Наверх
Порно рассказ - Игра
27.10.09.

— Вот люблю я Курвуазье... За одну только форму бутылки люблю, — философствовал Кисэр над почти допитым коньяком.

— Чем тебе так нравится форма бутылки? — спросила лежащая рядышком Калинка. А лежала она попкой кверху, держа изящные лодыжки на весу.

— А тем же, чем и твоя попка, — Кисэр подхватил мою мысль и припечатал ее легким жестом обожания — сначала по левой булочке, потом по правой.

— Я буду Винни Пух, — он поставил нас перед фактом. Сделав последний глоток, Кисэр обратился ко мне:

— Вот ты знаешь, Лэм, какой это полезный предмет — пустая бутылка?

— Мне сказать «и-ааа»? — поинтересовался я, вживаясь в роль ослика-именинника.

— Боже упаси, — Кисэр театрально отмахнулся от меня бутылкой, вызвав всеобщее веселье. Потом на секунду задумался, положил ее в центр круга, и раскрутил. Горлышко показало на Олега.

— Кого мне целовать? — на полном серьезе спросил он.

— А это мы сейчас узнаем, — с торжественной гримасой на лице, Кисэр раскрутил бутылку еще раз. Да так сильно, что она вращалась добрых секунд тридцать. На последних мгновениях Рита выдернула из волос карандаш и отстукивала им барабанную дробь по краю журнального столика. Мы все, как зачарованные, следили за горлышком... Оно указало на Кисэра.

Я по очереди взглянул в лицо каждого из присутствующих. Настя не понимала, почему никто не смеется над этой двусмысленной ситуацией. Она имела весьма смутное представление об истории взаимоотношений выбранных бутылочкой людей. Кисэр заметно растерялся, и со смущенной улыбкой (впрочем, довольно наглой), опустил очи долу. Рита в уме делала ставки, азартно стреляя глазами то в одного избранника, то в другого. Катюша на секунду переглянулась с Олегом, и на ее лице моментально отразилось точно такое же выражение, как у него. Расслабленно-игривое. Каким-то непостижимым образом она уже знала, что будет дальше.

— Ну, иди сюда, медвежонок, — ласково позвал Олег. Я мог видеть его лицо только в профиль, но даже из такого положения шальные искорки в глазах были хорошо заметны. Меня кольнула ревность...

Кисэр сел на колени и «подполз» вплотную к Олегу, потом смиренно уткнулся носом ему в шею. Это смотрелось забавно. Только улыбка на лице Олега не могла меня обмануть — черти в его глазах уже наливали оливковое масло на сковороду. Он взял Кисэра за подбородок и смерил пристальным взглядом. Из бесстыжих глаз визави выглянул чертик и услужливо прибавил газу под сковородкой. Они подались навстречу друг другу одновременно, и слились в таком чувственном, гармоничном и привычном (черт!!!) поцелуе, что я поневоле отвернулся. Когда через несколько секунд я вновь взглянул в их сторону, они все еще целовались. Чтобы как-то отвлечься, я переключился на ошарашенное лицо Насти.

Хотя увиденное, безусловно, распалило всех присутствующих, продолжить игру никто не решался. В полной тишине неожиданно раздался голос Риты, напевавшей детскую песенку: «Встаньте, дети, встаньте в круг... «. Услышав эти слова, все, кроме нас с Настей, весело рассмеялись, как заговорщики. Это было уже слишком. Я бросил сердитый взгляд на Олега. И он поспешил объясниться.

— Есть такая игра. Она называется «Круг». Вышла откуда-то из недр психологического факультета Сорбонны и вот уже лет десять гуляет по Европе. По-моему, есть даже сайт для игроков где-то во французской доменной зоне (перевожу — «по-моему», это значит «точно есть»). Суть игры в следующем. Допустим, некая девушка, или молодой человек, хочет создать круг. Для этого ей (ему) необходимо найти еще пятерых молодых людей, абсолютно незнакомых друг с другом, чтобы получилась компания из трех парней и трех девушек. Хозяину круга нужно тщательно подбирать участников, исходя из их возраста, внешности, вкусов, увлечений и сексуальных предпочтений. Чтобы собравшиеся в круг люди понравились друг другу с наибольшей долей вероятности. От хозяина требуется организовать уединенное место для встречи и легкий фуршет. Собравшиеся вместе участники игры знакомятся и общаются в течение какого-то времени. Когда все отношения определены, хозяин круга проводит голосование. Обычно для этого используются три листочка синего цвета, и три листочка красного — они символизируют пол. Участники пишут на листочке либо слово «нет», либо слово «да», и сдают их хозяину. Слово «да» означает, что участник согласен вступить в круг. Под этим подразумевается, что он готов принять правила игры. Они очень просты: Вы не имеете права отказать в сексе кому-либо из участников круга, но также не имеете права принуждать кого-либо к тому виду сексуального общения, которого он не хочет. Хозяин подсчитывает голоса. Круг «замыкается», если хотя бы трое участников сказали «да». Для гетеросексуальной компании один из трех участников должен быть другого пола. Для бисексуальной это условие, само собой, излишне. Хозяину остается объявить, сложился ли круг. Если нет необходимого числа участников, или самому хозяину не хочется начинать игру в этой компании, гости тепло прощаются и расходятся по домам. Если же круг сложился, уходят только те, кто отказался, а остальные... занимаются сексом, — с улыбкой закончил Олег.

— Интересно... — выдохнула Настя, обводя взглядом сидящую у камина компанию.

— Правда? — вкрадчиво поинтересовался Олег.

— Ну, я имею в виду, это интересно с точки зрения психологии... — сконфузилась Настя.

Никто не мог скрыть иронической улыбки. Между тем Кисэр взял ногу сидящей рядом Риты и нежно массировал пальчики, не поднимая глаз. Потом отобрал у нее карандаш и что-то написал на стопе. Рита рассмеялась, то ли от содержания надписи, то ли от щекотки.

— Крути, — приказал Олег, прервав милую сцену.

Сердце мое екнуло. Я попытался посмотреть Олегу в глаза, но он как-будто не замечал этого. Раскрученная Кисэром бутылка на этот раз остановилась точно напротив Ритиной ноги, которую по-прежнему ласково сжимала ладонь Кисэра. Но спора не возникло — все молчаливо пришли к выводу, что им и следует целоваться.

Кисер, все так же не поднимая глаз, резко схватил Риту за вторую ногу и посадил на себя верхом. Я непроизвольно зажмурился, предвкушая пощечину, которую сейчас получит мой незадачливый друг. Но вместо этого амазонка по-кошачьи наклонилась и нежно укусила его за нижнюю губу. В этой позе ее маленькие крепкие груди торчали прямо перед его лицом. Натянувшаяся ткань бесстыдно демонстрировала набухшие ареолы и твердые бусинки сосков. Медленно обнимая их взглядом, Кисэр стянул бретельки, одну за другой. Потом рванул маечку вниз, одновременно захватив в замок за спиной тонкие руки девушки. Рита изгибалась дугой и пыталась освободиться; при этом белоснежные, упругие груди подпрыгивали, заставляя меня нервно сглатывать слюну. Кисэр надежно зафиксировал ее запястья в одной руке и наклонил вниз. Теперь пепельные кудри разметались по полу, а холмики грудей еще более бесстыдно торчали. Пальцы второй руки окунулись в стоявший рядом бокал Калинки. Она всегда пила рислинг со льдом. Когда я понял, что он собирается сделать, я почти задохнулся от предвкушения... Нужно расстегнуть брюки, просто больно... И тут Настя положила голову мне на колени. Я задрожал и провел ладонью по ее щеке. Тоненькие пальчики быстро расстегнули мои джинсы и пробежались по стволу члена. В панике я посмотрел на Олега, но он не отрывал глаз от Риты и Кисэра.

Искуситель выбрал самый крупный кубик льда и медленно провел им по розовому соску. Рита застонала и выгнулась еще сильнее. Он повторял это сумасшествие, перемещаясь от одного нежного холмика к другому. Лед таял, и Кисэр подхватывал стекающие капли языком, заставляя девушку неистово биться в его руках. Почувствовав, что пришло время, он отпустил ее. Свобода была не нужна; дикая кошка раскинула ноги и буквально вырвала его напряженный член из брюк. Кисэр просто сдвинул в сторону полоску ее трусиков и резко вошел до самого конца, заставив снова выгнуться. Сладостная борьба продолжалась недолго; через пару минут он начал нежно дразнить ее клитор круговыми движениями большого пальца, и стоны сорвались на крик. Стройные ноги стиснули его изо всех сил... Мужественно выдержав ее оргазм, Кисэр отстранился, обнажая возбужденный, влажный член, который взмыл почти вертикально вверх. Потом он обнял ладонями ее лицо, недвусмысленно приближая губы к стоящему стволу, чуть изогнутому, горячему, упругому... Рита не показала нам ни капли.

Именно в этот момент мои пальцы, уже несколько минут как погруженные в Настино естество, окольцевались нежными волнами оргазма. Закрыв глаза, я вцепился в русые завитки и нанизал ее рот на свой член... повторил это несколько раз, пока не кончил.

Я взглянул на Олега, готовый ко всему. Но моя любовь все также не сводила глаз с Кисэра и Риты, которые нежились в объятиях друг друга.

— Кого же из них ты хочешь? — внутренне кричал я, — Кого???

Он не слышал и не видел ничего. Серьезные карие глаза обрели цвет остывающей лавы; тонкие пальцы, белея, сжимали бокал вина. Как в дешевой мелодраме, за окнами грянул гром, и тяжелые капли дождя монотонно застучали в стекло...

— Интересно... — выдохнула Настя, обводя взглядом сидящую у камина компанию.

— Правда? — вкрадчиво поинтересовался Олег.

E-mail автора: madmouse@bk.ru