Наверх
Порно рассказ - Моя мучительница
Сладости нет предела. Теперь я знаю.

Вот уже минуть двадцать она «мучает меня».

Сладостные муки. Это пограничное состояние, когда до точки взрыва остается мгновенья, она возвращает тебя назад. Какое это искусство, держать вот так тебя столько времени на грани. Грань. Сладостное томление во всем теле. Ствол дыбом. В груди толи жжение, толи сладостный зуд. Каждое прикосновение поднимает тебя к вершине удовольствия, но секундное затягивание лишает тебя возможности скатиться с вершины. Это как на санях с горки. Тебя держат на самой вершине, раскачивают взад-вперед, но качнувшись вперед, ты уже начинаешь чувствовать восторг спуска, начинает сосать под ложечкой, немного поднимается адреналин в ожидании крутого спуска... Но тебя возвращают назад, наверх. Не пускают тебя на волю, не дают тебе выплеснуть твою сконцентрированную энергию.

О как томит, как сладостно томит эта пытка. Сосок. Он набух и буквально горит. Она коснулась его кончиком языка. Прохладный, острый, мокрый. Импульс прошел через все тело, через мозг, через спинной мозг, заставил выгнуться и ушел, и остался там, в паху, в уже как буд-то огромном и дубовом члене. Как в него вся энергия вмещается. Раз за разом. Второй сосок. Она лизнула его почти корнем языка, пройдя по всей груди. Разряд снова ушел вниз. Меня опять выгнуло. Она нашла мои губы. Кончиком языка прошлась по периметру, своими сосками прошла по моим, прижалась сильнее. Какие они теплые, какие они сладкие её груди. Она преподнесла одну мне прямо к губам. Я лизнул сосок, потом жадно всосал его вместе с ободком, другой рукой нашел вторую грудь и чуть сдавил. Нашел её сосок, поиграл двумя пальцами. Она стоит надо мной опираясь на руки.

Я рукой дотягиваюсь её ягодицы. Сжимаю. Привлекаю к себе. Она впивается в мою грудь. В левый сосок. Её рука ложится на мой пах. На яички. Их как буд-то свело. Энергетические заряды, приходящие через тела в промежность скапливаются и там. Мошонка как буд-то тоже встала колом. Заряды концентрируются, собираются и заполняют весь возможный объем. Она гладит обострившиеся морщины на мошонке. Энергия в стволе перекатывается в спинной мозг и назад, встречается с разрядом из левого соска, уходит вся снова в промежность. Я сдавливаю ей ягодицу и пальцами нахожу анус и промежность между попами. Там влажно. Там мокро, там тоже сгусток энергии. Я убираю руку и завожу её между бедер в её промежность.

Как сладко. Разряд от руки проходит чрез спинной мозг. Соски набухают еще — это тоже сосуды для энергии. Боже. Сколько же можно еще терпеть. Я впускаю свой большой палец в её лоно. Он вскальзывает без сопротивления. Она садится глубже. Еще один палец входит следом за ним, получает свою порцию сока. Вывожу, нахожу сфинктер и ввожу второй палец туда. Легкая дрожь. У неё. У меня. Вынимаю пальцы. Соки. Они как нектар, который добывают боги из священных амфор. Капелька возникла на кончике моего члена. Сосуд тоже не железный. Иногда он тоже дает соки. Она увидела. Немного повернулась, двумя пальцами придавила мой левый сосок, наклонилась и слизнула ту капельку страсти, что просочилась. Слизнула, чуть проведя по уздечке от кончика к корню головки.

Боже. Я думал его разорвет. Этот моментальный порыв. Этот вздыбившийся ствол, он подпрыгнул и и ударил ей в подбородок. Она прыснула от смеха. Твоя дубина, говорит, мне зубы когда нибудь выбьет. А как же. Он набух так, как будто его снизу скрутили и не дают крови отступить назад. Все вены наружу, цвет почти синий. Пульсирует и качается от каждого движения вверх и вниз. Она прошлась по нему вдоль сверху вниз. До скукоженной мошонки. Проверила языком все морщинки. Засосала всю мошонку. Начала растапливать напряжение в ней вытягивая то одно яичко, то другое. Концентрированная энергия из них распределялась в другие места проходя через член, спинной мозг в соски, спину, заставляя извиваться тело. Непроизвольно разводить ноги сгибая в колене. Поднимать таз навстречу сладкой мучительнице. Но она на чеку. Не дает мне насесть на неё. Она знает свое дело. Улыбается.

Как она прекрасна. Её пышные формы. Её мягкая грудь. Её упругие бедра, круп (ах какой у неё круп), упругие и мягкие и такие любимые полупопия. Вот например грузины не называют части попы ягодицами. Они говорят левая попа и правая попа. Мне нравится такое название. Она поцеловала меня во внутреннюю часть бедра. Да. Там тоже есть откуда сгонять энергию в эпицентр взрыва. Прошлась до колена, рукой дошла до второго бедра и прошлась параллельно поцелую по второму бедру. Ноги разошлись еще шире. Она замелила и лизнула под мошонкой. Ах какая мучительница. От мошонки до самого ануса. Облизала палец и ввела одну фалангу через сфинктер. Знает же, что меня это тоже заводит. Как будто удар. Как будто вся энергия из бедер через анус ушла назад в мошонку и член. Все снова напряглось и вздыбилось. Я так думаю — не разорвет его там начисто? Что она делает со мной. Еще одна аэрогенная зона — пальцы на ногах. З

а годы нашей с ней жизни она это тоже выучила и умело пользуется этим трюком. Лизнула между пальцами. Провела ладонью по ступне — меня дернуло, нога пожалась. Очень резкий импульс чуть не выбросил всю энергию из хранилища. Смеется. Её всегда забавляет моя на это реакция. К слову сказать, похожая реакция у неё, когда я целую внутреннюю часть колена. Или её сзади чуть ниже шеи. Примерно такой же эффект. Целуя пальцы она повернулась ко мне попой, я не могу пропустить это и впиваюсь рукой в промежность и запускаю пальцы в обе дырочки. Оставшимися обхватывая внутреннюю часть бедра, но от возбуждения делаю это чуть грубо, ей немного больно я отпуская делаю пару поступательных движения и вынимаю пальцы.

Слизываю добытый нектар. Вкусно. И такой тонкий запах. Её запах. Её запах мне понравился, как только мы познакомилась и как только мне впервые получилось добыть этих соков и узнать этот аромат. Волна пошла снизу вверх. Она начала целовать по внутренней части ноги к колену, потом куснула колено и пошла по внутренней части бедра к промежности. Снова развернулась села своей киской на только что оставленные пальцы ноги. Села поглубже. Большим пальцем нащупал горячее и влажное лоно и большим пальцем пошевелили пытаясь попасть вовнутрь. Она помогла присев поглубже. Пальцы почувствовали тепло и влагу. Почти экстаз. Она дошла снизу вверх до мошонки извиваясь как кошка после языка проводя грудями по тем же местам и насаживаясь мне на ногу. Снова мошонка. Подняла рукой мошонку повыше и снова между ней и анусом.

Все. Я взорвусь.

По стволу снизу вверх, до корня головки, по уздечке, слизнула очередную каплю. Поднялась к пупку, мягкие и теплые груди легли на мой ствол с обоих сторон. Они колышутся и приятно массируют член. Я выгибаюсь и член проваливается в ложбинку между грудей — там теснее и с трех сторон получаю объятия грудями. Пытаюсь выгнуться больше, чтобы уздечка и головка высунулись наружу из ложбинки. Почти получилось. Она подалась назад и помогла члену выглянуть на ружу, он оказался как раз перед её губами. Она еще раз его облизала крепко обняв губами и пройдясь языком по уздечке. И отпустила. Я расслабился. Она снова легла грудями на член и проскользнула выше дойдя губами до моих сосков. Прошлась язычком вокруг соска. Потом вокруг другого. Поднялась выше. На член надавил её живот и потом промежность. Теплая, влажная. Она поцеловала меня и прошлась внешними половыми губами по члену снизу вверх и потом вниз, смазывая его соком.

Я подыграл тазом. Она трахала меня. Господи. Как сладко. При движении вниз она чуть подала тазом и член ловко вскользнул внутрь. Его обняли и приняли как родного. Как часть себя. Его внедрили в организм, передали свою любовь, объятия, тепло и всю ласку, на которую способно женское, материнское тело. Я начал гулко дышать она соскользнула. рассказы эротические Нет, дорогой, еще не время. МУЧИТЕЛЬНИЦА! Я обхватил её попу сзади руками сжал левую и правую попу, наверно будь она худее — остались бы синяки. А на попе моей сладкой мучительницы не останется следов. Попа мягкая, такая большая и любимая.

Она легла на меня. Член упирался ей в живот. Она целовала меня, в губы, в глаза, покусывала мочку уха, откуда энергия не примкнула рождаться и отправляться в пункты концентрации её в моем животе и члене. В животе все стянуло. Чувство, как будто ты падаешь и захватывает дух, томно тянет. Она почти не шевелилась, чтобы не тереть мой концентрированный сгусток энергии. Она не давала мне кончить. Она хотела растянуть удовольствие сколько это было возможно. Она села мне на бедра. Её груди, её прекрасные груди оказались надо мной и передо мной. Я взял их обоими руками. Я ласкал их, она качалась на моих бедрах вверх и вниз. Член мой дыбился между мной и её промежностью. Как будто он был у нас на двоих.

Когда она опускалась ниже она прижимала мою мошонку глубже, кожа на члене натягивалась, он поднимался выше, это походило на его мастурбацию. Я пальцами теребил ей соски, обхватив груди руками. Переходил на спину, опускался ниже к попе, помогал ей подняться выше и опуститься поглубже. Она принимала помощь. Соки с неё обмазывали мою мошонку и нижнюю часть члена. Все скользило, иногда прихлюпывая, когда создавался небольшой вакуум между нашими промежностями. Соки дошли до моего ануса. Мои ягодицы скользили между собой. Из члена снова вырвалось пару капель, которые сверкнули на кончике головки. Она проскользила своей промежностью до моего колена, я немного согнул ногу, чтобы поглубже почувствовать её жар, прошлась грудями по стволу сверху вниз, слизнула капли и заглотила член как только смогла глубоко. Я охнул и застонал. Феерия. Меня ждала феерическая концовка.

Нет. Она отпустила меня снова. Эта валькирия решила душу из меня вынуть. Она снова села, теперь мне на приподнятое колено и блаженно улыбалась, легонько ерзая взад вперед, я подыгрывал коленом. Ты готов, спросила она. Я что-то промычал пересохшей глоткой и кивнул. А я нет, игриво сказала она и слезла с меня. Она снова села на меня, на промежность, но теперь задом ко мне. Поднимая зад, проскользнула по члену снизу вверх и доехала так до моего лица. Поза 69. Чего вкуснее может быть. Я обхватил ягодицы руками раздвинул их и впился губами между ними. Я тонул в них, я слизывал соки губами. Я проникал языков в анус. Я раздвигал половые губы руками и пытался вылизать все что есть гладкого, теплого. Она не очень любила быть сверху, мы крепко обнялись и перекатились, не отрываясь друг от друга, я стал сверху она снизу.

Я обхватил ее бедра снаружи, раздвигая ягодицы я открывал себе все новые и новые места. Я вписывался в них так, как будто хотел вытянуть их побольше. Я перехватился. Задрал ей ноги повыше, завел коленями за свои локти, её колени уперлись ей же в бока. Такая распластанная лягушка. Вся прелесть возникла передо мной. Я раздвигал половые губы, я соками измазывал всю промежность от ануса до лобка. Я поймал губами клитор и обсасывал и щекотал его кончиком языка. Я развел её ягодицы и ввел сразу оба пальца в неё. Указательный и средний. Средний в анус, указательный во влагалище. Не отпуская клитора начал обследовать обе дырочки сводя пальцы между собой, сжимая тонкую грань между сфинктером и входом во влагалище. Она вытворяла со мной что-то невообразимое. Она впивалась в мошонку. Она заглатывала член по самые гланды. Она добралась до моего ануса. Она тоже умела это делать. Всасывая мошонку с яичками, она одной рукой ввела в меня свой пальчик, другой рукой взялась за член и начала его мастурбировать. Пальцем нашла простату и начала на неё надавливать.

Это уже был предел. Наши тела сплелись в ярком танце. Тела крепко прижаты, губы впиваются в промежности. Энергия начала переходить от одного тела в другое и гулять содрогая обоих. Я чувствовал что сейчас взорвусь и она просто захлебнется. Она начала мелко содрагаться и потом сжала мне руку промежностью. Анус и влагалище сжимали мои пальцы, я приостановился, сжал пальцы сильнее и начал чуть выводить их из неё, потом вставил назад до упора. Она чуть не откусила мне мошонку. Я впился губами в клитор. Она начала извиваться и вырываться, держал, пока конвульсии не ослабли. Я отпустил и слез с неё. Она свернулась калачиком, её трясло. Я развернул её на спину, раскрывая калачик и начал целовать сведенные в судороге бедра. Член распух так, будто его долбили молотом.

Я раздвинул бедра и устроился сверху, по классике. Вошел в неё легко. Пока её не отпустило начал сначала медленно, потом все сильнее входить в неё. Все остатки энергии со всего тела начали собираться в одной точке. На самом конце члена, который входил и выходил из промежности, как по маслу. Движения становились более резкими и глубокими, она обхватила меня сзади за ягодицы и насаживала на себя, помогая мне. Влагалище еще несколько раз сжалось вокруг члена. Пот с меня лился рекой по спине, капли со спины попадали на анус. В животе начала назревать огромная чувствительная сущность. Все стягивалось во едино. Член, анус, живот, все это сводило одной огромной силой. Такое сладостное чувство, что тебя вытягивают и разливают по тебе какое-то сладострастное зелье — оно заполняет тебя, но ты не можешь больше в себе его держать. Не можешь. А хочешь. Держишь до последнего, пока силы держать заканчиваются и ты взрываешься. Вся энергия, который мы собирали, скапливали, обменивались и перегоняли друг в друга теперь нашла единственный выход и вырвалась из меня.

Меня трясло. Она зажала мне рукой рот. Я упал на неё. Она обняла меня. Я дышал, как паровоз. Пошел «последыш». Это мы так в шутку называем мои последние сладостные судороги. Меня словно выгнуло. Как здорово. Я люблю выть. Выть как волк на луну, когда кончаю. Я выл. Она смеялась и зажимала мне рот рукой. Все кончено. Моя мучительница и я довольно жмурясь валялись и обнимались еще несколько минут. Я не хотел её выпускать из объятий. Потом она легла на бок, спиной ко мне, я обнял её, прижавшись сзади. Мы так и уснули.