Наверх
Порно рассказ - На острове
Всё, о чём я хочу поведать — реально. Наверное, лучше, чтобы всего этого не случалось со мной, ибо время от времени мне кажется, что я нахожусь в каком-то мучительном сне и всё никак не могу проснуться.

Делиться с друзьями о том, что произошло, не хочу, поэтому решил изложить всё это в письменной форме. Человек я довольно известный, и это одна из причин, почему я предпочитаю писать инкогнито и помалкивать. Конечно, не лишним будет немного описать себя. Мне тридцать, роста во мне около ста восьмидесяти пяти сантиметров, телосложение нормальное, без перегибов в худобу, чуть плотное, но без чрезмерной мышцатости.

Волосы непонятного русого цвета, светлые глаза. Ношу обычно короткую причёску, да и вообще не обладаю сверхзапоминающейся внешностью, просто мою физиономию настолько часто показывают по ящику, что на улицах узнают сразу. Приходится надевать бейсболку и передвигаться на авто, даже на самые малые расстояния. В обычной жизни ношу очки и отличаюсь от экранного образа серьёзностью и каменным лицом.

В нашем мегаполисе уйма ярких красоток, на всякий вкус и цвет. Вокруг меня их всегда было довольно много. Это и позволило мне стать слишком привередливым и ужасно подозрительным. Несмотря на то, что у меня есть постоянная подруга, и я живу с ней уже не один год, всегда существуют соблазны. И я не каменная статуя, чтобы всегда противостоять им. Но по сравнению со своими друзьями, не менее известными, я просто ангел небесный и меня мало, в чём можно упрекнуть касательно личных отношений. За годы сознательной жизни, по-настоящему гармоничных и красивых девушек и женщин я видел не больше десяти.

За месяц до произошедшего случая, я увидел странный, очень реальный сон. Дело было под утро, я почему-то проснулся в пять утра, сходил в туалет и опять провалился в сон, но соображал так же, как и наяву. Такие видения обычно называются осознанными. Там, во сне, я перевернулся на другой бок и вдруг увидел, что на кровати, вместо моей подруги лежит незнакомая девушка, полностью обнажённая. Её лицо скрывали длинные белокурые локоны. Передо мной лежало совершенство: прекрасная и нагая, с красивой тяжёлой грудью. Одно созерцание возбудило меня до предела, я осторожно убрал прядь волос от её лица. Оно оказалось чудеснее любых предположений. Глаза были закрыты, она спала, но тонкие черты лица меня просто восхитили. Я навис над ней и осторожно поцеловал в тёплые губы. Девушка дрогнула и открыла глаза, упоительно красивого цвета, совершенно невероятного для меня оттенка зелёно-серо-карего.

Когда она увидела меня, я сразу же проснулся. Я лежал в кровати один, зарывшись лицом в подушку, член стоял колом. Пришлось идти в ванную и уже под душем рукой снимать напряжение. Крепко обхватив член рукой, я быстро водил ею от основания до головки, наблюдая, как сперма выстреливает в светлую кафельную стену. Стало легче, но на душе было всё так же тоскливо. Это меня порядком удивило, обычно у меня никогда не было столь бурной реакции, у меня подкосились ноги, и я сел в пустую ванну, чтобы прийти в себя.

Весь следующий месяц я был загружен с раннего утра до позднего вечера. Об этом случае я, конечно же, забыл. Нужно было что-то делать с накопленной усталостью, и я решил отдохнуть на каком-нибудь тропическом острове хотя бы недельку. Моя подруга поехать со мной не смогла, да и мне в глубине души захотелось побыть одному. Я выбрал Мальдивы. Моя девушка совершенно спокойно отпустила меня, зная, что там отдыхают парочки, молодожёны и пенсионеры. В турфирме мне посоветовали остров подальше от столицы, небольшой и довольно уединённый, пообещав, что отельные работники дадут самое дальнее бунгало на воде.

Отдых начался уже в местном аэропорту Кадеду, оттуда я должен был лететь на гидросамолёте уже на свой остров. Я совершенно размяк, восседая один в зоне ожидания. И уже начинал фантазировать, что несколько раз проплыву вокруг острова с маской и трубкой, и мне встретится китовая акула. А может и две акулы вместе с огромными мантами. Моё безмятежное состояние чуть потревожила парочка молодых супругов. Они негромко разговаривали на русском, так что я поглубже натянул бейсболку и сел вполоборота. Но они, к моей величайшей радости не обращали на меня никакого внимания и минут десять рылись в сумках, пока нас троих не пригласили в самолёт.

Полёт прошёл спокойно. И только на длинном пирсе, ведущем к ресепшн в виде перевёрнутой лодки лежащей на песке, я взглянул на летевшую со мной девушку и её спутника ясным взглядом. Неторопливым шагом рядом со мной шла умопомрачительная красавица. Она снова что-то искала в сумке, чуть отставая от своего мужчины. В мой расплавленный тропической жарой мозг сразу же проникла мысль, что кто-то оживил прекрасную Барби, и вместе с одухотворением ушла вся кукольность и прочие глупости.

Я буквально проел её глазами за несколько минут. У неё были длинные густые волосы, очень светлые, но лишённые вульгарности. Совершенное лицо с тонким и абсолютно прямым носом, губы — не тонкие, но и не пухлые, как у девиц колющих себе какую-то гадость, превращая свой рот в разжиженный вареник. Её фигура в лёгком сиреневом платье была похожа на модельную — тонкие длинные ножки, узенькая талия, но при всём при этом у неё была немаленькая грудь. Я вряд ли смогу описать эту красавицу так, чтобы проникся каждый, но на ресепшн она произвела неизгладимое впечатление на работников отеля. Они прыгали вокруг неё и не могли оторвать своих чуть ошалевших взглядов. Её мужчина явно узнал меня, но сделал вид, что не знает, и всё время смотрел куда-то в сторону. А с его красавицей я всё-таки встретился взглядом, и меня словно ледяной водой окатило. На меня смотрели огромные выразительные глаза, зелёно-карие, именно те глаза, которые я видел во сне. Но пока она глядела мне прямо в лицо, я не мог вспомнить, где раньше видел их. В те мгновения соображалка просто отключилась.

Конечно, эта короткая встреча произвела на меня впечатление. Но я был слишком уставшим, чтобы размышлять и чувствовать. Поселившись в бунгало на воде, я быстро искупался, заказал ужин в номер и заснул до следующего утра. А после были чересчур яркие впечатления от острова и столь глубокое расслабление, что я превратился в печёный солнцем овощ, которому ничего в жизни и не надо, кроме белого кораллового песка, пальм и кристально чистой солёной водички.

Прошло три дня. После долгого купания, я сидел на террасе и наслаждался бирюзовым океаном. В сотне метров, а может чуть дальше, от моего бунгало, вдоль рифа плавал только один человек. В тот день было довольно сильное течение, и я решил передохнуть, чтобы с новыми силами осмотреть риф. Я зачем-то надел очки, чтобы получше разглядеть купающегося и сразу же заметил, что у него явно не хватает силёнок догрести до берега. Я подумал, что это мог быть ребёнок. Внутреннее чувство заставило меня прервать свой отдых и надеть ласты. Я уверенно поплыл в сторону сноркающего. Когда я подплывал ближе, то подумал, что хорошо было бы, если этим человеком оказалась бы она, та, которая прилетела вместе со мной на остров.

И это была она! Красавица отбивалась от чего-то под водой. Подплыв поближе, я увидел разъярённого триггера, здоровенную рыбу с опасными зубами. Я много раз замечал их, но видимо прекрасная незнакомка нарушила покой одного из них.

Я решил спасти девушку и закрыл её собой. Рыбина сделала несколько кругов, пытаясь вцепиться мне в ласты, а я в свою очередь этими же ластами дать ей что-то вроде подводного пинка. Неуклюжие телодвижения всё-таки возымели действия, и хищник исчез в глубине.

— Ну, как вы? Всё в порядке? — спросил я, обращаясь к девушке.

— Спасибо, — ответила она, вновь глядя мне в глаза, — Это чудище укусило меня за ногу. Доплыть до берега не получается, просто уносит в океан.

Я уверенно взял её за руку, и мы вместе, преодолевая незаметный, но мощный поток всё-таки доплыли до стоячей лагуны, а оттуда до моего бунгало и поднялись на террасу. Она без сил опустилась на деревянный пол и показала мне довольно глубокую рану чуть выше колена.

— Врач нужен? — спросил я, невольно залюбовавшись стройными длинными ногами.

— Нет, если только водку из бара, чтобы промыть.

Я принёс маленькую бутылочку из минибара и осторожно полил на рану, при этом осматривая её тело, будоражащее моё сознание.

— Не думала, что со мной случится такое и появится такой спаситель, — произнесла она, скромно улыбнувшись.

От этих слов в моей груди стало жарко. По натуре я не влюбчивый, да и никогда особо не западал на красивые глаза и ноги, считая себя отличающимся от примата, но в тот момент со мной произошло что-то из рук вон выходящее — я влюбился со второго взгляда. Мне так хотелось прямо там, на мокрых досках наброситься на неё. Кое-как я успокоил себя.

Мы познакомились, она назвала своё имя — Элина, и сказала, что сразу же узнала меня. Но самое главное, она сообщила мне, что её муж вчера вечером срочно уехал по неотложным делам, и теперь она одна. Как, впрочем, и я. Пока мы разговаривали, я шарил взглядом по её прекрасной фигуре. Она плавала в тонкой белой маечке, прилипшей к телу чтобы не обгореть. Сквозь промокшую ткань, под которой был ещё и раздельный купальник, я отчётливо видел вздыбленные соски настоящей круглой груди. У меня возникало труднопреодолимое желание поцеловать её губы, как я однажды сделал это во сне. Но для неё, после нападения злобной рыбы это было бы слишком. Она предложила мне поехать на утренний выездной снорклинг и я, конечно же, согласился.

На следующий день мы на лодке с ещё двумя иностранными парочками — молодыми итальянцами и престарелыми англичанами отправились на обследование рифа в нескольких километрах от нашего отеля. Дедок англичанин принял меня с Элей за молодожёнов и сказал, что у меня очень красивая жена. Мне это польстило и в очередной раз подстегнуло нарастающее чувство. Она действительно была чудо, как хороша. Почти три часа мы плавали в спокойном океане и рассматривали рыб и кораллы. Попадались и акулы. Я как верный страж не отплывал дальше двух метров от Элины, и при каждом удобном случае упивался красотой её изящного тела. Ненароком задевал её и млел от каждого прикосновения. Отдых становился сказочным.

Престарелые англичане предложили нам съездить нам на экскурсию на необитаемые острова и в местную деревеньку — так что и следующий день мы провели вместе. Ближе к вечеру того дня, я осознал, что влюбился окончательно и бесповоротно. Я старался это скрывать и душить в себе, но не получилось. К довершению всего, Элина пригласила меня на ужин.

Вернувшись в отель, я принял душ, и начал ждать её. Прошёл час, два, три, я не покидал номера и терпеливо ждал. После трёх часов мучительного ожидания я посчитал, что она забыла про меня и, разозлившись на свою доверчивость, заказал еду в номер. Как только положил трубку, в номер тихо постучали — я ринулся к двери. Передо мной стояла она. Чуть сонная, но очень красивая, в коротком чёрном платье и распущенными по плечам, белокурыми волосами.

— Мне очень неловко, — призналась она, — Так устала днём, что просто отрубилась в номере. Не думала, что просплю ужин.

Не долго думая, я пригласил её внутрь, под предлогом того, что в номер могут залететь комары.

Мы поужинали в номере. Она пила только свежевыжатый сок и ела фрукты. Она чувствовала, что меня волнует один только её вид, и от этого вела себя чуть сковано. Я себя не контролировал и просто раздевал её глазами. В паху скапливалось напряжение. чем больше мы общались, тем сильнее я влюблялся в Элину. Она оказалась не только редкостно красивой, но ещё и обладала острым умом и тонким чувством юмора. У меня закрадывались подозрения — слишком уж она хорошо, а может быть, Элечка невозможная стерва? Но весь её вид говорил об обратном.

— Завтра я всё-таки приглашаю в ресторан, — сказала она после очередной паузы и поднялась с кресла, — Спасибо за ужин.

Элина поднялась со свого кресла. Я тоже встал, собираясь проводить её хотя бы до пляжа, лихорадочно размышляя, как сделать так, чтобы она осталась. Оказавшись рядом с ней у двери, я почувствовал её духи. Невольно подавшись в сторону девушки, я различил и запах её тела: от неё исходил аромат ягод. Это окончательно снесло мне башню. Судорожным движением я обвил рукой её талию и закрыл спиной выход. Эля ахнула и упёрлась кулачками мне в грудь. Меня окатило жаркой волной.

— Решил позабавиться?! — с негодованием в голосе спросила она.

Вопрос задел меня. Мне было не до забав, я реально начал сходить с ума по ней.

— Нет, — честно ответил я, — Элина, я влюбился в тебя, как только увидел. Ещё в аэропорту. Сам не знал, что такое бывает. Слишком быстро? Согласен. Но с собой ничего не могу поделать.

Этот ответ видимо шокировал её. Какое-то время она не сопротивлялась, а я, улучив момент, начал как безумный целовать и покусывать её грудь, скрытую платьем. Мои губы стали ласкать её шею, щёки, пока я не нашёл нежные губы. Поцелуй получился властным, сочным. Я проник языком в её рот. Она почти не отвечала мне, но под впечатлением от услышанного и бури натиска, практически не сопротивлялась.

Когда я с трудом оторвал свои губы от её рта, красавица наконец-то пришла в себя.

— Отпусти меня сейчас же! Убери свои руки! — приказным, но полным отчаяния тоном чуть ли не прокричала она. В её прекрасных глазах плескался ужас. Я прочитал в них только одно — девушка понимала, что просто так я её не выпущу.

— Я хочу тебя, — заявил я ей, охрипшим от желания голосом. Со стороны всё это выглядело не слишком романтично и правильно.

— Я замужем, и не давала тебе повода обращаться со мной, как со шлюхой.

Моя рука сама собой скользнула по её ноге вверх, под тонкую материю трусиков. Я сжал пальцами упругую ягодицу, а затем подался ещё глубже. Внутри, между складочек было чуть влажно и очень тепло. От новой волны возбуждения ноги стали ватными, я решил перебраться поближе к кровати.

Я оторвал её от пола и понёс на кровать.

— Не бойся, нам обоим будет хорошо.

— Опомнись! — чуть ли не пищала она от ужаса, — У тебя что, никогда не было женщины?

Я уложил брыкающуюся красавицу на постель и лёг сверху. Она задыхалась от гнева.

— Я никогда не изменяла мужу. — сказала она дрожащим голосом.

Это меня слегка отрезвило, но остановиться я уж не мог. Я задрал её платье и стянул вниз её трусики. Перед моим взором возник бледно-розовый, маленький бутончик. У меня пересохло в горле, в голове от дикого сердцебиения зашумело. Я развёл в сторону её ножки и впился губами в полудетскую киску. Эля перестала отчаянно сопротивляться, из её груди вместе со вздохом вырвался тихий стон. Свободной рукой я мял её отвердевшую грудь. Что это был за вкус! Я нежно вылизывал каждую складочку, каждый лепесточек.

Гладенькая киска начала обильно смазываться, медленно припухать и раскрываться, клитор твердел и увеличивался. Чтобы окончательно не свихнуться, я стал дрочить свой перевозбуждённый член. Мой язык глубоко проникал в её сокращающееся влагалище. Элина выгнулась и с криком кончила, а я спустил в кулак и на белоснежную простынь.

Она выскользнула из моих рук и села на краю кровати, закрыв лицо руками.

— Я люблю тебя, Эля, — прошептал я ей, — Не уходи.

— Зайди ко мне попозже, поговорим у меня, — отрезала она, назвав номер своей виллы.

Я пришёл к ней в двенадцатом часу ночи. Дверь была не заперта и я зашёл без предупреждения. В номере был выключен свет и её там не было. Я вышел во внутренний дворик — она купалась в бассейне с мягкой подсветкой. Заметив меня, она не произнесла ни слова и продолжала плавать. Не долго думая, я сбросил с себя всю одежду и спустился в воду. Когда она проплывала рядом, я притянул её к себе — на ней не было одежды.

— Что ты собираешься сказать мне? — спросил я, как можно осторожнее обнимая её.

— Ничего, — ответила она, сделав неудачную попытку высвободиться.

— Дверь была открыта, — напомнил я Эле.

Она только кивнула, и я понял, что она больше не будет отталкивать меня. Я прижал её к себе и начал страстно, даже грубо целовать её взасос. Воды в бассейне было почти по грудь, и я держал Элину на весу. Руки непроизвольно начали обследовать её стройное тело. Мой член тут же стал твёрдым, как камень. Я утянул её к краю бассейна, уложил на пол и накрыл своим телом. Головка легко прошла внутрь её киски, я согнул её ножки в коленях и чуть приподнял. Начал нежно качать, протискиваясь в самую глубину. Наконец-то я разглядел её шикарную грудь и посасывал то один, то другой сосок. В состоянии безумного воллюста я шептал ей о своих чувствах. Мои движения сами по себе становились резче, отрывистее, головка члена достигала дна и ласкала матку. Эля дрожала всем телом, обхватила меня рукой за плечи и впала в сладостный транс, шепча моё имя. Я купался в любви и сладострастии, такого прежде не случалось со мной.

Сами толчки доставляли какое-то неземное острое блаженство, и с каждым разом их всё тяжелее было переносить. Со стороны могло показаться, что я вновь насилую её, властно и беспощадно. Но я просто перестал себя контролировать, схватил её за волосы и, покусывая плечи и шею, начал бурно изливаться, чувствуя, как стенки влагалища сильно сжимаются вокруг члена и словно отсасывают всю жидкость, накопленную всего за пару часов. Из моей груди вырвался долгий стон, смешавшись с громкими охами моей возлюбленной. Немного придя в себя, я лёг рядом, крепко сжав её тонкое запястье и глядя в мальдивское небо. Когда эйфория начала спадать, я подумал, что свихнусь, если не смогу больше видеть и чувствовать её. Мне оставалось жить на острове всего несколько дней. Но я собрав всю силу воли, уложил её спать и ушёл к себе.

Следующее утро выдалось облачным. Я поймал её за завтраком и, поев, мы отправились на прогулку по острову. Мы почти не разговаривали, внезапно останавливались и подолгу целовались. Зайдя в какую-то совсем уж непролазную тропическую чащу, я снял с себя рубашку, усадил Элину на неё и опустился перед ней на колени. Раздвинул ей ноги и в исступлении начал целовать бёдра. Подбирался всё выше, пока она не легла на спину. Задрав юбку на талию, я увидел, что на ней нет нижнего белья. Я ненадолго замер, а потом, словно мучающийся от жажды, припал губами к киске. Я довел её до оргазма меньше чем за минуту. Но продолжал ублажать Элю, не останавливаясь, то проникая языком прямо во влагалище, то вылизывая каждый миллиметр разбухших от неистовых ласок складочек.

Оргазмы следовали один за другим, выворачивая её нутро наизнанку. Она стала умолять, чтобы я остановился. Тогда я опустился ещё ниже и занялся попой. Сначала просто целовал её, затем погружал в неё свой язык, и, в конце концов, аккуратно повернув девушку на живот, вошёл в её обласканный зад. Я целовал Элю в шею и входил в неё до самого конца, сначала плавно и медленно, но с каждым разом всё быстрее и резче. Её сотрясал бесконечный оргазм, как будто член был под напряжением, а меня било током без остановки. Она кричала от наслаждения, а я прикрывал мой рот рукой — нас могли слышать соседи и служащие отеля, тем более, что крики были совершенно отчаянные. По её спине текли капельки моего пота, у меня кружилась голова, а оргазм накрыл меня так, что я на коке-то время перестал видеть вокруг.

Мы лежали совершенно обессиленные. От любого нечаянного прикосновения я вздрагивал, словно с меня содрали панцирь и кожу. Спустя минут пять я почувствовал прилив и острый голод.

Мы поужинали, разошлись по номерам, но уже через часа полтора я снова пришёл к ней.

На пороге я расстегнул её тонкую фиолетовую блузку и задрал юбку к талии, утащил в кровать. Затем опустил чашечки её бра и целовал её упругую грудь. От бешенного желания у меня помутилось в голове. Я быстро сорвал с неё трусики и медленно приближался лицом к вертикальной полоске, внутри чуть поблескивающей влагой, за которой скрывалось всё моё до конца невыраженное сладострастие. Сердце бешено стучало, в голове шумело. Мне казалось, что если он не овладеет ей через минуту, то просто сойду с ума. Я дышал с каким-то надрывным свистом, глубоко и часто, но воздуха не хватало.

Девушка взмолилась:

— Не надо, опомнись. Мы ведь теряем рассудок...

— Я уже потерял его. Мне станет легче, — охрипшим голосом возразил я.

Будто не было недавнего секса в глубине острова, будто у меня не было секса год. Я провёл языком вдоль этой полоски и поднялся вверх. Её губы снова оказались рядом и я вновь начал целовать их.

Когда я в третий раз завладел ею, мир померк, осталось только острое невыразимое словами блаженство, нарастающая, словно лавина, сладость. Я поражался новым, ранее неизведанным ощущениям, и недоумевал: неужели такое возможно за все годы взрослой жизни не почувствовать ничего подобного. По телу разливались волны удовольствия и благодарности. Из груди непроизвольно вырывался дикий стон. Я существовал, как единое целое с ней и не мог разобрать, действительно ли это происходит со мной или я возродился в каком-то другом нереально прекрасном мире, где тело живёт лишь экстазом. А затем на меня обрушился оргазм. Теперь исчезло и тело, я видел себя словно сверху, всё вокруг было невесомо и прекрасно, душа ликовала освобождённая. Чувства стали ещё острее, когда я вернулся к ней.

— Я люблю тебя, — прошептал я, — Безумно люблю.

И так несколько дней подряд, мне казалось, что я тону в вязком мёде, и оттуда нет возможности выбраться, даже мысль о том, чтобы оторваться от неё вызывала у меня неприятные ощущения в груди. А потом наступил день, когда ей нужно было уезжать. Она живёт в другом городе, она замужем... но у меня есть её телефон и адрес. Она просила мне не звонить и не искать её.

Я схожу с ума, я больше не хочу свою девушку. Элина снится мне каждую ночь. Я постоянно вижу её перед собой. Я вижу её лицо в других незнакомках. Как же это больно. Я не умею жить с этим. Что мне делать?

E-mail автора: foryouforme@mail.ru