Наверх
Порно рассказ - Сексуальное счастье инженера Зимина
В троллейбусе Зимин едва не столкнулся со старым знакомым.
— Ну, как живешь, старина? — ухмыльнулся тот, видя помятый вид инженера..
— Все там же, все с той же, и как правило, не регулярно, — печально усмехнулся инженер, явно собираясь поведать о своих неудачах на работе и в личной жизни, но тот товарищ, фамильярно стукнув его по плечу уже вывалился на улицу, небрежно махнув ему рукой...

Зимин, сорокалетний блондин, высокий, костлявый, но стройный, спортивного сложения мужчина, по воскресениям долго валялся в постели, так как после третьего развода с очередной женой, считал, что теперь в доме нет привычной подгонялки и торопиться с подъемом незачем. Действительно, нет ничего более дорогого для человека, как личная свобода, когда тебе и особенно ты никому ничего не должен и никому до тебя нет дела. И сегодня был именно тот день, который можно было посвятить только себе. Зимин повернулся на спину, щелкнул кнопкой телевизора и под монотонный голос диктора, передающего последние известия, вдруг заметил на экране опустошенное женское лицо. Этой блондинке с потухшими голубыми глазами теперь видно было тоже все равно, так как все ее родные и дети погибли при бомбежке Донецка.

«Сволочи! Уничтожают стариков, женщин и детей»! — констатировал Зимин, и вдруг почувствовал, что у него есть что-то общее с этой женщиной, на которую навалилось такое огромное горе и полное одиночество». Горя у Зимина еще не было, но одиночество уже явно стучалось в его душу, неудовлетворенное личной жизнью. «Взять хотя бы первую мою жену. Она неуклюже пыталась обмануть меня в первую брачную ночь, выдавая кровь месячных под потерю девственности» — тяжело вздохнул Зимин, поворачиваясь на бок., вспоминая, как он, мрачный от разочарования тут же разоблачил ее. Таким образом корпус семейной лодки треснул у молодоженов в первую брачную ночь и пошел ко дну. Молодая жена старалась изо всех сил загладить свою вину перед супругом, совершая чудеса на кухне и таская за собой молодого мужа по театрам и друзьям, но так и не смогла преодолеть в нем чувства обманутого мужчины. Вскоре Елена встретила другого молодого человека, который явно тяготился свои первым браком, видимо по той же причине, что и Зимин, расстался со своей женой.

Закончив свою техноложку, Зимин попал в одно из известных питерских КБ, чем ему помог его дядя, известный и состоятельный конструктор, где он сразу же положил глаз на бойкую черноволосую с голубыми глазами, стройную малышку Зою, которая порхала по КБ, как птичка в родной клетке, щебеча с каждым встречным сотрудником, делая ему очаровательные глазки. Александр, считавший себя уже опытным специалистом по части покорения женских сердец, быстро окрутил восемнадцатилетнюю девчонку, поражая ее эрудицией не только по своей специальности, но и по части кроватных дел, развлекая девушку тонкими, но сальными анекдотами, отчего малышка заливалась таким звонким смехом, что шеф иногда испуганно выглядывал из своего кабинета.

— Зимин, — я вижу что вы не очень переламываетесь на работе. У вас ответственная тема и сроки уже поджимают, а воз и ныне там, — укоризненно покачивал головой шеф, не решаясь повышать голос на племянника известного конструктора.

— Что вы, Сергей Сергеевич! Я уже заканчиваю свой раздел проекта и завтра он будет на вашем столе, — оправдывался инженер, поглядывая на покрасневшую девушку и ее обольстительные коленки, шевелящиеся под модной мини-юбкой. Он живо представил их красоту и у него что-то зачесалось внизу. Это был первый знак того, что ему очень хочется овладеть этой мини-кошечкой, так обольстительно играющей нижней частью своего отлично сложенного тела.

Зоя долго не сдавалась на милость нового ухажера, но когда увидела резолюцию на заявлении Зимина о его просьбе перевода на должность заместителя начальника отдела, быстро перестроилась и стала постепенно уменьшать сопротивление его бурному натиску..

В тот памятный вечер под Новый год, Зоя пригласила своего кавалера отметить праздник в кругу ее друзей и знакомых.

Зимин быстро согласился, так как хотел проверить ее способности в кулинарии и организации застолья. Кроме того, после окончания торжества он надеялся быстро оказаться в ее постели и проверить девушку «на прочность». Все, о чем мечтал инженер Зимин в этот вечер так и получилось. Они веселились и плясали у елочки так, что им стали стучать по трубе центрального отопления. Зоя успокаивала их, как могла, пока основная масса не схлынула домой, играя по дороге в «снежки», а тех, кто пришел с женами или выбрал себе в жены на ночь одну из подруг Зои, были размещены в зале или кабинете ее отца. Родителей, слава богу, дома не было, т. к. отец с женой отмечали праздник у брата отца известного конструктора. Зоя быстро постелила постель в спальне родителей, куда приволокла и заснувшего в кресле инженера. Зимин, что-то бормотал о приличиях, когда Зоя деловито стягивала с него брюки и трусы и укладывала в постель. У Зимина мелькнула счастливая мысль, что все идет по его плану и должно закончится бурным сексом с молодой, горячей девушкой и с этой счастливой мыслью он и захрапел, повернувшись к стене, пока его пассия смывала со своего стройного тела липкий пот, выступивший на ее теле от колоссальных усилий по наведению в квартире элементарного порядка и укладывание дорогих гостей на ночлег.

В наступившем утре, едва пробивающемся через окно спальни, Зимин проснулся первым и перекинув свое тяжелое тело через тело девушки, отправился в туалет. Затем он зашел в ванную комнату, оформленную по современным образцам питерских квартир, побрился, почистил зубы, вымылся под горячими струями мягкой невской воды и став этаким бодрячком, открыл дверь в спальню. Зоя лежала чуть ли не поперек кровати и сладко спала на подушке Зимина. «Плохой знак. Всю жизнь будет на мне кататься так, как сейчас на папиной шее», — подумал инженер и, сняв трусы, подвинул Зоиньку ближе к стене, где висел подлинный персидский ковер, улегся рядом, в ожидании, когда его любовь наконец-то очнется от новогоднего сна. Чтобы как-то скоротать время, Зимин встал, взял с тумбочки пульт телевизора и включил его. Отыскав спортивную программу, инженер выбрал футбол и стал смотреть, как его любимцы, бегают по полю и пытаются забить гол в ворота соперника. Инженер почти убрал звук, чтобы не разбудить девушку и продолжал созерцать игру, как вдруг почувствовал на своем теле ее прекрасную ножку. «Во! Начинается. У меня алиби в случае чего. Она первой начала», — подумал инженер и стал тихонько поглаживать своей нежной интеллигентской ладонью гладкую кожу на ее ноге.

— С добрым утром, дорогой! — раздался ее сонный голос и он почувствовал ее поцелуй на своем плече.

— Привет, дорогая.

— Опохмелиться хочешь?

— А у нас есть?

— Обижаешь «началнык» В этом доме всегда все нужное есть! — фыркнула она

— Ну, — ну! Не дуйся. Я же не в обиду этому дому сказал. Если бы не было, то я бы сбегал...

— Теперь бегать буду только я.

— Это почему же...

— Я взяла над тобой шефство и буду выполнять все твои желания...

— И самые — самые?...

— Любые, — засмеялась она и закрыла его рот долгим поцелуем.

«Отлично. Это как раз то, что мне больше всего нужно — подумал Зимин и стал перемещать ее тело поверх своего.

— Хочешь начать? — ее глаза горели вожделением.

— Угу! Но только хочу попробовать тебя сверху...

— Почему?

— Ну ты же по жизни — «наездница». Вот и прокатись на отличном «мустанге».

— Вот это сейчас мы и проверим, — засмеялась она и крепко ухватив его член своей маленькой ладонью, стала лихорадочно вставлять его в свое пылающее от нетерпения тело. Наконец он вошел в нее до отказа, и Зоя про себя отметила, что он для нее как раз...

Зимин тоже отметил, что размеры их органов к счастью совпали и начал потихоньку привычную работу с очень медленных вертикальных движений.

«Надо, чтобы она почувствовала Его, распробовала, тем более, что ей терять нечего. Ее уже кто-то до меня успел проткнуть» — подумал Зимин, приобретая значимый козырь к сопротивлению насильственного брака.

Зимин относился к той категории мужчин, которые считают, что нарушить девственность будущей жены должен именно он. Так думал и я в свое время, но за все время пребывания в Питере и в своем родном Севастополе, а затем во время своей службы на дальнем востоке мне так и не удалось встретить девственницу. Даже странно как-то. Перетрахать за всю свою жизнь солидную толпу девок, которые так и лезли «на банан», и ни одной девственницы. И куда они деваются? — размышлял я, недавно слезая с очередной бабы. Точно в такой же ситуации оказался и Зимин и как-то в кругу друзей поделился своими неудачами в поисках «целки».

— Зря ищешь! Этот «товар» сейчас очень дорог, — сказал один.

— Да девственницы сейчас на вес золота, — подтвердил другой.

— Но кто умудряется их «прокалывать» еще до брака? — не унимался оскорбленный Зимин.

— Эх! Дорогой! — сказал Гиви, — разве мало на свете джентльменов, которые охмуряют школьницу в ресторане, а потом волокут в постель? Вот у нас, в Тбилиси, раньше замуж выходили только «целки», а сейчас — бабы, но с неплохим приданным...

— Да. Настоящие джентльмены ищут сейчас не «целок» а их приданое. Настоящей хорошей женой считается женщина с хорошим счетом в банке и не важно, кто, где и когда проткнул ее, — согласно подтвердил Гиви.

— Но все же когда они умудряются теперь лечь под мужика? — не унимался Зимин.

— Ты что диссертацию пишешь по этому вопросу? — спросил Гиви.

— Хотя бы и так! — обиделся Зимин.

— Тогда прочитай «Декамерон» Бокаччио, — там все прописано по этому вопросу.

— Нет, — возразил другой слушатель этого спора, — то было в средние века, а сейчас?

— Чудак. Ты посмотри, как одеваются школьницы сейчас? Иная так оголена, что грех не трахнуть. А в детдомах девок «порят» по ночам их воспитатели. В фитнес и спорт клубах клубах девки трахаются с тренерами, нередки случаи инцеста. А что делается на пикниках с шашлычком. Одним словом в наше время выходить замуж «целкой» просто неприлично. Выходит, что эта девушка никому не была нужна. В основном — это судьба «крокодила» в юбке, — заключил Гиви и ударив Зимина по плечу, продолжил: но тебе незачем беспокоиться. У тебя Зойка есть. Наверняка она еще целка.

— Была когда-то, — безнадежно махнул рукой Зимин.

— Вот как? А корчит из себя этакую царевну-недотрогу! — заключил Гиви.

— Ну, ты ее попробовал? И что она в постели?

— В постели она ас! С такой можно идти в разведку...

— Ну, вот! А ты боишься. И нафига тебе целка? Трахнешь, а тебя ее родственники: женись! не то за изнасилование пойдешь, — мудро заключил Гиви, и Зимин внутренне согласился с его доводами.

Зимин, подумав, дал согласие на брак, но перед Зойкой поставил одно условие: секс без границ. А это означало, что трахать ее он будет когда захочет и куда угодно. К его удивлению Зойка тут же согласилась, сказав что для него, любимого, она на все согласна. Единственное условие, которое выдвинула она, это то, что минет и куни они делают до завершения оргазма.

— Ты знаешь, что медики говорят по этому вопросу? — спросила она Зимина.

— Что? — Зимин сделал вид, что сейчас произойдет открытие Америки.

— А то. Некоторые, не опытные, прерывают минет или куни на пол пути и стремятся завершить их оргазмом при сношении. А это вредит здоровью. Секс должен быть завершен в том виде, в котором он начат, — глубокомысленно заключила она.

— Смотрите на нее. А мы-то и не знали, что это так опасно... — рассмеялся Зимин.

— Зря смеетесь, господин инженер! — обидчиво надула губки Зойка.

Зимин с головой ушел в работу, Сроки поджимали и начальник отдела торопил его, так как уже ждали их отчет в Главке.

Но Зойка не была бы Зойкой, если бы не приставала к нему с сексом в кабинете. Ей так нравилось стоять у окна «раком» и созерцать в окне жизнь улицы, когда он усердно пыхтит сзади. Ее тело постоянно требовало удовлетворения, вот и сегодня она зашла к нему с этим же.

— Нет, дорогуша, рад бы, да не могу. Времени по сдачи отчета — ноль.

— А мне что прикажете делать? Я не могу терпеть...

— Это вредит здоровью?

— Именно...

— Тогда иди к Гиви. Я попрошу, чтобы выручил меня...

— Ты серьезно? Разрешаешь измену?

— Нет. Никаких измен. Вот тебе презервативы и валяй. В них измена не считается, — он открыл сейф и вытащил пачку презервативов.

— Немецкие? — спросила Зойка, разглядывая их.

— Ага. Сделано в Германии. А они — мастаки по этой части. Ну. Ладно, шагай, милая, а то сейчас начальник отдела меня сожрет, — Зимин открыл дверь, выпроваживая девушку.

— Когда она вошла в кабинет к Гиви, тот был один, и выложила решение своего возлюбленного, тот опешил, но быстро оправился и снял телефонную трубку.

— Ты разрешил это, брат?

— Действуй, — ответил голос в трубке.

— Только с этим, — Зойка выложила на стол пачку презервативов.

— Ого! Какие яркие. Английские?

— Немецкие, — поправила Зойка.

Гиви не заставил себя ждать, быстро закрыл дверь на ключ, поставил Зойку у окна в привычную позу, словно он давно занимался с ней сексом, натянул презер и стал вставлять. Член у него был больше и толще, чем у Зимина и входил с трудом.

Зойке было больно, но в то же время и сладко от предвкушения того, что сейчас ее оттрахает один из отличных «жеребцов» из самой знатной конюшни.

Грузин знал свое дело в совершенстве. Сначала он совершал очень медленные движения, казалось, что он просто спит на ходу. Он этим еще больше возбуждал ее, и когда она стала дрожать всем телом от нетерпения, он убыстрил движение, заталкивая член на максимальную глубину, который достигал самого дна ее «пещерки», вызывая у нее целый букет сильных, ранее не испытанных эмоций.

«Какой там Зимин. Он просто котенок перед этим львом», — думала Зойка, помогая партнеру корпусом и слегка согнутыми ногами в коленях, чтобы обострить элемент насаживания на член. Гиви держал ее за плечи и каждое насаживание помогал руками, что еще более обостряло его чувства в данном процессе. Так они бились в любовных конвульсиях минут пятнадцать, наконец обоюдные чувства достигли пика возбуждения и они оба стали сливать свою жидкость.

— Ты первая из девушек, которая укатала меня так быстро, — усмехнулся Гиви, вылизывая содержимое из ее промежности.

— Ты единственный из мужчин, который так сладко отодрал меня, — усмехнулась Зойка.

— Надеюсь, что в следующий раз мы встретимся в более удобном месте, — предложил Гиви.

— Хотелось бы. Вот только как с Зиминым? — она настороженно ждала ответа.

— А при чем тут он? Секс — дело молодых, а ему уже сорок. Пусть себе выбирает женщину постарше...

Прошло несколько дней и Зимин почувствовал, что его роман с Зойкой окончен. Он был рад, что все так хорошо закончилось. Ему так не хотелось лезть в ярмо мужа.

Через несколько дней после этой истории в кабинет к Зимину вошел начальник отдела. Он сиял, как майское солнце.

— Ваш отчет, Зимин, прошел в Главке на ура. Такого никто не делал. Вы — талант, Вот решение о назначении вас на должность начальника отдела, — шеф протянул ему лист со штампом Главка.

— А вы куда? — подхватился инженер.

— Тоже на повышение. Я остаюсь вашим начальником в Главке. Будем и дальше работать вместе...

— А кто же идет ко мне ведущим инженером? — Зимин решил выяснить кадровые перестановки до конца.

— Он уже пришел. Вернее она, — ответил шеф и открыл дверь:

— Прошу вас Надежда Петровна. Вот ваш начальник отдела талантливый инженер Зимин.

— Зимин глянул о обомлел: перед ним стояла та красавица-блондинка, у которой в Донецке недавно погибла вся ее семья.

— Проходите, пожалуйста, — Зимин пригласил женщину в кабинет и предложил стул.

— Вот вы и познакомились, — шеф пожал новым назначенцам руки и оставил их одних.

— Надежда Петровна, извините, вы по нашему профилю к нам или так, чтобы отсидеть время до нового назначения, — решил уточнить обстановку Зимин.

— Я ученица академика Козырева. Работала в Южмаше начальником такого же отдела, — женщина скромно потупила голубые глаза в пол.

— Вот как! Это совсем другое дело. Это ваши статьи проходили в печати по нашему профилю?

— Мои. Вот только зачем все это, если в мире все так просто: взяли и разбомбили... , — ее глаза наполнились слезами.

— Успокойтесь Надежда Петровна. Я в курсе всей той трагедией, которая приключилась с вашей семьей. А наша работа нужна сейчас как никогда. Чтобы ни одна в мире гадина не посмела сделать в России то, что произошло на Украине.

— Вы где остановились?

— В гостинице.

— Завтра вы будете жить в отдельной квартире...

Эдуард Зайцев