Наверх
Порно рассказ - Соседи, фермер и др. (деревенские истории)
С о с е д и.

— — -------------------

Инга была латышкой, а в Семёновку попала выйдя замуж за сержанта стоящей в их посёлке части сапёров. Понравился он ей, Николай Машков, высокий, крепкий парень, разговаривающий правда, уже тогда своеобразно, над ним даже сослуживцы подтрунивали за этот уральский и чисто деревенский говорок. Но ей и это нравилось в нем и перед дембелем он уговорил, всё таки, её выйти за него замуж и уехать с ним на Урал. До этого он приходил к ней, бывая в увольнении.

Был у них и секс, куда ж без него, если встречаются парень и девушка, нравящиеся друг другу. Невинной девочкой Инга уже не была, поэтому в третью встречу, сама легла под него и он сумел доставить ей ожидаемое удовольствие. После этого встречались уже только для этого, Инга была заводной и нравилось ей заниматься с Колей любовью. Ему тоже нравилось, как она отдаётся, как извивается под ним при оргазмах, и как стонет при этом. В общем, главным при принятии решения о замужестве, для Инги был секс.

Приехали в Семёновку и стали жить вместе с родителями Николая, в не очень большом доме. Николай устроился работать в колхоз, но тот неожиданно развалился и он остался без работы. Времена были тяжёлые и непонятные. С родителями тоже жилось не очень. Инга, привыкшая чувствовать себя хозяйкой и сама принимать решения, тут оказалась в сложном положении. Даже сексом в постели приходилось заниматься по тихому, чтобы родители не слышали. Три года жили очень трудно, потом Николай устроился работать в МТМ, к бывшему механику, ставшему вдруг фермером и деньги снова появились в доме.

До этого приходилось иногда жить за счёт пенсии родителей. Увлёкшись новой работой, Николай приходил с неё усталый, было не до любви и секса, иногда. Потом ему отдали половину деревянного двухквартирного дома, они переехали туда, и жить стало повеселее, для Инги, которая работала уже в школьной библиотеке, получая зарплату за это, небольшую, но зато была окружена вниманием местной молодёжи, школьников и школьниц, так как была ещё молода и красива, работу свою знала и любила. К ней обращались с какими то вопросами и преподаватели.

— — -----------------------------------------------------------------------------------

Квартира ей понравилась, удобств никаких, конечно, но Коля пообещал сделать за год санузел с ванной, а воду они брали из пробуренной рядом с домом скважины и она была проведена в дом. Налаживалось у них понемногу и временами муж уже начинал заводить разговор о детях, что неплохо бы иметь в доме сынишку и дочку. До этого Инга предохранялась, глотая таблетки, но сказала, что когда в доме появятся удобства, она не будет их больше принимать, чем обрадовала Николая и тот клятвенно пообещал ей сделать всё в течение наступившего лета.

Под всем домом был подвал в два метра по высоте и разделенный на две половины стенкой в кирпич толщиной, но с большим проёмом для вентиляции. В общем из одной

квартиры в другую, можно было попасть запросто. Этим, правда, никто не пользовался и использовался подвал по своему прямому назначению, для хранения овощей и разных солений и варений, бражки и самогонки, иногда. В соседней квартире жила семья с двумя детьми женского пола, девчонками десяти и тринадцати лет. Сами родители были лет на десять постарше Инги и Николая, мужа звали Алексеем, а жену Ниной.

Алексей любил, иногда, особенно по выходным, прикладываться, веселясь, изрядно шумел, но пьяницей он не был, поэтому конфликтов не возникало. Нина была красивой блондинкой, как и Инга, разговорчивой и доброжелательной, С Ингой они подружились и иногда заходили друг к дружке, чтобы поговорить и просто отвести душу. Мужчины, тоже, здоровались, перешучивались, встречаясь, иногда и выпивали вместе.

Алексей поддержал Николая и они уже к июлю выкопали и выложили из шлакоблоков выгребную яму на две квартиры и вывели от неё в дом трубы канализации. Дело оставалось за немногим, отгородить в квартирах места для санузлов, установить ванны, раковины и унитазы и водогрейные колонки-титаны, или водоподогреватели работающие от электричества. Места под ванны и унитазы они отгородили, а на остальное нужны были деньги, но тут помог случай. К ним зашёл, как то, этот самый фермер, у которого работал Николай и, увидев то, что они успели уже сделать, решил помочь обоим, уговорив, попутно, и Алексея, на новую работу, так как знал его хорошо. Завёз им нужное, за счёт хозяйства, послал двух сантехников и сварщика на два дня, для монтажа сантехники и подключения воды и подогревателей.

— — -----------------------------------------------------------------------------------

В пятницу, довольные семьи уже мылись в ваннах и под душем, пользуясь и туалетом.

Это дело, конечно же, было решено обмыть как следует. Собрались в субботу, после полудня, на половине Инги и Николая, девчонок услали погулять, а сами стали выпивать и разговаривать. Посидели хорошо, выяснилось, что Алексей неплохо играет на гитаре и, даже, немного поёт. Пришлось тому идти за гитарой и настраивать её. Он спел несколько песен Высоцкого, потом, вместе с Ниной, кое что из репертуара Ю. Антонова. Алексей и Инга стали подпевать, в общем время проводили хорошо, не забывая и выпивать.

Нина сходила вечером, накормила и уложила спать девчонок и веселье продолжилось. Часам к одиннадцаим вечера набрались мужчины основательно и иногда путали уже своих супружниц, обнимая и целуя порой жён чужих. Женщины, тоже были изрядно подпитые, перемигивались друг с дружкой и посмеивались, подставляя губы соседу, вместо мужа. Нина присела рядом с Ингой, обняла её, посматривая на пьяных мужчин и прошептала на ушко, показывая на мужей:

— Тебе не кажется, милая, что наши муженьки уже ни черта не соображают, и им, сейчас, всё равно кому вставлять, а вставить охота, хоть наверняка, не смогут долго кончить. Как тебе, понравилось целоваться с моим? Это он умеет, и ебёт, ещё, вполне нормально, я раза по два-три кончаю под ним, когда он в ударе.

— Ты, Нина, хочешь, чтобы я переспала с твоим? Тебе, что, мой Колька понравился?

— Ну, понравился, не понравился, но охота соседа на это дело испробовать. А ты как?

— Не знаю, никогда ещё не изменяла ему, как поженились, хотя тоже хочется, сейчас, попробовать. Мне понравился твой Лёша. Классно засасывает при поцелуе.

— Так давай, поменяемся, часика на два, они же пьяные, долго не смогут кончить, потом опять, каждая к своему пойдёт. Сравним их возможности и дальше жить будем.

— Боюсь я, Нина, а вдруг разоблачат нас, что тогда будет?

— А ничего, они подумают что сами перепутали нас и будут помалкивать, довольные, если такое случится. Я уведу сейчас своего в одну комнату, а ты своего в другую, пока они раздеваются и поменяемся, сумерки уже, темновато, и ляжем, каждая под соседа, потом увидим, что получится. Давай, я пошла.

Нина подошла к Алексею, села ему на колени и что то прошептала на ухо. Тот заулыбался и попробовал встать, взяв её на руки. Не получилось, конечно, он чуть не грохнулся, Нина вырвалась и поддержала его, приговаривая при этом:

— Пойдём, отдохнём немного, Лёшенька, тяжёлый ты уже, да и Коля тоже. Завтра воскресенье, допьём, успеем, нашу водочку, а сейчас в постельку, миленький. У Инги с Колей, сегодня заночуем, не надо девочек наших будить.

Она подхватила его под плечо и, подмигнув Инге, увела в комнатку. Инга тоже подошла и помогла пьяно улыбающемуся Николаю, дойти до другой комнатки, где он, обняв её, попытался завалить на кровать. Инга увернулась, сказав, что ей надо сходить по маленькому и, оставив его раздеваться, вышла обратно в большую комнату. Нина уже была там, посмеиваясь и раздеваясь. Они были похожи телами и фигурками. Нина была немного пониже, чуть-чуть. Инга тоже разделась и немного подрагивала, от боязни, наверное, Нина подошла к ней и сняла с неё бюстгальтер, сказав, что он не нужен, погладила груди Инги и поцеловала их даже, сбросила с себя трусики, Инга тоже и они, посмеиваясь, разошлись, каждая к своему соседу.

Нина тихонько зашла в тёмную уже комнату к Николаю, который хоть и был сильно пьян, но ждал свою женщину, которой очень хотел вставить, оттянуться с ней по полной.

— Ложись, Инга, ох и отдеру я тебя сегодня, болт стоит вовсю уже. Давно так не хотел.

Нина залезла под простынь и прижалась к нему, чувствуя как он укладывается на неё, сразу вставляя свой большой и толстый член. Навалился всем телом, расплющив под собой её груди, обнял, поцеловал, обдавая ароматом выпитого и, уткнувшись ей в шею, стал двигаться, сразу взяв хороший темп и вытаскивая член почти полностью, чтобы снова, с силой, вогнать его во влагалище, сразу начавшее выделять соки, получая удовольствие от этого.

Нине понравилось под Колей, и она стала подмахивать ему, получая удовольствие и от его размашистых движений, толчков, настраивая себя на долгое сношение. Коля ебал её с получаса, они оба были уже мокрые от пота, влагалище хлюпало от избытка Нининых выделений, но ни он, ни она не сдавались. Только, когда Коля издал хриплый вздох и начал сливать в неё свою сперму, добавляя её к уже имеющимся в большом количестве сокам Нины, она поняла, что получила то, что ожидала.

Кончив, он отвалился от неё, прошептал: — Ох! Хорошо! — И заснул, тут же начиная негромко похрапывать, от того, что лежал на спине.

Нина перелезла через него, поцеловав при этом, помогла Коле лечь на бок и храп прекратился. Засмеялась тихонько и вышла опять в большую комнату голая. Инги ещё не было, а из их комнаты слышалось натужное дыхание мужчины, подходящего к пику соития и скрип кровати. Ещё она услышала постанывания и довольные вскрики Инги. Там дело только подходило к концу и Нине не осталось ничего, кроме, как ждать этого конца.

Она не одеваясь, уселась голой попкой на стул и налила себе рюмку водки. Выпила и тут поняла, что её Лёшка с Ингой тоже закончили своё общее дело. Снова послышался скрип кровати и появилась Инга, пошатывающаяся от слабости, довольная, улыбающаяся.

— Получилось, Ниночка! Твой Лёшка, даже не смотрел на меня. Только залезла в постель, навалился и сразу начал ебать, не целовал даже. А мне хорошо так стало, я давай ему подмахивать, а он, за попу мне вцепился и толкает его, толкает. Длинный он у него, но потоньше, чем у Кольки, несколько раз до матки достал, больно даже немного было, но приятно. А правильно ты сказала, что пьяные они долго ебут. Я пять раз кончила и шестой, когда он спускать в меня стал. Нормально. А тебе понравилось с Колей?

— Конечно понравилось. Он у него толстенький, как раз то, что мне нужно было. Я вообще искончалась, не считала сколько раз, но много. Здорово получилось, при случае, можно и повторить. Пойдём, подмоемся, тогда. Хорошо, когда в доме все условия есть.

Молодцы вы с Лёшкой, всё таки, мой сам, до этого не додумался бы. Не надо зимой на мороз выскакивать, чтобы опростаться. И девчонок всегда можно вымыть, нормально.

Они зашли в совмещённый санузел, где в подогревателе была всегда горячая вода, настроили душ и обе залезли под него, встали обнимаясь. Инга посмотрела в глаза Нине и впилась в её смеющиеся губы, целуя взасос и проталкивая той в рот свой язычок. Нина даже сомлела от такого поцелуя и тоже ответила на него, пробуя вставить Инге в ротик свой язычок. Язычки встретились играя и щекоча, а женщины крепко прижались одна к другой телами, начиная нежно поглаживать друг дружку, ласкать. Потом разъединились и расхохотались, начиная подмываться. Подмылись, сполоснулись и пошли в комнату, где голые уселись за стол. Выпили по рюмке водочки, закусили.

— — -----------------------------------------------------------------------------------

— Пойдём на диван, что ли? Раздразнила ты меня, Инга. Побалуемся немного, как в порнушках показывают. Хочется мне твою пиздёнку на вкус попробовать.

— Идём. Мне тоже сейчас хочется этого, давно уже не пробовала с женщиной. Раньше, в Латвии ещё, часто в общаге этим занимались, с девчонками, когда ребят не было под рукой. Ты этого не пробовала, наверное, даже целоваться с женщиной не умеешь ещё.

— А где учиться то, Инга? В нашей деревне, я только по видику и увидела такое, и то совсем недавно. До этого ничего про это не знала совсем. Да и не с кем здесь, не предложишь же первой попавшейся такое. Ладно, идём.

Они легли на диване и обнялись. Инга стала преподавать Нине уроки лесбийской любви. Процеловала всё её тело, уделяя особое внимание большим и упругим ещё грудям Нины, пупку и бёдрам на подходе к интимному месту. Потом вернулась к губам и долго целовала её играя язычком в ротике подруги. Когда Нина уже изнемогала, от этих ласк и поцелуев, она развела в стороны её ножки и, устроившись между ними, стала целовать и лизать её раскрывшуюся вагину, впилась, посасывая в выступающий, напряженный клитор.

И Нина поплыла, вскрикнув и выгнувшись дугой, оросила лицо подруги своими соками, получив первый свой оргазм от женщины. Инга не унималась и оргазмы следовали один за другим, пока Инга не засунула свой свёрнутый в трубочку язычок Нине во влагалище и покрутила им в нём, щекоча. Оргазм, последовавший от этих действий был таким сильным, что Нина закричала, бросая своё тело из стороны в сторону, и потеряла сознание.

В комнатках заворочались мужчины, услышав сквозь сон, этот крик, но снова затихли.

Инга довольная собой, рассмеялась, оторвалась от своего занятия и легла на Нину сверху, глядя как к той возвращается сознание, становится осмысленным взгляд и появляется виноватая улыбка на лице. Нина полностью пришла в себя, посмотрела на улыбающуюся Ингу, вздохнула и рассмеялась.

— Слушай, подруга, в порнушке я видела, как это делают, но ни разу, чтобы кто то терял при этом сознание от наслаждения. Ты что, секрет какой то знаешь? Колись, Инга.

— Какой секрет, Нина? Просто ты, оказывается, предрасположена, получать любовь и удовольствие от женщины. Твой оргазм был потрясающим и сильным. Я сама такое впервые увидела и даже кончила вместе с тобой. Хорошо! Мне нравится доставлять удовольствие женщине, лаская её. Твои соки мне нравятся. Мне хорошо с тобой.

— Давай и я тебе так сделаю, я, теперь, твоя должница.

— Не надо, я получила уже своё, и от Лёши твоего, и от тебя. К тому же у тебя не получится сразу, будешь чувствовать себя не в своей тарелке. Давай уж разбегаться по свим мужчинам, времени много уже. Посмотрим на них завтра, на их поведение.

Сходив ещё раз под душ, женщины разошлись, каждая к своему мужу под бочок.

— — --------------------------------------------------------------------------------- —

Утром всех рабудили пришедшие девчонки, которые давно проснулись и теперь им требовалось покушать. Нина встала и, забрав девчонок, ушла с ними к себе. Инга тоже встала и умывшись, одела халат и стала наводить порядок на столе после вчерашнего. Мужчины поворочались ещё на кроватях, но тоже встали. Головы то побаливали и требовали хоть небольшой, но опохмелки.

— Инга, налей нам с Лёшей по стаканчику, головы поправить. Не надо в рюмки, мало будет, а стограммовик в самый раз. Садись, Лёша, выпивка ещё осталась. Ох и поддали мы с тобой вчера, плохо помню последнее, как спать лёг, совсем не помню.

— Да нормально всё, не каждый день у нас такие события бывают. Как в городе, сейчас, жить будем, с удобствами. Как же это не отметить. А вчера, я тоже помню только, как меня Нинка поднимала со стула, чтобы спать вести и всё.

Однако, он с хитринкой посмотрел на Ингу, разливающую водку в гранёные стаканчики, а когда она повернулась, наливая мужу, ласково погладил её по попке. Она не подала вида, но ей стало приятно и тревожно одновременно. Она поняла, что Алексей знает, кого он ночью ебал. Она раскраснелась и налила себе в рюмку, чтобы выпить вместе с мужчинами. Вернулась Нина и тоже присоединилась ко всем. Веселье продолжилось.

— По моему, твой догадался, что со мной вчера ебался. Приревнует ещё и тебя к Лёшке, что тогда будет. Что делать то будем?

— Ничего, мой Лёшка далеко не дурак, даже если и понял кое что. Ему, как видно, понравилось с тобой, значит он будет молчать, только постарается ещё тебя поиметь. Догадаться, как я понимаю сейчас, было довольно просто, ты так стонала и вскрикивала при оргазмах под ним, даже я это слышала. Мы же с ним делаем это по тихому, я сдерживаю себя, чтобы не стонать и кричать. Девчонки же у нас, услышат ещё. Ничего, прорвёмся, твой бы не завыступал, но я его тоже, в крайнем случае совращу, на разок.

— Хорошо бы, не охота, чтобы непонятки начались. Ты уж постарайся, Нина, а твоего, я ублажу, тоже, если он приставать будет сильно.

Разговор происходил, когда мужья, после очередного стаканчика, ушли покурить на улицу. Женщины не знали, что мужья тоже разбираются, кого они ночью ебали и им было так хорошо при этом. Разговор, начал Алексей, понявший, что Николай действительно ничего почти не помнит, но ему понравился секс ночью, даже показалось что дырка у Инги уже стала, до того приятно. Он посмотрел на Николая, усмехнулся и сказал:

— Ты что? И правда, ничего не помнишь Коля? Я конечно, тоже хорошо надрался, но помню всё таки, как ты целовал мою Нинку и ей это нравилось. Я хотел было вмешаться, но тут под рукой оказалась твоя Инга и я стал целоваться с ней. И увела тебя в постель, наверное, не Инга, а моя Нинка, да там и осталась с тобой, а я, видно, спьяна затащил к себе в постель твою Ингу, которая сидела и не могла подняться. Я, вроде, помог ей дойти до постели и она не поняла даже под кем лежит. Мне тоже понравилось, только я сразу уснул, потом. А утром обнаружил под боком свою Нинку. Они ночью, очевидно разобрались, что не в те постели угодили, договорились молчать и разошлись, каждая своему под бочок. Вот так и было всё, скорее всего. Что делать будем, сами же виноваты, что нажрались так.

— Чёрт подери, выходит, что мы с тобой поменялись на ночь жёнушками? Славно. Ты сам то как думаешь? Скандалить нам с тобой из за этого? По моему, не стоит. Что случилось уже не исправить. Интересно, а им самим понравился такой обмен?

— Не знаю, Нинке, по моему, понравилось, вон у неё какое хорошее настроение. Твоя, помнится, стонала и вскрикивала, когда качалась подо мной.

— Тогда ей, значит, тоже понравилось. Так она выражает себя, получая удовольствие. Ладно, Лёша, сделаем вид, что не знаем ничего. Чёрт, а я ещё попробовал бы твою, у неё и правда пиздёнка узкая. Может ещё разок обменяемся ими, при случае.

— Можно, если получится, твоя, значит, тоже горячая штучка, если так стонет и кричит под мужиком. Мне тоже охота ещё засадить ей, но лучше бы по трезвянке. Ладно, увидим.

Сегодня, точно, не получится, а там посмотрим. Пошли к ним, да и допить надо, потом отсыпаться. Завтра — день уже рабочий, к тому же, пообещал я твоему фермеру, придётся увольняться и переходить к нему.

— А ты не жалей, Лёша. Сергеевич — мужик с понятием, и платит нормально, по сравнению с другими. Пьянку на работе не приветствует, так это тоже хорошо.

— Да знаем мы друг друга очень хорошо, Коля, так что уговаривать меня не надо. Пошли.

— — ---------------------------------------------------------------------------------- —

Они вернулись в комнату, где сидели и шептались о чём то их любимые жёнушки.

Допили последнюю бутылку, распрощались и разошлись. Алексей и Нина ушли к себе, а Николай, подняв Ингу со стула, поцеловал её, взяв на руки, пронёс в спальню и уложил на кровать, сразу начиная раздеваться. Инга засмеялась, сбросила с себя халат и трусики, легла и, раскинув широко ножки, приняла на себя тело мужа, а во влагалище его большой член. Страсть захлестнула обоих, ведь они знали, что ночью изменили друг другу и, как бы, возмещали теперь это. Инга опять кричала и стонала под мужем, вбивающимся в неё с большой скоростью, кончая раз за разом. Потом, оргазм навалился на обоих одновременно, и Николай стал заливать её своим семенем. Они долго лежали не разъединяясь, страстно целуясь при этом.

Коля, как то незаметно, снова уснул, а Инга встала и сходила под душ. Потом стала прибираться на столе, думая, что сготовить на утро Николаю и себе. Решила, что хватит и котлет, если сделать их с пюре. Картошки, однако, в ящике не оказалось, за ней надо было лезть в подвал и она, открыв крышку подвала спустилась в него, прошла к разделительной стенке, около которой стояли два мешка. Развязав один, присела на стоящий рядом деревянный топчан и стал выбирать картошку в прихваченное ведро.

— — -----------------------------------------------------------------------------------

Вдруг, почувствовала, что уже не одна в подвале и, тут же раздался тихий смешок, а на её груди легли руки мужчины, Алексея, это она поняла тоже. Он обнял её сзади.

— Повторим ночное приключение, Инга? — Шепнул, спросил он. — Мне, ночью, это очень понравилось. Опять уже изнывает, стоит на тебя. Не бойся, Нинка ушла к подруге.

— Лёша, как ты понял, что это была я?

— Нинка так стонать и вскрикивать, как ты, не умеет. Давай, здесь, на топчане.

— Ну, ладно, мне тоже было хорошо с тобой ночью. Еби, чего теперь противиться.

Она сама легла спиной на небольшой топчан, задрала подол. Лёша стащил с неё трусики и навалился сверху, предупреждая, однако:

— Не кричи только, разбудишь своего, стони, если невмоготу, тихонько.

Он вставил ей, ухватился, как ночью, за ягодицы и стал вколачиваться. Инга подмахивала и тихонько постанывала от нахлынувших опять оргазмов. Еблись в этот раз минут пять всего, но она успела дважды получить наслаждение от Алексея, а когда он, с последними толчками стал вбрасывать в её рагорячённое влагалище сперму, она кончила третий раз и вскрикнула, всё таки. Алексей закрыл её рот своим, целуя. Полежал на ней, затем поднялся и заправил член в брюки, помог встать ей, протянув руку.

— Горячая ты, Инга, штучка. Охота, с тобой, хоть изредка, иметь это самое. Ты как?

— Нормально, подвернётся случай, можно ещё, я не против. Ты тоже заводишь меня. А сейчас уходи, не нарывайся, я за картошкой сюда пришла. Готовить на утро надо.

Он помог ей набрать картошки и они разошлись. Инга вылезла из подвала и, напевая что то, стала чистить и варить. Николай крепко спал, ничего не зная о новом приключении жены в подвале.

— — -----------------------------------------------------------------------------------

Николай работал автослесарем, разбирался в тракторах, да и вообще в любой движущейся технике. Водительские права у него тоже были, мог заменить при нужде и шофёра, своей машины пока не было, но он надеялся со временем купить и её. Трудился он в возрождённом МТМ, зарабатывал неплохо. Нина, жена Алексея тоже работала там, уборщицей бытовых помещений. Её работа начиналась после пяти вечера, когда уходили все рабочие и начальство и длилась часов до восьми, иногда, в грязные дни, осенью и весной, до девяти, или чуть дольше. Бывало слесари задерживались и уходили позднее, но она тогда отдавала им ключи, когда заканчивала свою работу, которые те заносили сторожу в соседний гараж, где тот в основном и находился.

Во вторник Николай был вынужден дожидаться, пока пригонят сломавшийся трактор. Он позвонил Инге в библиотеку школы и сказал, что задержится по работе часов до девяти. От нечего делать, зашёл в бытовки, где прибиралась Нина, вспомнив слова Алексея, что тот не будет против, если он «согрешит» с его супружницей. Было жарко и Нина надела на себя только шорты и маечку, обрисовывающие её ладную фигурку с широкими бёдрами, красивыми ножками и большой, как и у Инги, грудью. А её, немного смущённая улыбка, вообще подняла его немалое достоинство и это было заметно. Нина хихикнула, уставясь на бугор в брюках, отжала тряпку, вытерла руки, села на скамейку, показав взглядом Николаю на место рядом с ней.

— Чего это, Коля, ты какой то напряжённый сегодня? Что нибудь не так?

— Всё так, увидел тебя вот, такую обольстительную, симпатичную и захотелось кой чего.

Он присел рядом и, как бы в шутку, обнял за плечи. Нина не сбросила его руку, а сама тоже прижалась к нему. Он развернул тогда её лицом к себе и поцеловал взасос. На поцелуй она тоже ответила и закинула свои руки ему на плечи. Прошептала:

— Если сильно захотелось, то я не против, мне тоже хочется. Пойдём в сауну, там пусто, можно раздеться и полежать на полке. Хорошо ты целуешь меня, так ласково...

В сауне было ещё жарковато, но их это уже не остановило. Нина первая сняла с себя всё и легла на полок, на спину. Николай тоже очень быстро разделся и лёг на неё сверху, лаская её груди и целуя. Член упёрся между сжатых ножек, стараясь втиснуться. Нина засмеялась, отвечая на его страстные поцелуи и чуть-чуть разжала ноги. Член провалился между ними, задевая её вагину, Николай простонал:

— Нина, не издевайся, впусти его! Или я начну тебя прямо так, между ног, ебать. Ты этого хотела, позвав меня сюда?

— Нет, конечно, я хочу чтобы ты меня выебал так, как свою Ингу ебёшь. Давай, входи, миленький, мне надо это.

Она раздвинула ножки, приподняв их, и большой член ворвался в её влагалище. Нина вскрикнула от боли, но ещё крепче обняла его за спину, подаваясь ему навстречу. Николай стал вколачиваться в неё, всё больше заводясь от её узкого влагалища, в котором член ходил как поршень, принося удовольствие от движений обоим.

Нина кончила уже на первой минуте, хорошо смазав там и теперь ловила кайф почти при каждом вторжении, постоянно выделяя соки и чувствуя, что её возносит чуть ли не к небесам. Это было даже лучше, чем в ночь с субботы на воскресенье.

Она начала издавать какие то всхлипы, как будто плакала от непрекращающегося удовольствия, между ног было и сладко, и больно, особенно когда член Николая, полностью заполнял её влагалище при вторжении. Когда он стал выбрасывать в неё своё горячее семя, она закричала и расцарапала ему спину, замерев после этого и потеряв силы.

Николай лежал на ней, не выходя, член, как бы, чувствуя состояние хозяина, был по прежнему крепок и ждал продолжения. Нина была довольна и, совсем придя в себя, засмеялась и подала бёдрами вверх, приглашая начать снова. Николай начал. Член ходил теперь мягче, выжимая из влагалища сперму и соки. Но скорость и амплитуда движений росли, вскоре Нина металась под ним, хватаясь руками, то за спину, то за ягодицы парнёра и совсем не помнила уже себя. А Николай всё ебал её, то почти полностью вытаскивая член, то снова, с силой вгоняя его в неё. Действо длилось дольше чем в первый раз и когда он снова заполнил её влагалище спермой, у Нины совсем не было сил.

Николай поднялся с неё и сел рядом, гладя её тело, рассматривая. Она обессиленно лежала на полке с раскинутыми ногами, а из открытой щели вытекала сперма и её соки.

— Хорошо то как, Коленька. Лёшка никогда меня так не ебал. Я искончалась под тобой, от твоего здоровенного. Это здорово мне понравилось.

— Нина, может будешь мне давать иногда. Мне тоже хорошо в твоей узкой пиздёнке. Я не собираюсь разводиться и тебя разводить с Алексеем, но иногда то можно ведь.

— Можно, Коленька, я просто без ума от тебя. Когда захочешь опять, задержишься на работе и мы поебёмся от души. Мне нравится, как ты это делаешь. А сейчас давай помоемся, раз уж в сауне, и мне надо домывать идти. Ты то, чего остался сегодня?

— Трактор должны пригнать в ремонт, надо встретить и оформить всё. Ладно, моемся и разбегаемся, тогда.

Он поцеловал поднимающуюся Нину, они вымылись и оделись, в раздевалке. В сауне всё ещё было жарко. Нина стала продолжать свою работу, а Николай спустился вниз и вышел на улицу. К МТМ подъезжал трейлер с трактором.

— — -----------------------------------------------------------------------------------

Когда Николай вернулся домой, Инга тоже была в отличном настроении, получив в его отсутствие, от соседа свою долю наслаждения не один раз. Поцеловавшись, поужинали и сели смотреть телевизор, коротая время до сна. Секса им хватило обоим и в постели они уснули, даже не вспомнив, что надо бы и этим позаниматься.

=====================================================================================

В школьной библиотеке.

— — -----------------------------

Инга скучала, сидя в библиотеке деревенской школы. Все преподаватели были в отпусках до середины августа. Несколько раз правда, приходила директор школы, пожилая уже женщина пятидесяти лет, спрашивала, стандартно про дела и уходила. Школьники тоже заходили за книгами, но редко. Вообще то ей тоже положен был отпуск, но она решила использовать его позднее, в июле-августе, чтобы сделать какой нибудь косметический ремонт в квартире. Сидела и листала книгу, просматривая и ища что нибудь полезное, когда в коридоре раздались шаги и зашёл улыбающийся высокий и крепкий мужчина лет сорока. Инга не сразу узнала в этом, хорошо одетом человеке Илью сергеевича, фермера у которого работал в мастерских её муж Николай. Узнала всё таки и ответила на улыбку.

— Здравствуй, Инга. Собираюсь ехать в область, зашёл узнать, может что нибудь и для библиотеки школьной приобрести надо. Тускло вы тут живёте, книги потрёпаные, не обновляются. Ты могла бы составить мне список, чем я могу вам помочь. Родная деревня всё же, сам учился здесь когда то, поэтому без внимания школу не оставлю. Деньги есть сейчас, пользуйтесь моментом.

— Илья Сергеевич, спасибо, только много чего надо. Не посчитаете, что жадничаем?

— Не посчитаю. Могла бы и просто Ильёй звать, ты же не моя подчинённая. Или я уж старый такой? — Он смеясь развернулся перед ней на триста шестьдесят градусов.

— Какой вы старый Илья. Нормальный, крепкий и симпатичный ещё мужчина. Мне вы нравитесь. И в деревне вон какой порядок навели, люди к вам тянутся. Настоящий полковник, как поёт Алла Пугачёва. Когда вам список приготовить?

— Ну, ты загнула немного. До полковника я не дотянул. Майором из армии списали при сокращении. А если серьёзно, то ты мне в душу запала, Инга. Нравишься мне очень. Ничего, что я чуть ли не в любви тебе обьясняюсь?

— Ничего, если вы серьёзно. Только к чему это? У вас семья, у меня тоже муж имеется и живём мы с ним дружно. Спасибо за помощь, кроме отопления теперь всё в доме есть. А что, может воспользоваться моментом, при вашем признании, и заказать мне компьютер в библиотеку? Хотя нет, не поймут в школе, ни у кого если нет, то мне и подавно не положено. Так когда вам список отдать?

— А как быстро ты его сделаешь?

— Ну, сегодня уже не успеть, тем более, что всё равно его надо с директором согласовать, может и она что то добавит своё и выбросит моё.

— Давай, готовь тогда до выходных. Я поеду в понедельник с утра, в пятницу зайду ещё, за списком и чтобы на тебя, такую красивую, посмотреть. В это же время, устроит?

— Устроит, Илья, может кофе со мной выпьешь чашечку, раз уж пришёл. Я включу чайник.

— А что, можно пожалуй, посижу, полюбуюсь тобой немного. Дай хоть стул, что ли.

— Вгоняете вы меня в краску, Илья. — Сказала Инга, включив чайник и доставая из щкафчика, баночку растворимого кофе «Арабика», достала и протёрла чистым полотенцем чашечки, выставила на свой стол коробку с рафинадом.

— Мне приятно ваше внимание, но нет у нас с вами будущего, и изменять мужу нет пока оснований. Побаиваюсь я вас, к тому же, слишком напористый вы мужчина.

— Иначе нельзя, сейчас, Инга. Только продумав и всё решив, надо начинать, но идти уж до конца. В противном случае заклюют, раздавят, а хорошо жить всем хочется. А тебя я всё же добьюсь, я чувствую твой потенциал, твою темпераментность в жизни, а значит и в любви тоже. Ты ведь любишь именно напор и чтобы получать при этом своё, в жизни, наслаждение. В этом мы похожи с тобой. Вот и чайник твой вскипел, делай кофе, Инга. А потом я тебя поцелую всё же.

Они сидели и пили кофе. Потом Илья встал, собираясь уходить, подошёл к Инге прибирающей на столе, развернул её и крепко поцеловал. Инга ответила на поцелуй.

— — ----------------------------------------------------------------------------------

Секретарша, она и в Семёновке секретарша...

— — ------------------------------------------------------

В свою контору или офис, как принято сейчас называть, Илья Сергеевич, или просто Илья, как он просил называть его Ингу, вернулся около пяти, сотрудники все уже разошлись или готовились уйти. На месте была только секретарь, двадцатишестилетняя, красивая женщина, двоюродная сестра его жены, однако, разбирающаяся в ведении документации и умеющая пользоваться компьютером, за что он и взял её секретарём, а не из за родства, так как не долюбливал её муженька — сожителя, пьяницу и склочника. Первое время тот даже следил за женой, считая, что раз секретарша, то шлюха для начальника. Потом поутих, не видя причин для скандалов с женой и её начальником, но пить стал ещё больше, вытаскивая деньги из карманов жены или из её сумочки. Разговоры на него не действовали. Он просто обзывал жену блядью и уходил пить в лес с мужиками, на их место, оборудованное столиком и скамейками. Лиза плакала, но это не помогало.

Сейчас она тоже была взвинчена, муж пришёл к ней на работу и ей, чтобы выставить его, отвязаться, пришлось дать ему денег, чтобы только он ушёл, не позорил её.

— Что случилось, Лиза? — Спросил Илья, подходя к ней. Она заплакала и уткнулась носом ему в грудь. Илья ласково погладил её по голове.

— Не знаю уже, что и делать, Илья. Замучил совсем, пришёл на работу, за деньгами на выпивку. Хоть разводись, сил никаких нет с ним ладить. Ему только нажраться и всё.

— Я, вообще то, не пойму тебя, Лизонька. Чего ты за него держишься? Детей от него у тебя нет, давно уж надо выгнать его к чёртовой матери. Ты же красивая и умная женщина, зачем тебе этот алкаш, живущий за твой счёт? Работать он не хочет, да и кто его возьмёт на работу, такого. Разводись ты с ним, а то ещё пацана испортит, ему же семь лет уже, всё понимает и видит, что твой муж творит дома. Лёнька же не его сын, как я понимаю?

— Не его, Илья. Ты прав, надо выгонять, а нормальный же был мужик, когда сошлись мы с ним. Ласковый, и к Лёньке хорошо относился. Ладно. Мы ведь не расписаны с ним, пусть катится на все четыре стороны, он даже не прописан у меня.

— Молодец! Давно надо было решиться на это. Если будет выступать, дай знать мне. Вылетит вообще из деревни.

Илья обнял Лизу и ласково поцеловал в губы. Лиза вздохнула и ещё крепче прижалась к нему. Он тоже прижал её к себе и положил руки на её круглую и упругую попку.

— Ох, Илья, я так желала, всё это время, как работаю у тебя, чтобы ты захотел меня.

— Я и хотел тебя, с самого первого дня, Лизонька, только не хотел скандалов и лишних сплетен в деревне. Закрывай контору изнутри, до прихода технички нам хватит времени.

Лиза взяла ключ, проверила все кабинеты и закрыла входную дверь на ключ. Пришла и несмело подошла к Илье. Он обнял её, она тоже обняла его за шею, и они стали неистово целоваться. Взяв Лизу на руки, он пронёс её в свой кабинет и уложил на мягкий и широкий диван, стали раздеваться и, через минуту, он лежал на ней и его член входил в её жаркую расщелину. Первые нежные толчки в её влагалище и Лиза, застонав, прижалась к нему, поднимая ноги согнутые в коленях.

— О! Боже! Как я хочу тебя! Уже год почти не была под настоящим мужчиной. Давай, Илья, мне надо это сейчас, с тобой! Еби же меня! О-о-о! Резче, милый!

Илья улыбнулся, он был изрядно напряжён, после поцелуя с Ингой и тоже хотел секса, поэтому стал вбиваться в неё всё резче и сильнее, как хотелось Лизе. Она кончила, он почувствовал это, но не перестала подмахивать, остановившись лишь на мгновение, чтобы облегчённо вздохнуть и поцеловать Илью, снова старалась чтобы и он получил наслаждение. Но Илья не спешил кончать, чувствуя под собой прекрасное тело, ощущая как сплющиваются под ним её груди, доставляя дополнительно, приятное, усиливающее общее удовольствие. Она снова кончила вместе с ним, и они страстно целуясь, делали свои последние движения навстречу друг другу, стараясь посильнее вжаться, раствориться один в другом. Замерли и расслабились, не разделяясь, ласкаясь и целуясь. Илья смотрел на неё и думал. Затем сказал, усмехаясь в душе:

— Мне очень хорошо с тобой, Лизонька! Не торопись, когда выгонишь своего, искать себе замену ему. Лучше делай это, когда захочется, со мной, милая.

— Какая замена, Илья? О чём ты говоришь? Он уже около года ничего не может, не стоит у него. Да и раньше, я не получала с ним и доли того, что ты дал мне сегодня. Я ни кого не буду искать, пока буду нужна тебе, а ты ещё очень крепкий мужчина, тебя надолго хватит и на сестру и на меня. И я не болтушка, Илюша, знай это.

— Вот и хорошо. Тогда ещё разок, чтобы закрепить наше соглашение, потом по домам.

— Ой! Он опять уже твёрдый и заполнил меня всю. Хорошо! Давай, любимый начальник!

Лиза ещё получила два удовольствия и обессилела в конце, когда Илья снова стал выпускать в неё сперму. Она вместе с её соками выжималась наружу, с хлюпающими звуками. Довольны были оба. Когда встали, Лиза вытерла его член и свою расщелину куском чистой материи, им же убрала сперму с ног и они оделись.

Расцеловались на прощание и Лиза ушла первой. Минут через десять, пришла уборщица и Илья тоже пошёл домой.

=====================================================================================

Инга и Илья. Испробовать новое это классно.

— — ------------------------------------------------ —

Директрица была довольна. Ещё бы, фермер, возродивший деревню, решил помочь их школе. Она долго выпытывала у Инги, чем он может помочь им, ничего толком не добившись, решила сама позвонить ему и поговорить. Позвонила. Илья Сергеевич сказал, что на многое пока расчитывать нельзя, но обновить библиотеку, учебниками и нужной литературой он может, также в его силах, закупить необходимые для нового учебного года тетради, журналы и вообще все кацтовары, но это пока всё. На следующий год, если появятся дополнительные финансы, можно расчитывать на несколько компьютеров для школы и ещё что нибудь. Всё будет зависеть от результатов года по его хозяйству.

Да, директорше конечно хотелось больше, но и то что дают, надо брать. Она вместе с Ингой долго сидела, составляя спискок необходимого, но ушла всё таки довольная. Инга после обеда, в пятницу, ждала визита Ильи, немного прихорошившись и даже чуть-чуть подкрасившись. Волновалась. В голове крутились его слова, что он всё равно добьётся её. Теперь этого хотела и она, думая только, где это произойдёт и как. После обмена мужьями с Ниной, она частенько давала Алексею, когда подворачивался случай или когда Николай задерживался на работе, а это, в последнее время, случалось довольно часто. О том, для чего он там задерживается, она не знала, да и не интересно ей это было, ведь в такие вечера, она очень неплохо проводила время под Алексеем или на нём.

Сегодня Николай опять позвонил и сказал, что есть срочная работа и он будет дома не раньше девяти вечера. Её это устраивало, значит и с Алексеем получит удовольствие.

Илья тоже позвонил и попросил её подойти со списком в его офис после пяти, так как у него совещание по работе. Инга этому даже обрадовалась, значит всё случится там в его конторе-офисе. В библиотеке, она, честно говоря, побаивалась этим заниматься.

Ровно в пять она закрыла библиотеку и пошла в контору фермера или его офис. Илья уже ждал её, сказав Лизе, что ему надо задержаться, а она может идти. В офисе никого не было и Инга поняла, что он специально это подстроил, чтобы остаться с ней наедине и выполнить своё решение добиться её. Она смеялась в душе, зная, что сама этого хочет и ему не придётся её уговаривать на секс.

Он встретил её на входе, сказал, чтобы она проходила в его кабинет и Когда она ушла туда, закрыл входную дверь на ключ. Уборщице он тоже сказал, что будет работать и, чтобы она пришла после шести. Всё было продумано и хорошо подготовлено, оставалось только уговорить на это дело Ингу, на которую у него поднимался, стоило только представить её тонкую и красивую фигурку в своих обьятиях.

— Инга, ты угощала меня кофе, я тоже хочу угостить тебя. Ты коньяку выпьешь немного со мной? Хороший, Армянский, трёхлетней выдержки, мне тут, подсунули, вовремя.

— Выпью. Ты, Илья хочешь решить со мной при его помощи? Я согласна. Наливай, по маленькой, может и появится желание. Хитрый ты мужчина, но мне нравится это в тебе. Садись тогда рядом и после коньяка поцелуй меня. Мне понравился твой поцелуй.

— Значит раскусила ты мою хитрость? Впрочем, я рад, что ты всё поняла, не нужно будет лишних слов и телодвижений, на уговаривание. — Сказал Илья, подавая её рюмку и садясь рядом с ней на широкий диван, на котором, ещё в обед, он ебал Лизу. — За тебя, умничку и красавицу, которую я очень хочу.

Они выпили, поставили рюмки и обнялись. Поцелуй вышел долгим и страстным, когда он закончился, у Ильи подрагивали руки и он расплескал немного коньяку, наполняя вновь рюмки. Снова выпили и Илья повалил Ингу на спину, стаскивая с неё футболку с нарисованным зайцем из плейбоя. Бюстгальтера на ней не было и груди спружинили оголяясь, соски уже весело топорщились и ждали ласки. Он прильнул к ним губами, расстегивая и стаскивая с неё юбку. Оторвавшись от грудей, сам быстро скинул всё с себя, стянул с Инги мокрые уже внизу трусики и навалился на неё.

Она сама разбросила свои длинные ножки, впуская в себя его член.

— Ох! как я мечтал об этом, Инга! Ты даже лучше, чем я представлял тебя в этих мечтах Я так хочу тебя, что боюсь опростоволосится, как пацан, сразу кончив. Ох, как сладко!

— Ну, что ж, я тоже уже мокрая от твоих ласк и поцелуев. Кончай, этим ведь всё не закончится, а только начнётся. Давай! Не бойся, спускай в меня!

Говорила Инга, устремляя свои бёдра навстречу его толчкам. Илья, однако, не спешил излиться в неё, всё усиливая напор и ускоряя движения. Инга застонала и прижалась к нему, обнимая за спину, получив первое наслаждение. Член Ильи оказался толще, даже, чем у её мужа Николая, и по длине был, как у соседа, Алексея. Он упирался при особенно глубоких толчках в её матку, но без боли, и доставлял этим дополнительную приятность. Вскрикнув и забившись в экстазе второй раз, Инга расцарапала Илье спину, но он только улыбнулся, ему нравилась её горячность при сексе.

Любовница, она была бы высшего класса, не хуже, чем его родственница Лиза, но брать её к себе секретаршей он не стал бы, зная, что по деревне пойдут слухи и сплетни, а это ему ни к чему. Да, ему нравилось её влагалище, узковатое для его члена и сжимающееся при каждом оргазме, его это заводило и, когда Инга опять вскрикнула, он кончил вместе с ней. Они тяжело и часто дышали, приходя в себя от полученных наслаждений, потом начали неистово целоваться, а Илья перекатился и оказался внизу, но член не вытащил из неё. Инга счастливо рассмеялась, ощутив это, и поёрзала на нём, устраиваясь удобнее

— Ничего себе, пацан он. Три оргазма мне подарил, пока кончил. Хорошо! Хочешь, чтобы я покаталась на тебе? Наездницей меня сделал. Что ж, покатаемся, он опять уже большой во мне. О! Что за чертовщина, я опять кончаю!

Сказала она, удивлённая, когда, упёршись ему в грудь руками, поднялась и насадилась до конца. Сделала несколько движений веерх и вниз на нём и застонала, получив очередное удовольствие, замерла, а Илья сам стал вбиваться в неё снизу, всё ускоряя темп. Инга стонала и вскрикивала уже не переставая, оргазмы накрыли её и она ничего уже не видела и не понимала. Руки, ноги и тело её дрожало, она упала Илье на грудь. Он, чтобы кончить, опять перекатился и, подмяв её под себя, вколачивался в её почти бесчувственное тело, подходя к финалу. Яростно прошептав: — О! Инга! — Кончил, тоже дрожа, выпустил в неё свою сперму и облегчённо вздохнул. Такого сильного оргазма он не испытывал ещё никогда. С нежностью и благодарностью стал целовать приходящую в сознание Ингу. Секса ему на сегодня хватило и он вытащил из Инги свой усталый член.

— Господи! Впервые такое со мной. Даже самый первый раз, лишаясь девственности, не теряла сознание от боли, а от наслаждения потеряла. Ты колдун, Илья? Мне ещё никогда не было так хорошо. Откуда ты взялся, такой, в деревне Семёновке? — Она засмеялась.

— Из славного города Риги, я ведь там родился и жил до шести лет. Потом отец увёз нас сюда, на свою родину, он был отсюда, а мать у меня латышка, как и ты Инга, только нет их уже, моих родителей, умерли они рано. Отец даже пенсией не успел попользоваться, скрутило его, мать умерла, пережив отца на пять лет.

— Так ты тоже латыш, наполовину?

— Русский я по паспорту, Инга. Но это ладно. Я влюбился в тебя, что делать не знаю.

— Ничего не надо делать, Илюшенька. Мне тоже хорошо с тобой, но я люблю и мужа, Коленьку своего. Мы можем, иногда встречаться, заниматься любовью, а изменять жизнь не стоит, ни тебе, ни мне. У тебя семья, дети уже большие, а ведь всё поломается.

— Да, я всегда знал, что ты умная женщина. Ты права, сейчас, когда я начал, к тому же, это большое дело по фермерству и впереди так много планов и задумок, ломать жизнь не стоит. Сломается всё тогда, но я очень хочу быть с тобой почаще, любоваться тобой, любить тебя. Мне это тоже надо, Инга. Я буду думать, думай и ты, если хочешь этого, как нам видеться и где. Мы должны решить эту задачку, Инга.

— Мы решим её, Илья, а теперь пора и разбегаться, чтобы дома всё было в порядке. Давай одеваться, милый. И думай быстрее, я тоже хочу быть с тобой, иногда, и почаще.

Они оделись и поцеловались очень страстно, на прощание. Илья проводил её до закрытых дверей и выпустил. Инга рассмеявшись, ушла к себе домой.

=====================================================================================

Хорошо забытое, тоже приятно вспомнить, иногда...

— — ----------------------------------------------------

Илью Сергеевича, Лена помнила ещё по жизни в Семёновке. Он, когда она вышла замуж и уезжала, работал уже главным механиком колхоза «Первомайский». Нравился ей, хотя был на семь лет старше. На неё он тоже тогда поглядывал и даже... , но она уехала, а теперь вот, прошло десять лет и многое изменилось. Она знала уже, что Илья тоже женат и имеет двух детей. Да, впрочем, сейчас её больше волновало, чтобы продать дом, заиметь свои деньги, пусть небольшие, и уйти, наконец, от опостылевшего ей мужа, не способного, даже дать ей, хоть какое то, удовольствие в постели. Поэтому на следующий день она с утра отправилась к Илье, в его контору, бывшее правление колхоза.

Симпатичная секретарша, попросила её подождать, пока не кончится разнарядка, проводимая с утра два раза в неделю. Лена подождала, пока из кабинета не выйдут все присутствующие, потом секретарша пригласила её зайти к Илье Сергеевичу, готовому принять и выслушать. Она несмело зашла в кабинет, волновалась всё таки.

— Здравствуйте, Илья Сергеевич. — Сказала она и замолчала. Он оторвался от просматриваемых бумаг и долго, внимательно рассматривал её. Наконец, улыбнулся и сказал:

— Здравствуй, Лена. Кое как узнал тебя, очень ты изменилась, похорошела, стала женственной и красивой. Где нибудь в толпе, точно бы не узнал. Присаживайся, — кивнул он на кресло рядом с собой, — расскажи, как ты здесь появилась? Что привело ко мне? Соболезную, на похороны твоей мамы я не успел, был в командировке, когда она умерла.

— Хорошо, хоть узнали, Илья сергеевич. По делу я к вам.

— Лена, давай сразу договоримся. Илья и Лена, безо всяких вы. Хорошо? Рассказывай.

— Хорошо, Илья. Дом мне надо продать, с мужем я развожусь и остаюсь ни с чем. Деньги очень нужны. Мне посоветовали к тебе обратиться.

— Правильно посоветовали. Ваш дом из лиственницы сложенный, я очень хорошо знаю. Ему сносу не будет ещё не одно поколение. Сколько ты за него хочешь, Лена?

— Двести, Илья, там ещё и мебель вся, почти новая, остаётся. Это не много?

— Так-так. Дай подумать. Вообще то это немного, учитывая нынешнюю инфляцию, но это тоже деньги большие, даже для меня. Вместе с мебелью и всем прочим, двести пятьдесят «лимонов» хватит тебе? Больше, честное слово, не смогу пока найти, а дом мне нужен.

— Хватит, Илья. Я же думала, что и за двести придётся торговаться. Спасибо тебе!

— Спасибом не отбудешь, пока... — Он засмеялся. — Поедем сейчас смотреть приобретение Я распоряжусь, чтобы подготовили деньги. Может лучше на счёт их тебе положить, или на сберкнижку. Решай сама, меня любой вариант устроит.

— А как лучше, Илья? Везти с собой эту кучу денег мне ни к чему, да и не охота, чтобы муж узнал о них, потребует ещё на суде половину.

— Тогда оставь здесь свой паспорт. Бухгалтерия откроет на тебя счёт в городе, а чтобы было поменьше мороки, то можно сделать этот счёт валютным, переведя рубли в долары по текущему курсу, сейчас нормальный курс долара, и он не упадёт, пока, ещё лет пять.

— А это можно? Как раз то, что мне нужно сейчас. Вот мой паспорт, пусть так и делают.

Илья сходил с её паспортом и сделал распоряжение, Лена оставила в бухгалтерии свою подпись, которую передадут по факсу в банк, потом они на его «десятке» поехали к ней домой. Илья прихватил с собой пакет, но что в нём, Лене не показал, загадочно улыбаясь. В доме по прежнему было тихо и уютно, когда они зашли в него.

— Что ты хотел посмотреть здесь, Илья?

— На тебя конечно, дом я и так хорошо знаю. А вот тебя нет, ещё. Десять лет прошло, как ты сбежала, тогда, от меня. Зачем тебе это понадобилось? Чего ты испугалась?

— Себя, Илья. Дура я была, любви твоей напористой испугалась. Ещё немного и я оказалась бы под тобой. Ты помнишь ту ночь, когда мы последний раз были вместе?

Сбежала я от тебя и от себя, а потом уже ничего нельзя было вернуть обратно.

— А мне всё это время, так не хватало тебя, ведь любили же мы с тобой, оба любили.

— Прости меня, Илья! Мне тоже нужен был ты, а тебя не было. Но сейчас то что сожалеть о сделанном, ничего ведь не вернуть, хоть я по прежнему неравнодушна к тебе.

— Я тоже, всё ещё люблю тебя Лена. Может и не совсем прежней любовью, перегорело же многое, ноь хочу тебя, и прямо сейчас.

Он подошёл к Лене и властно обнял её, впился в губы поцелуем. Её сердце радостно забилось в груди чаще, и она страстно ответила на его поцелуй. Потом они целовались, раздевая уже, друг друга, одежда летела в стороны и, вот уже голые они свалились на диван и она впустила в себя его член, застонав и от счастья и от боли, одновременно. Его член не уступал в размерах члену Фили, под которым она была вчера.

Но сейчас это был Илья, человек, которого она ещё любила, и, она, почувствовала себя счастливой приняв его в себя. Секс был бурным, со стонами и криками от боли и удовольствия. Лена кончала под ним раз за разом, а Илья никак не мог насытиться её узким влагалищем, тоже кончив уже два раза, но не прекращая этих сладостных для обоих толчков. На третий раз, излившись, член всё таки опал, а Лена уже едва дышала, обнимая Илью и прижимаясь к нему всем своим роскошным телом.

Илья тоже блаженно улыбался, думая, что он, всё таки, поимел ту красавицу, какой Лена была десять лет назад, и получил от неё именно то, что и ожидал. Да, в постели она хороша, он ещё тогда чувствовал это, добиваясь её.

Но, к сожалению или к счастью, больше она ему не нужна и пусть уезжает, получив с него деньги за дом, и не тревожит в будущем его воображение. Когда они встали, она вытерла простынью его член и свою подбритую расщелину.

После Илья распечатал принесённую в пакете бутылку коньяка и выложил на стол две плитки шоколада. Они выпили по рюмке за хороший секс, доставивший обоим наслаждение, затем за дом, у которого появился новый хозяин и последние рюмки, на прощание, зная, что больше они уже не встретятся.

Через два дня, закончив с документами по дому и его продаже, Лена съездила в банк и убедилась, что у неё на счету лежит «кругленькая» сумма в долларах. Затем уехала.

Автор: Беалфед. 12.11.2009г. Конец.

E-mail автора: b7755@yandex.ru

в постели. Поэтому на следующий день она с утра отправилась к Илье, в его контору, бывшее правление колхоза.

Симпатичная секретарша, попросила её подождать, пока не кончится разнарядка, проводимая с утра два раза в неделю. Лена подождала, пока из кабинета не выйдут все присутствующие, потом секретарша пригласила её зайти к Илье Сергеевичу, готовому принять и выслушать. Она несмело зашла в кабинет, волновалась всё таки.

— Здравствуйте, Илья Сергеевич. — Сказала она и замолчала. Он оторвался от просматриваемых бумаг и долго, внимательно рассматривал её. Наконец, улыбнулся и сказал:

— Здравствуй, Лена. Кое как узнал тебя, очень ты изменилась, похорошела, стала женственной и красивой. Где нибудь в толпе, точно бы не узнал. Присаживайся, — кивнул он на кресло рядом с собой, — расскажи, как ты здесь появилась? Что привело ко мне? Соболезную, на похороны твоей мамы я не успел, был в командировке, когда она умерла.

— Хорошо, хоть узнали, Илья сергеевич. По делу я к вам.

— Лена, давай сразу договоримся. Илья и Лена, безо всяких вы. Хорошо? Рассказывай.

— Хорошо, Илья. Дом мне надо продать, с мужем я развожусь и остаюсь ни с чем. Деньги очень нужны. Мне посоветовали к тебе обратиться.

— Правильно посоветовали. Ваш дом из лиственницы сложенный, я очень хорошо знаю. Ему сносу не будет ещё не одно поколение. Сколько ты за него хочешь, Лена?

— Двести, Илья, там ещё и мебель вся, почти новая, остаётся. Это не много?

— Так-так. Дай подумать. Вообще то это немного, учитывая нынешнюю инфляцию, но это тоже деньги большие, даже для меня. Вместе с мебелью и всем прочим, двести пятьдесят «лимонов» хватит тебе? Больше, честное слово, не смогу пока найти, а дом мне нужен.

— Хватит, Илья. Я же думала, что и за двести придётся торговаться. Спасибо тебе!

— Спасибом не отбудешь, пока... — Он засмеялся. — Поедем сейчас смотреть приобретение Я распоряжусь, чтобы подготовили деньги. Может лучше на счёт их тебе положить, или на сберкнижку. Решай сама, меня любой вариант устроит.

— А как лучше, Илья? Везти с собой эту кучу денег мне ни к чему, да и не охота, чтобы муж узнал о них, потребует ещё на суде половину.

— Тогда оставь здесь свой паспорт. Бухгалтерия откроет на тебя счёт в городе, а чтобы было поменьше мороки, то можно сделать этот счёт валютным, переведя рубли в долары по текущему курсу, сейчас нормальный курс долара, и он не упадёт, пока, ещё лет пять.

— А это можно? Как раз то, что мне нужно сейчас. Вот мой паспорт, пусть так и делают.

Илья сходил с её паспортом и сделал распоряжение, Лена оставила в бухгалтерии свою подпись, которую передадут по факсу в банк, потом они на его «десятке» поехали к ней домой. Илья прихватил с собой пакет, но что в нём, Лене не показал, загадочно улыбаясь. В доме по прежнему было тихо и уютно, когда они зашли в него.

— Что ты хотел посмотреть здесь, Илья?

— На тебя конечно, дом я и так хорошо знаю. А вот тебя нет, ещё. Десять лет прошло, как ты сбежала, тогда, от меня. Зачем тебе это понадобилось? Чего ты испугалась?

— Себя, Илья. Дура я была, любви твоей напористой испугалась. Ещё немного и я оказалась бы под тобой. Ты помнишь ту ночь, когда мы последний раз были вместе?

Сбежала я от тебя и от себя, а потом уже ничего нельзя было вернуть обратно.

— А мне всё это время, так не хватало тебя, ведь любили же мы с тобой, оба любили.

— Прости меня, Илья! Мне тоже нужен был ты, а тебя не было. Но сейчас то что сожалеть о сделанном, ничего ведь не вернуть, хоть я по прежнему неравнодушна к тебе.

— Я тоже, всё ещё люблю тебя Лена. Может и не совсем прежней любовью, перегорело же многое, но... Я очень хочу тебя, и прямо сейчас.

Он подошёл к Лене и властно обнял её, впился в губы поцелуем. Её сердце радостно забилось в груди чаще, и она страстно ответила на его поцелуй. Потом они целовались, раздевая уже, друг друга, одежда летела в стороны и, вот уже голые они свалились на диван и она впустила в себя его член, застонав и от счастья и от боли, одновременно. Его член не уступал в размерах члену Фили, под которым она была вчера.

Но сейчас это был Илья, человек, которого она ещё любила, и, она, почувствовала себя счастливой приняв его в себя. Секс был бурным, со стонами и криками от боли и удовольствия. Лена кончала под ним раз за разом, а Илья никак не мог насытиться её узким влагалищем, тоже кончив уже два раза, но не прекращая этих сладостных для обоих толчков. На третий раз, излившись, член всё таки опал, а Лена уже едва дышала, обнимая Илью и прижимаясь к нему всем своим роскошным телом.

Илья тоже блаженно улыбался, думая, что он, всё таки, поимел ту красавицу, какой Лена была десять лет назад, и получил от неё именно то, что и ожидал. Да, в постели она хороша, он ещё тогда чувствовал это, добиваясь её.

Но, к сожалению или к счастью, больше она ему не нужна и пусть уезжает, получив с него деньги за дом, и не тревожит в будущем его воображение. Когда они встали, она вытерла простынью его член и свою подбритую расщелину.

После Илья распечатал принесённую в пакете бутылку коньяка и выложил на стол две плитки шоколада. Они выпили по рюмке за хороший секс, доставивший обоим наслаждение, затем за дом, у которого появился новый хозяин и последние рюмки, на прощание, зная, что больше они уже не встретятся.

Через два дня, закончив с документами по дому и его продаже, Лена съездила в банк и убедилась, что у неё на счету лежит «кругленькая» сумма в долларах. Затем уехала.

Автор: Беалфед. 12.11.2009г. Конец.

E-mail автора: b7755@yandex.ru