Наверх
Порно рассказ - Чудеса Кукловоды. Часть 1. Глава 2
Москва сошла на Телегина сумасшедшей суетой, сумбурным потоком машин и просто немыслимыми размерами. После его родного городка с населением в 100 тысяч человек, столица казалась Алексу не городом, а целым государством, где, несмотря на, казалось бы, сбивчивый хаос, царили свои порядки и нравы. Но пока еще непонятные Александру.

— Ты быстро привыкнешь к Москве. Парень ты коммуникабельный, поэтому в любом обществе тебя могут принять за своего. Особенно с хорошими деньгами, — сказал ему напоследок Шевченко, — Но дар свой не выпячивай и пей в меру. Это здесь ты мог расслабиться. В миру же тебе будет нужен полный контроль не только за собой, но и за окружением. Ибо теперь в твоих руках не только твоя фортуна, но и моя судьба, и судьба нашего предприятия.

Новое жилище Телегина располагалось не в центре Москвы, но, однако неподалеку от станции Метро. Так пояснил Нойман, передавший ему остальные вещи и документы. Он довел Алекса до двери, пожелал успеха и быстренько постарался ретироваться.

— Боится он меня... Почему? — подумал Алекс, прочитав в его глазах страх и отсюда непонятное перед почти незнакомым человеком смирение. Хотя Телегин никаких воздействий на его волю не предпринимал.

— Непонятный тип, — реши про себя Алекс, открывая дверь. Осмотрелся. Его квартирка в пятиэтажном панельном доме представляла собой двухкомнатное уютное гнездышко со всеми удобствами. Не сказать, что тут дышал роскошью, да и зачем. Все, что нужно холостяку в квартире было. Одна комната спальная, другая — гостевая. Сплит-система, телевизор (правда, без спутника), музыкальный центр с ДВД. Кухня, ванная, туалет. И несколько стенных шкафов, в которых, Алекс уже не сомневался, он обязательно найдет себе и одежду, и белье, и другие жизненные атрибуты.

Как, впрочем, и было на самом деле. Сергей Анатольевич позаботился о нем на славу. Теперь посмотрим документы. Его паспорт уже радовал постоянной московской регистрацией, а журналистская корочка столичного представителя пресс — медия открывала ему многие закрытые для обывателей двери. Что же, это радует. Новая жизнь Алексу стала нравиться все больше и больше. Хоть все происходящее по-прежнему и казалось ему сказкой, Телегин сейчас понимал, что чудесные события — есть его «звездный час». И теперь важно — не переборщить с исполнением своих желаний.

На мгновенье Алекс вспомнил Машу. Что-то заныло в его сердце. Но уже не боль, а некое сожаление. Ведь это была единственная девушка, которую он любил. Но его предали. И любви в него быть уже не может. А раз так случилось, значит так должно быть случиться.

Алекс включил ноутбук. Вел пароль. WINDOWS замерцал фирменной сиреневой заставкой, и Телегину представилась возможность познакомиться (пока заочно) с его новыми подопечными. Он бегло посмотрел список и увидел в нем даже популярные имена. Неужели, они тоже куклы? Да уже действительно, удивительное рядом. Но лучше не рассеивать внимание и начать работать с моделями по порядку. А лучше по алфавиту. Итак, кто у нас первая.

— Алина Зацепина...

Смазливое лицо девушки было знакомое. Алекс напряг память и вспомнил, что он видел эту хорошенькую мордочку. Не так давно он от нечего делать смотрел какой-то молодежный сериал и еще тогда отметил изящную красоту главной героини.

Так, где ее можно найти. Номер мобильного телефона, адрес квартиры, который ей снимает любовник — хозяин. Его данные... Телегин увидел физиономию мужика лет сорока. Управляющий нефтяной компании. Тогда, конечно, при деньгах... Может позволить себе такую куколку. Где еще можно обнаружить красавицу. Якобы девятнадцатилетняя особа любит тусоваться в клубах. И куда только смотрит ее стареющий бой-френд? Алекс усмехнулся и прочитал название любимого клуба Алины. Что же пора с ней познакомиться.

Он набрал номер ее сотового телефона. Пришлось несколько секунд подождать, пока в трубке не раздался звонкий, почти детский голосок:

— Алло, я вас слушаю...

— Добрый день, Алина, я журналист Александр Телегин — представился Алекс, — я хотел бы сделать с вами небольшое интервью для журнала «Тинэйджер». Телегин на ходу придумал название издания... — и если можно, сегодня.

Девушка ответила:

— Я не знаю, мне нужно посоветоваться. Тем более, я не ничего не знаю о вашем журнале.

Хотя по голосу было слышно, что внимание прессы льстило молоденькой звездочке.

— Мы недавно только появились, но уже изучили рейтинг героев сериалов среди подростков. Вы — Алина на первом месте...

— Да... Спасибо, — явно Алина колебалась. Ей явно хотелось встретиться с журналистом, но в то же время она не могла сразу принять решение. Или сама не могла.

— Вы может оставить свой номер телефона... Мне надо посоветоваться с продюсером.

— Да, конечно, — про себя усмехнувшись, произнес Алекс. Он то знал наверняка, у кого буде спрашивать разрешение модель, — Можете звонить по тому номеру, который у вас высветился на телефоне. И пожалуйста, сделайте это сегодня, так как без вашего интервью наш журнал выйти не может. Уважьте своих поклонников.

— Да, я понимаю. Я обязательно перезвоню, — и девушка отключила трубку.

Значит, пока идет все по плану. Если ее продюсер не встанет в позу, может и не придется применять лишний раз силу внушения. А пока нужно перекусить. Алекс выключил ноутбук. Последним информационным файлом, который он сегодня посмотрел, была кодовая фраза для модели по имени Алина. Так на всякий случай.

Прошло больше часа. За это время Алекс успел подкрепиться, принять ванну, позвонить родителям, пообещав выслать денег, и естественно доктору, сообщив Шевченко, что он на месте обустроился готов сегодня поработать с первой девушкой.

— Алина, славная девчушка. Помню. Клиент хотел, чтобы модель была актрисой, — ответил Сергей Анатольевич, — Девочка получилась, что надо. Очень способная и перспективная. А вот клиент, кажется, жестковат и подозрителен. Так что еще не забывай об осторожности, — посоветовал ему Шевченко.

Прошло два часа. Звонка от молоденькой актрисы — модели так и не было. День неуклонно шел к вечернему финалу. Можно было конечно обратиться и к другим моделям, оставив Алину на «потом». Однако Алекс по-своему был принципиальным и упрямым человеком, поэтому он решил в первую очередь добиться свидания с актрисой. И желательно сегодня. Телегин уже было потянулся к мобильнику, как раздался звучный нокиевский рингтон, и на большем экране телефона показались незнакомые Алексу цифры. Телегин удивился, но вызов принял.

— Ты журналист «Тинэйджера» — без предисловий, спросил низкий мужской голос.

— Да это я, Александр Телегин, — наш герой догадался, что звонящий ему мужик имеет какое-то, а скорее непосредственное отношение к Алине.

— Хотел взять интервью?

— Это был замечательный материал для нашего журнала? — как можно вежливей откликнулся Алекс.

— Значит, слушай. Я — ее продюсер.

— А ваше имя можно узнать? — скромненько поинтересовался Алекс.

— Незачем тебе его знать — грубо оборвал его «продюсер», — с Алиной ты встретишься там, где я тебе скажу. Побеседуешь с полчаса. А потом покажешь моим людям статью. Чтобы там не было ничего лишнего

— Как скажете, уважаемый... — Алекс на самом деле знал имя и фамилию хозяина девушки, и чуть было их не изрек, но вовремя спохватился, — К сожалению, не знаю вашего имени — отечества.

— Петр Петрович, — буркнул невидимый собеседник, — Значит, ты меня понял...

— А фотографировать можно? Понимаете, у нас иллюстрированный журнал. Для подростков.

— Не более трех снимков. Мы потом сами выберем, — Петр Петрович примолкнул и уже более приязненным тоном пообещал: — Если напишешь хорошую статью, мы тебе заплатим.

— Спасибо, Петр Петрович, я постараюсь, — изображая непомерное уважение, почти пресмыкание, ответил Алекс.

— Ресторан «Каприччо». Через час — коротко сообщил адрес встречи «продюсер», имеющий на самом деле фамилию Шаповалов, и отключился.

Алекс разозлился. И в большей степени в нем говорила профессиональная обида. Сколько раз уже слышал подобный тон и видел такое бесцеремонное отношению к себе, и к своему брату журналисту.

Если бы раньше, он и в самом деле обрадовался такому платному интервью, то сейчас Телегин просто хотел наказать беспардонного олигарха. Хотя надо спрятать эмоции в кулак. Ведь он клиент корпорации и просто переживает за карьерный рост своей любовницы. А ведь женат, и детей взрослых имеет... Ладно, сейчас не надо думать. Ведь впереди «интервью» с Алиной Зацепиной. Интересно, доктор им имена и фамилии тоже сам выдумывает. И где, кстати, находится этот ресторан. Алекс выскочил на улицу. Надо бы адрес запомнить, — подумал он, обозрев свою пятиэтажку и начал искать такси.

Благо, ряд машин с шашечками различных фирм находился почти рядом и Алекс бухнулся в первый стоящий здесь автомобиль.

— Куда едем, дорогой? — повернулся к нему не очень бритый водитель — армянин.

— Ресторан «Каприччо» — небрежно изрек Телегин

Армянин с уважением посмотрел на пассажира:

— Это тот, что в центре... Богатый ресторан.

— Да я по работе...

— Понимаю, дорогой, кушать — это тоже работа. Тысяча рублей с тебя. Устроит?

— Сколько? — переспросил Алекс. В его родном городе таксисты даже за самые большие расстояния брали не больше сотни. Но это была пока неведомая ему столица. Да и надо был спешно ехать на встречу с моделью.

— Штука, — повторил водила, — всего штука. Понравился ты мне.

— Ладно, поехали.

Применять дар Телегину по мелочам не хотелось. И, в конце концов, у него были деньги на служебные расходы. Просто по старой привычке ему было жаль с ними расставаться.

Ресторан «Каприччо» действительно находился на одной из центральных улиц Москвы. Доехав туда за полчаса, Алекс затем в шикарный зал. Интерьер был здесь скорее гламурный. Доминировали красный, молочный и черный цвета, стены были оформлены черно-белыми фотоснимками. Здесь пока никого не было. Так что приятной прохладой ему пришлось практически в одиночестве. Почти, потому что к нему сразу, неслышно, сзади подплыл солидный мужчина в годах, по виду метрдотель.

— Вы журналист? — поинтересовался он.

Алекс кивнул.

— Вас просили пройти в vip-комнату, — и метрдотель повел Алекса к стеклянной стене, где открылась дверь, и Телегин оказался в сравнительно небольшом и уютном помещении с одним столиком и мягкими диванами. Из этой комнаты был виден весь зал, чего не скажешь о наблюдении за vip — помещением.

— Вас просили обождать здесь, — и метрдотель сделал шаг, чтобы выйти из помещения,

— Я хочу кофе, — мысленно приказал ему Алекс, дабы проверить перед важной встречей свои способности.

Метрдотель тормознул, сделал удивленные глаза и искательно улыбнулся:

— Извините, я забыл, какой сорт вы предпочитаете?

— По-турецки, на песке, — Телегин почему-то был уверен, что в таком ресторане он может найти любо сорт кофе.

— Будет сделано, — поклонился метрдотель и удалился.

Значит я в порядке, — удовлетворенно подумал Алекс и поудобней расположился на подушках дивана. Диктофон и фотоаппарат (профессиональные аксессуары он также нашел в квартире) были заранее приготовлены.

Алина в сопровождении высокого молодого человека, под рубашкой которого угадывалась нехилая мускулатура, появилась в ресторане, когда Алекс допивал уже вторую чашечку кофе. Напиток был крепкий и поэтому Алекс снова возбудился, когда увидел девушку. Хотя в этом случае и кофе был не надобен. Она была сама прелесть. Небольшого роста, точеная фигурка, большие распахнутые серые глаза и слегка стеснительная улыбка. Все в ней выдавало нежность и некую наивность. Белокурая красавица присела на диванчик и поздоровалась с Телегиным.

— Вы Александр? — спросила она утвердительно.

— Да это я, — улыбнулся ей в ответ Алекс. Девушка на самом деле была удивительно мила, в какой-то степени стеснительна и тут же очень сексуальна. Любая часть ее одежды, модные джинсы, облегающие стройные ножки, простенький на вид розовый топик и даже узкие часики на тонкой руке — все это подчеркивал ее очарование.

— А это наверно ваш пресс-секретарь, — Алекс кивнул и эскортирующему молодому человеку. Тот ответил кивком, но представляться не стал.

— Можете так считать, — улыбка скользнула по миловидному лицу, — Анатолий должен присутствовать при нашей беседе. Вы не возражаете?

Можно подумать, что если бы Алекс возразил — Толик этот ретировался. Впрочем, удалять его все равно пройдется. Но чуть позже. Алекс просканировал его мысли. Они были заняты нетерпением и ожиданием финала встречи. Экий, ты нетерпеливый... А что думает Алина?

Девушка ждала вопросов журналиста.

— Ну что же начнем, Алина, — можно вас так называть

— Да конечно...

Тем временем в комнате появился официант, который принес апельсиновый сок и мороженое для девушки.

Она, оказывается, сладкоежка!

— Расскажите немного о себе?

— О себе? — девушка вздернула бровку, — А что именно?

— Ну, где родились, где учились...

— Я думаю, что вашим читателям это будет неинтересно — Алина бросила мимолетный взгляд на сопровождающего, — Если только для вас — родилась в Подмосковье, сразу после окончания школы начала сниматься в сериалах.

— Хорошая легенда. Ладно, про папу — маму спрашивать не буду, — с сарказмом подумал Алекс, но вслух спросил, — В скольких же фильмах вы уже снялись.

— Я работаю в трех сериалах. Вы их наверно знаете — и девушка назвала их. Это были действительно популярные молодежные кинокартины. Без особого смысл а и якобы рассказывающие о подлинной жизни отечественной молодежи.

— Да, наши читатели их тоже любят, — с улыбкой поддакнул Алекс. Пора было переходить к настоящему интервью. Но для этого было необходимо вывести телохранителя из комнаты. Или, по крайней мере, нейтрализовать.

Алекс глянул на Анатолия и мысленно приказал ему:

— Засни, уважаемый.

Анатоль чуть было не подавился соком, который он тянул из трубочки. Голова его качнулась, и он погрузился в глубокий сон.

У Алины округлились глазки:

— Что это с ним?

— Устал, наверно, — весело сказал Телегин, — Бывает такие моменты у людей.

— Раньше с ним такого не было — взор Алины потупился, видимо она не привыкла находиться в компании незнакомых людей без сопровождающих.

Он взял девушку за прохладную ладошку

— Какие у тебя отношения с Петр Петровичем Шаповаловым?

— Но это... — девушка была потрясена и хотела, было одернуть руку, но вдруг резко осеклась. Теперь Телегин направил силу своего дара на нее

— У нас хорошие отношения. Он меня любит и продвигает в кинобизнесе.

— А ты его?

Девушка все еще испуганно:

— Я не знаю. Мне достаточно того, что он меня любит.

— Но ведь он не дает тебе шагу ступить без охраны. Тебе это не мешает?

— Не-ет. Ведь так и должно быть, — с наивностью в голосе произнесла девушка.

Теперь Алекс и для себя убедился, что, несмотря на человеческое очарование, перед ним сидит запрограммированная машина. Покорная своему хозяину. И теперь ему. Можно было конечно прямо здесь овладеть Алиной. Но Телегин не стал делать этого именно сейчас, хотя очень хотел секса с чарующей куколкой. Но он сдержался, и лишь погладил ручку девушки. Свою мини-задачу по сбору предварительной информации он уже выполнил. А секс, секс с этой милочкой он, возможно, оставит на потом.

Алекс оторвал ладонь от девушки, улыбнулся и внушил ей забыть его совсем нежурналистские вопросы. Затем усилием воли разбудил телохранителя.

Теперь перед ними снова сидел чуть наивный журналист, жаждущий получить интервью модной актрисы.

— И какие же у вас творческие планы?...

Беседа была закончена. Алина и ее сопровождающий уже были готовы уходить, как девушка вдруг спохватилась.

— А фотографии, вы хотели меня сфотографировать для вашего журнала.

— Мне бы не хотелось портить ваши снимки интерьером ресторана, — Алекс перешел на просящийся тон, — можно это сделать позже. В специальной студии.

Телохранитель нахмурился, а девушка захлопала ресницами в нерешительности;

— Я должна посоветоваться с продюсером...

— Конечно, конечно — кивнул понимающе Алекс, — Я буду ждать вашего звонка. Как раз к этому времени я и статью подготовлю.

Они вежливо распрощались.

2 глава

Москва, надо сказать, город странный. Все бегут куда-то, бегут. А ведь так хочется взять и остановиться, чтобы поговорить. Просто так, без затей. Вот именно такую потребность ощутил Алекс, когда вышел из фешенебельного ресторана. Он находился в центре столицы и располагал на сегодня неограниченным количеством времени. Стоило, конечно, другими девушками заняться. Но он решил пока пройтись по городу и присмотреться к нему. Так как, что, судя по всему, Телегину в этом мегаполисе придется задержаться надолго. Ибо работы был непочатый край. Вокруг шли, бежали, болтали на ходу по телефону люди. А может и не люди вовсе? Тем более, что среди этого снующего народа было полно симпатичных и даже красивых девушек. Алекс было попробовал настроиться прочитать мысли пробегающей толпы.

Но в этой паутине разобрать что-то был невозможно. Впрочем, да и зачем. Он же, в свою очередь не спеша, двигался по Новому Арбату, с интересом разглядывая витрины дорогих столичных магазинов.

— Как прошла встреча? — неожиданно его остановил знакомый голос. Перед ним стоял доктор Шевченко собственной персоной.

— Нормально, — слегка опешил Алекс, — вы за мной следили?

— Ну, зачем так грубо, — хмыкнул доктор, — просто наблюдал, как проходит первый рабочий день моего протеже. Может бы понадобилась моя помощь. Шаповалов еще тот фрукт.

— Он не приехал. Девушка прибыла с неким Анатолием, который у нее и надзиратель, и телохранитель...

Сергей Анатольевич вдруг спохватился:

— Что мы стоим посреди улицы. Давай зайдем в какое-нибудь укромное место и пообщаемся.

— Ресторан «Каприччо» не устроит, — с ехидцей поинтересовался Телегин.

Доктор сделал вид, что ерничества Алекса не заметил, предложив завернуть в маленький полуподвальный бар.

— И что же ты выяснил, уважаемый коллега?

— Ничего особенного. Хозяин Алину бережет, опекает, даже, по-моему, излишне. Одну модель да не отпускает. Хотя эта девушка даже повода не может дать для измены, — отрапортовал Алекс, когда они оказались наедине с Шевченко.

— Так хотел заказчик, — сказал доктор, — чтобы девушка мила, стыдлива и красива само собой. Такую действительно жаль потерять.

— А некрасивых вам заказывают?

— С извращенцами дела иметь не желаю. Я люблю женщин за их красоту. Может поэтому, я и стал заниматься этим делом. Сначала была чистая наука, потом родился замечательный бизнес, — как уже Алекс для себя подчеркнул, частенько доктор ударялся в философские рассуждения

— Ты, кстати, с Алиной не переспал? — как бы, между прочим, спросил Шевченко.

— Нет, — признался Алекс.

— Ну, дурное дело не хитрое, — подмигнул ему Сергей Анатольевич, — впрочем, это сугубо твое личная забота. Главное — работа. Какие будут дальше твои действия по Алине?

— Буду писать о ней статью. Для правдоподобности. Может, встречусь и с Шаповаловым, чтобы на будущее они забыли о существовании журналиста Телегина.

— Ты продолжаешь меня приятно удивлять, Алекс, — с удовлетворением отметил доктор, — Рассуждаешь правильно и без моей подсказки.

— Я тебя, конечно, не хочу тебя торопить, но имей ввиду, что наши модели надо и дальше продвигать. С большой осторожностью, но необходимо дело двигать вперед. Хотя у меня парочка новых девочек на подходе, ты уже сейчас поброди по богатым тусовкам, сейшнам. Если надо, войди в доверие к состоятельным парням и выясни их тайные желания. Если буде что интересное — сообщай мне. И не забывай про наблюдение за уже проданными моделями.

Москва уже Алекса уже не пугала. Недолго разбираясь, он доехал до своей станции метро и попал в квартиру. Открыл ноутбук и нашел следующий именной файл.

— Катя Синицына, — рыжая красавица с щечками в ямочках порадовала меня с экрана компьютера. Здесь же присутствовали припухлые губки, будто созданные для миньета. Девушке по легенде было двадцать лет. Она нигде не работала, пребывая в роли обыкновенной содержанки. Причем, проживая в отдельной квартире, которую для нее приобрел хозяин. Еще один «богатенький Буратино». Дипломатический работник. Часто бывает в разъездах. Ну что же надо проведать рыжеволосую куколку.

Добрался до необходимого адреса Алекс снова на такси. Ну, не знал он пока Москвы, не знал.

Девушка оказалась дома. Одна. Она была несколько удивлена приходом незнакомого человека и долго не хотела открывать, пока я не назвал имя ее хозяина, убедив, что пришел по его поручению.

Катя была чертовски миленькой девушкой. Как, впрочем, все модели корпорации. Прав был доктор и шеф, они некрасивых девушек не изготовляют. Эта же девушка фигуркой в домашнем халатике напоминала настоящую куколку — персонаж из мультфильмов аниме.

— Так что вы хотели мне передать?

— Закройте двери — без лишних предисловий приказал Алекс.

Девушка послушалась. Ее волю сломить было достаточно легко. Они вошли со вкусом обставленную комнату.

— Я хочу, чтобы ты ублажила меня, как ублажаешь своего дипломата.

Катенька неожиданно покраснела. Видимо, и ей чувство стыда было знакомо.

— Мне повторять два раза — неожиданно грубо даже для себя велел Алекс.

Через секунду, Катенька испуганно кивнув, уже расстегивала ему брюки. Младший братец Алекса уже давно был наготове. И сейчас Алекс хотел сделать то, что требовала его животная сущность.

Рывком он схватил девушку за плечи, впился в ее пухлые губки. Она ответила поцелуем. Стоит заметить, целовалось девочка отменно. Затем Алекс резко развернул и наклонил Катеньку. Больше всего Телегину хотелось грубо ее отыметь. Лицо и грудь девушки оказались на кресле, стоящем здесь. Держа обе ее руки, чтобы модель не могла пошевелиться, Телегин задрал ее халатик и отодвинул полоску трусиков. В следующий миг Алекс уже вовсю трахал Катеньку. Он долбил ее лоно в бешеном темпе, не давая куколке двигаться. Свободной рукой Алекс нащупал внушительную грудь, начал дерзко мять поочередно то левое, то правое полушарие. Девушка уперлась лбом в кресло и не издавала ни звука, крепко стиснув зубы и зажмурившись.

Наконец Алекс почувствовал сладкую истому внизу живота и принялся бурно кончать, заполняя нутро модели своей спермой. Почувствовав усталость после бешеной гонки, он вынул из неподвижной Катеньки опавший член и опустился в кресло, не потрудившись надеть брюки. Девушка привстала и посмотрела на Телегина. В ее глазах застыл невысказанный вопрос.

— Нет, мы еще не закончили, — Алекс лукаво ей подмигнул, — поработай теперь своим чудесным ротиком, — он улыбнулся и, не спеша, снял рубашку. Катенька, окончательно смирившись, последовала его примеру и, разделась полностью. Телегин похлопал по коленке. Катя подошла, присела ему на колени, обвила шею тонкими умелыми ручками, и они снова слились в поцелуе. Алекс обнял ее и полез рукой вниз, исследуя теперь ее упругую попку. Девушка тем временем целовала его в шею, покрыла поцелуями грудь и спускалась все ниже.

Предвкушая удовольствие, Телегин сцепил руки за головой и нагло улыбался. Вот Катя уже целовала живот парня, исследуя язычком пупок, ее шикарные груди терлись о набухающий член.

Стоя на коленях на полу, девочка осторожно взяла вставшее снова орудие в ротик, и Алекс почувствовал ее нежный язычок под головкой, она начала медленно двигать головой вперед, насаживаясь на младшего братца все больше. Не в силах терпеть, Алекс схватил голову модели, погрузив пальцы в пышную рыжую шевелюру, и начал руководить процессом. Он хотел обладать этой девушкой полностью, и поэтому, крепко держа Катеньку, стал быстро и грубо трахать в рот. Девушка не сопротивлялась, а наоборот помогала ему, вовремя заглатывая и отпуская его член. Ротик у Катеньки был небольшой, поэтому Телегин получал целый букет удовольствий от этой гонки.

Быстро достигнув, пика, и почувствовав близость оргазма, он резким движением вынул член из Катиного ротика. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как струи спермы выстрелами вылетают из члена и попадают на милое личико куколки. Девушка казалась немного обалдевшей, но быстро пришла в себя и вытерла лицо и грудь. Пока она приводила себя в порядок, Алекс реши с ней все-таки поговорить. Он выяснил, что куколку дипломат также не обижает и полностью обеспечивает, только подолгу оставляет быть одной. А когда приезжает, то занимается с девочкой безудержным сексом. Вот откуда, значит, мастерство. Катенька оказалась девочкой без претензий, простой и даже немного глупенькой, будто созданная для роли домашней любовницы. Как, впрочем, так оно и было. Наверняка это и было самой яркой мечтой господина дипломата. Доктор Шевченко отлично выполнял свою работу! А Алекс совсем стер из памяти Кати воспоминания о собственной персоне. Девушка закрыла за ним дверь, уверенная, что незнакомец просто ошибся адресом.

Продолжение...

На следующее утро Алекс проснулся в самом прекрасном расположении духа. Итак, после первых крайне удивительных дней в столице государства российского, экс-провинциальный журналист Алексей Телегин мог бы уверено сказать, что жизнь его удалась. Алекс получил такой подарок судьбы, который в корне перевернул его спокойное, похожее на болотную жижу, бытие. И все-таки некая тревога не отпускала его. Позвонил родителям в Приазовск — сообщил, что у него в порядке, и он даже устроился на работу в престижный молодежный журнал. Обещал вскорости прислать денег. Отец несколько удивился столь быстрому успеху отрока и поинтересовался здоровьем дальнего родственника.

— Я до него не доехал. Где живу? На съемной квартире — журнал арендует.

Родитель, похоже, такое объяснение принял. Тем более, что голос у Алекса был спокоен и даже доволен. Выслушав совет быть все-таки боле аккуратным и почаще звонить, Алекс отключился от разговора с малой родиной. А впереди его опять ждали великие дела. Но опять в памяти сиюминутно выплыл образ бывшей возлюбленной Маши. Вот идиот, такие куколки у ног, а он все не может забыть девушку, предавшую его любовь. Точно ненормальный. Алекс встряхнул головой и включил заветный ноутбук. Портативный компьютер не заставил себя ждать и деловито потребовал ввести пароль. И снова перед Телегиным предстали мордашки моделей. Алекс пристально всмотрелся в фото, пытаясь разглядеть в застывших изображениях нечто искусственное. Но ничего подобного не увидел.

Разве что в некотором смысле нереальная красота. В жизни вроде таких и встречаешь, но только на обложках глянцевых журналов, где над снимками изрядно трудится «Фотошоп». У доктора же изображения на сто процентов соответствовали представленным моделям. В этом Телегин мог уже убедиться. И все же кто у него сегодня будет подвергаться наблюдению. Может даже очень близкому... Выбрать было очень трудно. Помимо известных Телегину пяти моделей, с тремя из которых он имел очень даже тесный контакт, оставалось еще семь красавиц. Ну, тогда по известным личностям. Молоденькая певичка Софи, в миру как бы София Андронова. Как бы восемнадцать лет от роду (интересно, сколько на самом деле). Высокая модельная блондинка. Большие, как бы удивленные, голубые глаза. Куколка Барби, да и только. Алекс слышал ее песенки, весьма, кстати, популярные у молодежи. Софи свои творчеством продвигала модный стиль «хип-поп», что в исполнении белокурой куколки звучало несколько необычно, что и привлекало к ней многочисленных поклонников.

Кто же у красотки хозяин? Некто Тисуев, личность известная и непонятная в тоже время. Как слышал Алекс, данный господин, которого звали Георгий Георгиевич, удивительным образом нажил себе огромный капитал (что для России само по себе неудивительно) и пользовался славой покровителя вип-персон отечественной попсы. Для Софии он являлся официальным продюсером. Любопытно, зачем ему понадобилась кукла, если едва не каждая звездочка готова без всяких чудес прыгнуть к нему в постель. Мужик он очень богатый, нестарый и даже как бы привлекательный. А семья ему в распутствах вроде и не помеха. Или он решил воплотить в Софии свой идеал женщины и певицы. Это уже любопытно. Посмотрим, что пишет о Софи Интернет. Персона она известная, наверняка есть какие-то данные. Так, вот... Оказывается, Софи пользуется славой хоть молодой, но уже зазвездившейся дамочки. Надменна, капризна, людей, окружающих ее, а особенно журналистов, не уважает. Слушает только продюсера, который утверждает, что у них с Софи связь только творческая и дружеская.

Сетевые масс-медия в официальных релизах делают вид, что верят; в неофициально-скандальных только посмеиваются. Иначе как объяснить, что известный бабник Тисуев вдруг успокоился и сосредоточил все свое внимание на подшефной звездочке. Где она живет. Алекс обратился снова к информации для избранных. Ого, якобы в собственной квартире почти в центре Москвы. Тут же был представлен домашний и мобильный телефон модели. Алекс взялся за мобильник, но тут же передумал. Нет, мы пойдем другим путем. Раз она журналистов терпеть не может, значит, вряд ли согласиться на встречу с тем более неизвестным корреспондентом. Заглянут к ней домой... Не факт, что она будет находиться там в конкретное время. Остается один вариант — придти к ней на выступление. Тем более, что согласно информации из Сети, Софи сейчас почти каждый вечер проводит в различных клубах, анонсируя свой новый альбом. Где она будет в сегодняшний вечер? Это легко узнать.

Алекс набрал номер продюсерского центра Тисуева, где, представившись журналистом, поинтересовался выступлениями певицы. Певица хоть не и любит газетчиков и прочих ремесленников от печати, но лишний пиар ей бы не помешал. Это великолепно понимали в продюсерском центре.

— Сегодня Софи выступает в клубе «Околесица». В сборном концерте буде представлено три ее новых песни. А вы из какого издания? — вежливо спросили женским голосом в продюсерском центре.

— Я свободный журналист. Но сейчас работаю с журналом «Тинэйджер», — Алекс так убедительно научился врать, что и сам поверил в существование мифического глянца.

Невидимая женщина вздохнула, помолчала, видимо пытаясь вспомнить, что за это журнал такой и выдала:

— Да, я слышала о вашем издании. Для детей, значит. Можете, конечно, придти, но имейте в виду — концерт в «Околесице» для ограниченного круга лиц. И если у вас есть разрешение...

— У меня есть, — убедительно произнес Алекс и попрощавшись с приятным голосом, отключил трубку. Так, цель понятна, задача пока расплывчата. На месте в клубе разберется... А пока пора все-таки позавтракать и приступить к написанию статьи о другом творческом даровании — юной актрисы Алины Зацепиной. Ведь он обещал. А свои обязательства Алекс Телегин привык выполнять.

*****************************

Вечер наступил незаметно. Увлекшись сочинением журналистского опуса, Телегин и не заметил, как пришло время выбираться в город. Созвонившись с Алиной и услышав ее нежный голосок, парень сообщил девушке, что статья готова, и он может представить труд завтра и заодно провести небольшую фотосессию. Алина как всегда ответила неопределенно, обещая перезвонить явно желая посоветоваться с хозяином. Ну, и флаг ей в руки. Завтра разберемся. А пока его ждала «Околесица». Снова такси и снова водитель, желающий заработать. Алекс оделся поприличней, но и не броско. Вообщем так, как соответствовало его понимание образа столичного журналиста. Клуб оказался большим трехэтажным зданием с ярко украшенной неоновыми огнями крышей. Светились они крайне в хаотичном порядке, что вполне соответствовало названию увеличительного заведения.

У входа в заведение клубилась небольшая толпа, состоящая из разношерстной публики, представляющей масс-медия и еще больше зевак и фанов, жаждущих узреть воочию популярных звезд кино и эстрады, а также других известных господ, лица которых не сходят с экранов телевизоров и обложек журналов. Еще бы ведь сегодня концерт — презентация альбома модной певицы Софи, которая завлекала публику не только стильными хитами, но и весьма сексуальным образом. То и дело блесками рассыпались вспышки фотоаппаратов; в ответ звезды жеманно дули губки, то и дело притворно приговаривая:

— Не надо нас снимать. Уберите камеры...

Телегин попал в число избранных. Ему даже не пришлось применять свой дар, так на руках у Алекса была специальная журналистская вип-карта/p*****************************, дающая ему право заходить в любые двери. Шкафообразный охранник с собранными в косичку волосами, недоверчиво глянув на Алекса и на его «корочку», все же пропустил его в полутемное помещение модного клуба. Здесь уже гремел очередной хит Софи, хотя самой певички на сцене не наблюдалось. Одним словом, публика разогревалась перед грядущим концертом. Алекс не спеша подошел к барной стойке, где уже смаковали некие разноцветные жидкости долговязый паренек непонятной ориентации в открытой майке, да ярко накрашенная девица гренадерского роста. Лица их были до боли знакомыми, хотя Телегин так сразу и не мог вспомнить, где же он их мог видеть.

Похоже было на то, что эта славная парочка засветилась в каком-то телевизионном шоу. И даже в роли ведущих. Правда, какого конкретно, Телегин не помнил.

Обсуждали они как раз Софи.

— Да стерва она еще та — прихлебывая из бокала, — продолжала разговор девица, — но талантлива. Народ ее любит. Всегда в первых ротациях радиостанций.

— Еще бы, сколько бабок в нее Тисуев вложил, по-любому станешь популярной, — ехидно тонким голосом подметил ее собеседник

— Наверно поэтому она кроме продюсера к себе и никого и не подпускает

— Да откуда ты знаешь. В постели с ней что ли была?

— Я бы не против бы... — плотоядно улыбнулась девица, — Софи девка красивая...

— Ага, сейчас, — опят съязвил паренек, — она тебя только и ждет.

Алекс, заказав себе немного виски, решил вмешаться в разговор телеведущих.

— А что сегодня Софи опять с продюсером приехала, — спросил он парочку, словно старый знакомый.

Впрочем, последних не сильно удивило — раз человек попал в этот клуб, значит он уже из их круга. Тем более, всем своим видом Алекс излучал доброжелательность.

— Сама она вроде приехала, Тисуев где-то в городе застрял... Кажется его помощница здесь. А что хотел?

— Да не прочь интервью взять у Софи...

— Лично! — даже удивился парень, — Даже не думай. Софи лично с нашей братией не общается. Только через своего пресс-атташе. Ты что характер Софи не знаешь. Пошлет, да еще своих дуболомов телохранителей нашлет. Были такие смельчаки...

— Я все-таки хочу попробовать... Где ее найти можно? — Алекс потянул глоток виски под изумленным взглядом парочки.

— Найти ее несложно. Она наверняка в своей гримерной. Только скажи, парень, в какой больнице тебя потом искать?

— Даже не знаю. Я в Москве недавно, — улыбнулся загадочно Телегин, — тогда я пошел...

— Понятно, провинциал, — презрительно хмыкнула ему вслед дамочка, — посмотрим, как его скоро выкинут из клуба. Хотя, интересно, как он сюда вообще попал...

У дверей уборной певицы стоял двухметровый (не меньше) амбал. Он выжидательно уставился на несколько тщедушного Телегина. Молчаливая пауза затянулась...

— И что тебе тут надо? — наконец то соизволил поинтересоваться охранник.

— С Софи хочу встретиться — небрежно ответил Алекс. Данная ситуация начинала его несколько забавлять. Он знал, что секунду он применит свой дар, и амбал приветливо откроет ему сокровенные двери.

— Т не пошел ты подальш... — далее охранник не договорил, ибо Алекс устремив на него пристальный взгляд, тихо приказал:

— Сейчас ты откроешь дверь и закроешь ее с обратной стороны, и будешь охранять ее до тех пор, пока я не прикажу сделать обратное. Никому не открывать. Понял?

Охранник молча кивнул и исполнил приказ. Алекс может несколько торопливо прошмыгнул в просторную гримерную знаменитости. Изнутри она даже ее не закрывала, ибо была полностью уверена в своих телохранителях. Знала, что без спроса сюда не войдет даже мышью

— В чем дело? — Алекс сразу попал под гневные очи певицы, — Ты кто такой?

Девушка была уже в концертном золотистом платье, плотно облегающем ее безукоризненную фигурку. Она действительно красива. Очень красива. Супермодель! Кукла Барби в натуральную величину! От восторга Алекс на секунду потерял дар речи. Но быстро собрался и попытался сразу внушить Софи подчинение...

— Да кто такой.

— Я Алекс, я хочу, чтобы ты... разделась, — выпалил Алекс, все еще надеясь на свой дар.

— Что?! — возмутилась звезда и схватила одной хрупкой ручкой тяжелую вазу с фруктами. Вот тебе женская слабость. Сейчас кинет в тебя, мало не покажется. Поняв, что произошел некий сбой и дар его в данной ситуации не действует, Алекс уже не надеясь на удачу, выкрикнул заветное слово-код подчинения:

— Орион... , — и приготовился ретироваться из комнаты. Может Софи и не кукла вовсе? Но чудо вновь произошло. Рука Софи обмякла и ваза с грохотом упала на пол. Яблоки, апельсины, еще какие-то манго шумно рассыпались по добротному ламинату.

Сейчас Софи действительно напоминала большую куклу. Она стояла посреди комнаты и непонимающе глазела голубенькими очами на Алекса. Сейчас Алексу не расспросов, он просто хотел трахнуть эту Барби со скверным характером.

— Что вы хотите? — уже более уважительно спросила Софи.

— Я хочу, что ты разделась.

— Но у меня концерт...

— Я приказываю!

Софи молча и покорно, словно выйдя из футляра, освободилась от платья, оставшись только в нижнем белье. Да, это действительно была мечта для взрослых дядь. Высокая диноногая кукла с великолепной фигурой.

— Подойди ко мне

Софи молча исполнила приказ. Алекс ощутил запах шикарных духов. Он положил руки на узкие плечи. Девушка не шелохнулась, хотя и чувствовалось в ее теле некое напряжение. Персты Телегина продолжили путешествие по шикарному телу Софи. От этого приятного вояжа младший братишка Алекса почувствовал такой прилив сил, что сил терпеть больше не было. Он прижал девушку к себе и поцеловал в прохладные губы. Софи не то, чтобы ответила на поцелуй, но ротик приоткрыла, повинуясь желанию неизвестного ей человека, который по непонятным ей причинам мог ей распоряжаться. И противиться этому она никак не могла. Свободной рукой Алекс расстегнул застежку ливчика (Софи слегка дернулась), но Алекс еще плотнее прижал ее к себе, ощутив, как два милых шарика великолепной формы упираются к нему в грудь.

Медлить уже было невозможно. Резко повернув модель к себе спиной, Алекс рывком сорвал с нее трусики и так же штурмом ворвался в узкую пещерку. Видимо, Тисуев не так часто использовал куклу по своему прямому назначению. Софи вскрикнула, попыталась даже было вырваться. Но не тут было. Алекс держал девушку крепко, нанося мощные удары членом, приговаривая:

— Ты должна приносить мне удовольствие, удовольствие...

Девушка обмякла и даже начал подмахивать небольшой, но очень аппетитной попкой, хотя сама едва сейчас не падала. Разрядился Алекс достаточно быстро. Но этого ему было мало. Приказав певице сесть на колени, он дал ей указание сделать минет. Установка был выполнен в ту же минуту. Было очевидно, что воля куколки была окончательно сломлена, и она была готова выполнять безоговорочно любое указание нового хозяина.

Сейчас удовольствие растянулось несколько больше. Но все-таки прошло немного времени и его младший братишка выплеснул очередную порцию спермы прямо в чудесный ротик певицы. Захотелось продолжения, но испытывая райское наслаждение, Алекс понимал, что увлекаться нельзя, ибо скоро должен состояться концерт. Он поднял с колен еще несколько мину назад строптивую девушку, поцеловал в лобик:

— Приведи себя в порядок. У тебя сейчас выступление. А завтра я у тебя возьму интервью. И ты мне не откажешь. А сейчас все забудь...

Девушка покорно кивнула и начала торопливо приводить себя в порядок и одеваться. И даже в одежде она чертовски хороша. Да, продюсер знал толк в своих желаниях.

— Я выхожу — громко крикнул он, и амбал — телохранитель, не мешкая, выпустил его из комнаты.

Через минут пятнадцать начался концерт-презентация нового альбома. Пела она, как всегда, отлично. Алекс был уверен, что она уже забыла свой недавний покорный трах. Такова была его воля. Но уходить из клуба Алекс не спешил. Были они здесь дела.

Он вернулся снова в бар, где народу явно прибавилось. Тусовка шумела, обсуждала последние сплетни, и явно совсем не интересовалась последним концертом Софи...

— О, ты даже живой, и в клубе, — удивлению уже знакомого юноши непонятной ориентации не было предела

— И что взял интервью у Софи? — ехидно поинтересовался он.

— Не поверишь, но у меня получилось, — очень серьезно заявил Алекс, — выпивая очередную дозу виски. Раньше этот шотландский напиток напоминал ему самогон, но скорей всего до этого Телегин употреблял грубую поделку, — сейчас же он просто наслаждался маслянистым вкусом эликсира, — очень милая девушка оказалась.

Интервью я конечно не взял, но Софи с удовольствием согласилась сделать это завтра.

Парнишка только широко раскрыл рот; удивлялся он в одиночку — его напарница по телеэфиру куда-то скрылась в темных дебрях клуба.

— Ты не шутишь?

— Ты же видишь, что я живой и невредимый...

— А меня возьмешь завтра в компанию?

— А зовут тебя как?

— Митя, я же с «Музобоза». Я думал, что мы знакомы...

— А точно — Митя. Извини, забыл, — приветливо улыбнулся Алекс, — но только услуга за услугу...

— Какие проблемы, — Митя почти вплотную приблизился к Телегину.

— Да я не об этом, — Алекс брезгливо отпрянул назад (теперь ориентация ведущего стала понятна более чем) — ты мне лучше помоги в другом вопросе.

Митя понял свою ошибку и занял исходное положение

— Я слушаю...

— Как ты понял, в Москве я человек новый, о тусовке почти ничего не знаю. Расскажи, веди в курс дела... Твоя информация — и завтра совместное интервью с Софи.

— И виски за твой счет, — быстро согласился Митя.

— Но только подробный рассказ, ты я же вижу человек в делах тусовки сведущий, — подбодрил его Алекс, заказывая еще пару стаканчиков.

Конечно, Алекс используя свой дар, мог приневолить к откровенному рассказу кого угодно. Но зачем было заставлять, если человек был готов все рассказать за дозу виски и некую профессиональную взаимовыгодную комбинацию.

************************

— И как твои успехи? — доктор позвонил, как только Алекс покинул помещение клуба. Необходимая информация о завсегдатаях клуба была у него в памяти, поэтому он был даже рад, что Сергей Анатольевич потревожил его вопросами.

— Пока все в порядке. Я только что был в «Околесице»

— На концерте Софи?

Осведомленность доктора Алекса уже не шокировала.

— Общался...

— С Софи — да. Стервозная девочка.

Телефон в руке Алекса удовлетворено хмыкнул голосом Сергея Анатольевича

— Так было и задумано... Она тебя не побила?

— За мылым... — усмехнулся в свою очередь Алекс, — завтра буду брать у нее интервью...

— И только...

— Не только... — Алекс сделал паузу, — Сергей Анатольевич, они на самом деле ненастоящие?

— Ты до сих пор сомневаешься, — несмотря на серьезность тона, в голосе доктора послышалась усмешка, — даже после того, что с тобой происходило.

— Но они ведут, как люди... И внешне, и внутри. Я пока не вижу ничего у них искусственного. Иногда мне кажется, что это обыкновенные живые девушки, подверженные сильному гипнозу. Вашему, моему.

Доктор помолчал, затем произнес:

— Ты опять мне делаешь комплимент... Наверно ты прав. Но не в том, что мои, а уже в принципе уже и твои модели — настоящие девушки. Нет, они просто куклы, олицетворяющие искусственный интеллект. И в некотором смысле — они даже совершенней людей.

Сергей Анатольевич снова прервал разговор:

— Это не телефонная беседа. Сейчас за тобой приедет машина, и я все тебе объясню и покажу более подробно. Раз ты мой единственный ученик, ты должен знать все.

Ну улице уже давно стояла ночь, когда Телегин уже во второй раз в своей жизни появился в загородном офисе фирмы своего работодателя. Корпорация «Beauty» встретила его темными окнами и молчаливыми охранниками. Они вежливо проводили Алекса в помещение. Здесь его встретил уже известный Телегину референт Шевченко — Нойман. Романа Яковлевич, кажется, очень даже приветливо улыбнулся Алексу. Кроме него и двух мощных охранников в холле помещения корпорации никого не было. Или так казалось. Тут царил полумрак, и даже обладая хорошим здоровым зрением, Алекс вряд ли что заметил. Прочитал он мысли Ноймана и узнал, что доктор его уже ждет

— Куда идти? — спросил как между прочим Алекс референта.

Тот понимающе кивнул:

— Если вам не трудно, следуйте за мной...

— С удовольствием — добродушно подмигнул Нойману Алекс, и они вдвоем прошли к лифту. Охранники остались в холле.

— Как ваши дела, Роман Яковлевич? — вежливо поинтересовался Алекс уже в кабинке лифта.

— Хорошо, у меня все хорошо, — ответил Нойман, испуганно подумав, — почему он у меня это спрашивает?

— Просто любопытно, как идут дела у человека, с которым работаешь в одной организации... — ответил на его мысленный вопрос Алекс и сам уже спросил без обиняков, — Почему вы меня боитесь, Роман Яковлевич?

Нойман отвел глаза, но затем впервые за время их короткого знакомства открыто посмотрел Алексу в лицо:

— Я просто чувствую вашу силу...

— И это есть плохо... ?

— Если вы с доктором, то хорошо.

— Я с доктором, поверьте Романа Яковлевича, — Телегин похлопал Ноймана по плечу, — кстати, а куда мы едем. Похоже, лифт двигается не вверх, а вниз.

— Внизу у нас лабораторные помещения, там вас и ждет доктор... — Нойман вроде как и стал менее зажат в общении с Алексом, но все же небольшой страх в его мыслях и поведении не ушел.

Они вышли в еще более темное помещение. Телегин, который уже почти перестал чему-либо, удивляться, понял, что сейчас его ждет нечто совсем удивительное. Может даже открытие, или хотя бы приоткрытие тайны создания искусственного разума. Хотя он почти на 99 процентов верил своему учителю и наставнику, но все же определенные сомнения в его душе оставались.

Не мог все-таки его рассудок, человека, родившегося в 20 столетии, хоть на сознательном, хоть на подсознательном уровне, уразуметь все происходящее, как реальность.

— Дальше мне нельзя, — Нойман остановился у одной из дверей, — вход сюда только для избранных...

— Ну, спасибо... ,

— А как зайти в эту дверь. Она, кажется закрыта.

— Для вас, господин Телегин, здесь все двери открыты — откланялся с традиционно вежливой улыбкой на устах, Нойман, скрывшись в полутьме длинных гулких коридоров.

Что же приятно себя чувствовать избранным. Алекс оглянулся — вокруг не было видно ни души, и прочих неодушевленных лиц и предметов. Хотя с другой стороны наш герой был точно уверен, что любое помещение корпорации просматривается и контролируется. Не могут быть делаться такие вещи без особого надзора. Даже, если они касаются чудесного клонирования или допотопного гипноза. Итак, пора следовать дальше. Тем более, что дверь действительно перед неслышно отворилась сама по себе, обнаружив еще одну, но более толстую и недоступную. Но только не для него. Ибо эта створа, несмотря на свою, массивность, неслышно приоткрылась, пропуская Алекса в просторную комнату, но тоже не обогащенную освещением.

— Чудеса, да и только, — подумал, было, Телегин, не без опаски входя в помещение.

— Механика и электроника, биокибернетика... — раздался знакомый насмешливый голос. Это был Шевченко. Уже привыкнув в полутьме, Алекс заметил его, сидящим за длинным столом и облаченным, как полагается настоящему доктору, в белый халат.

— Одевай и ты его, — шагнул навстречу Шевченко, протягивая Алексу светлый сверток, — мы с тобой все-таки в лаборатории, самой главной в нашей корпорации.

— Нам с вами, Сергей Анатольевич, скоро и разговаривать друг с другом не будет необходимости, — усмехнулся Телегин, подавая наставнику руку.

Доктор крепко пожал ее:

— Ну, зачем лишать нас себе такого удовольствия. Выпить не предлагаю, ибо на работе.

— Да, я все прекрасно понимаю, — сказал Алекс, одевая белоснежную спецодежду и тут же пытаясь разглядеть комнату. На столе он увидел несколько небольших металлических ящиков, отблескивающих в темноте. В глубине комнаты стоял некий громоздкий предмет.

— Сергей Анатольевич, вы хотели мне что-то показать...

— Да, Саша, именно так. Признаться, я хотел это сделать позже. Но думаю, что это время пришло. Не хочется, чтобы мой единственный ученик мучался в сомнениях.

— Я вам вообще то верю, доктор

— Знаю и чувствую, что не совсем. Впрочем, сейчас сам все увидишь. Иди сюда.

И Шевченко показал на большой предмет, по очертаниям похожий на ящик от большого холодильника.

Когда Алекс подошел к предмету, доктор слегка хлопнул в ладоши, и Телегин уже в ярких лучах искусственного света, увидел действительно большой ящик, в котором стояла невысокая девушка азиатской внешности и невиданной дотоле ему красоты. Смуглая с бронзовым оттенком кожа, тонкие, почти европейские черты лица, короткая прическа «каре», глаза, хоть и узкие, но все же больше миндалевидные. Изящная фигурка, крайне юный возраст, и строгий деловой костюм делал увиденную девушку очень похожей по японскую школьницу, на весьма красивую японскую школьницу. Она была суперпрекрасна и необычна. Если бы не одно «но», азиаточка в коробке стояла не шелохнувшись, как искусно изготовленный манекен. Раскосые глаза неподвижным взором смотрели в никуда. Кукла, да и только.

— Это кто? — только и смог промолвить Алекс, закончив созерцать девчушку в коробочке.

Шевченко подошел ближе к Телегину, ответив просто:

— Моя новая модель. Хороша, не правда... Между прочим, почти полная копия недавней королевы красоты мира из Китая, только ростом поменьше и покраше.

— Нет слов, — прошептал Алекс, — Вы опять превзошли себя, — Алекс опять с восторгом посмотрел на застывший символ восточной красоты.

— Так, она китаянка? — спросил он именно это, хотя в данный момент интересовали другие вопросы.

— Нет, она метиска. Полурусская, полукитаянка. Есть у меня один очень богатый клиент, захотел, чтобы у него была любовница — вот именно такая красотка. Видать, далеко у него зашли впечатления от мирового конкурса красоты.

— А почему она просто стоит... Она, что, неживая?

— Пока нет. Хотя полностью готова к этому. Для того я тебя пригласил, чтобы воочию убедился, что имеешь дело с уникальными, но искусственными моделями. Можешь потрогать ее на ощупь. Зовут ее, кстати, Маша. Мария Чен. По-моему, хорошее имя для такой девушки.

При упоминании знакомого имени сердце Алекса немного дрогнуло. Но ненадолго, настолько была непохожа его прежняя возлюбленная на ту модель, которую Телегин видел перед собой.

— Ну, смелей, Алекс, смелей, — подбодрил его доктор. Алекс взял за безвольно опущенную руку девушки. А ладошка совсем маленькая. На ощупь она вроде, как и человеческая, мягкая, но какая-то холодная и действительно неживая.

— Дальше, коллега, дальше... — раздался снова голос Шевченко. Алекс ожидал услышать в его словах усмешку, но ее не было. Казалось, что Сергей Анатольевич просто очень хотел, чтобы ученик уверился в нем полностью. Алекс дотянулся до лица куклы. Очень нежная кожа и никакой реакции на его пусть и легкое, но и прикосновенье. Действительно, это был очень красивый, однако только манекен. Даже и не верилось, что он сможет превратиться в живое существо, хоть и с искусственным разумом.

Хотя, что верить или не верить — посмотрим, что может произойти дальше.

— Она похожа на ребенка, — вдруг вырвалось у Алекса.

— Да, она весьма юна, но в меру. По легенде ей скоро исполнится восемнадцать лет. Клиент хотел и вовсе шестнадцатилетнюю, но я не поощряю педофилические наклонности. Договорились на таком возрасте. Это самая моя дорогая девочка — миллион евро... — как бы невзначай сообщил Шевченко, — умница, красавица, и еще масса достоинств.

— Но это ведь пока кукла, верх совершенства, конечно, но только лишь неодушевленная куколка, — воскликнул Алекс, несколько ошарашенный немыслимой для него суммой.

— Обожди, немного, коллега. Еще немного, и ты убедишься в обратном, — похоже, что Шевченко даже забавляло сомнение, удивление и растерянность Алекса, — Доктор тоже погладил по щечке куклу,

— Это моя четырнадцатая красавица. Не скажу, что она совсем совершенство, — доктор явно скромничал, — но на ее изготовление ушло больше полугода... А затрат сколько. Хорошо, что клиент сразу заплатил все деньги...

— А не проще было привезти ему настоящую китайскую королеву красоты. За такие деньги, думаю, она согласилась бы.

— Саша, ты меня просто удивляешь. Моя Машенька гораздо лучше и краше, — кажется и сам доктор не мог не налюбоваться моделью, — и скоро ты в этом убедишься сам. Но сначала внимательно послушай, — голос Шевченко обрел деловые нотки,

— Потенциальный хозяин этой модели — крайне влиятельный и богатый человек. Он действительно заплатил огромные, даже для меня, деньги, чтобы обладать своей мечтой. Эту услугу, так сказать, воплощение его тайных грез, мы ему предоставим. Наша корпорация–фирма серьезная и иных вариантов быть не может. Твоя же задача доставить Машеньку клиенту...

— Прямо в коробке... ?

— Шутишь, молодец — хохотнул доктор, — нет, конечно. Это произойдет в самое ближайшее время. Но для начала тебе придется побывать в нашем легальном офисе... Я имею в виду корпорацию «Beauty». Оттуда наша красавица и начнет свой путь.

Алекс еще раз взглянув на неподвижную модель, поинтересовался:

— А какая официальная версия деятельности нашей корпорации?

— По документам мы занимаемся разными видами деятельности. Корпорация «Beauty» — в первую очередь модельное агентство со всеми вытекающими. То есть мы и трудоустройством девушек занимаемся. В первую очередь в мир шоу-бизнеса, кино, моды.

— Теперь понятно, почему среди ваших моделей немало знаменитых лиц, — хмыкнул Телегин.

— Это в принципе желание клиентов. Почему-то большинство из них хотят, чтобы их идеальные любовницы были публичными лицами. Но я не возражаю, чтобы наши модели занимались и другой деятельностью. Например, служили в роли секретаря-референта. Машенька — Шевченко кивнул на безмолвную метисочку, — на такую роль и настроена. Она умна, исполнительна, в ней заложены энциклопедические знания. И как все мои модели — независима от чужой воли.

— Кроме, как потенциального хозяина, — уточнил на всякий случай Алекс.

— Это само собой разумеется, — подтвердил доктор, — И конечно она не может противиться и нашим приказам.

— То есть, она, как и другая ваша модель, независима до тех пор, пока мы этого сами захотим.

— Именно так! Но только в нашем случае — подчеркнул Сергей Анатольевич, — Кстати, пока твоего образа у нее в сознании нет. Ты снова только воздействовать на нее силой своего дара.

— Опять проверяете? — усмехнулся Алекс

— Нет, просто желаю, чтобы твой дар еще более укрепился. Есть еще вопросы?

— В принципе... — Телегин вновь подошел к застывшей девушке, вновь подивившись ее удивительной красоте, — когда же эта модель должна появится в агентстве?

— В ближайшие дни. Ты кстати в официальном офисе по легенде занимаешь должность главного пиарщика. Не начальник, но и не последний человек. Официально там есть исполнительный директор, но реальная власть естественно будет у тебя.

— Значит в официальном офисе уже со мной знакомы?

— Нет, но уже наслышаны о тебе, как об одном из самых талантливых пиарщиков.

— Который работает в несуществующем молодежном журнале.

— Одно другому не мешает.

— А что «Beauty» занимается только искусственными моделями?

— Нет, конечно — доктор дружелюбно и в некоторой степени с почтением глянул на Телегина. Дотошность молодого коллеги его только радовала, — Наше агентство занимается элитным трудоустройством и обычных живых девушек. Причем, все в рамках существующего законодательства. Никакого интима и прочее... Все легально.

— Если сама девушка захочет...

— Это ее личное дело. Ни я, ни мои люди, ни коем образом не контролируют жизнь живых девушек после трудоустройства. Меня, как впрочем, и тебя, в большей степени интересует дальнейшее существование в миру вот таких прелестных созданий, — Шевченко кивнул в сторону куклы, — А работа с живыми девушками — это вроде официального прикрытия. Сам понимаешь.

Алекс кивнул.

— Причем, кроме тебя, меня, разницы никто не знает. Каждая моя модель, — доктор подчеркнул слово «моя», — приходит в агентство уже со своей жизненной легендой и естественно с необходимыми документами. А потом мы уже находим способ их знакомства и сближения с клиентом

— А Нойман — он знает... , — неожиданно спросил Телегин, вспомнив недавнего спутника.

— Дался тебе Роман Яковлевич. Он знает чуть больше остальных, но не более, чем сколько должен знать. И во-вторых он целиком и полностью предан нашему делу. Давай кА лучше обратимся к нашему совершенству. Ты ведь хочешь знать — как она превратиться в одушевленное существо.

— Да очень — протянул Алекс в предвкушении чудесного превращения

— Она сейчас оживет?

— В принципе, если можно это так назвать, то да, — невозмутимо ответил доктор, подходя к одному из металлических ящиков на столе и извлекая оттуда шприц, — я сейчас нашей Машеньке введу специальную инъекцию и все...

— Правда не верится, что так бывает. А она уже знает обо мне?

— Пока она знает о своем потенциальном хозяине. И то очень сильно в глубине подсознания. Дня три она поживет здесь — пройдет специальную социальную адаптацию и последнюю проверку. А потом ты отвезешь Машеньку в центральный офис, откуда Машенька будет трудоустроена в личные секретари своего нового хозяина. Легенду ее и документы ты получишь чуть позже.

— Понятно...

— Кстати, — как бы невзначай заметил Шевченко — при желании ты можешь, как и с другими моделями заниматься сексом. Я думаю, что у тебя возникнет такое вожделение.

— Я пока не знаю, — Алекс еще раз с предубеждением осмотрел изящную фигурку недвижимой куколки.

— Захочешь, обязательно захочешь. Вообщем все зависит от твоего желания. Если конечно ты сможешь сломить ее волю. Кстати, в этом случае кодовое слово не прилагается...

— Значит, все-таки проверка?

— В какой-то степени, — подмигнул Телегину доктор, подходя в то же время со шприцем к модельке, — Кстати, помни, для клиента при первом контакте она должна оставаться девственницей. Правила фирмы я не могу нарушать, даже из уважения к тебе, добрый мой друг. Но девственницей в традиционном смысле слова. А там, как сам знаешь. Ты парень взрослый, — доктор еще раз подмигнул Телегину и обнажив кисть девушки, воткнул шприц в пока безжизненную руку модели.

Алекс широко раскрыв глаза наблюдал за процессом. Вот, доза уже введена. И казалось бы никаких изменений. Но... вдруг сильная дрожь сотрясла тело девушки. Она качнулась на помосте, даже как-то надломилась, и она моргнула своими раскосыми глазами. Повернула медленно хорошенькую головку, останавливая удивленный взор темных карих, уже как бы живых глаз то на докторе, то на Александре.

— Вот и замечательно, — удовлетворенно хмыкнул Шевченко, — здравствуй, милая, — улыбнулся доктор модели.

— Где я и кто вы? — медленно спросила вдруг ожившая модель очень даже нежным голосом.

— Вы с друзьями, — ласково сказал девушке Сергей Анатольевич, подавая ей руку, дабы она могла сойти из ящика.

Машенька остановилась в нерешительности перед доктором. Шевченко обошел вокруг девушки и удовлетворено пощелкал языком

— Замечательно, очень даже хорошо. Присядь, будь так добра... — обратился он к модели. Куколка кивнула и молча исполнила его пожелание. Алекс, по-прежнему слегка ошарашенный, чуть в стороне, также безгласно, следил за всем происходящим. Новое творение его учителя перестала обращать на него внимание.

Доктор присел рядом с моделью.

— Для начала познакомимся. Как тебя зовут, солнышко?

— Меня зовут Мария. Фамилия Чен — медленно ответила девушка, внимательно смотря на доктора, — Вы врач?

— Даже более — усмехнулся доктор, — на данный момент я для тебя, милочка, самый главный человек. Понятно?!

Здесь Шевченко не сколько спрашивал, столько утверждал. Восточная красавица опять кивнула.

— Сейчас я кое-что проверю, — доктор защелкнул на хрупкой ручке металлический браслет, подсоединенный к настольному компьютеру. Девушка лишь ему молча подчинялась.

— Замечательно! Все в норме! — удовлетворенно воскликнул Шевченко — можно сказать, что наша Машенька почти готова. Он отъединил модельку от компьютера — можете меня поздравить, Алекс.

— Поздравляю, Сергей Анатольевич — наконец и Телегин приблизился к учителю и его творению — Интересно, что она сейчас думает?

— А разве вы не можешь прочитать ее мысли? — удивился доктор, при этом, поглаживая маленькую ручку очаровательной метисочки, и добродушно ей, улыбаясь, хотя говорил он о ней так, словно речь шла о бездушном предмете.

— Признаюсь — с трудом, — сознался Алекс.

— Это нормально. Сейчас сознание девушки работает в тестовом режиме. И в голове у нее по-русски говоря, полный кавардак. Правда, милочка?

Машенька быстро-быстро и чуть испуганно закивала, что сделало ее красивую юную мордашку уж совсем по-детски беззащитной.

— Уйдя из этой комнаты, лишняя информация будет стерта из ее памяти, в течение пару дней необходимая информация будет добавлена — и тогда welcome в большой мир! А в данный момент ей надо отдохнуть — доктор жестом приказал девушке встать — тебя, милая, сегодня ждет твоя комната. Иди, милая. Тебя проводят.

Шевченко нажал невидимую кнопку, и тут же открылась дверь, но не та, куда недавно вошел Алекс, а другая — из глубины комнаты. Оттуда вышла уже знакомая Алексу секретарь доктора — Оксана. Миловидная блондиночка приветливо улыбнулась двум мужчинкам и так же приязно новой модели доктора.

— Оксаночка, золотая ты моя, отведи Машеньку в ее комнату. А ты, милая, забудь, что происходило здесь. Вас интересуют только простые девичьи глупости! — уже приказал он куколкам. Завтра у нас будет непростой день — день учебы.

Девушки повиновались и вышли.

— Ну теперь можно и по коньячку, — неизвестно откуда, как впрочем и все то, что происходило здесь, Шевченко извлек пузатую бутылку и таких же два пузатых бокала, — Ну теперь ты мне веришь? — спросил он Алекса. когда его молодой соратник нему присоединился.

— На сто процентов, учитель! — уже восторженно произнес Телегин, поднося бокал к бокалу Шевченко — вы действительно великий маг и волшебник!

— Ну, это ты слишком — притворно потупил взор Шевченко и вдруг громко и заразительно расхохотался, — но в твоих словах что-то есть, парень! Давай за успех нашего дела!

— Мне показалось, что Машенька была немного неадекватна... — заметил после Алекс.

— Это ты правильно заметил. Но с другой стороны это вполне объяснимо — одно дело, когда ребенок малый рождается на мир и только в течение долгого времени поглощает сведения о мире, и другое, когда уже снабженный необходимой информацией киборг появляется на свет. Без путаницы в их, пусть и искусственных мозгах, не обойтись. Но поверь — дело нескольких дел и наша Машенька будет вести себя вполне нормально, и ничем не будет отличаться от людей. Ты и сам в этом убедишься, когда придет время везти ее в официальный офис «Beauty».

— А какова будет ее легенда?

— Потом все узнаешь — отмахнулся неожиданно доктор, — не обижайся, но если честно — я слегка притомился. Годы уже не те, мне тоже стоит отдохнуть — усмехнулся он — Ты, кстати, сегодня тут останешься или в город тебя отправить?

— Наверно в город, — почему-то именно так решил Алекс.

— Что же твоя воля, тебя отвезут. А завтра я с тобой свяжусь.

*********************************************

Куда ехать? То ли домой, то ли еще куда. Неожиданно Алекс ощутил, что он сильно одинок. Может это и звучит смешно в огромном мегаполисе. Но и ведь и, правда, у него не было ни друзей, ни любимой девушки. Только волшебник доктор Шевченко и его самого удивительный дар. В фантастических возможностях своего старшего товарища Алекс уже вообще не сомневался. Он понял, что действительно Шевченко создал нечто, что достойно трех нобелевских премий. Впрочем, о чем тут говорить. Наставник изобрел то, что воплощало в реальность самые смелые мечты фантастДевушка была уже в концертном золотистом платье, плотно облегающем ее безукоризненную фигурку. Она действительно красива. Очень красива. Супермодель! Кукла Барби в натуральную величину! От восторга Алекс на секунду потерял дар речи. Но быстро собрался и попытался сразу внушить Софи подчинение... — А почему о/pна просто стоит... Она, что, неживая? ов.

И он, Александр Телегин, простой парень из провинции, был не просто свидетелем того, но и непосредственным участником. Об этом хотелось обязательно кому-то рассказать, крикнуть на весь мир. Но делать, конечно, этого не стоило ни в коем случае, да и некому. Да и незачем. Не зря доктор создал корпорацию таким образом, что даже при ее практически легальной деятельности очень малый круг доверенных лиц был осведомлен о настоящем предназначении «Beauty».

— Куда ехать? — после долгой паузы спросил терпеливый молчаливый водитель.

— Клуб «Zond» — Алекс вспомнил название этого элитного московского заведения еще и потому, что именно здесь любила зависать небезызвестная Алина Зацепина. Да та самая кукла-актриса, для которой Телегин даже уже написал статью. Вероятность того, что она будет именно там, и именно в это время была, конечно, не очень большая. Но с другой стороны даже в случае ее отсутствия, побывать в одном из самых гламурных и известных клубов столицы стоило.

Телегин еще дома много читал о «Zonde», где почти каждую ночь собирался московский бомонд и где работал знаменитый Гоша — «фейсконрольчик», ставший уже практически легендой по причине того, что пускал в клуб только очень богатых и известных людей. Попасть туда просто так, с улицы было практически нереально. Но только не для него, для Алекса Телегина. На свое «виповое» удостоверение он наделся мало, так как слышал, что Гоша журналистов на нюх не переносит. Оставалось только полагаться на силу своего дара.

«Zond» располагался в одном из районов старой Москвы. Это Алекс понял, когда очкастый «Мерседес» проскользнул мимо Красной площади и повернул в сторону малоэтажных зданий. Шофер видимо знал столицу досконально, ибо даже не поинтересовался, в какой стороне находится данный клуб.

А здесь была толпа. У вроде неказистого здания стояла огромная очередь из разношерстных молодых и не очень людей. Их чаяния попасть внутрь были сведены практически к нулю.

Телегин, освободив уютный салон машины, почти, что выпрыгнул в массу ожидающих мнимой удачи тусовщиков. Алекс догадывался, что в Москве клубов подобных «Zond», а может и лучше, было немало. Но народ ночной тянуло именно сюда. Что же легендарное место и тут ничего не поделаешь.

Не обращая внимания на недовольный ропот, и пройдя прямо непосредственно к входу, Алекс у стеклянных дверей узрел пару крепких мужичков в фирменных куртках клуба и худого, можно сказать, долговязого парнишку лет двадцати пяти то ли в позолоченных, а может и в золотых (в полутьме не разглядишь) очках. С первого взгляда его можно было принять просто за менеджера заведения, но на самом деле это и был знатный Гоша «фейсконрольчик», днем постигающий науку в ординатуре медицинского университета по специальности «стоматология». Об этом Телегин знал из различных масс-медия, которые собственно говоря и сделали Георгия той самой легендарной личностью. О нем даже песня популярная попсовая команда сочинила. И вот Алекс сейчас стоял перед именитым работником клубного бизнеса, который даже с некоторым игривым интересом посматривал на бесцеремонного юношу, уверено преодолевшего заслон толпы и похоже жаждущего идти непосредственно в помещение клуба.

А так как парень ничего из себя серьезного не представлял и вряд ли мог пройти даже простой фейс-контроль, Гоша уже было собрался подать сигнал своим помощникам-тяжеловесам, чтобы те послали наглеца куда подальше, как вдруг неведомая сила в его сознании приказала поступить его совершенно обратным образом. Гоша приветливо кивнул Телегину и тот под удивленные взоры, как самих охранников, так и окружающего люда, спокойно вошел внутрь.

— Кто это такой? — поинтересовался у «фейсконрольчика» один из тяжеловесов.

— Не знаю, — пожал плечами Гоша, — но его надо было пропустить, — уверено добавил он.

В двухъярусном помещении было темно и многолюдно. Посредине, как обычно в ночных клубах, находилась огромная танцевальная площадка, где под разноцветными огнями и под долбящую музыку крутили различными частями молодые тела. В основном женского пола. Мужская половина обитателей «Zond» предпочитала отсиживаться за столиками и наблюдать лениво за девушками. Говорят, что последние, плача огромные деньги за гламурный вид, чтобы пройти фейс-контроль в прославленный клуб, только и лелеяли надежду упорхнуть в постель какому-нибудь олигарху или другому богатенькому индивиду, пусть даже занятого творческим трудом, коих здесь, судя по отзывам, пребывало немало. А там глядишь, может пойдут и долговременные отношения. Вообщем, снять тут девушку можно было любую. Были бы только деньги и слава. А все остальное, как говорится, всего лишь цена вопроса.

Хотя наверно и здесь бывали исключения. Например, имеющие известность и популярные девчушки, артистки и модели, уже вкусившие славы, пришедшие сюда просто потусоваться под зорким присмотром своих папиков и в редких случаях законных мужей... Ибо без них они вряд ли бы стали теми, какие есть сейчас.

Алекс по привычке направился к роскошной барной стойке. По пути он с любопытством оглядывался, пытаясь усмотреть прославленные лица. Напрягаться ему пришлось. Знакомые по ТВ и глянцевым журналам физиономии то и дело попадались на глаза. Большинство знаменитого народа пребывало то ли в изрядном подпитии, то ли еще под другим кайфом. Московская ночь была в самом разгаре. Подойдя к свободному месту, Телегин очутился по соседству с симпатичной высокой платиновой блондинкой так называемой модельной внешности, которая неторопливо потягивала какой-то светло-зеленый коктейль.

Он улыбнулся девушке, та скользнула по нему равнодушным взглядом и оставила приязнь парня без реакции. Конечно, и деньги сейчас у Алекса были с собой приличные, да и дар его никуда не делся. Так что если он и захотел, эта якобы недоступная красавица через минуту была в его власти. Но пока такого желания не было. В данный момент он просто хотел выпить.

— Пиво, пожалуйста, — попросил он бармена. Обретя желаемый бокал по цене половины среднестатистической российской зарплаты, он еще и получил несколько брезгливый взгляд соседки. Похоже, пиво здесь не в чести.

— Меня Александром зовут, — улыбнувшись еще раз, представился Телегин.

— Ты как сюда попал, парниша? — соизволила подать голос блондинка, удивляясь, как этот невзрачный молодчик смог очутиться в столь престижном клубе.

— Да мы с Гошей в одной школе учились, — неожиданно даже для себя прикололся Алекс, — вот он и пропустил. По старой памяти.

Денег вот дал немного на пиво...

Блондинка хмыкнула

— А сам то чем живешь.

— Да так учитель я. Математики, — продолжал ерничать Телегин. Почему он сказал математики, он понятия не имел. Просто не любил этот предмет.

— Ну и ну. Бывает же такое! — развеселилась девушка, — Учитель в «Zond». Нарочно не придумаешь.

— А то, что Гоша будущий стоматолог вас не смущает.

— Так это же Гоша, а ты кто, — презрительно глянув на него еще раз, ответила девушка, — учитель какой-то. Сравнил. — Да я простой российский педагог, — с гордостью за не свою профессию произнес Телегин, — А что тут такого?

— Хорошо, что не педик. Хотя мне какая разница. Не место тебе в таком клубе, парниша — даже как-то назидательно произнесла блондинка и отвернулась.

Алекс весьма обозлился, и еле справился с желанием наказать самодовольную телку. И не, потому что Телегина сдерживал совет доктора не применять свой дар во вред людям. Тем более, что не всегда понятно, что является вредом, что добродетельностью. Просто в некотором смысле он даже брезговал какими-либо отношениями с этой надутой дурой, которая только и видит внешний лоск. Да и не красавица она вовсе. Так обычная кобылка а-ля Ксения Собчак. Поэтому Телегин, тоже потеряв интерес к соседке, сунув бармену чаевые, невзначай у него поинтересовался, не заходила ли сегодня в клуб Алена Зацепина. Официант, принимая деньги, так же между делом сообщил:

— Она и сейчас здесь. С господином Шаповалом.

— И где их можно найти?

Алекс подложил еще одну еврокупюру.

— Как всегда, в вип-кабинете 16, — и бармен махнул рукой вправо.

Телегин кивком головы поблагодарил работника стойки и направился в указанном направлении. Вечер, точнее продолжалась в Zond» — е в танцевально-алкогольном угаре. Подойдя к обитой толстой кожей двери, где ярким неоном было прорисованы цифры «16» Алекс чуть было не споткнулся (так быстро и уверено он шел) с караулившим интим-пенаты высоким блондинистым пареньком. В нем, у Алекса была замечательная память на лица, Телегин узнал телохранителя Алены — Анатолия.

— Привет! — улыбнулся ему Алекс, как старому знакомому. Тот крайне непонимающе посмотрел на Телегина, пытаясь сфокусироваться на возможных воспоминаниях об этом смуглом пареньке. Память подсказывала нечто, но что-то не очень вразумительное.

— Вы куда — попробовал, было вежливо, поинтересоваться Анатолий, мощным торсом прикрывая вход в вип-комнату.

— К господину Шаповалову и к Алене, — все так же с приветливым лицом по-простецки объяснил Алекс — я журналист! Пришел договариваться с Аленой о фотоссесии.

— Вам было назначено?

— Конечно! — убедительно произнес Алекс — и вам, Анатолий, приказано охранять комнату и не пускать сюда никого, пока я Вам не разрешу!

Сопротивление воли личного телохранителя Зацепиной было легко сломлено. И он без всяких эмоций, постучав в дверь, тут же открыл ее. В полутемной комнате на мягком диванчике то ли полусидел, то полулежал крупный мужчина лет пятидесяти в расстегнутой до груди белой рубашке, небрежно затянутой в штаны.

Лысоватый, излучающий властность и независимость, олицетворяющий, как минимум олигарха среднего пошиба, полураздетый господин одновременно совершал три действа — разговаривал с кем-то по телефону, пил некий мутноватый напиток, и утирал капли пота на мощном лбу. Рядом, скромным воробышком, сидела очаровательная светловолосая куколка — звезда молодежных сериалов Алина Зацепина. Нисколько не удивившись появлению незнакомого человека, Шаповалов (а это наверняка был он) кивком головы указал жестом — мол, подожди, постой... Алина, видимо узнав Алекса, наоборот уставилась широко раскрытыми серыми глазами на неожиданно появившегося репортера. Да так искренне, да так по-человечески, что Телегин вновь засомневался в искусственной сущности девушки.

— Ты кто — через пару секунд оторвавшись от трубки, тоном очень занятого человека спросил Петр Петрович, без всякого интереса окинув взглядом Алекса.

— Это журналист, он брал у меня интервью недавно, — тихо промолвила Алина, бочком прижимаясь к плотному телу хозяина.

— А... вспомнил. Телегин, кажется. — Телегин даже удивился крепкой памяти бизнесмена, — И чего тебе паря надо сейчас? — почти дружелюбно осведомился Шаповалов, не отрываясь от телефонной трубки, но уже совершая четвертое действо. Он крепкой рукой приобнял хрупкие плечи белокурой красавицы. Тот факт, что Телегин свободно прошел в приват — комнату, минуя серьезную охрану, похоже, его не волновал. Как и внешне, так и в подсознании. Впрочем, как и сама персона Телегина. В голове Шаповалова роились какие-то сложные цифры и выкладки. Что было странно, особенно если учесть полубандитский облик Петра Петровича.

— Да я вот хотел бы фотоссесию сделать с Алиной. И, кстати, статья готова... — угодливо улыбнулся Телегин, продолжая изображать заискивающего репортера.

— Сейчас?! — хохотнул Шаповалов, отложив трубку, и даже с неким любопытством поглядел на журналиста, — Да ты прям папарацци. Только мне это и Алине тем более не нужно, — дружелюбный тон Шаповалова сменился раздражением, — Вали отсюда. Но завтра позвони. Профессиональную настойчивость ценю. И передай тому охламону, что у двери, что он уволен...

— Обязательно передам, Петр Петрович, — не подобострастно уже, но все-таки весьма вежливо, пообещал Алекс. И сделал вид, что собрался уходить. Хотя конечно это не входило в его ближайшие планы.

— Эй, журналист, на что фотографировать собрался? — посмеиваясь вдруг окликнул его Шаповалов.

— На мобильный телефон, разве не знаете, — обернулся к парочке Телегин и увидел ухмыляющегося олигарха, который хозяйской рукой поглаживал коленку девушки.

— Ну ты шутник. Ладно, вали действительно отсюда. Я сегодня добрый. И возьми что-нибудь себе выпить, — Шаповалов, как собачке кинул ему пятисотку, — И чего это я такой добрый? А, Лиина? Не знаешь.

Куколка улыбнулась хозяину и почему-то густо покраснела. Уникальный робот все-таки.

Но Телегин уже не собирался уходить. Он, прямо глядя на Шаповалова, приказал ему:

— Сейчас вы выйдите отсюда и поедите в свой офис. У вас появились срочные дела. Через час вернетесь сюда и все забудете. Охранник пусть сторожит эту комнату и Алину.

Его дар снова сработал исключительно. Петр Петрович ему молча кивнул, так безмолвно надел просторный модный пиджак, валяющийся тут же на диванчике, и с пустым выражением округлой физиономии вышел из приват — комнаты. На Алину, наблюдающую за всем происходящим с еще более широко раскрытыми глазками, в этом случае он даже не обратил внимание. То, что его команда сработает на сто процентов, Алекс не сомневался. На людей почему-то его дар действовал гораздо лучше, чем на кукол.

— Вы кто? — испуганно переспросила Телегина девушка, стыдливо одернув юбку.

— Я твой друг, Алина, не волнуйтесь. Куратор, можно сказать.

Алекса забавляла ситуация, когда еще не применял свой дар к модели. Может она даст ему добровольно...

— Я не понимаю. Я буду кричать.

— Ты не будешь кричать, милая. И будешь делать то, что я скажу.

— Но почему, — дернулась, было привстать девушка, видя, что Алекс намеревается присесть к ней на диван.

— Потому что, — строго, но без особых объяснений, произнес Телегин.

— Потому что я сказал, — наконец ответил он, уже проникая девушке силой своего дара в подсознание.

— Итак, ты будешь делать, что я скажу?

— Неуверенно, но каким-то потерянным голосом — сказала модель.

— Замечательно, — Алекс улыбнулся и подсел к девушке. Он давно мечтал обнять ее... Но все-равно были какие-то сомнения в ее искусственности. Уж слишком живо молоденькая звезда сериалов на все реагировала. Алекс знал, что если он назовет кодовое слово, то девушка вообще перейдет в его распоряжение, — Сублимация — произнес он негромко. Доктор видимо не сильно задумывался о значении кодовых слов. Тем более, что без чудесного дара они ничего не значили. В том числе и для моделей.

Но сейчас девушка вздрогнула, выпрямилась и чуть застыла.

Нет, это все-таки робот. Даже повторяясь тысячу раз, Алекс снова был восхищен удивительными творениями своего шефа-доктора Шевченко

— Встань — приказал он искусственной девушки. Девушка чуть замедленно исполнила этот приказ, — повернись ко мне. Алина стояла перед Алексом молча, вытянув руки, она явно ждала его команды. Телегин улыбнулся плотоядно, положил руки на дивные бедра девушки.

— Ты великолепна! — заметил он и посадил Алину себе на колени, впившись в ее сочные губы поцелуем. Девушка послушно ответила. Терпеть Алекс не мог — он давно вожделел эту куколку.

Поэтому рывком расстегнув брюки и приспустив свои трусы, он даже не стал снимать с куколки платье. Просто приподнял юбочку, порвал ее маленькие трусики и нетерпеливо вошел в лоно звезды телесериалов. Алина взвизгнула, и начала активно двигаться на нем в позе наездницы. Ей даже не пришлось приказывать. Она была идеальная любовница, стонала, то ли изображая, то ли на самом девушка была на самом деле запрограммирована на страсть. Сейчас ей руководил новый хозяин, и она готова была отдаться полностью только ему. Куколка была явно из первых моделей. Поэтому сломить ее волю было несложно. Поддерживая прохладные ягодицы, Алекс не мог долго терпеть. Его пронзил такой взрыв наслаждения, который и описать трудно.

— Умничка, — похвалил он Алину, снимая девушку с колен, — а сейчас приведи себя в порядок. И жди Шаповалова. Если спросить о порванных трусиках, убеди его, что он сделал это сам. В порыве страсти. Ведь ты такая вкусная — он потрепал слегка взлохмаченную Алину по щеке. Та даже покраснела от похвалы нового хозяина, — когда приведешь себя в порядок, сделай вид, что спишь, пока не дождешься Шаповалова.

Алекс сам оделся и напоследок приказал:

— Обо мне помни, что я только журналист...

И он вышел из комнаты, кивнув услуживающе подпирающему дверь охраннику

— Сторожи комнату, пока не приедет Шаповалов. Про меня забудь свободной походкой довольного собой человека вышел в площадку денс-зала. Теперь можно и потанцевать. То, что его приказы будут исполнены, он опять не сомневался

блондинка, удивляясь, как этот невзрачный молодчик смог очутиться в столь престижном клубе.

— Да мы с Гошей в одной школе учились, — неожиданно даже для себя прикололся Алекс, — вот он и пропустил. По старой памяти.

Денег вот дал немного на пиво...

Блондинка хмыкнула

— А сам то чем живешь.

— Да так учитель я. Математики, — продолжал ерничать Телегин. Почему он сказал математики, он понятия не имел. Просто не любил этот предмет.

— Ну и ну. Бывает же такое! — развеселилась девушка, — Учитель в «Zond». Нарочно не придумаешь.

— А то, что Гоша будущий стоматолог вас не смущает.

— Так это же Гоша, а ты кто, — презрительно глянув на него еще раз, ответила девушка, — учитель какой-то. Сравнил. — Да я простой российский педагог, — с гордостью за не свою профессию произнес Телегин, — А что тут такого?

— Хорошо, что не педик. Хотя мне какая разница. Не место тебе в таком клубе, парниша — даже как-то назидательно произнесла блондинка и отвернулась.

Алекс весьма обозлился, и еле справился с желанием наказать самодовольную телку. И не, потому что Телегина сдерживал совет доктора не применять свой дар во вред людям. Тем более, что не всегда понятно, что является вредом, что добродетельностью. Просто в некотором смысле он даже брезговал какими-либо отношениями с этой надутой дурой, которая только и видит внешний лоск. Да и не красавица она вовсе. Так обычная кобылка а-ля Ксения Собчак. Поэтому Телегин, тоже потеряв интерес к соседке, сунув бармену чаевые, невзначай у него поинтересовался, не заходила ли сегодня в клуб Алена Зацепина. Официант, принимая деньги, так же между делом сообщил:

— Она и сейчас здесь. С господином Шаповалом.

— И где их можно найти?

Алекс подложил еще одну еврокупюру.

— Как всегда, в вип-кабинете 16, — и бармен махнул рукой вправо.

Телегин кивком головы поблагодарил работника стойки и направился в указанном направлении. Вечер, точнее продолжалась в Zond» — е в танцевально-алкогольном угаре. Подойдя к обитой толстой кожей двери, где ярким неоном было прорисованы цифры «16» Алекс чуть было не споткнулся (так быстро и уверено он шел) с караулившим интим-пенаты высоким блондинистым пареньком. В нем, у Алекса была замечательная память на лица, Телегин узнал телохранителя Алены — Анатолия.

— Привет! — улыбнулся ему Алекс, как старому знакомому. Тот крайне непонимающе посмотрел на Телегина, пытаясь сфокусироваться на возможных воспоминаниях об этом смуглом пареньке. Память подсказывала нечто, но что-то не очень вразумительное.

— Вы куда — попробовал, было вежливо, поинтересоваться Анатолий, мощным торсом прикрывая вход в вип-комнату.

— К господину Шаповалову и к Алене, — все так же с приветливым лицом по-простецки объяснил Алекс — я журналист! Пришел договариваться с Аленой о фотоссесии.

— Вам было назначено?

— Конечно! — убедительно произнес Алекс — и вам, Анатолий, приказано охранять комнату и не пускать сюда никого, пока я Вам не разрешу!

Сопротивление воли личного телохранителя Зацепиной было легко сломлено. И он без всяких эмоций, постучав в дверь, тут же открыл ее. В полутемной комнате на мягком диванчике то ли полусидел, то полулежал крупный мужчина лет пятидесяти в расстегнутой до груди белой рубашке, небрежно затянутой в штаны.

Лысоватый, излучающий властность и независимость, олицетворяющий, как минимум олигарха среднего пошиба, полураздетый господин одновременно совершал три действа — разговаривал с кем-то по телефону, пил некий мутноватый напиток, и утирал капли пота на мощном лбу. Рядом, скромным воробышком, сидела очаровательная светловолосая куколка — звезда молодежных сериалов Алина Зацепина. Нисколько не удивившись появлению незнакомого человека, Шаповалов (а это наверняка был он) кивком головы указал жестом — мол, подожди, постой... Алина, видимо узнав Алекса, наоборот уставилась широко раскрытыми серыми глазами на неожиданно появившегося репортера. Да так искренне, да так по-человечески, что Телегин вновь засомневался в искусственной сущности девушки.

— Ты кто — через пару секунд оторвавшись от трубки, тоном очень занятого человека спросил Петр Петрович, без всякого интереса окинув взглядом Алекса.

— Это журналист, он брал у меня интервью недавно, — тихо промолвила Алина, бочком прижимаясь к плотному телу хозяина.

— А... вспомнил. Телегин, кажется. — Телегин даже удивился крепкой памяти бизнесмена, — И чего тебе паря надо сейчас? — почти дружелюбно осведомился Шаповалов, не отрываясь от телефонной трубки, но уже совершая четвертое действо. Он крепкой рукой приобнял хрупкие плечи белокурой красавицы. Тот факт, что Телегин свободно прошел в приват — комнату, минуя серьезную охрану, похоже, его не волновал. Как и внешне, так и в подсознании. Впрочем, как и сама персона Телегина. В голове Шаповалова роились какие-то сложные цифры и выкладки. Что было странно, особенно если учесть полубандитский облик Петра Петровича.

— Да я вот хотел бы фотоссесию сделать с Алиной. И, кстати, статья готова... — угодливо улыбнулся Телегин, продолжая изображать заискивающего репортера.

— Сейчас?! — хохотнул Шаповалов, отложив трубку, и даже с неким любопытством поглядел на журналиста, — Да ты прям папарацци. Только мне это и Алине тем более не нужно, — дружелюбный тон Шаповалова сменился раздражением, — Вали отсюда. Но завтра позвони. Профессиональную настойчивость ценю. И передай тому охламону, что у двери, что он уволен...

— Обязательно передам, Петр Петрович, — не подобострастно уже, но все-таки весьма вежливо, пообещал Алекс. И сделал вид, что собрался уходить. Хотя конечно это не входило в его ближайшие планы.

— Эй, журналист, на что фотографировать собрался? — посмеиваясь вдруг окликнул его Шаповалов.

— На мобильный телефон, разве не знаете, — обернулся к парочке Телегин и увидел ухмыляющегося олигарха, который хозяйской рукой поглаживал коленку девушки.

— Ну ты шутник. Ладно, вали действительно отсюда. Я сегодня добрый. И возьми что-нибудь себе выпить, — Шаповалов, как собачке кинул ему пятисотку, — И чего это я такой добрый? А, Лиина? Не знаешь.

Куколка улыбнулась хозяину и почему-то густо покраснела. Уникальный робот все-таки.

Но Телегин уже не собирался уходить. Он, прямо глядя на Шаповалова, приказал ему:

— Сейчас вы выйдите отсюда и поедите в свой офис. У вас появились срочные дела. Через час вернетесь сюда и все забудете. Охранник пусть сторожит эту комнату и Алину.

Его дар снова сработал исключительно. Петр Петрович ему молча кивнул, так безмолвно надел просторный модный пиджак, валяющийся тут же на диванчике, и с пустым выражением округлой физиономии вышел из приват — комнаты. На Алину, наблюдающую за всем происходящим с еще более широко раскрытыми глазками, в этом случае он даже не обратил внимание. То, что его команда сработает на сто процентов, Алекс не сомневался. На людей почему-то его дар действовал гораздо лучше, чем на кукол.

— Вы кто? — испуганно переспросила Телегина девушка, стыдливо одернув юбку.

— Я твой друг, Алина, не волнуйтесь. Куратор, можно сказать.

Алекса забавляла ситуация, когда еще не применял свой дар к модели. Может она даст ему добровольно...

— Я не понимаю. Я буду кричать.

— Ты не будешь кричать, милая. И будешь делать то, что я скажу.

— Но почему, — дернулась, было привстать девушка, видя, что Алекс намеревается присесть к ней на диван.

— Потому что, — строго, но без особых объяснений, произнес Телегин.

— Потому что я сказал, — наконец ответил он, уже проникая девушке силой своего дара в подсознание.

— Итак, ты будешь делать, что я скажу?

— Неуверенно, но каким-то потерянным голосом — сказала модель.

— Замечательно, — Алекс улыбнулся и подсел к девушке. Он давно мечтал обнять ее... Но все-равно были какие-то сомнения в ее искусственности. Уж слишком живо молоденькая звезда сериалов на все реагировала. Алекс знал, что если он назовет кодовое слово, то девушка вообще перейдет в его распоряжение, — Сублимация — произнес он негромко. Доктор видимо не сильно задумывался о значении кодовых слов. Тем более, что без чудесного дара они ничего не значили. В том числе и для моделей.

Но сейчас девушка вздрогнула, выпрямилась и чуть застыла.

Нет, это все-таки робот. Даже повторяясь тысячу раз, Алекс снова был восхищен удивительными творениями своего шефа-доктора Шевченко

— Встань — приказал он искусственной девушки. Девушка чуть замедленно исполнила этот приказ, — повернись ко мне. Алина стояла перед Алексом молча, вытянув руки, она явно ждала его команды. Телегин улыбнулся плотоядно, положил руки на дивные бедра девушки.

— Ты великолепна! — заметил он и посадил Алину себе на колени, впившись в ее сочные губы поцелуем. Девушка послушно ответила. Терпеть Алекс не мог — он давно вожделел эту куколку.

Поэтому рывком расстегнув брюки и приспустив свои трусы, он даже не стал снимать с куколки платье. Просто приподнял юбочку, порвал ее маленькие трусики и нетерпеливо вошел в лоно звезды телесериалов. Алина взвизгнула, и начала активно двигаться на нем в позе наездницы. Ей даже не пришлось приказывать. Она была идеальная любовница, стонала, то ли изображая, то ли на самом девушка была на самом деле запрограммирована на страсть. Сейчас ей руководил новый хозяин, и она готова была отдаться полностью только ему. Куколка была явно из первых моделей. Поэтому сломить ее волю было несложно. Поддерживая прохладные ягодицы, Алекс не мог долго терпеть. Его пронзил такой взрыв наслаждения, который и описать трудно.

— Умничка, — похвалил он Алину, снимая девушку с колен, — а сейчас приведи себя в порядок. И жди Шаповалова. Если спросить о порванных трусиках, убеди его, что он сделал это сам. В порыве страсти. Ведь ты такая вкусная — он потрепал слегка взлохмаченную Алину по щеке. Та даже покраснела от похвалы нового хозяина, — когда приведешь себя в порядок, сделай вид, что спишь, пока не дождешься Шаповалова.

Алекс сам оделся и напоследок приказал:

— Обо мне помни, что я только журналист...

И он вышел из комнаты, кивнув услуживающе подпирающему дверь охраннику

— Сторожи комнату, пока не приедет Шаповалов. Про меня забудь...

И свободной походкой довольного собой человека вышел в площадку денс-зала. Теперь можно и потанцевать. То, что его приказы будут исполнены, он опять не сомневался