Наверх
Порно рассказ - Чудеса Кукловоды. Часть 1. Глава 1
Разные мысли роились у него в голове. И все, какие невеселые. О том, как ему в жизни не везет и даже о том, что он лишний человек на этой, и без того грешной планете. Александр Телегин, или Алекс, как его называли редкие друзья, без энтузиазма посматривал в вагонное окошко. Мимо пролетали деревья, села, города. И опять деревья. Даже никакого намека на чудо... На что, где-то в подсознании, надеялся этот молодой, в меру приятный, но какой-то среднестатичный человек с безутешным взглядом.

— Вот мне уже двадцать пять лет, а у меня все потеряно, — думалось Александру, — девушка любимая бросила, работа утрачена, а дальше что... ?

Судьба действительно жестко обошлась с Алексом в последние дни. Все началось с того, что его кинула любимая девушка Маша, с которой он встречался без малого три года. Предпочла его, ветреного в профессии журналиста газеты провинциального южного местечка более надежному и состоятельному сыну мэра этого города. Не олигарх конечно, но по местным понятиям вполне обеспеченный человек. Не пришла Маша как-то на встречу, а потом позвонила, сообщив, что «любовь ушла» и помидоры тоже потеряли свою природную свежесть.

Но городок у них небольшой и Алекс вскоре от добрых людей узнал истинную причину расторжения отношений. В какой-то степени он понимал бывшую подругу — хотелось девушки наверняка добротной обеспеченной жизни. Александр при всем своем желании, на свои четыре тысячи ставки, да плюс «штука» гонорар полностью обеспечить девушку не мог. А запросы у Марии были высокие. То колечко с брюликом она хотела, то модный дорогой телефон. А однажды с сожалением заметила:

— Хороший ты, парень, Алекс, но жаль, что без машины...

У ее нового друга автомобиль в наличии имелся. Да не просто какой-нибудь «Жигуленок», а навороченный «Джип», что по меркам родного города смотрелось очень круто! Так что Маша была просто в диком восторге, когда отрок градоначальника обратил на нее внимание. Это был шанс девушки. А Александр почему-то верил в Любовь. Поэтому после разлуки запил безутешно. И ему естественно стало не до работы. А туту как раз в редакции «Городских новостей» сокращение грянуло. Газетный бизнес, как известно, не особенно прибыльный. Особенно в маленьких городках. Поэтому всегда надо находить «без вины виноватого».

В данном случае им оказался наш знакомый Александр Телегин. В любом случае редактор без сожаления расстался с молодым журналистом, на радость старой гвардии. Причина — сокращение штатов и многодневное пьянство Алекса. Хотя, если признаться честно, с «зеленым змием» дружил почти весь немногочисленный коллектив редакции. Но Алекс оказался крайним.

Потеряв работу, наш герой от неожиданности пить перестал. И даже думку завел о своем будущем. Тогда он решил уехать. Родители его, конечно, гнать никуда не гнали, но без удовольствия взирали на страдания великовозрастного безработного потомка. Алекса, как некогда грибоедовского Чацкого, потянуло в Москву. На родине его уже ничего не держало, а в столице он надеялся хоть заработать. Хотя никаких конкретных предложений трудоустроиться у Алекса не было. Жил у него в Москве двоюродный дядька, которого он видел всего-то пару раз. Вот на его помощь Телегин и надеялся. Ведь родственник в Москве — это уже удача. А на счастье в личной жизни Алекс уже и не надеялся. Да и в любовь совсем не верил.

Ехал он сейчас в пустом купе (на плацкарт почему — то не было мест свободных) и тужил за чашкой чая, который долг служебный исполняя, принесла пожилая неулыбчивая проводница. Алекса в минуты горестных раздумий даже не удивило, почему это в разгар курортного сезона его вагон, мерно стучащий по рельсам, был практически пуст. По крайней мере, в трех ближних купе пассажиров не наблюдалось. А ведь он был журналистом, и достаточно настырным. Но личное «забило» весь профессионализм.

— Добрый вечер! — раздался в тишине голос с легкой хрипотцой.

Александр повернул голову и увидел в проеме невысокого седеющего мужчину, вопросительно взирающего на молодого человека.

— Добрый — торопливо поздоровался Алекс, пытаясь приветливо улыбнуться.

В ответ он получил некое подобие улыбки. Но вопрос в глазах нового пассажира остался:

— Странно, мне казалось, что я купил билеты на три купе...

— Наверно, ошибка какая-то, — Алекс привстал и нырнул рукой в карман, чтобы достать билет.

Мужчина остановил его:

— Я вам верю...

— М-да, нельзя доверять не людям, не технике, — пробормотал он, протискиваясь в помещение. Вещей с ним было только модный кожаный чемоданчик скромных размеров.

— А я не помешаю вашим друзьям? — с искренним беспокойством поинтересовался Телегин, — ведь вы, наверно, рассчитывали на всех места...

— Если только можете помешать, то лишь моему одиночеству, — усмехнулся мужчина, не без интереса рассматриваю Александра.

— То есть вы скупили три купе...

— Чтобы побыть хоть в дороге одному, — закончил за него фразу мужчина и протянул Алексу руку:

— Сергей Анатольевич Шевченко...

— Александр Телегин, Дмитриевич, — пробормотал Алекс, ответив на приветствие. На некоторое время его печальные думки отошли на второй план, и наш герой стал гадать, кто его собеседник. Ясно, что при деньгах. Об этом говорил и факт скупки трех купе для себя единственного, а также ухоженный дорогой вид. В принципе, такие люди в простых «скорых» поездах ездить не должны. По крайней мере, в обыкновенных купе точно вряд ли. Для них как минимум должен быть заказан «спальный вагон».

— Там можно встретить много знакомых, а я от них так устал, — словно прочитал его мысли Сергей Анатольевич, — общество, «бомонд» знаете ли, слегка напрягает.

Удивление Саши росло. Он и подумать не мог, что человек может прочитать его мысли.

— У вас просто, Александр, на лице все вопросы написаны, — рассмеялся Шевченко, открывая «дипломат», — раз уж вы нарушили мое одиночество, давайте общаться, — и достал фляжку коньяка с иноязычной этикеткой, — Хороший бренди, рекомендую. Далее на столе появились миниатюрные стаканчики.

— Я вообще то не пью...

— Не обманывайте не меня, и не себя. Тем более, что несколько капель хорошего коньяка никогда не повредит. Это я вам, как старый еврей, говорю, — и Сергей Анатольевич наполнил стаканчики коричневой, приятно пахнущей жидкостью.

— Извините, но вы не похожи на... , — продолжал удивляться Алекс.

— На еврея? И фамилия у меня украинская. Но на самом деле я сын земли иудейской, — радостно сообщил Шевченко, соприкасаясь мини-бокалом с Алексом, — и не поверите, Александр, даже горжусь этим.

Напиток действительно был хорош. Хотя обжег горло, зато потом приятно обволок желудок. С утра, с момента посадки, Алекс ничего не ел, поэтому глоток даже качественного спиртного заставил его слегка захмелеть. И уже, в какой то мере он был благодарен новому знакомому за то, что он появился невесть с какой станции и просто так беседует с ним, отвлекая от печальных мыслей.

— Куда едем, Александр? — поинтересовался Сергей Анатольевич, по-прежнему пристально смотря на Алекса, как бы изучая его.

— В Москву...

— По работе или отдохнуть?

— Больше по работе, — вздохнул Алекс, горестно вздохнув, — Искать буду.

— Понятно, — кивнул головой Шевченко, — в поисках счастья в столицу...

— Да какое там счастье. Просто себя найти хочу...

— А что потеряли? — несмотря на, казалось бы, пожилой возраст, глаза у Сергея Анатольевича были молодые и пронзительные.

— Похоже на то, — почему — то к этому вроде бы совершенно незнакомому человеку Алекс стал испытывать поразительное доверие. Может граммульки коньяка сыграли свою роль. Хотя Телегин в иные временны выпивал спиртного и больше, и не пьянел.

Но вот стала наливаться вторая очередь напитка. Алекс протестующе поднял руку.

— Успокойтесь, молодой человек, сейчас это вам то, что нужно. Вы выглядите несчастным, но по — моему неплохим человеком. И мне кажется, что вам надо подарить удачу.

— Вы кто волшебник?

— Нет, только учусь, — усмехнулся Шевченко, — но я могу сделать Вас счастливым...

— С какой же стати. Мы знакомы с вами лишь несколько минут...

— Допустим, вы мне просто понравились.

— Но я не этой части, — интуитивно отодвинулся от собеседника Алекс.

Сергей Анатольевич рассмеялся:

— Я тоже не по этой. Успокойтесь. Я совсем не тот, за кого вы принимаете. Думаете, старый педик ищет в вагонах поезда новых жертв.

— Да, мне показалось...

— Хоть я и иудей, но скажу, что в таких случаях креститься надо, — Шевченко поднял стаканчик и пригубил глоток, — Просто в столичной мишуре редко встретишь человека, который ищет себя. Да еще искренне.

— Все уже нашли...

— Они так думают. Но глубоко при этом ошибаются...

— А я?

— А вы странник. Пока в никуда. И в этом вы похожи на меня в молодости. Я тоже когда-то был всеми брошен...

— Кто вы?! — прямо спросил Александр

— Я просто доктор, Александр. Доктор человеческих душ и тел. Все очень материально и никакой мистики.

— Откуда вы все-таки знаете мои мысли?

— Просто догадываюсь. Слишком много живу на свете, — Шевченко налил третий раз, — И сейчас я вам предлагаю работать у меня... Кстати, кто вы по профессии?

— Журналист...

— Я почему — то так и думал. Значит, будет пиарить меня и мою компанию. За вас, Алекс!

Глава 2

Ранним утром, Телегина разбудил легкий толчок в плечо.

— Доброе утро. Александр, — и Алекс увидел над собой свежевыбритую бодрую физиономию Сергея Анатольевича. Значит это не сон и не бред. Дремотная пелена слетела вмиг. Алекс вскочил с жесткого ложа, стукнувшись затылком об верхнюю полку.

— Осторожней надо быть, молодой человек, — пожурил его покровительственно Сергей Анатольевич, — да спать в одежде тоже нехорошо.

— А что же Москва...

— Мы выйдем раньше. Нас должны встретить...

Да, это точно бы не сон.

— То есть вы на самом деле берете меня на работу...

Сергей Анатольевич хмыкнул:

— Представьте себе, беру! И на хорошую работу.

Вдруг он посерьезнел и сказал жестко:

— На будущее, на ваше славное будущее, Александр, имейте в виду — я никогда слов на ветер не бросаю! Запомните это ради вашего же блага.

— Хорошо, я понял. Только имейте в виду, мои родственники знают, куда я поехал.

Черты Шевченко снова размягчились:

— Да, конечно. Можете им позвонить, что устроились на достойную и денежную работу.

— А характер моей будущей деятельности?

— Я же говорил вчера — пиар!

Они встали на небольшой станции в пригороде столицы. Сергея Анатольевича действительно ждали — очкастый «Мерседес» с затемненными окнами. Там их встретили два дюжих господина, очень вежливо поздоровшихся с Шевченко. Крепкие молодцы так же вежливо поздоровались с Александром. Хотя Сергей Анатольевич не посчитал нужным представить его. Сели в машину и помчались в неведомую даль. Неведомую, впрочем, для Алекса, который московских и около дорог совершенно не знал. И он даже не задавал себе вопрос — зачем он повелся на предложение случайного попутчика. Но впрочем, терять ему тоже был нечего. Разве что только свою жизнь. Но он верил Сергею Анатольевичу, опять не зная почему.

В машине Шевченко не умолкая, говорил по телефону, давая кому-то срочные поручения и распоряжения. Сразу было видно, что он здесь большой босс. Наконец то Сергей Анатольевич обратил свое внимание на Алекса:

— Главное в нашем бизнесе ничему не удивляться и слушать только меня. Тогда у вас будет все отлично.

— Но что за бизнес, Сергей Анатольевич? Если я буду заниматься пиар-компанией вашего предприятия, я должен знать, чем оно занимается.

— Профессиональный вопрос, — Шевченко даже очень приветливо глянул на Телегина, — все вы узнаете, Александр, в свое время. И тогда поймет, что нужно рекламировать и кому нужно рекламировать наши изделия. Сейчас мы приедем в офис, оформим некоторые формальные бумаги, а затем вы отдохнете в отеле фирмы.

— В отеле фирмы — переспросил Алекс, — у Вас такой размах.

— Вы даже не подозреваете, Алекс, какой размах у вашего знакомого старого еврея, — привычно хохотнул Шевченко.

Мерседес тем временем въехал на аккуратную лесную дорогу и через мгновенье предо ними, словно по мановению волшебной палочки, возник огромный (так показалось провинциалу) строительный комплекс, напоминающий шикарную гостиницу где-нибудь в каннах. По крайней мере, подобные строения Алекс видел в зарубежных фильмах. Теперь он действительно не мог поверить, что происходящее не есть чудо.

— Надо верить в чудеса, — раздался рядом голос Сергея Анатольевича

— Вы все-таки умеет читать мысли...

— Если честно, то умею. Немного. Я же только учусь, — подмигнул ему Шевченко.

Этот доктор ему определенно нравился. И совсем он не был похож на большого начальника. Хотя весь окружающий антураж говорил ему именно об этом. Значит, ничему не удивляться. Хорошо, не будем. Впрочем, ничего странного не происходило. За исключением того, что он простой экс-журналист Алекс Телегин попал совсем в неожиданную компанию и ситуацию. Может на самом деле чудо?! Но родителям он на всякий случай позвонил, хотя и не сказал ничего определенного. Да Телегин и сам не знал своей будущей судьбы.

Машина подъехала к основному входу. Здесь доктора ждал лысоватый мужчина в белом халате. Он пожал протянутую руку Сергея Анатольевича и заинтересованно посмотрел на Телегина.

— Это наш новый коллега, — коротко пояснил Шевченко, стремительно войдя в здание.

— Нойман Роман Яковлевич, референт Сергея Анатольевича, — представился быстро мужчина и бросился за Шевченко. Александр едва успел назвать себя и пожать сухую кисть Ноймана. Внутри офиса, на входе, тоже стояли крепкие парни. Сергей Анатольевич сделал им мах рукой, и они на Алекса даже внимания не обратили. В пустынном холле, за большим столом с двумя компьютерами, сидела миловидная брюнетка с миндалевидными глазами. Она привстала и преданно посмотрела на Шевченко. На бейджике можно было прочитать имя «Ирина».

— Добрый день, Ирина. Проводите нашего гостя в мою приемную. Я пока побеседую с Романом Яковлевичем.

И они скрылись в глубине гулких коридоров. В помещении было тихо и комфортно. И было непонятно, где тут вообще кипит работа. Впрочем, пока это не его дело. Не удивляться — значить, не удивляться.

Девушка вышла из-за стола и показала очень хорошую фигуру. Строгий деловой костюм не мог убавить ее совершенства. Красивое лицо, совершенная осанка, безукоризненные манеры говорили о том, что Сергей Анатольевич подбирает свои кадры с большим вкусом. И все — таки что делает здесь он?!

Ирина одарила его приятно-официальной улыбкой и попросила следовать за ней. Алекс шел за девушкой и думал, что такая, как она, никогда не будет ему доступна. Но даже ее простое созерцание заставило заныть низ живота Алекса.

Телегин и его сопровождающая зашли в лифт. Саша, как потомственный интеллигент, пропустил Ирину вперед. Девушка вежливо поблагодарила его. Они стояли в лифте напротив друг друга. И Алекс не мог поверить, что он стоит рядом с такой красавицей. Правда, безучастный холодный взгляд ее темных глаз несколько портил столь дивную картину. Ирина безмолвствовала, словно углубившись в свои неведомые мысли. Похоже, в фирме Шевченко не любили задавать лишних вопросов. А Александру почему-то не хотелось задавать их. Конечно, Алекс был любопытен, но в меру. И он каким-то шестым чувством понимал, что сейчас не время познавательных бесед. Тем более, Телегин был уверен, что Сергей Анатольевич все сам расскажет.

Молчаливое общение продолжалось немного. На пятом этаже они вышли, и девушка провела Алекса в большой кабинет, где за монитором компьютера сидела еще одна красавица. Такой же обалденной внешности, словно сошедшая со страниц модного журнала, но только блондинка. Она была так же юна, как и Ирина, лет восемнадцать-девятнадцать, не больше. И такой же деловой костюм и холодно-вежливая улыбка. В сию минуту Ирина исчезла из кабинета.

— Меня зовут Оксана, Сергей Анатольевич ждет вас, — она встала, показав еще одну модельную фигурку, и провела его следующей двери.

— О, Александр — раздался знакомый голос из глубины комнаты, — извините, что заставил вас ждать.

Сергей Анатольевич вышел навстречу на середину просто огромного кабинета, где располагался массивный стол, украшенный кипой бумаг и большим экраном компьютера.

— Да я собственно, не сильно и ждал.

— Вот и замечательно. Как первое впечатление о нашей фирме? — приобняв парня, поинтересовался Шевченко.

Александр пожал плечами и улыбнулся:

— Девушки у вас красивые.

— Да они у нас, как на подбор, — у Сергея Анатольевича было явно хорошее настроение, — этим и гордимся. Присаживайтесь, Александр, пожалуйста, — Шевченко показал на венский стул, стоящий поодаль от крупногабаритного стола.

— Сейчас вы подпишите некоторые бумаги. Может прочитать их сначала, — и Сергей Анатольевич поддал ему стопку белоснежных листков, украшенных машинописным текстом.

— Что это? — спросил Александр, разглядывая документы. Он не особенно любил вчитываться в различные договора, предпочитая сразу ставить подпись. Тем более, что они выглядели, как обычный трудовой договор.

— Это ваше, Александр заявление на работу со всеми вытекающими последствиями. В том числе, и с обязательствами о неразглашении деятельности фирмы. Поставив подпись, вы станете полноправным членом нашей корпорации.

— А как можно совместить тайну и пиар?

— Очень даже можно. Поверьте мне.

В этот момент он снова поймал серьезный внимательный взгляд Сергея Анатольевича. Поймал и почувствовал, незнамо почему, родственную душу.

Алекс поднял глаза на Шевченко и произнес:

— Я вам верю!

— Вот и отлично, — искренне обрадовался Шевченко, — если Вас, Александр, интересует финансовая сторона вопроса, то здесь будете получать пока пять тысяч евро.

— Сколько?! — Алекс чуть не упал со стула.

— Пять тысяч евро — повторил еще раз Сергей Анатольевич, — мы очень ценим своих сотрудников.

Да, теперь понятно, почему у них в фирме такие суперкрасавицы работают. Наверно не меньше денег получают, — подумалось Алексу и он начал быстро подписывать документы. Сергей Анатольевич только усмехнулся его мыслям.

Процедуру подписи Алекс закончил через несколько минут и передал пакет документов Шевченко. Тот их мельком пролистал и удовлетворенно хмыкнул. Поднял взгляд на Алекса и протянул ему руку:

— Добро пожаловать в корпорацию «Beauty»! Теперь ты, можно тебя так называть, Алекс.

— Да конечно!

Он был теперь просто ошарашен. Почему такая радость от его согласия! Явно тут дело нечисто.

А Сергей Анатольевич продолжал:

— Теперь ты, Алекс — член нашей команды. Поздравляю!

— Спасибо! Но почему именно я?

— Позже узнаешь, — неожиданно возникла пузатая бутыль и две рюмочки, — всему свое время. А сейчас ты узнаешь вкратце, чем мы тут занимаемся. Только помни — ничему не удивляйся.

— Да я постараюсь...

— Очень хорошо, что тебе понравились наши девушки, — вдруг заявил Сергей Анатольевич.

— Но как они могут не понравиться... Это просто красавицы с картинки...

— Да уж мы стараемся...

— Как это?

— Ты лучше выпей! За твой успех!

— Спасибо, — Александр одним махом махнул бренди, — Но я не понял насчет вашего старания.

— Мы их производим...

Повисла мертвая тишина. Александр сглотнул и прошептал:

— Что?!

Шевченко рассмеялся:

— Я же сказал тебе — ничему не удивляйся. Наша фирма, кстати, единственная в мире, производит девушек на заказ.

— Как кукол?!

— Ну, сравнение не совсем корректное, но, в принципе, суть похожа.

— Но они же живые...

— Да уж не мертвые. Некрофилов мы особо не приветствуем. Как тебе вкратце объяснить... Эти девушки действительно вроде живые. Но на самом деле они искусственные. Совершенные машины. Фантастику ведь любишь.

— Но этого не может быть — снова прошептал Алекс.

— Может, парень, может. Это дело всей моей жизни.

— Все равно не могу поверить. Я же стоял рядом с Ириной. Она дышала. Она человек.

Сергей Анатольевич улыбнулся:

— Я рад, что оценил мое изобретение. Но на самом деле и Ирина тоже машина. Киборг, как их называют в фантастических романах. Они живут, как люди, даже могу мыслить и творить. Но все в той мере, какой это нужно хозяину модели. И они должны беспрекословно слушаться хозяина, ну и меня, конечно. А теперь и тебя.

— Меня, почему все-таки?!

— Не торопись, парень, не торопись, все узнаешь после... Обязательно узнаешь.

— А много их таких?

— Не слишком. Мы работаем всего несколько лет. Сам, понимаешь, по очень индивидуальным заказам. Может кто-то хочет копию некой живой девушки. Кто-то жаждет некого идеала красоты. Наши дизайнеры стараются... Ну экземпляров тринадцать выпустили. Даже одна известная девичья поп-группа состоит из моих девушек.

— И они живут среди людей?

— И даже очень неплохо. Мы за ними наблюдаем и радуемся. Все естественные радости для них конечно необязательны, но вполне приемлемы. Особенно, как секс и еда. Так что они хорошо живут и наслаждаются всеми прелестями социума.

— Они могут наслаждаться... ?

— Да, а почему бы и нет. Киборг тоже имеет на это право. Они, кстати, сами не подозревают, что они роботы.

— Даже так. Но как они знают хозяина, если ведут себя, как обыкновенные девушки.

— В память каждой конкретной девушки вводится образ хозяина, которого они должны беспрекословно слушаться. И все. А в остальном они обыкновенные девушки — капризные, милые, замечательные. Стоят они неслыханно дорого, но оно того стоит, поверь.

— Пока не верю. Но подождите, почему они тогда слушаются вас?

— Ну, вообще то я их первый хозяин навсегда! И мой образ у них в памяти в первую очередь.

— Да, понимаю... — махнул головой Александр, — хорошо, и все-таки в чем должна заключаться моя работа.

— Ты должен пиарить нашу продукцию. Но очень осторожно и только проверенным людям. Предоплата, кстати, стопроцентная.

— Вы говорите о тайне, но ведь иной клиент сам ненароком может выдать ее.

Сергей Анатольевич поднял палец:

— Молодец, Алекс! Отлично мыслишь. Дело в том, что и с клиентом мы проводим работу. Индивидуальную. Я убеждаю его потом, что девочка — вовсе не кукла, а очень хорошая проститутка, достойно выполняющая свою работу. А мои девочки в этом отношении совсем хороши, поэтому их любят, лелеют, и холят. И скоро, я думаю, они затмят наших живых красавиц. Хотя я стою за мирное сосуществование людей и машин.

— Но как их убеждаете. Ведь они заказывают куклу...

— Правильный вопрос. У меня, Алекс, просто есть небольшой дар убеждать людей.

— Вы гипнотизер?

— Не так мелко парень. Гипноз — это обыденная вещь. Я могу силой воли властвовать людьми. Но в силу природной скромности делать не хочу. То есть делаю, но в случае крайней необходимости. Никто в моей фирме таким даром не обладает. Никто, кроме тебя...

— Что!? Я могу властвовать людьми. Но это же смешно. Скажите, что это шутка, — Алекс вскочил.

— Что же так реагируешь. Тебе явно надо отдохнуть. Ты, кстати, даже не ел. Непорядок. Но подожди минуту и дослушай до конца: когда я тебя увидел, я ради интереса хотел подчинить тебя своей воле. Но не смог, только мысли прочитал. Подобных случаев со мной не было на протяжении двадцати лет. И тогда я почувствовал в тебе подобного себе.

— Но я ведь не умею гипнотизировать, читать мысли, и тем более покорять волю людей, а уже тем более машин.

— Тебе нужен только толчок, совсем немного сеансов. Я тебя обучу.

Александр закрыл лицо руками и расхохотался:

— Вы наверно меня разыгрываете... Точно разыгрываете. Это наверно шоу какое-то. Нашли лоха провинциального, а зритель по телику только обхохатывается. Где здесь камеры?

— Камер в моем кабинете нет. Хотя на фирме они везде, — спокойно сообщил Шевченко, — Я тебя прекрасно понимаю, Алекс. И я бы на твоем месте не поверил. Но это совсем не шутка. И ты моя единственная надежда. Как понимаешь, я уже не сильно молод, хотя жить собираюсь долго. Но мне нужен верный ученик. Честный чистый парень, обладающий таким, как у меня, даром.

— Но почему этот дар до сих пор не проявлялся... Ведь мне уже 25 лет и я жил, точнее существовал, как последний человек на земле.

— Ну, совсем не последний. Я наводил о тебе справки — нормально жил ты в своем Приазовске. Ошибался, метался, кстати, говорят, хорошо писал. А свой настоящий талант ты, сам того не зная, запрятал глубоко в подсознании. И если бы не я, может быть, ты и жил, как прежде. Я же тебе открываю совершенно невиданные высоты. Управлять миром, ты, конечно, не будешь. Но людьми, необходимыми тебе и мне, пожалуйста.

— А куклами, вашими куклами?!

— О, в тебе проснулся интерес к жизни. С нашими девочками хоть сейчас. Ты, правда, видел двух, они специально созданы для офиса. Позже познакомишься с остальными. Так какая тебе больше понравилась, Ирина или Оксана?

Алекс вспомнил холодный взгляд Ирины и сообщил ее имя.

— О, хороший выбор. Она, кстати, еще девственница. Вы наши девочки выходят при производстве такими. А вот, Оксаной, извини, я уже попользовался. Но если хочешь...

— Ирина, — твердо сказал Алекс.

— Хорошо, потом, значит потом. Тем более, зачем торопиться, у тебя ведь такое великое и долгое будущее, — Сергей Анатольевич еще раз похлопал его по плечу.

— Чтобы тебя не смущать, пройдешь в комнату отдыха. Пока твоего образа подчинения в ее памяти нет. Но это дело дня или двух. Но пока она будет слушаться только меня. Я же ей прикажу делать, что ты пожелаешь, — тут Шевченко уставился на Алекса. — Нет, не буду ей ничего приказывать. Пусть просто принесет обед. А попробуй на Ирине свой дар. Заставь ее слушаться.

— Куклы тоже подчиняются гипнозу?

— Мои девочки особенно — Сергей Анатольевич игриво подмигнул Телегину, — Они же почти, как люди. А образ первого хозяина в памяти — это так, на всякий случай. Иди, отдыхай, Ирина сейчас тебе и обед принесет. Перекусишь, как раз.

— А если у меня не получиться и она будет сопротивляться.

— Ну, в этом, кажется, есть какой-то изыск. Не волнуйся, делай с ней, что хочешь. Последствий не будет. Считай эту девушку подарком.

Алекс прошел в смежную комнату, где в уютной обстановке мягкого кожаного дивана и зеркального столика, Сергей Анатольевич предложил ему отдохнуть. Захлопнулась плотная дверь. Алекс оглянулся. Вокруг было очень мило. Камер наблюдения заметно не было. На столике стояла початая бутылка коньяка и два фужера. Явно, Сергей Анатольевич был любителем дорогого бренди.

Через минут десять, когда Алекс чуть ли не задремал, дверь мягко распахнулась и вошла волоокая красавица. Она везла на тележке — подносе бутерброды с икрой, рыбой, копчеными колбасами. Все эти яства были аккуратно сервированы, и довершало это съедобное великолепие блюдо с экзотическими фруктами. Девушка была по-прежнему в форменном деловом пиджаке так очаровательна, как при первой недавней встрече. И тот же вежливо-безучастный холодный взгляд. Алекс даже несколько вспотел не столько от вида очаровательной девушки, сколько от желания обладать ей. Он принял это решение.

— Я вам больше не нужна — вежливо поинтересовалась Ирина.

— Закройте, пожалуйста, дверь, — Алекс глянул на нее и всем своим существом пожелал, чтобы она исполнила его просьбу, — и зайдите в комнату.

У девушки на лице появились эмоции. Она удивленно посмотрела на парня, вздернула хорошенький носик, про себя, видимо, отметив, что он явно не в ее вкусе. Какой-то неухоженный. И что он только делает в спальном кабинете ее шефа. Как неудивительно, но эти мысли или как можно назвать электро биоритмы прочитал Алекс. Данный факт его так поразил, что он даже на мгновенье забыл о девушке. Но, тем не менее, она в кабинет вошла, прикрыв за собой дверь.

— Первый успех — подумал Алекс, — и, тем не менее, он не мог поверить, что эта девушка, пусть необыкновенный, но робот.

— Что вы еще хотели? — нежный, но требовательный голосок Ирины вывел его из размышлений — Извините, но меня ждет работа. А про себя девушка подумала: вот достал. Если бы не гостевой статус зануды, ушла бы сразу.

— Сядь рядом со мной — приказал Алекс.

— А разве мы с вами на «ты» — попробовала возмутиться Ирина и оборвалась на полуслове. Что — то неведомое девушке заставило ее подчиниться и присесть на краешке дивана.

— Коньяк пьете, — Алекс снова перешел на «вы»

— Нам не положено, — попробовала улыбнуться девушка. Она не понимала, что с ней твориться. Ведь можно было просто уйти... Но она этого почему сделать не могла. Так Ирина чувствовала себя только в присутствии Сергея Анатольевича. Алекс осмелев от успеха, уже наливал бокалы. Его всего трясло. Неужели сейчас случиться чудо! Он чокнулся с бокалом девушки и отпил глоток. Ирина только пригубила.

— Угощайтесь, — гостеприимно предложил Алекс.

— Спасибо, я не хочу.

— Я говорю, угощайся, — неожиданно грубо приказал Алекс. Девушка виноградную ягоду и надкусила. Она сидела рядом, он явно слышал запах ее парфюма.

— Пора приступать к активным действиям — решил Александр и положил руку девушке на колено. Малый брат Алекса, который уже давно стоял в состоянии боевой готовности, даже подпрыгнул от ощущения мягкой девичьей кожи.

— Что вы себе позволяете, — вдруг взвизгнула, вскочив Ирина, — я пожалуюсь Сергею Анатольевичу.

— Садись на колени и расстегни мне брюки... — пристально глядя на девушку приказал Алекс. Ирина оборвала визг на полуслове и опустилась на колени. Взгляд ее непонимающих темных глаз уставился на бугор, выпирающий из под ткани брюк.

— Делай, что говорю.

— Хорошо, — промямлила девушка, испуганно поглядывая на Парня. Она как бы понимала, что делает нечто странное, но ничего поделать с собой не могла. Ирина видимо с мужскими брюками знакома еще не была, поэтому немного запуталась, расстегивая ширинку.

— Спусти мне трусы — раздался следующий приказ

— Но, — попробовала робко возразить девушка. От ее былой спеси не осталось и следа.

— Делай, что говорю. Эта фраза Алексу даже очень понравилась.

Трусы его были спущены, и пришло время Ирины познакомиться с младшим братом Алекса. Наверно мужской член девушка еще никогда не видела, поэтому резко отпрянула.

Ведет себя, как настоящая живая девушка, но может под моим внезапно появившимся гипнозом. Может эта и не кукла вовсе... Но если это так, то доктор Шевченко — великий чародей.

— Соси его

— Но я не умею и не хочу, — подняла на Алекса большие глаза Ирина.

— Соси, как леденец. Ты этого очень хочешь.

Девушка прикоснулась пухлыми, неужели ненастоящими губками, и начала посасывать его член. О, великое наслаждение! Ощущать на своем члене мягкие губы прелестной девушки, и видит, что этот незабываемый миньет делает самая настоящая красавица. Каких он раньше живьем только на обложках журналов. Терпеть сил больше не было, поэтому Алекс все-таки решил трахнуть эту девственную куклу.

— Хватит. Вставай.

Девушка с облегчением прекратила почмокивающие звуки и поднялась. Теперь она смотрела на Алекса и трепетала. Она видела в нем своего шефа. Алекс подошел к девушке и резким движением сорвал с нее пиджак. Девушка дернулась и попыталась сопротивляться, но под взглядом Алекса снова сникла. За пиджаком последовала блузка и лифчик. Теперь девушка стояла пред ним обнаженная по пояс. Картина была великолепна. Такую идеальную фигуру Алекс еще не видал. Он попробовал на ощупь ее острые молодые грудки. Совсем, как настоящие. Потом облапал красавицу и прижал ее к себе.

Близость женского тела возбудила его до нельзя. Все хватит терпеть. Девушка в это время молчала, испуганно тараща на него на глаза. Руки ее пытались прикрыть грудь, когда по ним не блуждала похотливая рука Алекса. Но в один миг Алекс развернул к себе спиной и сорвал юбку, вместе с трусиками. Девчонка заверещала. И это кукла?! Может, стоит остановиться и прекратить насилие? Но когда увидел аккуратную девичью попку — его сомнения все отпали. Он губами вцепился в еще не распустившийся бутон страсти. Ирина даже застонала, упав на диван навзнич — Доброе утро. Александр, — и Алекс увидел над собой свежевыбритую бодрую физиономию Сергея Анатольевича. Значит это не сон и не бред. Дремотная пелена слетела вмиг. Алекс вскочил с жесткого ложа, стукнувшись затылком об верхнюю полку. ь. Но младший брат тоже уже не хотел ждать. И тогда Алекс нацелился уже членом на девственном влагалище.

— Что делаете, остановитесь, — заверещала Ирина, почувствовав инородный предмет в районе своего сокровища.

— Молчи, и делай, что я говорю — приказал Алекс, повернув заплаканное лицо девушки к себе — Я твой хозяин

Ирина сразу сникла и преданно посмотрела в его глаза.

— Целуй меня, — приказал он.

И вот красивейшая девушка сама вцепилась в него долгим поцелуем. Все, пора доходить до финала. Он снова развернул девушку и со всей силы вошел в нее между длинных ног. Ирина дернулась и закричала. Они чувствуют боль, — промелькнуло в голове у Александра. Крови почти не было, только несколько капель брызнули на диван. Алекс продолжал поступательные фрикции, и что удивительно, девушка стала подмахивать ему. И даже постанывать. Ощущение было неописуемое. Тесное влагалище плотно охватывало член, как бы по — особому любя его. Долго качать не пришлось, и вскоре он кончил в девушку. Интересно, он беременеют? Ирина, просто краса неописуемая, действительно само совершенство, упала на диван. Он был готов был расцеловать ее. Но он должен был командовать...

— Встань, и снова пососи его.

Девушка уже без дополнительного напоминания бросилась на колени и начала почти с удовольствием облизывать его младшего братца. От замечательной картины послушно коленопреклоненной девушки, которую всего полчаса назад он считал недоступной и от легкого щекотания ее ласкового язычка, его братец снова воспарял.

— Садись ко мне, — он посадил Ирину себе на колени и мягко, уже без сопротивления, вошел в ее нежный цветок. Прелестное личико с вожделением смотрело на него. Алекс начал покачивать красавицу на своем члене, обхватив руками ее мягкие полушария идеальной попки. Девушка стала стонать и закрывать глаза. Неужто оргазм?! Тогда это действительно идеальная модель. Его член входил-выходил из девушки, принося ему неслыханное наслаждение.

Но вскоре особая волна прорвалась из его самого потаенного мира, и Алекс снова бурно кончил в Ирину. Девушка судорожно обняла его ногами, задрожав всем телом. Кажется, и она испытала удовольствие. Александр осторожно, почти с любовью, опустил Ирину на диван.

— Полежи здесь, отдохни, — приказал он модели, прикрыв ее порванным пиджачком. Девушка послушно прикрыла глаза и даже вроде заснула.

Алекс оделся, посмотрел на как бы дремлющую Ирину и задумался, что же ему делать дальше? Одежда на девушке то порвана. Хоть она и слушается его теперь беспрекословно, но другой народ не поймет. Хотя какой тут народ. Непонятно, кто здесь люди, а кто куклы. Пора искать помощи Сергея Анатольевича. Он вышел в большой кабинет и увидел доктора мирно пьющего кофе.

Шевченко повернулся к нему:

— Что ты долго, Алекс. Я уже успел с Оксаной пообщаться. Хотя понимаю, дело понимаю молодое. Куда мне... — вздохнул он с сожалением.

— Где, кстати, Ирина?

— Там в комнате лежит. Отдыхает.

— Значит, у тебя все получилось! Доктор удовлетворенно потер руки, — Я верил в тебя! Кстати, Ирину я запрограммировал как особу неприступную. А ты смог ее сломать. Молодец! Пойдем, посмотрим.

Глядя на распростертую девушку, Алекс осторожно и тихо спросил у Шевченко:

— Они на самом деле искусственные...

— Я не создатель Вселенной и производить живых людей не могу. Это дело Всевышнего. А я лишь создаю их подобие. Но почти, как настоящее.

— Но она кричала, стонала, кровь... Она думает

— Теперь ты убедился, что я мастер своего дела, — хитро улыбнулся Шевченко, — технологию я сейчас тебе объяснять пока не буду. Все равно не поймешь. — Кстати, я смотрю не такой уж ты и скромник. Девушку уделал, будь здоров. Правильно, в нашем деле скромничать особой надобности нет. Ведь ты теперь тоже хозяин. После меня, конечно.

— Спасибо. А что с ней делать?

— Ну, пусть приведет себя в порядок и идет работать. В общем, то у нее эта задача первоочередная.

— А одежда. Я же ее порвал.

— Да я и смотрю, что ты прямо огонь. Одежда у нас не проблема. Ирина у нас девушка среднестатистическая, так что необходимое она найдет в соседней комнате.

— Ирина! — властно позвал девушку Шевченко.

Длинные ресницы встрепенулись, и она резко поднялась с дивана. Теперь модель видела перед собой двух хозяев. Пожилого и молодого, и каждого она была готова слушать. Поэтому не стеснялась своей наготы.

— Да краса, ничего не скажешь — прищелкнул языком Сергей Анатольевич, — ладно придет время, и я займусь тобой. А сейчас иди и приведи в себя порядок. Ванная там

Девушка кивнула и покорно вышла в необходимом направлении.

— Между прочим, если хочешь, Ирина забудет о половом акте с тобой.

— То есть, как — она больше не буде меня слушаться?

— Будет — будет. Твой образ хозяина у нее уже в памяти. Ты это, кстати, сделал сам. Просто, зачем девочке лишние воспоминания. А?

— Хорошо, — пожал плечами Алекс.

Тем временем, Ирина вышла из ванной уже одетая, неброско накрашенная и все равно такая же замечательная. Алексу даже не поверилось, что он недавно трахал такую красоту.

— Ирина, спасибо за обед! Ведь ты только принесла обед и наш новый сотрудник Александр очень вкусно покушал, — произнес Сергей Анатольевич, внимательно взирая на девочку-робота.

— Не так ли, уважаемый Александр? — Шевченко повернулся к единомышленнику.

— Да очень вкусно поел. Спасибо, Ирина — так же пристально глядя на нее, подтвердил Телегин.

Девушка улыбнулась:

— Всегда рада Вам помочь.

— А теперь иди, милая, иди.

Девушка скрылась.

— Сергей Анатольевич, а ваши модели не беременеют? — вдруг спросил Алекс, чем вызвал безудержный смех Шевченко.

— Ну, ты даешь, парень. Я может быть и хороший мастер, но ведь не до такой же степени. Можешь об этом не беспокоиться — киберребенка не получится. Иди лучше в гостиницу, отдохни и нормально поешь. Небось, не успел за сексом. Оксана тебя проводит. Кстати, имей в виду, пока ты в памяти только Ирины. Если еще хочешь волю потренировать, может Оксанку совратить. Но советую, пока лучше отдохнуть. Впереди, у нас, Алекс, очень великие дела!

Глава 3

Утро заявилось в окно слабым белесым светом, который стыдливо приникал сквозь плотную занавесь. Однако, несмотря на препятствия, робкий лучик солнца все-таки достал безмятежно спящего нашего героя — Александра Телегина. Он пока находился в сладкой дреме и ему виделся замечательный сон: будто он занимается любовью со сногсшибательною брюнеткой из гостиничного ресепшна. Причем, казалось, он имел супердевушку с такой страстью, чуть ее не насилуя.

— Приснится же такое, — пробормотал Алекс, приоткрывая веки. Сначала ему показалось, что он находится в своей комнате в родном Приазовске. Однако окружающая обстановка явно переигрывала его скромный домашний уют. Алекс лежал на роскошной двуспальной кровати. Белье под ним был чисто, и дышало свежестью. Хотя запах его самого желал лучшего аромата. Он валялся в одежде, которую кажись не снимал уже вторые сутки. Рядом со ложем стоял стоил со остатками еды и двумя бутылками пива. Пустыми. Сама комната, в которой вдруг оказался Телегин, выглядела весьма комфортно. Хоть и небольшая (сравнительно), но обставленная по последнему крику техники.

Два мягких кресла, модный дизайн. Здесь был и большой жидкокристаллический телевизор, современный кондишен, и даже тюнер спутниковой антенны. Все успел заметить Алекс быстро и как бы мимолетно, ибо в его жизни раньше ничего подобного не было. Тут был и телефон. Но звонить пока некому и незачем. Ибо надо разобраться — где я и зачем я здесь? Обуреваемый этими злободневными вопросами, Алекс поднялся с кровати и прошелся по гладкому ламинату. Сделав несколько шагов, Телегин обнаружил еще одну комнату, по виду и по содержанию похожую на ванную. Но на ванную, дотоле ему неизвестную. В ней было все, что необходимо. Зубные принадлежности, парфюм, и аксессуары для бритья. Последнее указывало, что эта комната предназначена для мужчины.

— Похоже на гостиничный номер — промелькнуло в голове у Алекса и он инстинктивно, больше из любопытства, полез в шкафчик, дверцы которого призывно золотись на стене комнаты. Тут он нашел дюжину трусов и плавок, запечатанных в фабричные пакеты, несколько совершенно новых махровых полотенец и пару объемных мужских халатов. Белье по виду подходило под его размер. Алекс задумчиво почесал небритую физиономию и решил, что ему было неплохо привести в себя в порядок — помыться, хотя для начала. Да побриться. Он за несколько секунд освободился от одежды и залез в ванную. То, что она чистейшая, он, почему не сомневался. Задача было в другом — как определить, где холодная, где горячая, а где просто вода в этом источнике. Ибо на этом агрегате в форме овала было сразу несколько кранов, да еще столько же кнопочек.

— Не поджариться бы, — поостерегся было Алекс и первым повернул как бы традиционный синий кран. Традиция есть традиция — из крана потекла холодная вода. Даже ледяная. Она жесткими колючками осыпала тело Алекса, принеся даже ему некоторое удовольствие. Но в холодной воде чист не будешь, поэтому Алекс попросил помощи у красного крана. И в этом случае все было консервативно — полилась горячая вода. Уровняв их потоки, Александр получил нужную температуру, принявшись с усердием смывать следы непонятных ему будней. Удавалось это ему без труда, тем более, что здесь в наличии и гели, и шампуни. И все они обладали невиданно — приятным ароматом. Но как бы не был любопытен Алекс, остальные краны и кнопочки он трогать не осмелился. И так было хорошо. Когда он привел себя в порядок и посмотрел в зеркало, то увидел голого, не слишком атлетически сложенного, можно сказать худощавого молодого человека с несколько пофигитским выражением карих глаз.

— Не красавец, но вполне симпатичен — удовлетворенно подумал Алекс, нагло разрывая пакет с плавками. Одел, они вполне сошли его размеру.

— Странно, это как-то...

Но, впрочем, почему бы и нет. Раз он в гостинице, значит здесь такой приятный сервис. Правда, как он попал в этот замечательный отель. Алекс было попытался вспомнить события вчерашнего дня, но в голову лезла какая-та фантастическая чушь. Будто он маг и волшебник и попал на фабрику по изготовлению живых кукол. Причем, женского пола. И одной из них он вчера попользовался. Вот бред! Неужели вчера он так набрался. И с кем только!?

Облачившись в халат, он вышел в жилую комнату. Все здесь оставалось на прежнем месте. Недоеденные деликатесы, пустые бутылки, разосланная постель. Алекс приблизился к окну и осторожно приоткрыл штору и зажмурил глаза: он был ослеплен ярким солнечным светом, озарившим дремучую лесную чащобу

— Хороший отель. Курорт наверно, — решил Телегин и обратил свое внимание к телевизору. Нажал кнопку пульта и увидел на экране веселое действо, разыгрываемое знакомыми мультипликационными героями. Дисней, кажется...

Алекс устроился поудобнее в одном из кресел и стал с интересом наблюдать за приключениями Чипа и Дейла. На тот факт, что мультфильм шел на языке оригинала и был ему понятен, Алекс даже не обратил внимания. На самом же деле Алекс с английским дружбу не водил, как впрочем, и с немецким языком, который он изучал (громко сказано) в школе.

Радость погружения в детство прервал телефонный звонок.

— Кого бы это — буркнул Телегин, недовольный, что его отвлекают от просмотра мультика. А так как в комнате больше никого не было, пришлось ему брать трубку самому.

— Алекс, доброе утро! — раздался до боли знакомый голос.

— Доброе... — знакомый, то знакомый, но кто... ?!

— Как отдохнул?

— Замечательно... А вы кто?

В трубке раздался еще более знакомый смех.

— Ну ты батенька, даешь... Наверно весь бар опустошил. Ну, это понятно, не каждый может такое переварить... Так и быть напомню — я вообще то твой непосредственный начальник — Сергей Анатольевич Шевченко.

— Доктор...

— И даже, представь себе, доктор. И если ты сейчас поднимешься ко мне, то я тебе окажу первую медицинскую помощь, — голос Шевченко был насмешлив и добродушен.

Значит, это был не бред и не сон. И он изнасиловал юную девушку. Хотя какую девушку, куклу. Но она была, как живая. Все, стоп, кажется ты парень, запутался. Пора действительно повидать доктора. И пока желательно, не из психиатрической клиники.

— Но как я к вам попаду. Я не знаю, где вы находитесь. Я не знаю, где я... Да и одежда у меня какая — то.

— Вчера на это не обращал внимания. Не беспокойся — о твоих бытовых трудностях я позаботился. Сейчас я за тобой придет мой сотрудник. А одежду, необходимую тебе, найдешь в стенном шкафу. Я, конечно, не знаю твоего вкуса. Но с размером вроде угадал. Все, жду, — и Шевченко отключился.

В шкафу и впрямь был полно всякого одеяния. Джинсы, майки, рубашки, пару костюмов, дорогих на вид. Обувка разного фасона и предназначения. Алекс выбрал для себя привычный демократический наряд. Джинсы, майка и кроссовки. Костюмы он не носил принципиально. И хотя он сейчас сотрудник солидной (это точно) фирмы, он стал изменять своим принципам.

А прежний его туалет без сожаления отправился в мусорную корзину. Новая жизнь, так новая жизнь!

На этот раз Телегина к доктору сопровождал невысокий короток стриженный амбальчик в строгом классическом костюме. Он негромко постучался и вежливо поинтересовался: может ли, уважаемый Александр Дмитриевич, выйти.

Алекс побрел за мужичком и, пялясь в его затылок, пытался определить, то ли робот это или человек. И любопытно, сможет ли он управлять волей этого, э, господина. С водянистыми глазами охранника он встретился на миг, когда открывал дверь. Тогда его почему-то не посетила шальная мысль. А сейчас...

— Стой, — приказал он мужчине мысленно.

Тот остановился, в недоумении обернувшись к Алексу. Тот изобразил на лице

— Что случилось? Почему мы остановились.

— Не знаю — бросил на него подавленный взор сопровождающий, — Кажется, вы сами попросили.

— Я?! — изобразил искреннее удивление Телегин, и улыбнулся, — наверно вам показалось.

— Нам в лифт?

Значит вот в чем отличие его дара от обыкновенного гипноза. Он может навязывать свою волю, независимо от того, смотрит на него объект или нет. Что же, похоже, действительно начинается веселая жизнь! Блин, почему он раньше не открыл в себе эти чудесные способности. Но в любом случае хвала и слава доктору Шевченко.

Отель видимо находился в одном комплексе с офисом фирмы, поэтому неудивительно, что скоро Алекс оказался у знакомых дверей Шевченко. В приемной сидела все та же миловидная блондинка. Оксана, кажется. Она привстала и вежливо улыбнулась:

— Сергей Анатольевич ждет вас.

Кажется, в ее голубых глазах уже не было холодной отрешенности. Или ему это только показалось. А может и с ней, у Алекса вчера что-то было? Секс с брюнеткой он помнил, а вот с блондинкой. И опять же неужели она тоже кукла.

Еще поразившись нереальности происходящих событий, Алекс вошел в кабинет Шевченко.

Тот сидел за своим огромным столом, приветливо привстав при появлении Алекса

— Рад видеть тебя в добром здравии и в хорошем расположении духа, — протянул он руку Алексу.

— А вы наверно никогда не теряете хорошее настроение, — поздоровался с доктором Телегин.

— Ну почему всякое бывает. Я же человек... — доктор хохотнул.

— Сергей Анатольевич, у меня к вам появилось много вопросов.

— Я постараюсь на них ответить, ведь ты мой ученик, — уже серьезно ответил Шевченко, — но сначала завтрак и кофе. Он нажал на невидимую кнопку, и в кабинет грациозно вошла Оксана с подносом. Она тоже была неописуема красива.

Роскошные светлые, ниспадающие до хрупких плеч, слегка курносый носик, большие сине глаза и очень правильные черты лица. Фигура же была просто идеальная. Девушка оставила им завтрак. улыбнулась и исчезла.

— Да она мне тоже понравилась, для себя ведь делал, — заметил с ухмылкой Шевченко, когда Оксана вышла, — если когда захочешь, можешь с ней познакомиться ближе. Но это потом.

— И много у вас таких прекрасных киборгов работает? — Алекс уже привык, что доктор может читать его мысли.

— Наши девушки — эксклюзивный и можно сказать штучный товар, дорогой в воспроизведении. Только на заказ! А Ирина и Оксана — эксперимент нового поколения офисных работников. Есть, еще Саша — напарница Ирины.

— Напарница?! Они что устают?

— Ну, надо же девочек создавать впечатление, что они живые люди...

— То есть они не подозревают, что они роботы?! — удивлению Алекса не было границ.

— Никто не подозревает, только я, да ты. Да еще три человека, с которыми ты познакомишься позже. Но управлять ими можем только мы.

— Однако их кто-то делает. Я, конечно, не знаю этой фантастической технологии, но невозможно о тайне их производства не знали люди — задал резонный вопрос Алекс

— Понимаешь, Саша, создание подобных чудо — девушек очень сложный, как ты правильно заметил, технологический процесс. Это по существу создание искусственного разума. Они почти, что самые настоящие люди. Как ты это понял вчера. И тайну их творения знаю только я. Если ты оправдаешь мое доверие, узнаешь ее и ты. А что касается производства девушек, каждую из них проектирую и оживляю только я. Остальные мои специалисты занимается узкой специализацией. Окончательный результат им неизвестен. Но на всякий случай я им внушил запрет на разглашение тайны.

— А если они покидают ваш офис. Домой едут, например.

— В том и есть и наша сила, что сила внушения может действовать на расстоянии. Если кому-то что — то внушил, то этот приказ никогда не сможет нарушить. Это касается и людей, и моих девочек. Ты сам скоро можешь это ощутить.

— Все равно много непонятного. А где находятся ваши модели в ожидании клиента?

— Узнаешь со временем. Не все сразу. Еще есть вопросы? О, их сколько! — рассмеялся Шевченко.

— Доктор, а почему можете читать мои мысли, а я нет. Других же, даже кукол, я мысли могу видеть.

— Ради бога, не называй девушек куклами. Они — модели, супермодели. А что касается мыслей, твой дар только начинает себя проявлять. И его надо развивать. Я уже в этом деле собаку съел. Теперь даже с людьми неинтересно общаться. Ладно, оставь свои вопросы на потом и прочитай вот это.

Шевченко протянул ему красиво оформленный буклет с шикарной моделью на обложке.

«Девушки для отдыха. Конфиденциальность. Оперативность. Качество.

В нашем агентстве представлены различные типажи девушек. Многие из них имеют разносторонние интересы и не являются постоянными участниками сферы эскорт-услуг: это модели, студентки престижных ВУЗов, актрисы, поэтому общение с ними оставляет приятное впечатление романтического свидания»

— Похоже на рекламу дорогого публичного Дома... — заметил Алекс.

— Ну, зачем так грубо, — развел руками Шевченко, — любите вы журналисты, все утрировать. На самом деле — это рекламный буклет нашей фирмы. Таким образом, мы привлекаем наши клиентов.

— Ну, у вас же все по-другому.

— А ты бы хотел, чтобы дали рекламу, что создаем девушек — киборгов по индивидуальным заказам?!

— Но ведь это так.

— Твоя наивность, Алекс, меня, пугает. Мне мировая слава ни к чему. А реклама данного буклета работает следующим образом — к нам звонят солидные люди, желая познакомиться с нашими девочками. Мы назначаем им встречу в офисе в центре Москвы, где наш агент (сам не зная сути вопроса) выясняет материальное положение клиента, его пристрастия. Если он очень денежноспособен, его уже везут ко мне. Я с ним веду доверительную индивидуальную беседу, предлагая реальную услугу. Если он жаждет чудной девочки, готовой исполнить его самые заветные желания, он платит.

— Вы говорили, что клиент сам выбирает внешность девушки. Но ведь он может захотеть, что она была похожа на какую-нибудь певицу или другую звезду. И тогда получается, что в мире наряду с живыми звездами, живут абсолютные их клоны.

— Такие просьбы поступают часто. И кстати, некоторые известные тебе звездочки — как раз есть наши барышни. А по поводу сходства с людьми, мы стараемся не достигать абсолютной похожести моделей с желаемыми образцами. Ты прав, клоны известных людей нам могу принести только хлопоты.

— Клиент заказал, заплатил...

— И все забыл. Но мы, конечно, выполняем свои обязательства. Модель через некоторое время появляется на свет. И потом в одном из клубов или в другом публичном месте, где любит бывать наш клиент, происходит романтическая встреча. Девочка находит своего хозяина... И все счастливы! — доктор довольно улыбнулся.

— Значит, они живут, как люди, чувствуют, как люди, думают, как люди... ? Все равно не могу поверить, что такое может быть.

— Все случается на свете, — хмыкнул довольно доктор, — мои девушки действительно разумные, биологически активные существа.

— Чего же они не могут?

— Они не могут болеть, и не могут любить, — с сожалением покачал головой доктор, но тут же поднял палец — Но и соответственно не могут изменить своему хозяину. Но у каждой, кстати, есть свой характер и способности. Я все эти качества закладываю в модель, исходя из пожеланий потенциального покупателя. Или отталкиваясь от собственных соображений.

— Но если они со временем могут надоесть вашему клиенту.

— Такого быть не может. Пока все довольны. Но вот тут то понадобится твоя помощь. Как видишь, я раскрыл тебе почти все карты и верю, что ты будешь, верен мне. Ты, как мой помощник действительно будешь пиарить агентство, встречаться с клиентами и все такое... Но это будет только явная сторона медали. На самом деле я хотел бы тебя видеть своим наблюдателем и в миру. Ты должен следить за купленными девушками и контролировать их судьбу.

— Каким же образом?!

— Ты ведь журналист и пронырливый журналист. Ты обладаешь уникальным даром, и контролировать ситуацию, думаю, для тебя не представляет трудности. У тебя будет все необходимое для ведения такой деятельности. Я, к сожалению, не успеваю делать то и другое. Но я бы не хотел, чтобы дело моей жизни было свернуто с накатанной колеи.

Алекс задумался. То, что сейчас предлагал Шевченко, не могла ему не нравится. И все необычность ситуации Телегина несколько пугала.

— Я согласен, — сказал он твердо после некоторого раздумья.

— Я был уверен в таком ответе, — с довольным видом произнес Шевченко — все нужные детали ты узнаешь позже, — а сейчас я проведу с тобой небольшой урок.

— Попробуй усилием воли переместить эту чашку кофе.

— Сергей Анатольевич, но это же предмет. Нематериальный.

— Что предметы, что люди, для нашего дара препятствий быть не должно. Смотри.

И Алекс и изумлением увидел, как чашечка кофе, будто поднятая неведомой рукой, повисла в воздухе.

— А теперь ты плавно опусти ее на стол. Главное, сильно этого пожелай.

Телегин так и сделал, подумав, что в данный момент поставить чашечку кофе на место — его самое главное желание. И, о чудо! Чашечка плавно опустилась нас столешницу.

— Ну что же комментарии излишни, — удовлетворенно произнес Шевченко, — ты действительно силен в своем даре. И это замечательно. Внушить быть верным мне я тебе не могу, но думаю, что ты тот парень, который никогда не предаст

— Доктор, а почему вы производите только девушек?

— Люблю я их, — улыбнулся Сергей Анатольевич, — а если серьезно, не хочу заниматься изготовлением мужчин. Мужики — роботы — это уже насилие. А я покорять мир не собираюсь. Мои девочки приносят только радость и удовольствие. Ну и деньги, конечно. Кстати, вчера ты поимел триста тысяч условных единиц... — ехидно заметил доктор

Алекс испуганно икнул.

— Да ты не пугайся — из зарплаты не вычислю. Скажу даже больше, все наши девушки могут быть твоими. Если ты этого захочешь, и будешь соблюдать определенные меры предосторожности.

— А вы часто ими пользуетесь.

— Ну, парень, я уже не тот гусар, что был прежде. Мне пока и Оксаны хватает. Бывает, что тянет на свеженькую модель, но все работа, работа... Да еще условие неписанное — при выдаче модели они должны быть девственницами.

— Когда я должен приступать к работе?

— Сегодня изучи инструкции и списки девушек. Пока их тринадцать. Счастливое число? — доктор подмигнул, — Но должно быть со временем больше. Мое дело нуждается в больших капиталовложениях. Все ныне действующие модели находятся в Москве. Поэтому в городе специально для тебя куплена квартира. Водить умеешь?

— Права в армии получил.

— Значит, не купил... У тебя будет машина — не броская, но хорошая. Документы и деньги ты получишь завтра при выезде. Для всех ты — свободный журналист, сотрудничающий с нашей фирмой. Вот, в принципе, на сегодня тебе достаточно информации.

— Доктор, можно последний вопрос:

— Да, конечно, Алекс. Ты удивительный человек — много хочешь знать.

— Это подозрительно?

— Ты искренен. И твое любопытство от неожиданной ситуации, в которую ты попал. За что ты должен благодарит судьбу. Да и я тоже. Так что за вопрос — ты хочешь снова что-то снова узнать о наших девушках-специалистах?

— Да, никак не привыкну, что вы может читать мысли, — покрутил головой Алекс, — ваши сотрудницы бывают в миру?

— Конечно, они даже учатся в университете.

— Ну, раз у них нет хозяина, значит, их может любой человек окрутить?

— Никто их не может окрутить. Они вообще то недоступны. Для обыкновенных людей. Как недоступны девушки — модели, купленные определенным заказчиком.

— А если их кто попытается взять силой?

— Экие у тебя страшные мысли. Я вообще то не завидую тому человеку... — усмехнулся Шевченко, и подмигнул Алексу, — смотрю я на тебя, парень, и вижу, что тебе хочется опят секса. Понимаю, молодой голодный волк. И с кем ты хочешь провести приятно время. Пока могу предложить только сотрудниц. Правда, известная тебе Ирина уехала в город. Оксана, Саша?

— Я не смогу наверно с Оксаной, — извиняющее сказал Алекс, — ведь она ваша девушка...

— Даже так, оказывается у тебя, парень, развито чувство товарищества. Это очень радует. Но мне для товарища тоже ничего не жалко. Если хочешь Оксану, бери ее. Только будь с ней нежен. А сломать ей волю, думаю, тебе не составить проблем. Или помочь?

— Нет, в другой раз. Можно мне познакомиться с Сашей? Она так же очаровательна, как все ваши модели?

— Ты обижаешь, меня, Алекс. Впрочем, спустись вниз, и увидишь. Я дам ей команду сопроводить тебя до номера. А на пути в холл, надеюсь, ты не заблудишься.

— Ни в коем случае, — обрадовано вскочил Алекс, у него снова забурлило в груди.

— Александра — тоже девственница, отшила немало парней в миру. Так что еще раз испытаешь свою волю. Как закончишь дело, внуши, чтобы она забыла приключения с тобой и вернулась на работу. Это ее главное призвание!

— Хорошо, доктор, — и Алекс бегло попрощавшись с доктором, почти, что выбежал из дверей,

— Эх, молодешь, — улыбнулся вслед ему Сергей Анатольевич и почувствовал желание.

Он нажал кнопку вызова и вызвал секретаря.

Девушка вошла в кабинет и в ожидании посмотрела на шефа:

— Сообщи Александре, чтобы она провела Александра Дмитриевича в его номер и скорее возвращайся.

Когда через минут Оксана вошла в дверь, Шевченко приказал:

— Пососи у меня, моя милая.

Девушка только улыбнулась и опустилась перед шефом на точеные коленки. Расстегнула Шевченко ширинку и взялась губами за член шефа, то, лаская его во рту, как конфету, то засасывая его чуть ли не в горло. Делала Оксана это незабвенно.

А Алекс тем временем спустился в холл. И обалдел! На ресепшне приветливой, но опять же холодноватой улыбкой встречала его настоящая принцесса красоты. Холеное чуть смугловатое лицо, и при этом выразительные голубые глаза с небольшим раскосом. Пушистые каштановые головы обрамляли милую головку. Одетая по традиции в фирменный костюм, который обрамлял ее совершенную фигуру, она была сравнительно высока. Выше, чем раннее виданные Алексом модели. Почти в Алекса ростом.

— Мне уже сообщили, что я вас должна проводить в гостиничный номер, — сообщила девушка официальным тоном, — следуйте за мной.

— Да уж недотрога, — подумал Алекс, и желание обладать этой девушкой у него поднялось настолько, что он был готов завалить ее здесь же, на ресепшне.

— Но с желанием пока совладать. И с волей тоже. Интересно, что думает обо мне.

Но мысли девушки были не о парне. Они были заняты какими-то важными документами, то сметами, то отчетами.

— Умная девушка. Может трахнуть ее в лифте?

Но Алекс хоть и был голодный волк, но сумел совладать и с желанием, и волей.

В лифте он попробовал, заговорит с Сашей без усилия на ее волю.

— Вы наверно учитесь, Александра?

Девушка удивленно глянула на него, но вежливо ответила

— Да в МГУ.

— На каком курсе?

— На втором.

— Много друзей?

Девушка отстранилась от него:

— Извините, у меня нет друзей, есть только сокурсники. Извините, мы приехали. Вы знаете номер своей комнаты, — спросила она, не собираясь даже покидать лифт.

— Но Сергей Анатольевич просил Вас проводить меня до номера — сказал Алекс, не напрягая волю.

— Да, извините. Я обязательно сейчас провожу.

Когда они дошли до номера, Алекс уже не мог терпеть. Желание переполняло его.

— Вот ваш номер — сказала девушка, показав дежурную улыбку

Телегин открыл магнитным ключом дверь и сказал просто:

— Зайдите — пригласив девушку внутрь

— Зачем? — попятилась назад Саша.

— Я сказал, зайди, — уже приказал Алекс

Девушка удивленно хлопнула ресницами, но в комнату зашла. Там уже было чисто и прибрано. Алекс захлопнул дверь и рывком прижал модель к себе

— Что вы делаете, — попробовала возмутиться и вырваться. И осеклась. Нечто заставило ее не продолжать сопротивления, словно она ждала некой команды.

— Раздевайся — одежду Алекс на модели рвать не хотел, поэтому даже при сильном возбуждении поступал осторожно.

— Зачем? — обеспокоено спросила красавица, но медленно стала расстегивать пиджак.

— Полностью раздевайся и быстрей — приказал в нетерпении Алекс, сбрасывая с себя одежду.

Саша, округлив глаза, стала выполнять команду. И через минуту она стояла пред Алексом во всей красе, но опять как бы не понимая, что он нее хотят. Сейчас она слышала только приказ, воспротивиться которому у нее ни сил, ни воли. Она была прекрасна. Тугие груди, идеальный плоский живот, длинные ноги.

— Все хватит, терпеть, — реши про себя, приказав девушке прислониться лицом к стенке. Она сделала это. И тогда, схватив Сашу за мягкие аппетитные ягодицы, без всяких прелюдий, вошел во влагалище девушки. Она только гулко коротко вскрикнуть. Кровь опять пошла в недостаточном количестве. Но Алекс не обращал на это уже никакого внимания — он стремительным вихрем врывался в лоно модели, опуская ее ниже и ниже.

Пушистые волосы Саши разметались, и она чуть не распласталась в шпагате. Сопротивления уже не было никакого, но в тоже время девушка не проявляла активности, как в случае с Ириной. Алекс захотел увидеть ее лицо. Он вытащил окровавленного младшего братца из девушки, и повернул ее к себе. На лице девушки были слезы и непонимание. Ей было невдомек, почему с ней это делают и почему она позволяет делать с ней это! Но Саша чувствовала, что полностью во власти этого человека и ослушаться его не могла. И в какой миг ей уже захотелось приносить ему удовольствие.

— Ложись на кровать. На спину, — приказал Алекс, и закинув длинные ножки Саши себе на плечи, снова вошел в нее. Узкое влагалище на этот раз приняло, как желанного гостя. И девочка стала помогать Алексу насиживать его на себя. Это был настоящий кайф. Затем он повернул Сашу на живот и глядя на ее загорелую попку, стал свой член в анальный проход. Туда пройди было тяжелей. Саша вздрогнула и попыталась слабо сопротивляться,

— Я не хочу туда... — стала она говорит слабым голосом

— Но не тут было. Алекс, который давно хотел попробовать анальный секс, продолжал проникновение. И воля его была непреклонна. Его член после опять короткого вскрика начал уходить в анальный проход. Было тесно, но крайне приятно. Но кончить он хотел в рот, как видел то в дешевых порнофильмах, поэтому он снова развернул, как настоящую куклу, девушку лицом и наклонив член пред лицом, приказал:

— Соси!

Девушка уже беспрекословно выполнила команду и начала с усердием облизывать младшего братца Алекса. Делала она не совсем умело, иногда ее зубки больно кусали, но наслаждение было настолько велико, что действие это для Алекса продолжалось недолго. Его тело содрогнулось, и вязкая жидкость попала девушке прямо в рот. Но она продолжала сосать, даже не подавившись! Принося при этом Алексу настолько удивительные ощущения, где сладость была близка с болью.

— Хватит! — приказал он и прилег рядом с девушкой. Хотелось приласкать ее, поцеловать бархатную кожу. Что он и сделал, прикоснувшись к соскам груди. Девочка снова вздрогнула, но похоже от уже наслаждения. Он начал гладить ее грудь, ноги, животик, приговаривая:

— Ты просто сокровище. Ты лучшая...

Девушка заулыбалась. Она распростерлась на кровати, и было приятно, что этот человек, ее хозяин ласкает ее. Она была снова готова на эту удивительную встряску. Но Алекс устал. Он поднялся с кровати, посмотрел на Александру с сожалением и приказал привести себя в порядок.

— Ванная там, — он махнул рукой, еще раз любуясь грацией тела Александры, когда та, выполняя команду, вспорхнула с кровати.

— Александра, а где вы ночуете? — вдруг поинтересовался он.

Девушка остановилась и хлопая безмятежно ресницами, сообщила:

— Здесь же в отеле?

— И какая у тебя комната

— 15, — ответила девушка.

— Ты одна живешь?

— Да одна, но рядом в соседних комнатах со мной живут Оксана и Ирина. Бывают еще одни девочки. Но только это тайна и мы с ними не общаемся. — сказала Саша безмятежно. Она голенькая по-прежнему стояла пред Алексом, ожидая продолжения команды.

— Но только не для меня, — покумекал Алекс, догадавшись, что в этих номерах живут девочки, подготовленные для клиентов.

— Эх, трахнуть эту куколку бы еще, — далее подумал Алекс, — но, увы, не было сил и времени. Шеф приказал ей идти на работу.

— Ладно, иди в ванну и одевайся.

Последнее Алекс для себя делать не стал, облачившись в банный халат. Саша убежала приводить себя в порядок, а Алекс стал придумывать форму приказа, чтобы девушка забыла про секс с ним. На время забыла...

Глава 4

— Тебя ничего не пугает? — спросил утром Шевченко, когда Алекс на следующий день по утреннему звонку поднялся к нему в кабинет.

— Что именно? — он хорошо отдохнул и пребывал в замечательнейшем состоянии духа. Сексом он более не занимался, благоразумно решив, удовольствие тем и хорошо, что им можно пользоваться в меру. Тем более, Телегин прекрасно понимал, что начиная с сегодняшнего дня он отправляется в самостоятельное плавание, где нужно будет сдерживать свои позывы и эмоции.

— Так что меня должно пугать? — переспросил Александр доктора.

Вид у Сергея Анатольевича был достаточно серьезный и даже чрезмерно. Он внимательно, как и в первую встречу, словно рентгеновским лучем, изучал своего ученика. Правда, от прежнего провинциального журналиста Александра Телегина, затюканного проблемами, мало что осталось. Перед ним сидел и прямо смотрел в глаза уверенный в себе молодой человек.

Да, парень вырос за эти неполных два дня...

— Допустим, тот факт, что тебе стало все легко даваться.

— Но ведь сами говорили, что у меня есть необыкновенный дар. А почему он у меня так резко проявился — я даже не знаю, — улыбнувшись, пожал плечами Алекс, — но в этом чуде явна была ваша заслуга. И за это буду Вам благодарен на всю жизнь!

Выражение лица Шевченко смягчилось, и на его физиономии появилось привычное добродушное выражение:

— Я верю в это! И запомнил эти слова... Но сразу хочу предупредить, в миру будет все гораздо сложнее. Признаюсь честно, все это время я тебе помогал. Работал с твоим мозгом, чтобы увеличить силу твоего дара. И чтобы ты поверил в себя.

— Так я не...

— Нет, дар у тебя есть, безусловно. Но нужно был провести несколько сеансов для упрочнения его силы.

— Вы имеете виду фокусы с чашкой кофе.

— И это тоже, — Сергей Анатольевич хмыкнул, — каждый разговор со мной и был сеансом, а твои сексуальные эксперименты с нашими сотрудницами были проверкой.

— Приятной проверкой, — засмеялся Алекс.

— Не могу не согласиться, — поддержал его привычным хохотком доктор, и вдруг вновь стал серьезным, — теперь к делу.

— Вот, — он положил перед Алексом ноутбук, — здесь база данных на всех проданных девушек. Пароль входа знаю только я и теперь ты. Тут их фотографии, адреса и прочая необходимая информация. Их пока тринадцать. С тремя из них ты познакомился в офисе. Значит, тебе надо буде поработать еще с десятью моделями.

— Но это только пока...

— Да пока. Готовится еще несколько моделей. Когда придет время, ты будешь организатором встречи... Но это потом. Сейчас наша забота — судьба уже проданных моделей. Кстати, многих ты можешь знать по обложкам популярных журналов. Они — публичные личности, поэтому в этом отношении будь тем более осторожен. Никто не должен знать тайны нашего предприятия.

— Доктор, хотел спросить. А почему именно роботы? Ведь с вашим даром можно было спокойно делать и из живых девушек очень податливых персонажей.

— Э, как ты заговорил... — в глазах Шевченко промелькнули озорные искорки, — в принципе это теоретически и практически возможно. Но есть один нюанс — как это ни парадоксально звучит, — я человек высоких моральных принципов. Можно конечно совратить живую девушку и так, что она забудет потом обо всем. Но ни в коем случае нельзя делать ее вечной рабыней. Каждую живую девушку создал Бог и госпожа природа. Она чья-то дочь, сестра, мать, в конце концов. Это святое, парень! — Сергей Анатольевич сделал паузу, как бы акцентируя внимание на этой фразе, — А чтобы не вводить себя в большой грех, я и создал технологию производства биологических роботов. Это может и дороже, чем сделать из живой девушки проститутку, даже очень элитную. Но все окупается, и я чувствую себя совсем не властелином мира, а просто кукольником. Мои девочки никакого зла принести не могут, разве понемногу в целях обороны.

— Но ведь они тоже чувствуют?

— Ничего они, парень, не чувствуют. Слезы, стыд, смех, другие эмоции — это им действительно доступно, то в рамках введенной мной программы.

— Они могут состариться?

— Нет, это вечные девочки и они практически не меняются. Кстати, в будущем это может, станет проблемой. Со временем мы их будем должны обратно увозить на производство, чтобы у общества не возникало вопросов. Так же будем поступать, если клиенту вдруг надоест его личная девочка...

— А если клиент вдруг влюбится в свою куклу, замуж захочет взять?

— Мои девочки запрограммированы на отказ от брака. Поэтому всякими возможными уловками стараются избежать этой участи. Тем более, что большинство моих клиентов уже женаты и сами не жаждут обременять себя узами брака с молоденькими моделями. Они просто идеальные любовницы. Так, кстати, и в человеческой жизни происходит.

— А если это будет любовь? — повторился Алекс.

— Любовь, любовь, — загрустил почему-то Шевченко. Но это продолжалось ровно секунду, — Мои девочки могут, позволит себя любить, но не более. Я если клиент полюбит моих красавиц, значит, я не зря делаю свою работу, — доктор встряхнул головой, — мне нравится, что ты такой дотошный, но по-моему чересчур много вопросов, — и Сергей Анатольевич шутливо пригрозил Алексу пальцем.

— Я просто хочу выполнять свою работу на уровне, — ответил Телегин, — ведь ситуация, когда придется девушку отвезти снова в лабораторию, может стать для влюбленного клиента трагедией. Да и договор мы, таким образом, нарушаем.

— Молодей, точно молодец! — пожал ему руку Шевченко, — я и так был о тебе хорошего мнения, но теперь вижу, что ты настоящий профессионал. Я тоже думал об этом. Стопроцентных вариантов решения подобных проблем у меня нет. Да и таких еще не возникало. Для этого и поедешь в город, чтобы быть наблюдателем. Если что-то подобное возникнет, будем решать вместе. Но знай сразу — договор на владение девушкой не бессрочный, а на десять лет. Как только девушку мы увозим по истечению срока или раньше ввиду форс-мажорных обстоятельств, клиент свою куколку просто забывает. В этом деле как раз ты и постараешься, или я на худой конец.

Доктор встал и подошел к сейфу, который спрятался в стене. Если не манипуляции Шевченко с кодовым замком, то Алекс вряд ли догадался, что там находится хранилище. Шевченко достал кредитную карту и пачку рублевых и еврокупюр.

— Это на первое время, — указал он на наличность, — на кредитке же твоя первая зарплата.

— Пять тысяч евро...

— Не такие уж большие деньги, — усмехнулся Шевченко, — для Москвы, во всяком случае. Но сильно не транжирь, ибо выделяться нам не стоит.

— Да и не привык...

— Вот и замечательно. Ты, славный парень, и я бы не хотел, чтобы открывшиеся тебе даром возможности смогли испортить тебя.

— И самое главное — девушки — модели не всегда могут тебя слушать...

Алекс удивленно посмотрел на доктора:

— Но ведь у меня с другими получилось...

— Ирина и Александра, как и впрочем, и Оксана — модели совершенно другого типа. Суть, конечно, у них одна, но предназначение и программа у каждой моей девушки индивидуальная. Поэтому может произойти любая осечка. Чтобы избежать любого недоразумения, на каждую модель есть кодовая фраза, парализующая ее волю. Они тоже есть в компьютере, — доктор кивнул на ноутбук, — но опять же без твоего дара этот код просто словесный набор. Вот такой я перестраховщик...

Все остальное — необходимые личные документы, ключи от квартиры и от машины ты получишь у моего референта — Романа Яковлевича. Ты кажется с ним встречался.

— Он один из немногих, кто в курсе вашей настоящей деятельности? — спросил Алекс, вспомнив чересчур вежливого Ноймана

— Нашей деятельности, — поправил его Шевченко, — корпорация «Beauty» теперь и твоя судьба. И сейчас ты мой первый помощник. Пока неофициальный. А что касается Ноймана, он знает ровно столько, сколько положено знать. Но я ему доверяю.

— Сергей Анатольевич, есть одна проблема...

— Уже проблема? — искренне удивился доктор.

— Я совершенно не знаю Москвы... — обескуражено произнес Алекс

— Экая проблема, — протянул, хохотнув, Шевченко, — Москву сейчас не знают и сами москвичи. Узнаешь, парень, обязательно узнаешь. А пока будешь узнавать, поездишь на такси и на метро. Говорят, что это даже полезно. Для узнавания города. А на квартиру тебя пока отвезет наш водитель

— Хорошо, Сергей Анатольевич, — Алекс почувствовал необыкновенное волнение и небольшой страх, словно он должен был совершить прыжок с парашютом.

— Не бойся, Алекс, я буду всегда с тобой, — Шевченко поддержал его покровительственной улыбкой, — по крайней мере — на связи. Доктор вытащил из кармана пиджака новенькую «NOKIA N72».

— Первая кнопка — это сигнал тревоги. Вторая — прямой вызов на мой мобильный телефон. Третий — телефон офиса. Остальные номера забивай по своему усмотрению. Связываться мы должны каждый день. И только со мной. Раз в неделю мы будем с тобой встречаться. Или здесь в офисе или в городе. В зависимости от ситуации...

— Чудно, как-то, — заметил, усмехнувшись, Алекс, — Я ощущаю себя агентом некой разведки.

— Так оно и есть, сынок, ты мой резидент! Ну что выпьем на посошок?!

Продолжение следуетпроизводство, чтобы у общества не возникало вопросов. Так же будем поступать, если клиенту вдруг надоест его личная девочка...

— А если клиент вдруг влюбится в свою куклу, замуж захочет взять?

— Мои девочки запрограммированы на отказ от брака. Поэтому всякими возможными уловками стараются избежать этой участи. Тем более, что большинство моих клиентов уже женаты и сами не жаждут обременять себя узами брака с молоденькими моделями. Они просто идеальные любовницы. Так, кстати, и в человеческой жизни происходит.

— А если это будет любовь? — повторился Алекс.

— Любовь, любовь, — загрустил почему-то Шевченко. Но это продолжалось ровно секунду, — Мои девочки могут, позволит себя любить, но не более. Я если клиент полюбит моих красавиц, значит, я не зря делаю свою работу, — доктор встряхнул головой, — мне нравится, что ты такой дотошный, но по-моему чересчур много вопросов, — и Сергей Анатольевич шутливо пригрозил Алексу пальцем.

— Я просто хочу выполнять свою работу на уровне, — ответил Телегин, — ведь ситуация, когда придется девушку отвезти снова в лабораторию, может стать для влюбленного клиента трагедией. Да и договор мы, таким образом, нарушаем.

— Молодей, точно молодец! — пожал ему руку Шевченко, — я и так был о тебе хорошего мнения, но теперь вижу, что ты настоящий профессионал. Я тоже думал об этом. Стопроцентных вариантов решения подобных проблем у меня нет. Да и таких еще не возникало. Для этого и поедешь в город, чтобы быть наблюдателем. Если что-то подобное возникнет, будем решать вместе. Но знай сразу — договор на владение девушкой не бессрочный, а на десять лет. Как только девушку мы увозим по истечению срока или раньше ввиду форс-мажорных обстоятельств, клиент свою куколку просто забывает. В этом деле как раз ты и постараешься, или я на худой конец.

Доктор встал и подошел к сейфу, который спрятался в стене. Если не манипуляции Шевченко с кодовым замком, то Алекс вряд ли догадался, что там находится хранилище. Шевченко достал кредитную карту и пачку рублевых и еврокупюр.

— Это на первое время, — указал он на наличность, — на кредитке же твоя первая зарплата.

— Пять тысяч евро...

— Не такие уж большие деньги, — усмехнулся Шевченко, — для Москвы, во всяком случае. Но сильно не транжирь, ибо выделяться нам не стоит.

— Да и не привык...

— Вот и замечательно. Ты, славный парень, и я бы не хотел, чтобы открывшиеся тебе даром возможности смогли испортить тебя.

— И самое главное — девушки — модели не всегда могут тебя слушать...

Алекс удивленно посмотрел на доктора:

— Но ведь у меня с другими получилось...

— Ирина и Александра, как и впрочем, и Оксана — модели совершенно другого типа. Суть, конечно, у них одна, но предназначение и программа у каждой моей девушки индивидуальная. Поэтому может произойти любая осечка. Чтобы избежать любого недоразумения, на каждую модель есть кодовая фраза, парализующая ее волю. Они тоже есть в компьютере, — доктор кивнул на ноутбук, — но опять же без твоего дара этот код просто словесный набор. Вот такой я перестраховщик...

Все остальное — необходимые личные документы, ключи от квартиры и от машины ты получишь у моего референта — Романа Яковлевича. Ты кажется с ним встречался.

— Он один из немногих, кто в курсе вашей настоящей деятельности? — спросил Алекс, вспомнив чересчур вежливого Ноймана

— Нашей деятельности, — поправил его Шевченко, — корпорация «Beauty» теперь и твоя судьба. И сейчас ты мой первый помощник. Пока неофициальный. А что касается Ноймана, он знает ровно столько, сколько положено знать. Но я ему доверяю.

— Сергей Анатольевич, есть одна проблема...

— Уже проблема? — искренне удивился доктор.

— Я совершенно не знаю Москвы... — обескуражено произнес Алекс

— Экая проблема, — протянул, хохотнув, Шевченко, — Москву сейчас не знают и сами москвичи. Узнаешь, парень, обязательно узнаешь. А пока будешь узнавать, поездишь на такси и на метро. Говорят, что это даже полезно. Для узнавания города. А на квартиру тебя пока отвезет наш водитель

— Хорошо, Сергей Анатольевич, — Алекс почувствовал необыкновенное волнение и небольшой страх, словно он должен был совершить прыжок с парашютом.

— Не бойся, Алекс, я буду всегда с тобой, — Шевченко поддержал его покровительственной улыбкой, — по крайней мере — на связи. Доктор вытащил из кармана пиджака новенькую «NOKIA N72».

— Первая кнопка — это сигнал тревоги. Вторая — прямой вызов на мой мобильный телефон. Третий — телефон офиса. Остальные номера забивай по своему усмотрению. Связываться мы должны каждый день. И только со мной. Раз в неделю мы будем с тобой встречаться. Или здесь в офисе или в городе. В зависимости от ситуации...

— Чудно, как-то, — заметил, усмехнувшись, Алекс, — Я ощущаю себя агентом некой разведки.

— Так оно и есть, сынок, ты мой резидент! Ну что выпьем на посошок?!

Продолжение следует...