти где то в ведро на улице, я щаз выйду...

На улице возле кухни, сидя на табуретке уже чистила овощи тётя Катя, между ног у неё сояло ведро, поэтому ножки были слегка расставлены, халат задрался к середине бёдер, подходя к кухне я заметил даже какого цвета на ней были трусики, несмотря на то что массивные ляшки сходились у трусов почти полностю их закрывая, всё ж таки кусочек красной ткани трусиков я увидел... Красные трусы!! Не Лёва ли ей подогнал? У меня в кармане были её белые трусы с сеновала, правда я пару раз на них уже кончил...

— Проснулся соня? Видел какую рыбину Кирил впоймал?

Она мило мне улыбнулась, продолжая чистить картошку.

— Алик может и ты завтра сходишь с Кирилом на рыбалку? Ты так всё лето проспишь..

— Да я ж не рыбак тёть Кать, я их боюсь этих рыб..

Тётя Катя рассмеялась.

— А я думала ты уже большой, думаю скоро вот уже у Алика на свадьбе погуляю, а ты видишь какой боягуз...

Я в штанах нащупал её трусы, подожди сучка, ты ещё узнаешь моего «боягуза»!!!

— Да ладно тёть Кать я уж наверно с Кирилом так сказать синхронно буду женится, чтоб Вы уже на двух свадьбах погуляли...

Вообщем перекинулись мы ещё парой ничего незначащих фраз, короч так и день прошёл.

Дядя Валера остался в городе, дядя Семён пришёл познавато «загашенный», и сказав что ему рано вставать завтра, холтурка так сказать подвернулась, быстро отрубился...

На следующий день проснулся я пораньше, где то к девяти. В доме никого небыло. Кирил на рыбалке, все остальные на работах. Тётя Катя хлопотала на кухне, по-моему огурцы закатывала в банки... Я понял то что я хотел сделать, нужно было делать сейчас... Именно сейчас когда остались я и т. Катя, надо её выебать у меня есть пара — тройка часов... От этой мысли у меня начало сильно колотать сердечко... Значит подойду сзади обхвачу её за талию. Так по моему в этом «Театре», Том подходил к Джулии, ну когда первый раз, она там ещё не успела опомнится, схватил за талию потом начал её целовать, у неё закружилась голова, ну короче завалил он её на пистон, причём быстро... При мысли что я так же СЕЙЧАС сделаю с тётей Катей, у меня сильней забилось в груди аж немного потемнел о в глазах... Я услышал стук закрывающейся двери в дом. Тётя Катя зашла, она зашла в прихожую и что то искала в комоде..

Шаг за шагом подхожу к ней. В висках стучит пульс. За талию и целовать, целовать, прокручиваю я про себя... В свои 14 я был достаточно рослым, где то метр семдесят восемь, правда как и все подростки худоват, хотя и занимался уже около полутора лет боксом. Тётя Катя была пониже меня сантиметров на 8... Остаётся пару шагов... Подхожу и... тут она разворачивается... как то не так я хотел, я хотел сзади... но уже было поздно, я слишком близко к ней подошёл, левой рукой беру её за талию, правой за плечо привлекаю к себе в попытке поцеловать... Она резко отклонилась, ошарашенная..

— Что такое? Я не поняла?... ты... ты шо творишь?

Она быстро пришла в себя, сперва сильно оттолкнув меня, следующим движением правой ладошки влепила мне в ухо, конкретно влепила, рука у неё тяжёлая, меня аж откинуло к стене, в первый момент я даже пару звёзд схватил в глазах...

Вот блядь!!! Не ожидал я такого поворота... я стоял как вкопанный возле стены держась за левое ухо. Тем временем она схватила со стола вазу и угрожающе двинулась на меня:

— Ах ты падонок... ты что делаешь?

Я понял что она мне щаз размозжит голову, и тут на меня нашло. Неожиданно для себя упав на колени перед ней я начал жалобно причитать:

— Тёть Кать извините меня, т-тёть Кать я. Я-я вас люблю, извините меня пожалуста, я больше не буду, я я готов... за вас... всё на свете..

Я начал всхлипывать подползая медленно к её ногам..

— Ты что несёшь там придурок?

Она остановилась посреди комнаты, рука с вазой опустилась, а второй упёрлась в бок.

— Ты что там бредишь?

Повторила она, но уже без злости, а с некоторым удивлением..

— Чесно, я не могу без вас, я каждую ночь о вас думаю...

Я медленно таки дополз до её ног и начал осторожно целовать ей щиколотки. Ну хоть так, я прикасался к её ножкам...

— Ты сума сошёл? Ну ка сядь...

Подняв меня за воротник, и подтолкнув к стулу, она продолжала:

— Ты что там себе в голову вбил? Господи какой позор!!! Тебе что девок не хватает? Ты ж красивый мальчик, чё ты сума сходишь? Я тебе в матери гожусь... Значит Алик давай договоримся так — вот этого эпизода, его не было, ты понял меня? Во вторых этот эпизод больше не повторится, ты понял меня?

Я жалко закивал головой...

— Всё брысь отсюда..

Я как побитый щенок выскочил из комнаты... Вот это пиздец!! Ёбаный врот, щенок сука... ёбарь невьебезный... эту книжку сука, этот «Театр» ёбаный, спалю нахуй... а аффтора повесить бы за яйца, пидораса кусок... Красный как рак я выбежал на улицу и побежал... даже не знаю куда... по — моему к сеновалу... Блядь у меня её ж трусы... ну и что я бы ей сказал? У меня ваши трусы!! Шантажист хуев... так бы она меня и приговорила... вазой по голове...

Вообщем нашли меня ближе к вечеру. Я спал на сеновале после стресса, как услышал голос Кирила:

— Алик, та запарил. Тебя уже все обыскались, а он тут дрыхнет. Давай подрывайся, мы щаз все едем на речку в лес..

— На чём?

— Агроном везёт на своей «Ниве»...

В Ниву набилось 8 человек. Агроном за рулём, рядом его жена, корова ещё та, тётя Маша. Сзади дядя Семён на его руках сидела тётя Мария, Я, на моих руках сидел Кирил, и Лёва к нему села тётя Катя... Оказалось что он ей подогнал купальник, жена Лёвы была в Китае в данный момент, они с Лёней туда поочереди ездили, семейный бизнес так сказать... Дяди Валеры уже не будет. Он звонил и передал что приедет дней через 5, уже нас забирать, тётя Катя должна к тому моменту закончить свою миссию с закрыванием консервации на зиму... Короче приехали, разложились. Значит все разделись, приготовились к купанию, и тут все увидели какой купальник Лёва подогнал тёте Кате, это было какое то бикини, я такие видел только в амеровских видиках, там плавки такие как стринги, сзади ткань меж булок, сами булки естесно представлены миру во всей красе. Был такой момент, мужики все купались, а женщины там поляну выставляли на одеялах, тётя Катя находилась задом к речке, вот она стоит раком, что то там поправляет на одеяле и я отчётливо вижу как из под ткани в заднике выглядывает тёмная кожа обрамляющая анус, такое впечатление было что и само очо выглядывает из под плавок. В меру широкая жопа, открытые булки и практически незащищённое очко, хотя пизда надёжно была укрыта под тканью, лишь несколько волосиков выбилось по ободку плавок. Особенно это понравилось агроному, наверняка он жалел что взял на этот пикник свою корову-жену, та в свою очередь ему за вечер нервишек потрепала своим бурчанием и ворчанием, она приходилась родной сестрой председателю колхоза. Колхоз в принципе уже начинали расформировывать, но там ещё оставались кой какие вопросы, паи и т. д. Вообщем и председатель колхоза и сам агроном всё ешё что то «решали», были ещё «шишками» так сказать... Об этом в основном и разговаривали, о паях будущих... Тётя Катя в шутливой форме жаловалась, что и она не против какого нибудь пая. Подвыпивший агроном на этом вопросе естесно гусарил, дескать говно-вопрос, договоримся, подмигивал он тёти Кати, от чего ещё большим ядом начинала исходить его корова — жена... Вобщем засиделись на речке до полуночи, потом таким же макаром добрались домой...

Проснулся на следующий день я позновато, где-то к 11-ти. Кирилл был на рыбалке, он теперь каждый день ходил. Короче прошолся я по хате, никого не было. Вдруг со двора донеслись голоса, я выглянул в окно и увидел сидящую на лавочке т. Катю моющую овощи под консервацию, рядом сидел агроном и что рассказывал. Прислушавшись я понял что он её пригружает о распределении будущих колхозных паёв. Что дескать и у тёти Кати при определённых раскладах есть шанс получить паи. Тётя Катя кокетливо хихикала

— И шо мне надо сделать? Денег у меня особых нету.

При этом одета она была в лёгкий сарафан, нога закинута на ногу и сарафан задрался чуть выше середины бёдер, оголяя её смачные ляшки.

— Ну можно как то будет решить вопрос..

Загадочно протянул агроном, пожирая взглядом её ножки.

— Ай вот сволочь..

Тётя с шумным хлопком шлёпнула себя по коленке.

— Покоя от них нету, ночью комары всю искусали, щаз эта мошка.

— Петрович видите...

(Она называла его на Вы, начальничек как ника)

— Петрович видите как комары меня искусали...

Тётя слегка расставила ножки показывая внутреннюю поверхность ляшек, причом сарафанчик подзакинулся приоткрыв край чёрных трусиков, из под которых едва заметно пробивалась волосня...

— Слушай Катюш, а тебе не жарко? Давай может сьездим на речку, покупаемся?

— Та ну у меня тут дел, невпроворот, надо ещё огурцы консервировать.

— Огурцы подождут, а я тебе в виде подарка 20 доларов дам..

Петрович смотрел на неё откровенным взглядом самца. Т. Катя услышав о 20 долларах, густо покраснела, склонив голову..

— Какие же вы мужики пиздаболы. Особенно Лёва...

— Ну так шо? Едем?

Петрович достал портмоне, вытягивая оттуда зелёную двадцатку. Впринципе на момент 93-го года, 20 баксов были серьёзными деньгами, это посути была месячная зарплата той же медсестры. Соблазн для тёти был весомым... А агроном видать уже «правильно» распределял паи, поэтому деньжата у него водились.

— За 20 долларов только покупаемся и всё, правильно?

Переборов смущение Катя начала дисскусию...

— Ну как и всё? Ты ж взрослая женщина, понимаешь, что как бы за это деньги не платят.

— А за что?

— Ну там покупаемся, голыми позагарем.

— За кого Вы меня принимаете?...

Она сказала это резко, причём по тональности было видно её вдруг вспыхнувшее раздражение, привнеся в разговор ненужное для агронома напряжение.

— Катюш ну ты меня неправильно поняла..

Вообщем он начал что то грузить по поводу, того что в селе тут и женщин нормальных нету, а Катя прям богиня для него, и что у него есть задатки художника, и он готов расстатся с двадцаткой тока ради того чтоб увидеть «богиню» в первозданном виде, то есть нужен кто-то чтоб попозировал ему и т. д.

Тётя начала потихоньку оттаявать, и незаметно продолжила дисскусию. Вообщем пришли к тому что она готова позировать ему за 20 дол., но только без «глупостей», как выразилась т. Катя.

Сразу же после этого разговора она направилась в дом, я отпрянул от окна и мигом рванул к телевизору в залу.

— Проснулся?

Заглянула она в залу.

— Алик ты дома будешь? Я тут ненадолго по делам сьезжу с Петровичем, надо и соли купит в сельмаге. Вообщем скоро буду.

Тётя развернулась и медленно пошла виляя задницей притормозив возле зеркала.

Смотря ей вслед, на её крепкие ножки, которые были открыты сарафанчиком до середины бёдер, на её спелую широковатую задницу, я уже представлял как агроном будет держать её сзади и пороть раком. То что он её выебет сегодня я уже не сомневался, смотря на неё, особенно сзади, первое что приходит на ум, это наклонить и вдуть её раком, по полной программе отодрать. Словно читая мои мысли, тётя наклонилась подбирая с пола соринку, сарафан задрался оголяя почти полностю её ляшки, такие же широкие как и жопа. Вот это кобыла бля!!! У меня от возбуждения аж руки слегка затряслись.

А тётя уже вышла на улицу и в сопровождении агронома, который слегка поддерживал её за талию направилась к машине.

Как только они отьехали, я уже выкатывал с сарая велосипед.

«Только не выпустить белую «Ниву» из виду. « стучало с каждым ударом пульса у меня в голове.

И хотя просёлочные дороги были никудышние, даже притом что они без особой скорости поехали к сельмагу, всё таки на велосипеде за авто следовать непросто. Агроном купил в магазине соли, и ещё то ли вина то ли настойки, быстро впрыгнул в машину и они тронулись в сторону близлежащего леса, причём поехали куда быстрей чем ехали к сельмагу. Мне же при этом нужно было сделать паузу и только потом отправлятся за ними, чтоб агронм меня не увидел в зеркало заднего вида. А в лесу оказалось несколько дорожек с развилочками. Вобщем потерял я их из виду. Дёрнулся по одной двухколейке потом вернулся...

Короче минут через 20 таких вот метаний, до моего уха долетел едва слышный звук музыки. Предположил что это может играть магнитофон в авто агронома я двинулся на звук... И вот я уже заметил среди лесных хащ, белеющее пятно, поняв что это они, я опрометчиво сьехал с дорожки, кинув велосипед в кустах, бегом помчался сквозь деревья и кустарники к белому силуету.

Прибыл я поздновато. Агроном уже ебал тётю Катю. Ебал прямо на розложеном переднем сиденье. Передняя дверка была открыта и поэтому прекрасно были видны голые ножки тёти Кати, левая нога была на плече у агронома, правой она упёрлась в дверную рамку.

И хотя туловища и головы тёти я не видел, Петрович же был весь на виду, он лежал на ней в стойке на вытянутых руках, со спущенными штанами, неспеша но основательно натягивая тётю. Засаживая ей как можно глубже, он после каждого толчка ещё делал вращательное движение, как будто пытаясь основательно раздолбать тётину пизду. Сквозь довольно громкую музыку были слышны такие же громкие стоны т. Кати. Попала сука.

Я не такая, я не проститутка... И вот теперь уже корчилась под агрономом..

— Яблоки на снегу, я-я — блоки на-а снегу-у.

Доносилась с колонок в авто.

— Ой-й а-а... Петрович... зачем же вы так со мной... а-ай-й... мы ж договорились... ой-й... без глупостей-й о-о..

Стонала в унисон музыке т. Катя.

Агроном сделав ещё пару фрикций притормозил что то говоря ей. Вот он потихоньку начал слазить с неё. Вышел на улицу в спущенных штанах. Подал руку тёте. Вот и тётя показалась, слегка растрепанная, покрасневшая, она была в принципе одета, только разве что без трусов и босая. Никакого намёка что она позировала. Видать выпив по стаканчику Петрович сходу взял её в оборот. И сарафан и лифчик, всё было на ней. Быстро же он её обработал, только трусы и успел снять...

А тем временем он её нагибал раком. Тётя стояла на улице, босая, упёршись в переднее сиденье. Сзади агроном, небрежно закинув сарафан ей аж на голову, уже потихоньку заходил в неё. Теперь он наслаждался властью над ней. Крепко держа её за широкие бёдра он делал с ней то что мечтает сделать каждый мужик видевший т. Катю... Агроном ебал её раком. Жалкая, упавшая на локти на переднем сиденье, с задранным на голову сарафаном, с раставлеными ножками, носочками внутрь, пяточками врозь и выпяченной трясущейся от жёстких фрикций, жопой... Это была тётя Катя... Опять послышались стоны, опять послышались уже привычные для меня за эту неполную неделю, хлопки о катины ягодицы...

— Дым сигарет с ментолом...

Доносилось с колонок...

Хлоп-хлоп-хлоп...

Подпевала катина жопа...

Ой-... ой..

Только и успевала вставлять т. Катя.

Сарафан напрочь сполз ей на голову, оголив полностью спину, были видны лямки лифчика... Агроном по прежнему держа правой рукой за её бедро, левой схватил за лямку лифа. Словно кобылу за упряжку... так и ебал...

— Ну и задница у тебя Катюша. Муж наверно ревнут жену с такой жопой, да?

Петрович уже снова держал т. Катю за обе ягодицы, и словно подтверждая свой комплимент катиной попе, он с натяжечкой неспеша засадил ей по самые яйца.

— Ну говори ревнует?

— Ревнует... ойй... о-о-о..

Выдохнула она.

Кассета в магнитофоне закончилась, и теперь были слышны лишь тётины стоны...

— Катюша покрути попой. Ты ж любишь крутить когда танцуешь? Вот и я стобой потанцую... ну, покрути задницей..

Тётя Катя послушно вправо-влево вильнула своей жопой...

— Давай крути. Крути попой.

Агроном не унимался. Теперь и он засаживал ей вращательными движениями, словно резьбу нарезал.

Тётя ещё глубже зашла в салон, её коленки касались переднего пассажирского сиденья, ноги она сдвинула, ляшки касались друг дружки... Она подмахивала Петровичу, крутя жопой вправо-влево..

— Петрович... помедленнее... пожалуйста... ой-й... я щаз сознание потеряю... АЙЯЙ-Й!! Шо ты делаешь... АЙ МАМОЧКА ОЙ-Й!!!...

Уже кричала т. Катя. Петрович вопреки её просьбе «помедленнее», долбал её как мог быстро и жёстко.

— Какой «помедленнее»? Я люблю быстрые танцы, тем более с такой жопой... А это мужу привет, ой бл-я...

Петрович начал кончать ей в пизду...

(Продолжение следует)

E-mail автора: ryrono7@ukr.net