Наверх
Порно рассказ - Конец войны
Фло медленно приходила в себя, и с каждым вздохом ей становилось все понятнее — вчерашнюю битву кентаврам они проиграли. С великим удовольствием Фло вспомнила, скольких агрессоров она самолично отправила к праотцам. И тут же менада содрогнулась от ужасающей мысли. Что теперь будет с ней, попавшей в плен к тем самым кентаврам.

Фло принадлежала к касте лунных жриц, что следили за порядком в храмах Богини. Жрицу можно было отличить от рядовой менады-охотницы по белоснежной окраске шерстки, у остальных она была светло-синей. Менады, полу-женщины, полу-кошки, были очень похожи на людей. Отличал их только длинный хвост, похожий на львиный, и тончайший шерстяной покров. Раса охотниц и волшебниц.

С кентаврами у менад был старинный мирный договор. Ни одна из сторон его не нарушала, так как заключен он был еще во времена, когда боги спускались на землю. Но несколько лет назад, на совместной охоте, молодая менада промахнулась и попала в кентавра, наблюдавшего за границами. Так как стрелы менад содержали некоторое количество яда, то вскоре кентавр скончался, а менад обвинили в нарушении условий договора и объявили им войну. И вчера кентавры напали на храм, в котором жила Фло. Жрица сражалась с налетчиками до тех пор, пока ее не оглушили ударом по голове. А очнулась она только сейчас.

Осторожно приоткрыв глаза, Фло поняла, что ее ужасная мысль о собственном будущем была верной. Менада была раздета догола. Руки подняты вверх и привязаны к шестам. Опустив взгляд, Фло залилась краской стыда — мохнатый лобок был чисто выбрит. Осмотревшись немного, жрица поискала взглядом своих послушниц. Метрах в пятидесяти виднеются две синие фигурки. А где же остальные? Ответом на это был протяжный крик. Из шатра неподалеку толстый кентавр выволок за волосы упирающуюся менаду-послушницу. Резко развернув девушку лицом к себе, кентавр впился губами в ротик менады. Та чуть не задохнулась и попыталась вырваться, но не тут-то было. Приподняв ее над землей, зверь насадил менаду на свой огромный член, и сильными толчками вогнал его до самого основания. По ногам девушки закапала кровь. Фло постаралась больше не смотреть в ту сторону. У менад было два вида храмов. Солнечные, в которые уходили зрелые женщины, не пригодные к охоте, и лунные, в которые матери приводили дочерей-подростков лет четырнадцати. Девственниц.

— Аааа, очнулась наша красавица! — голос принадлежал новому персонажу. Фло быстро прикрыла глаза и сделала вид, что все еще без сознания.

— Не притворяйся, милашка, я же все видел! — и кентавр провел ладонью по щеке жрицы. Та умудрилась резко уцепиться зубами в эту самую ладонь, и укусила его до крови. Вырвав руку, захватчик усмехнулся.

— Не обманешь, куколка. Лучше открой глаза. — Фло не знала, на что он способен, поэтому взглянула на него со всей ненавистью, на которую была способна. Перед ней стоял молодой кентавр гнедой масти, с длинными черными волосами и необыкновенно правильными и четкими чертами лица. Отвесив насмешливый поклон, он представился:

— Акос. Предводитель данного отряда.

— Мне плевать, кто ты. Отпустите девочек, — прошипела Фло.

— Ну конечно мы их отпустим, — захохотал Акос, — вот только мои солдаты наиграются с ними, и мы сразу же их отпустим!... к тем, кто больше заплатит!

— Мерзавец! — рванулась Фло. — Они же совсем дети!!!

— Они, может, и дети, а вот ты нет.

С этими словами Акос рубанул по веревкам, удерживающим руки Фло, и жрица упала на колени, застонав от боли в затекших конечностях. Но Акос не дал ей опомниться. Подхватив Фло на руки и покрепче прижав, чтоб не вырвалась, главарь поскакал в свой шатер, который находился в самом конце стойбища.

Попав внутрь, Акос поставил Фло на землю и деловито связал ей руки за спиной. Девушка бы вырвалась, но ни руки, ни ноги не хотели ей повиноваться. Вдобавок стыд. Ее даже менады не видели обнаженной, а тут целый табун кентавров! Повернув жрицу к себе, Акос осторожно взял ее лицо в ладони и приник к ее губам. Язык кентавра проскользнул в ее рот, и играл с ее языком, нахально, то проникая в самую глубь, и заставляя тем самым колени Фло дрожать, то двигаясь по самому верху, едва прикасаясь к губам. Рассудок отказывал Фло, она с ужасом осознала, что не контролирует свое тело! Бесстыжий инстинкт самки взял верх над здравым смыслом, и Фло заплакала от бессилия. Ее телу нравилось то, что с ней делает этот подонок Акос. А он тем временем нежно провел ладонью по шее Фло, опуская руку все ниже. Добравшись до груди, и не переставая целовать губы Фло, Акос слегка ущипнул жрицу за сосок, отчего она дернулась. Кентавр усмехнулся, и приподнял Фло над полом. Она уже приготовилась терпеть насилие, как над той девочкой, и успокаивала себя, что это ненадолго, что можно попробовать игнорировать боль. Но Фло жестоко ошибалась. Сосок, который он ласкал пальцем, набух и стал розовым,. Акос взял его в рот и слегка потеребил зубами. В ответ на это дрожь желания прошла по телу Фло, и она застонала.

— О боги... — прошептал Акос, чувствуя, как трепещет менада от его поцелуев. Чуть приподняв голову, он увидел, что Фло смотрит на него широко раскрытыми глазами, затуманенными от страсти. Она хотела его.

— Пожалуй, на сегодня хватит, — хмыкнул кентавр и небрежно толкнул Фло на расстеленные на полу шкуры. Девушка, шокированная неожиданным поведением Акоса, не могла вымолвить ни слова. Когда кентавр вышел, Фло тихо заплакала.

Вечером одна из ее бывших послушниц принесла жрице миску с похлебкой и два кувшина. В одном из них было янтарное вино, а в другом — теплая вода. Послушница, не дожидаясь вопроса, сказала:

— Господин велел тебе вымыться, — и вышла в ночь.

«Вымыться?! А руки эта сволочь мне развязала?!» Фло была взбешена бесцеремонностью Акоса. Низ живота приятно ныл, хотелось... чего-то хотелось, но чего — Фло не знала. Служительниц Лунной Богини не допускали в мир самцов. Фло была девственницей. По прошествии некоторого времени в шатер вошел Акос. Ухмыльнувшись, вождь поманил ее к себе, и когда Фло подошла, попросил повернуться к нему спиной. Дождавшись выполнения просьбы, быстро развязал девушке руки и легонько поцеловал в шею. От неожиданной ласки по телу Фло пробежали мурашки, вздыбив снежную шерстку. От проницательного взгляда кентавра это укрыться не могло. Кивнув на миску с едой, Акос сказал:

— Поешь. Ты голодная. А потом вымойся.

Не сказав ни слова, Фло набросилась на еду. Она не ела уже больше суток. Мясная похлебка была наваристой, и очень вкусной. Съев все до последней капли, Фло запила еду парой глотков вина, отчего по телу разлилось приятное тепло. Отойдя в уголок шатра, подмылась, поливая из кувшина. Руки все еще плохо слушались девушку. Она встала посреди помещения и взглянула на кентавра. Акос сонно посмотрел на нее:

— Чего стоишь?

— Н-ничего... просто... ты...

— Что — я?

— Велел... помыться... я думала, что...

— Думала, что я тебя трахать буду?

— Д-да... — покраснела Фло.

— Дура. Если я велел тебе помыться, то это только для того, чтобы ты своей вонью не испортила мне сон, — и отвернулся.

Фло от унижения всхлипнула и опустила голову. Какая же дура, действительно! Он же насильник! Мразь! Тварь!!! Почему ее так к нему тянет? Почему его прикосновения заставляют ее почувствовать себя последней шлюхой, которая отдается за удовольствие?

Облюбовав дальний угол шатра, Фло проскользнула туда и аккуратно улеглась, свернувшись комочком. День, невыносимо долгий, закончился. А сколько еще таких дней приготовила для своей служительницы Луна? Через несколько минут девушка заснула. Услышав ее выровнявшееся дыхание, Акос тихо подошел и накинул на обнаженное тело пушистую шкуру. Так Фло будет теплее. А потом отошел к своему ложу.

Фло не понимала, что происходит. Ее куда-то тащили, зажав рот, чтобы не закричала, и девушка могла только вырываться. Наконец, ее грубо швырнули на землю и сорвали повязку с глаз. Она огляделась, и закричала от страха. Подле нее кругом стояли кентавры из отряда Акоса, пожирая нежное тело Фло похотливыми взглядами и сглатывая слюну. Члены стояли у всех, и вот один из похитителей первым накинулся на жертву. Схватив Фло за волосы, он пальцем открыл ей рот и сунул туда свой член. Из глаз жрицы полились слезы, было противно и очень унизительно, так как остальные мерзко смеялись и подбадривали насильника. Что-то горячее капнуло Фло на плечо, скосив глаза, девушка рассмотрела красное пятно на белой шерсти. Хватка кентавра ослабла, и тут он начал заваливаться на бок. Из груди торчал наконечник копья, которое проткнуло насильника насквозь. Остальные участники нападения разбежались, а Фло, рыдая, попыталась подняться на ноги. Кто-то взял ее за плечи и разрезал веревки на руках. Заливаясь слезами, Фло уткнулась в плечо спасителя и забилась в истерике. Акос гладил ее по длинным волосам, шепча что-то про то, что не углядел, что он виноват. Фло было безразлично, что будет дальше. Сейчас она хотела умереть, от причиненной боли, от непривычной грубости. Акос ласково провел ладонью по спине Фло, и поднял ее на руки. Выйдя к шатру, кентавр положил менаду на высокое узкое ложе, застеленное шкурами. В ответ на непонимающий взгляд Фло Акос улыбнулся и осторожно прикоснулся губами к белоснежной груди. Смоляные волосы резко контрастировали с белоснежным покровом тела Фло. Акос ласкал ее тело, а оно откликалось на его прикосновения со все большей страстью. Фло чувствовала, как пожар распространяется от низа живота по всем направлениям. Акос с наслаждением посасывал набухшие сосочки Фло, а она прижимала его голову к груди, путалась пальцами в волосах и выгибалась от страсти. Губы кентавра опускались все ниже, не пропуская ни одного сантиметра тела жрицы, руки сплетались с руками Фло. Любовники начинали терять чувство реальности. Когда Фло почувствовала язык Акоса между своих ног, она вскрикнула и свела ноги, но Акос приподнял голову и ободряюще улыбнулся:

— Мы не делаем ничего дурного.

Язык скользнул между половых губок, к клитору, который набух и пульсировал. Палец Акоса проник во влагалище, и уперся в девственную преграду, но спешить не стал. Лаская языком клитор, кентавр слизывал смазку, которую щедро выделяла вагина Фло. Член Акоса стал каменным, чуть не взрываясь от напряжения, но вождь выжидал момент. Наконец, Фло забилась на ложе, унесенная на вершины наслаждения умелыми движениями Акоса, и затуманенные глаза менады встретились с горящим взглядом кентавра. Акос осторожно вошел в пещерку, истекавшую ароматным соком желания, и одним движением порвал тонкую преграду. Фло вместо страсти почувствовала боль, и попыталась вырваться, но Акос удержал ее:

— Не бойся, боли больше не будет.

Слегка успокоившись, Фло замерла. Прошло совсем немного времени, и Акос сделал первое движение. Фло закричала, так как кроме крика выразить свои эмоции не могла ничем. Обхватив Акоса стройными ногами, Фло приподнялась на локтях, чтобы лучше видеть любовника. Проведя пальчиком по груди Акоса, она с интересом изучала тело самца, к которому ей раньше не приходилось прикасаться. Проведя по соску кентавра, она услышала его прерывистое дыхание. Подняв глаза, Фло увидела, что Акос стиснул зубы и старается сдержать стон. Это настолько возбудило менаду, что она обвила руками шею Акоса и прильнула к его губам, а затем сильнее сжала ноги, и член Акоса проник в нее еще глубже. Кентавр хрипло застонал, крепко прижал к себе девушку и с размаху шлепнул ее по ягодицам. Фло вскрикнула от неожиданности и с испугом взглянула в глаза Акосу, но тут же успокоилась — там была только страсть. Акос ударил ее снова, и тут же вогнал в нее член. Контраст ощущений вызывал шквал эмоций, и каждый раз, когда кентавр входил во влагалище, там становилось еще жарче.

Акос сжимал ее ягодицы, гладил крутые бедра, и мощными толчками входил все глубже. Фло, застонав, откинула голову, а ее восхитительный любовник поднял ее и насадил на свой член сверху. От новых ощущений закружилась голова, и чтобы не упасть, Фло уцепилась за плечи Акоса, расцарапав смуглую кожу. Но того это только сильнее завело. Почувствовав приближение экстаза, Акос вышел из Фло, повернул ее раком и вогнал свое орудие по самое основание в киску Фло. Девушка, почувствовав мощнейшую разрядку Акоса, бурно кончила еще раз. Они стояли так довольно долго, по ногам Фло стекала сперма вперемешку с кровью и собственными фрикциями. И ей это нравилось. Плевать, что Акос захватил ее храм. Плевать, что изнасилована добрая сотня послушниц. Главное, что она, Фло, принадлежит Акосу. И он это знает. Фло будет его шлюхой, если надо. Будет облизывать его с ног до головы. Но будет принадлежать только ему.

... Остаток ночи они проговорили. Фло узнала, что Акос давно приметил ее храм, и в частности — его прелестную настоятельницу. Только чтобы завладеть жрицей, кентавру пришлось захватить его, а потом изобразить похоть — чтобы не догадались остальные из отряда и не подняли Акоса на ножи. И вот теперь Фло принадлежит ему. Девочек-послушниц отпустили еще вчера, а та, которую, как думала Фло, насиловал толстый кентавр, уже давно спит с этим самым кентавром. Акос долго молчал, а потом сказал:

— Я тебя отпускаю, Фло. Я был с тобой, был твоим, а ты была моей. Мне, конечно, этого мало... Но силой удерживать тебя не стану. Уходи.

Фло грустно улыбнулась, и встала со шкур.

— Акос, ты дурак... говорили ли тебе это раньше?

Кентавр непонимающе посмотрел на менаду, и тут же был сбит ею с ног. Фло с сияющими глазами сидела не его торсе, ее клитор был у самого лица Акоса, и он не удержался и поцеловал сразу же набухший бутон. Фло застонала, быстро слезла с Акоса и села рядом с ним...

Рассвет принес неожиданную новость в стойбище менад. Сын вождя кентавров убедил отца заключить мир с менадами, и в знак примирения женился на жрице Лунной Богини...))

E-mail автора: velena00@mail.ru