Наверх
Порно рассказ - Стелла (мать и сын)
В один из обычных томительных вечеров я скуки ради сидел на сайте знакомств и рассматривал анкеты разных дамочек. Каких тут только не было! Грудастые, скуластые, губастые, блондинки, брюнетки, молодые сикушки и зрелые женщины. И все хотели члена. Большого, крепкого члена и сексуальных отношений. От однотипных анкет у меня закружилась голова, чем дальше рассматривать шлюх, лучше посмотреть порнушку, твердо решил я и уже почти было закрыл окно браузера, как мое внимание привлекла анкета девушки по имени Стелла. Надо же, теска моей матери, улыбнулся я и пригляделся получше к фото. Хм, даже типаж мамин: стройная женщина со стильной стрижкой и темными волосами, загорелой кожей и правильными чертами лица, хотя особа на фото выглядела значительно моложе мамы, лет на 35. Похожа, но слава богу не маман.

Хочу признаться, что меня всегда привлекали женщины намного старше меня. Зрелость и опытность казались мне лучшими женскими качествами. Первой моей любовницей стала подруга мамы Нина. Она-то и научила меня всем премудростям постельных утех. Мама, конечно, об этом не знала.

Но вернемся к анкете некой Стеллы. Не замужем, ищет состоятельного, щедрого мужчину для встреч. Все понятно — проститутка. Привычно я пролистнул фотку и уставился на другую. На меня смотрела улыбающаяся мама. Я сам фоткал ее в купальнике на пляже, а потом любовно обрабатывал фото в редакторе. Такое чувство, будто по моему сердцу резанули ножом. Моя мать — проститутка! Дрожащими руками я набрал указанный номер с мобильного (хорошо хоть на днях подключил услугу антиопределитель номера), прождал около двух минут, пока мне ответил мелодичный женский голос:

— Аллоу, слушаю.

Это была не мама.

— Я хотел бы поговорить со Стеллой, — неуверенно пробормотал я.

— Она сейчас занята. Оставьте свои координаты, Стелла вам обязательно перезвонит, — я чувствовал, что женщина, говорив мне все это, заученно улыбалась. Администратор в агентстве, догадался я.

Я сбросил звонок и задумался. Значит, мама работает в конторе, специализирующуюся на оказании интимных услуг, хотя мне говорила, что нашла работу в таксопарке диспетчером, отсюда и частые дежурства по ночам. Зачем ей это надо? Вроде не бедствуем, чтобы наплевав на репутацию, отправиться торговать телом. Я студент, учусь в престижном вузе и на жизнь зарабатываю барменом в ночном клубе. Никогда не просил у матери денег и не собираюсь этого делать впредь. И тогда я решил во что бы то не стало поговорить с мамой и убедить ее бросить позорную работу к чертовой бабушке. Проще было затеять разговор, вызвав ее от имени клиента, чтобы застать, как говорится, с поличным и она не смогла отвертеться.

Через час я перезвонил в агентство и, узнав, что мама свободна, заказал ее в гостиницу «Фортуна», зная наверняка, что там всегда найдутся свободные номера. Мало таких дураков, которые втридорога готовы оплачивать гостиницу. Пусть думает, что ее снял богатенький Буратино!

Я стоял лицом к окну, спиной к двери, когда в номер робко поскреблись. Я напрягся, но виду не подал, мне предстоял непростой разговор.

— Можно? — спросил до боли знакомый голос. Ах, мама, мама, сейчас ты очень удивишься.

— Входи, — произнес я и повернулся.

— Стас?

— Как видишь, — сказал я, презрительно рассматривая мать с ног до головы.

Она была одета как самая настоящая девушка по вызову, то есть вульгарно. Короткая юбка, сетчатые колготки, топ, из которого вываливались спелые персики. Это моя благоразумная мама? Я не мог поверить в то, что вижу.

— Как ты узнал? — обреченно спросила она и опустилась на краешек кровати.

— Не важно. Зачем это тебе... Мама?

— Сынок, ты меня не поймешь, — грустно сказала она, опустив голову и пряча бесстыжие глаза.

— Приключений захотелось? А может скажешь проституция твое призвание?! — я был взбешен видом матери, сидевшей передо мной, как побитая собака. Я почти ненавидел ее в тот момент. — Говори же, ну!

У нас с матерью никогда не было духовной близости. Я рос сам по себе, решал свои проблемы самостоятельно, стараясь не обременять ее. Мама в свою очередь, не лезла в мою жизнь. А я так и не понял, когда мы окончательно отдалились друг от друга. Я съехал от нее на съемную квартиру, и каждые выходные она звонила мне, чтобы дежурным тоном осведомиться, как у меня идут дела, я так же дежурно отвечал, что все хорошо, обходя в разговоре острые углы. К примеру, что минувшей ночью была драка в клубе и в мою сторону полетела бутылка коньяка, брошенная в пылу ссоры посетителем, чудом не разбив мою грешную голову. Зачем ее расстраивать верно? Иногда она забыла звонить на выходных (теперь-то я понимаю почему, клиенты и все такое), тогда мама связывалась со мной среди недели и долго щебетала ни о чем, вроде как чувствуя свою вину передо мной.

— Сын, Стасик...

Я поморщился, терпеть не могу, когда меня называют Стасик, как дошкольника какого-то. Я промолчал, но сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев.

— Мне нужны деньги. На мне висит большой долг.

— Что? Ты опять играла?! Опять взялась за старое?

Мамина сестра рассказала мне однажды, что мамуля в молодости была заядлой картежницей и спускала все деньги на игру. Потом завязала, благодаря отцу, которого я никогда, впрочем, не видел.

— Нет! Нет. Это в прошлом, — поспешила она заверить меня. — Я брала деньги в долг на раскрутку собственного шубного магазина. Набрала товара на несколько тысяч евро и прогорела, — уныло закончила она

— У кого ты брала деньги? Почему я слышу о каком то мифическом магазине только сейчас?

— Не хотела тебе говорить раньше времени, боялась сглазить, а теперь... — мама обреченно махнула рукой. — Единственный способ вернуть деньги — отработать. Мой кредитор обычный сутенер.

— О Господи!

Как же она могла вляпаться в такую несуразную ситуацию? Я кинул взгляд на постель и тотчас представил, как на мою маму наваливается клиент, грубо стаскивает с нее одежду, елозит по ней потным телом, вставляет член, заставляет делать грязные вещи... О нет!

— Сынок прости, — мама встала с кровати, подошла ко мне и провела по щеке ладонью. Я поймал ее руку и поднес ее к губам. Моя злость улетучилась, испарилась, как дым после ливня. Мне хотелось утешить эту глупую женщину, зовущую себя моей матерью. Ее старшая сестра тетя Шура много чего рассказывала мне о своей несносной сестрице Стеллке, которая была та еще оторва, как я понял. Шерстила по мужикам, пока не снюхалась с моим отцом, родила меня. Вроде после этого стала добропорядочной, а сейчас снова взялась за старое. Ей 41 год, мне 21. Она ухаживает за собой, за своим телом, тратит уйму денег на подтяжки, фитнесс, пиллинг, и не перечислишь всего, да и не разбираюсь в этом. Выглядит она чуть старше меня, широкоплечего парнишы. Сейчас мы походили больше на двух голубков, но никак не на мать и сына. Я взглянул на широкое зеркало, встроенное в шкаф и увидел в нем маму. Она обеспокоено всматривалась в мое лицо, пытаясь найти в моей мимике хоть каплю понимания. А я не хотел понимать женщину, добровольно продающую свое ухоженное тело, пусть и дорого. И тогда я решился на то, чего хотел с 15 лет — переспать с ней.

Первый раз я увидел ее обнаженной, когда мне было 14 лет. Я забежал в душ, потный после тренировки, желая поскорее смыть с себя грязь. Мама явно не ожидала меня увидеть дома в такое время, а потому не потрудилась запереться на защелку в ванной. Она растирала тело полотенцем, когда я вошел. Аккуратные груди, плоский живот, стриженый газон между ног — все это я увидел в первую же секунду и замер, как монумент, пялясь на голую мать, не в силах уйти. Пока она хладнокровно не сказала:

— Выйди, я еще не оделась.

Я не мог спать спокойно с этого дня, все время держа картинку голой матери в голове. Иногда я утром замечал на белье следы спермы и ужасался от последствий. Уже позже я спокойно мастурбировал, без всяких угрызений совести на голое тело Стеллы (про себя я называл ее по имени), представляя ее в разных позах передо мной. В своих фантазиях я изощрялся с матерью, как хотел, имел ее во все дырочки, кончал на грудь и в рот, видел ее улыбающееся довольное лицо со следами моей спермы. ка не появилась Нина, подруга матери. Она-то и заметила мои похотливые взгляды, украдкой бросающие на Стеллу и провела со мной разъяснительную беседу, дескать, плохо это — хотеть маму, а вот ее лучшую подругу — можно. Бабенка попросту положила глаз на молодого, высокого (худого, как жердь) юнца. На следующий день после беседы Нина забрала меня со школы на своем авто и увезла на свою дачу, обучать прелестям секса. Конечно, я облажался в тот день, кончив едва она только взяла мой член в руку. Но Нина не смеялась и приняла все как должное.

Надо отметить, что учеником я был старательным и способным, схватывал все на лету, и спустя месяц Нина стонала подо мной так, что соседи выходили нервно покурить на балкон (мы занимались развратом в ее городской квартире). С ней я чувствовал себя богом секса, не меньше. О Стелле больше не думал, все мои мысли всецело заняла Нина. Наша связь продлилась 4 года, пока она не нашла себе другую игрушку, молоденького мальчика, каким был я, когда мы познакомились. Я переболел, справился, зажил нормальной жизнью, увлекся молодыми студенточками и перестал вспоминать обоих зрелых женщин.

И вот теперь воспоминания нахлынули на меня с удвоенной силой. Интересно, а она все такая же гладкая и гибкая? Я протянул руку и провел ладонью от плеча от кисти. Стелла улыбнулась и спросила:

— Так ты меня простил?

— Почти.

Ее лицо было по-прежнему симпатичным и моложавым, тело хрупким, а груди не обвисшими. У такой наверняка отбою нет от клиентов, подумалось мне. Я взял ее за руку и подвел к кровати, слегка толкнул так, что она оказалась на постели с раздвинутыми ногами. Я встал между ее коленками и, проникновенно посмотрев матери в глаза, сказал:

— Я хочу тебя Стелла.

Я всегда был высокого роста, гораздо выше своих сверстников и на физкультуре всегда возглавлял ряд, как самый длинный. Будь я маленьким слюнтяем, вряд ли такая женщина, как Нина обратила бы на меня внимание. А сейчас к высокому росту добавилась мышечная масса. Я находил себя привлекательным и был уверен в 100% успехе своего предприятия. Если мать спит с разными клиентами, то ей не составит труда подмахнуть и сыну. Я был циничен, потому что таким воспитала меня она, Стелла.

— Стас, ты что?

Дурацкие разговоры начали меня раздражать. Я накрыл ее рот ладонью и своими ногами раздвинул ее колени еще шире. Юбка натянулась, как струна, грозя вот-вот треснуть по швам. Я нашел молнию на ней и расстегнул, с огромным трудом снял ее, перекинулся на топ, избавился и от него. Стелла осталась в одних колготках, под которыми не было трусиков. Я ясно видел прическу треугольника под тонким капроном! Ай да мама, не надевает нижнее белье на встречи с клиентами. Что ж, так даже проще! Я стянул колготки до колен и провел ладонью по лобку, пробуя на ощупь мягкие волосы. Стелла тяжело задышала и не смела поднять на меня глаз. Я мог бы поспорить, ей было стыдно, что она испытывает возбуждение от того, что ее ласкает собственный сын.

Я поспешно снял белую рубашку (даже оделся по человечески), боясь, что она передумает и заартачится. Молниеносно избавился от брюк и сел рядом с ней. Из моих трусов уже выпирал бугор, на который мать поглядывала со смущенным любопытством. Да, когда-то она мыла этот писюнчик, лет 20 назад, а теперь этот подросший отросток вознамерился проникнуть в ее запретную щель. Уже давно Нина ласково внушила мне, что эта щель запретная, и я почти смирился с этим табу, но, как известно, запретный плод сладок и теперь настал мой час. Я раздвинул половые губы и поздоровался с клитором. На мое приветствие щелка матери потекла ручьем, измазав мои пальцы в горячем соку. Да она хочет меня, не меньше чем я ее!

Стелла сама потянула меня к себе. Я целовал ее шею и прижимался членом к ее животу, давая всласть ощутить размер и мощь своего члена. Мама это оценила и заерзала подо мной. Ее руки потянули мои боксеры вниз и вскоре горячий член прикоснулся к ее животу, без ткани, без лишних теперь уже труселей. Стелла раздвинула ноги и подняла попу вверх, желая как можно скорее насадиться на член. Но у нее ничего не выходило. Тогда она схватила его рукой и направила к входу во влагалище. Почувствовав зовущую плоть, я задвинул ей по упора, заставив мать вздрогнуть и застонать. Она вцепилась в мои ягодицы ногтями и мешала двигаться, прижимая к себе. Но мне хотелось жесткого траха, не для телячьих нежностей ведь сюда ее вызвал. Я закинул ее ноги на свои плечи, сам сел, и теперь мог совершать размашистистые движения и входить на всю глубину. Я наблюдал, как мой член исчезает в сочном лоне матери и появляется оттуда, видел головку, испачканную мамиными выделениями. Она текла, как последняя сука.

Как же меня заводила эта ситуация! Даже то, что она закрыла глаза, не смущало меня. Я продолжал долбить податливую щель, сгорая от желания проникнуть и в ее остальные отверстия. Решив разведать обстановку, я вышел из ее щели полностью и будто перепутав дырочки, приставил головку к попке. Думаете она возмутилась? Ничего подобного, Стелла раздвинула руками ягодицы, помогая мне войти в ее попку! Не спеша, как меня учила Нина, я начал вхождение на глубину, пока не вошел полностью, дал время привыкнуть, расслабиться и потихоньку стал двигаться. Мама как с ума сошла, морщилась, мотала головой, бессвязно что-то шептала (мне было не до прислушиваний), потом вообще начала громко кричать: «О да, еще, резче, глубже, еби, о!».

Я понял, что маман дошла до кондиции и решил облегчить ей задачу, нашел пальцем клитор и потер его. Стеллу всю затрусило, что я даже членом почувствовал ее вибрацию в щелке. Это был мощнейший не имитированный оргазм. Я был горд собой и не выдержал, тоже принялся бурно изливаться в анус матери. Мой оргазм был не менее ярким и потрясающим. Я тупо лежал на ней, пока член сам не выпал из попки, вместе с тягучими каплями моей спермы. Мы лежали обнявшись, не в силах вести светские разговоры. Да и не был я готов к объяснениям. Даже малодушно прикинулся спящим, когда мать выскользнула из моих объятиях и прошествовала в душ. Не отреагировал и когда она вышла из номера, негромко хлопнув дверью (постеснялась меня разбудить, заботливая). Стараясь не думать о том, что она пошла к очередному клиенту, я вырубился на самом деле.

Первым делом, когда я проснулся, то вспомнил своей сон. Я трахал маман! Незнакомая обстановка заставила меня призадуматься: где я? О, это был не сон. Стелла была здесь и ушла, накаченная моей спермой. На душе тотчас потеплело, что я готов был рыть землю носом, чтобы достать кучу евро и погасить мамин долг. Не очень-то я был готов делить ее с другими мужчинами. Я свалил с гостиницы и отправился на работу. Кое с кем переговорил, наводя мосты по поводу денег. Утром как всегда вернулся домой и завалился спать, а проснулся оттого, что кто-то теребит мой член. Я пришел домой не один? Кто она, эта незнакомка?

Я открыл глаза и увидел аккуратно причесанную головку матери, которая старательно двигалась вверх вниз, наяривая ртом мой член. Ни хера себе! Что за домогательства с утра пораньше? Почему не слышал хлопок входной двери? Вместо того, чтобы возмутиться, я снова закрыл глаза типа сплю, пусть сосет дальше.

Нет, так не пойдет, хочу видеть своими глазами, что минет делает именно Стелла. Моя рука обняла ее голову, чуть придавила, насадив горло на член полностью. Мать закашлялась, но сосать не перестала. Видать, с клиентами не подфартило ночью и женщина осталось голодной. Что ж всегда готов помочь страждущим! Я добросовестно сплеснул спермы ей в глотку и откинулся в бессилье на подушку. Наверное, это самое прекрасное утро в моей жизни. Я смотрел на зеленые деревья за окном и слушал пение птичек, а мой член старательно вылизывала мама после эякуляции. Ради этого стоит жить. Я вдруг понял, что утро будет не таким чудесным, если я сейчас же не трахну ее.

Я подмял Стеллу под себя и пошарил руками по телу. Она пришла ко мне (у нее были ключи от моей хаты) в какой-то просвечивающейся комбинации и, конечно же, без трусов. По ходу маман презирает нижнее белье, как класс. Щелка сочилась влагой и с благодарностью приняла в себя два пальца, радостно причмокнув. Хоть я и кончил несколько минут назад, член мой опять стоял колом. Мама ерзала и ждала, когда я проникну в нее, а я не спешил, задрал ночнушку до груди и поцеловал сосок, который тут же затвердел как камень. Я водил членом по ее мокрой пизденке и наслаждался муками, которые испытывала Стелла. Она уже почти рычала, жаждая члена. Это доставляло мне истинное удовольствие, я играл с нею, то всуну головку внутрь, то снова достану.

Мать не выдержала и, опрокинув меня на спину, оседлала, как коня. Когда член оказался у нее в щелке, тут же понеслась в бешеную скачку, как распоследняя нимфоманка. Кончила маман быстро, но бурно, видимо моя игра ее так сильно раззадорила: слегка царапая мне грудь и конвульсируя, потом обмякла, но не слезла с члена, и я потихоньку продолжал ее трахать. Она лежала на мне безвольным мешком и такой расклад меня не устраивал. Силой я поставил ее на коленки и вошел в щелку сзади. Стелла ойкнула и принялась подмахивать мне, наконец-то, придя в себя после оргазма. Я-то еще не кончил и не собирался даже, желая продлить удовольствие обладания матерью. И даже не собирался дрючить ее в зад в этот раз, но маман сама направила выскочивший из хлюпающей пизденки ствол на свою дырку в попе. По ходу, она фанатела от анального секса.

Упругие мышцы ануса сдавили мой член, там было туго и горячо. Я драл мать в попку, а она натирала свой клитор и тихо поскуливала, пока не напряглась как пружина. Сейчас кончит, догадался я и ускорил темп, чтобы закончить с ней одновременно. На сей раз я не кончал внутрь, а выдернул член и стал сливать на белые ягодицы, наблюдая, как струйки спермы стекают по бедрам. Мне не хотелось отлипать от Стеллы, я держал ее за ягодицы и отправлял сперму головкой члена в попку. Она вытекала обратно, и снова я вставлял туда член. Потом мне это надоело и я прилег рядом с матерью, ожидая дальнейшего разговора. То, что она хотела сказать мне что-то важное, я не сомневался.

— Стас, скажу сразу, не буду томить. Я выхожу замуж и уезжаю в другую страну.

— Вот как? И кто же он?

— Он итальянец. Познакомились на работе. Приехала по вызову, он влюбился в русскую, потерял голову, а когда узнал, почему я занимаюсь проституцией, покрыл долг и выкупил меня у хозяина. Сегодня сделал мне предложение. Как в кино. Не хотела, чтобы ты обижался на меня, потому и пришла. Знаешь, ты хороший сын.

Я потрясенно молчал. Даже не сказал, что нашел для нее деньги. Зачем? Они теперь ей не нужны, у нее африканские страсти.

— Ты мне ничего не хочешь сказать?

— Мне все понравилось, мам, — легкомысленно ответил я, немного подумав. — Ну и счастливого пути, не забывай сына! — я подмигнул ей и, весело насвистывая мотивчик, почесал в ванную.