Наверх
Порно рассказ - Эррисман, продолжение 1
На лице парня заиграет та самая ухмылка, которую ты уже будешь ненавидеть всей своей душой. Ты стиснешь зубы, дабы не сказать что-либо и не навлечь на себя беду. Парень проведет ладонью по спинке твоего сидения, краем глаза наблюдая, а шикарная мускулистая грудь прикрытая рубашкой будет вздыматься от дыхания. Ты быстро натянешь на себя одежду, чуть искривляя губы от ноющей боли в районе паха. Когда парень отвлечется на секунду и отвернется в сторону, ты быстро найдешь ручку на двери и практически вывалишься наружу прямо в сугроб. Снег попадет тебе за шиворот, обжигая своим холодом, а ты скрипя зубами быстро поднимешься на ноги и не обращая внимания, направишься в лес, куда угодно лишь бы подальше от этого монстра.

Ну куда же ты детка? послышится у тебя над ухом знакомый голос, ты резко и немного неудачно развернешься. Секундная и одновременно резко боль пронзит твое колено и ступню. Но позади тебя никого не будет как не странно. Ты испуганно будешь осматриваться по сторонам, а по щеке будет тоненькой струйкой течь кровь результат пореза о ветки. Кончиками пальцев коснешься маленькой ранки и лишь разотрешь кровь по щеке. Чуть ступив вперед, ты пронзительно закричишь, не в силах сдержать себя. А где-то неподалеку зазвучит щемящий душу и сковывающий тело смех. Кажется кто-то угодил в капкан, раздастся и прокатится эхом по лесу злобное восклицание.

Не медведь конечно, скажет один из охотников, а если быть точнее то перед тобой будут стоять браконьеры, их громкий говор и запах перегара, отпугнут любого в районе километра, — но это даже лучше! Ты всхлипнешь, сдерживая стоны от боли и пальцами стараясь хоть как-то избавиться от железных зубов капкана. Вокруг ноги образуется проталина от крови, а боль станет просто невыносимой. Один мужик подойдет к тебе и проведет по твоей согнутой спине ладонью и ухмыльнется. Затее наклонится пониже, в то время как остальные пятеро обступят тебя и медленно нажмет на какую-то кнопку. Детка, только без глупостей! предупредит он и крепко схватит тебя за локоть.

Как только щелкнет замок и тебе помогут приподняться, ты ударишь здоровой ногой в район паха держащего тебя мужчину и быстро сориентируешься, не смотря на боль. Тебе нужно как можно скорее выбраться из этого адского круга. Ты нервно сглатываешь и выбираешь самого слабого из шестерых, нанося удар в то же самое слабое место и стиснув зубы, стараешься убежать как можно дальше, оставляя за собой кровавый след. Тебе не важно, что по этому следу найти проще всего: как любому здравомыслящему человеку, так и опасному хищнику. Лишь бы сбежать сейчас, — крутится в голове мысль. На секунду обернувшись, ты падаешь в какую-то яму и на время теряешь сознание, сильно ударившись головой о камень.

Очнувшись через некоторый промежуток времени, ты поднимаешь голову вверх и видишь, что небо начинает алеть, а это говорит о том, что солнце встает и уже почти утро. Раненая нога за то время затекла, а около виска высохла струйка крови, ты касаешься рукой затылка и ощущаешь слипшиеся волосы и небольшую ранку. Зажмурив глаза от боли, ты быстро группируешься. Не может быть! думаешь ты, — неужели я только что услышала рык? Непонятный звук повторяется вновь и ты медленно поднимаешь голову вверх. По краю ямы из стороны в сторону ходит большой и опасный хищник ирбис, или как его по-другому называют снежный барс. Не зная как к тебе спустится, он ходит, грозно рыча и наводя страх по верху. Еще бы, туша метра два в длину и под метр в высоту, клыки по десять сантиметров каждый и грозный оскал никому не внушают доверия. Его привлек запах твоей крови.

Ты зажмурила глаза, не зная ни чем обороняться, ни как отсюда выбраться. В тот момент когда кошка приготовилась к прыжку ее что-то резко отбросило в сторону, раздался прощальный рев хищника. Буквально через секунду над тобой послышался ехидный смешок. Ну как тебе ночка в лесу? поинтересовался знакомый ненавистный голос. Ты подняла голову наверх, невольно сморщившись от боли, и увидела, что там, где недавно стоял хищник, теперь сидит на корточках тот мужчина. В один прыжок он оказался рядом с тобой. Пару раз сморгнув ты невольно осмотрела его. Вроде все также, но что-то изменилось. Те же зеленые глаза, те же ярко выраженные скулы, тот же нос и те же немного узковатые губы. Конечно!, мысленно усмехнулась ты, — На шее у парня появились несколько кровоточащих царапин и левая рука была в крови буквально от кончиков пальцев до локтя. Ты с ужасом перевела взгляд в сторону. Парень был по-прежнему раздет, его черная рубашка не была застегнута ни на одну пуговицу. Еще одна маленькая особенность сосок парня обвивала небольшая татушка, которую ты раньше либо просто не заметила, либо она появилась недавно. Это была надпись на каком-то древнем языке. Замысловатый узор, тигр, держащий в зубах дитя. Ты сглотнула, почему то не хотелась знать о смысле надписи. Кубики пресса на животе парня так и манили прикоснуться к себе. Но ты лишь поплотнее сжалась в небольшой комок и тихо застонала. Яркий, страстный взгляд парня обжог тебя, как обжигает летнее солнце молодые побеги в знойную пору. Эррисман быстро нависнет над тобой, упираясь коленями в снег. Той ладонью, которая в крови, он проводит по твоей щеке и ухмыляется, видя твое отвращение. Ну что? тихо спросит он, — тебя оставить тут? Кровавая ладонь спустится вниз и коснется куртки.

Ты замотаешь головой из стороны в сторону, стискивая зубы из-за противного ощущения в голове, будто иголки вонзаются в нежные ткани. Парень обхватит тебя вокруг талии и легко приподнимет, как куклу и встанет в полный рост. Ты в ответ невольно прижмешься к нему, обнимая замерзшими руками вокруг шеи, и уткнешься носом ему в плечо. Уж лучше он один, чем те шестеро, — подумаешь ты. Жар его тела быстро согреет и разморит тебя. Зевнув, ты посмотришь на него снизу вверх, но тебе будет уже все равно. Не важно, что он смотрит на тебя, пожирая глазами, не важно, что парень облизывается, видя твою кровь, потому что ты начинаешь проваливаться в мир снов.

Как не странно, очнешься ты меньше чем через секунду, почувствовав неладное. Громко вздохнув и напрягшись в руках парня, ты приподнимешь голову от его плеча и уставишься куда-то в бок. Опусти меня на землю, тихо, но более чем уверенно скажешь ты. Ух ты, — тихо воскликнет он, издевательски ухмыляясь — Наконец-то перешла на «ты»?, — приподняв бровь, спросит парень. В тебе будто что-то замкнет и стиснув зубы, сожмешь его плечо своей ладонью, немного отстраняя. Эррисман хмыкнет, но все же поставит на ноги, правда по прежнему держа за талию и чуть прижимая к себе.

Тихо застонав от боли, ты обопрешься о его плечо и глубоко вдохнешь морозный воздух. Некоторые участки тела настолько обморозятся, что ты перестанешь их чувствовать, но сейчас это не важно. Нужно найти способ избавиться от парня и добраться до дома. Подняв на Эррисмана свой взгляд, ты тихо прошепчешь, — Я очень хочу домой, я сильно замерзла и практически не чувствую ног. И еще это, — проведешь ладонью по высохшим следам от крови. — Ну, уж нет, ответит парень, сильно стискивая в объятиях, — я тебя не отпущу, пока будешь нужна, — тихий смешок прокатится эхом по заснеженным деревьям куда-то вдаль. Ладонь парня спустится ниже твоей спины, чуть сжимая попу и прижимая к себе, хотя казалось, что ближе просто не куда. Эррисман, сглотнув ком, стоящий в горле, проведет второй ладонью (как не странно уже чистой, без намека на следы от крови) по твоей щеке и внимательно посмотрит тебе в глаза. Неужели в них нет ни насмешки, ни пошлости, а присутствует лишь чистое человеческое (человеческое ли?) сочувствие? Но как только он моргнет, на лице вновь появится не добрая ухмылка, а глаза прищурятся и станут холодными, по его лицу невозможно было что-либо прочесть кроме похоти и... ненависти? С чего бы это? — подумаешь ты

Судорожно выдохнув, парень приподнимает тебя на руки и «мягко» ухмыляется. Ты же в ответ на это зажмуриваешь глаза, боясь его дальнейших действий. Но буквально через мгновение, мужчина опускает тебя на твердую поверхность и касается своими губами твоих прикрытых век. Набравшись сил и открыв глаза, ты невольно вздрагиваешь. А все потому, что вокруг нет ни снега, ни деревьев, а ты стоишь в центре скорее всего гостиной теплой и уютной. Эррисман покачав головой, вновь поднимает тебя на руки и несет куда-то. Сначала из комнаты, потом поднимается по винтовой лестнице на второй этаж и ногой открывает дверь. Перед тобой оказывается большая ванная комната. Облизнувшись, парень посадит тебя на мягкий пуфик, а сам направится к ванне, открывая воду и набирая воду. Раздевайся, — громко крикнет он. Сильный напор поможет набрать воду почти доверху буквально за считанные минуты, в то время, как ты даже не пошевелишься, чтобы выполнить приказ (судя по тону это был именно он). Скрипнув зубами, парень подойдет к тебе и практически вытряхнет из куртки. Грубо, но что поделаешь? — может ты дальше сама управишься? — спросит он.

После твоего невнятного ответа, он коснется ладонью твоей кофты, держа ее за край и приподнимая. Ты невольно поежишься, но все же поднимешь руки вверх, облегчая ему задачу. Твой взгляд будет напоминать взгляд куклы, такой же безжизненный и направленный в одну точку. Откинув с сторону ненужную вещь, парень осмотрит голодным взглядом твою грудь, а затем тихо хмыкнет. — Кажется, ты кое-что забыла у меня в машине, — сообщит он. Когда горячие ладони коснуться бляшки на джинсах и начнут вытаскивать ремень, ты как будто придешь в себя, одной рукой прикрывая грудь, другую положишь на его руки, останавливая. Тихо застонав, ты сама расстегнешь свои джинсы и немного пошатываясь, встанешь, впрочем, это тебе не особо поможет, так как парень усадит тебя обратно и быстро стянет последнюю тряпку. Пробежав взглядом по своим же отметинам — синякам на твоих бедрах, талии, груди, — он возьмет тебя на руки, и быстро дойдя до ванной, положит в теплую воду. — Вернусь через полчаса, — скажет он, — не дай бог не управишься, — и чтобы ему не снесло окончательно крышу, покинет помещение.

Немного подумав и решив не нарываться на неприятности, ты относительно быстро осматриваешь глубокие раны от капкана, синяки на запястьях, как память об охотниках, и обронив несколько слезинок от боли, быстро приводишь себя в порядок, смывая грязь и кровь. Даже мочалка из мягкого материала не может убрать противное чувство внутренней опустошенности. Как только ты проводишь ладонью по животу, с твоих губ слетает тихий стон. Неуверенно приподнимешься в ванной и успеешь схватиться за специальную полочку, чтобы не упасть. Вздохнув и посчитав до пяти, медленно поставишь здоровую ногу на мягкий коврик и сразу же обопрешься на руки, чтобы не страдала поврежденная. Пару мгновений и ты уже стоишь, немного дрожа, и ищешь руками полотенце, наблюдая, как спускается окровавленная вода. Закутавшись в махровое и теплое полотенце, ты услышишь, как за спиной хлопнет дверь, а через секунду твою талию обнимут ЕГО ладони.

Парень проводит по полотенцу, находя края и распахивая. Мягкая ткань бесшумно упадет на пол. — Ты голодна?, — поглаживая твой живот одной ладонью, другой сжимая грудь. Его горячее дыхание опаляет мочку твоего уха и ты чувствуешь жар его тела своей спиной. Тихо вздохнув от неожиданности, ты медленно поворачиваешься в его объятиях и смотришь в такие уже знакомые похотливые глаза. — У меня все болит и единственное что сейчас хочу, так это немного отдохнуть, шепчешь ты. Ладони Эррисмана поглаживают твои лопатки. — Хорошо, я пожалуй дам время отдохнуть, — ответит тот, — но сначала тебе нужно перекусить. Он разожмет объятия и отойдет немного в сторону. Как только ты попробуешь ступить в сторону выхода, ногу пронзит сильная и резкая боль, а голова закружится. Ты бы наверно упала, если бы Эррисман не поймал тебя. Цокнув языком и покачав головой, он приподнимет тебя на руки и бережно выносит из ванной комнаты. Пока он несет, ты оглядываешься по сторонам и понимаешь, что особняк имеет 4 этажа. Стены, потолки да и все остальное — отделано в светлых тонах. Повсюду дорогие ковры, на стенах весят гобелены и картины, с потолка свисают громадные люстры, будто сделанные в средневековье. Парень укладывает тебя на диван в гостиной и садится рядом. Его взгляд выглядит задумчивым, а поза показывает, что он напряжен и сосредоточен. Твои мышцы противно сковывает, отчего приходится повести плечами, чтобы хоть как-то размяться. Ты неотрывно следишь за «статуей» и видишь, как на лице появляется ухмылка — первый признак того, что парень не заснул. Парень медленно отворачивает голову от стены и смотрит на тебя, пару раз сморгнув, будто стер видение. — Тебе помочь? — спрашивает он, маня к себе пальцем. Ты невольно приподнимаешься и садишься на диване. — Мне не нужна помощь, огрызнешься ты, — Что тебе нужно? — спрашиваешь ты, прижимая к себе коленки, тем самым прикрываясь и морщась от боли. — Ты в целом, твое тело и твоя душа, — спокойно ответит он, касаясь кончиками пальцев твоих голеней. Ранки на ступнях уже покрылись коркой — засохшей крови и начали противно зудеть, так и прося, чтобы вновь алая кровь ринулась наружу. Парень медленно коснется их, надавливая пальцами, отчего ты невольно вздохнешь. — Прошу не надо, тихо попросишь ты, вся смелость мигом испарится. На что последует ответ: «Переворачивайся на животик», произнесенный почти ласковым тоном. — Я пока тоже «прошу», — продолжит он, одаряя тебя насмешливым взглядом, — ты уже должна понять — меня не стоит злить и дважды я не повторяю. Сглотнув, ты медленно выпрямляешь ноги и повинуешься, переворачиваясь на живот. Морально и физически готовясь к худшему. Парень встает с дивана и нависает над тобой. Тебя пододвигают, как удобно парню, и Эррисман хмыкнув, наверно даже слишком громко, перекидывает через тебя ногу. Держась на весу, чтобы не раздавить, он касается твоих лопаток своими ладонями. Проводит вниз, вплоть до поясницы слегка надавливая. Ты тихонько вздыхаешь. Да не поспорить, тебе нравятся его прикосновения, но ты не знаешь, что ждать от него в следующий момент. Эррисман меняет темп так быстро, что ты не успеваешь привыкнуть. То быстро поглаживая, то медленно надавливая и чуть щекоча уставшие мышцы. Кожа под его ладонями начинает гореть отнюдь не от боли. Спустя какое-то количество времени парень останавливается. Ты, погруженная в мир неги и блаженства, не сразу это понимаешь и напрягаешься. Так как голова повернута на бок, ты видишь как ладони Эррисмана опираются о диван и понимаешь, что он наклоняется к тебе.

Обжигающее дыхание коснется твоей шеи. Парень уберет волосы на одну сторону, что не сделал ранее и мягко поцелует маленькую родинку на лопатке. Коснется ее языком и улыбнется, пока ты этого не видишь. Облизнувшись, он хищно осмотрит твою спину, спускаясь взглядом все ниже и ниже. Ладонь, лежащая на твоей пояснице, очень медленно поползет ниже. Пальцы коснуться половинок и чуть сожмут левую.

Вторая ладонь оторвется от дивана и нежно коснется твоего плеча. Его проворные пальцы пробегутся по твоей кожу вплоть до поясницы, а затем парень немного отодвинется дальше, садясь тебе на ноги. Примерно в районе бедер ты почувствуешь что-то очень твердое, что именно не сразу дойдет, а шелковая ткань брюк парня лишь усилит эффект. Его возбуждение, казалось, достигло предела, а ширинка просто не выдержит напора. Парень медленно проводит ладонью между половинок, раздвигая их в стороны и наблюдая завораживающую картину. Пальцем Эррисман коснется тугого колечка мышц твоего входа, в то время как ты сожмешься под ним.

Судорожно сглотнув, парень моргает, убирая подальше слишком извращенные видения. Он пересаживается дальше, тебе на колени, и наклоняется. Нежно целует копчик, а затем высунув язык и проводим им вниз. Ты вздрагиваешь от его действий, а тем более тогда, когда Эррисман не сильно, но ощутимо кусает за правую половинку. Его горячий и влажный язык касается твоего входа. Ты от неожиданности практически вжимаешься в диван, не смотря на то, что действия парня очень нравятся, ведь никто и никогда до него, такого не вытворял.

Глубоко и часто дыша, ты немного поддашься назад, ближе к парню и его ласкам, но быстро придешь в себя и прикусишь губу, понимая, что ничего хорошего не ждет, если у парня в голове что-то опять заклинит. Когда парень оторвется от тебя и нависнет сверху, он наклонится к твоему ушку и тихо шепнет: «Будь хорошей девочкой и расслабься». Он быстро скинет с себя рубашку на пол, туда же полетят и брюки с нижним бельем. Когда ладони парня коснуться твоей талии, ты стиснешь зубы, а ладони сожмешь в кулаки. Парень поставит тебя на колени, будто ты марионетка — без чувств, желаний, эмоций и мнения. Головка его члена коснется колечка мышц, причем она будет явно холодной и влажной. Все же парень не совсем изверг, вернее не всегда. Рядом с твоими коленками будет валяться какой-то тюбик, скорее всего из-под крема. Немного надавливая, он погладит твою спину. Но! В этот момент что-то замкнет в тебе. Ты глубоко вздохнешь, набираясь смелости и уверенности вновь. — Остановись, — тихо, но отчетливо скажешь ты.

Парень хмыкнет, но даже не подумает, чтобы остановиться, — И что же будет, если я продолжу, — давя сильнее спросит он. Ты в ответ лишь немного отползаешь вперед по дивану, стараясь отстраниться. — Прекрати! — почти прокричишь, падая и относительно быстро переворачиваясь на бок. Эррисман по-прежнему стоит на коленях, нависая над тобой. Его ладони крепко сжаты, а на лице злое выражение и страшная во всех смыслах этого слова ухмылка. — Детка, ведь я предупреждал, не зли меня, иначе это может плохо кончится, — прищурившись, с насмешкой скажет он. В следующую секунду тебя схватят за локоть и развернут легким движением руки на спину. Перед твоим взором окажется слишком притягивающий взгляд молодой мужчина, конечно не время описывать, думаешь ты, но... Стройный мускулистый торс, на котором выделились маленькие капельки пота, гладкая вздымающаяся от частого дыхания грудь, торчащие потемневшие от возбуждения соски, под которыми красуются родинки, очень похожих на маленькие звезды, кубики пресса — казалось, что мужчина идеален, в нем нет минусов. Сильные и не менее мускулистые плечи. Предплечья украшены большими тату, а на пальцах красуются золотые кольца. На шее маленькая родинка, так и притягивающая к себе. Очерченные скулы и тонкие губы, пушистые ресницы и брови, прямой нос, с чуть вздернутым кончиком украшают лицо парня, а вот глаза — ярко зеленого цвета, так и светящиеся злобой, несомненно притягивали своей глубиной. Это то, что касается верхней части тела мужчины. Что касается нижней, то ты медленно, сглатывая и вздыхая в очередной раз, опускаешь взгляд ниже и видишь слишком, как тебе показалось большой, даже огромный член. Он блестел от смазки и был нежно-розового цвета. Головка распухла и требовала разрядки, а налившийся кровью ствол призывно стоял, практически прижимаясь животу парня. Красивые, стройные бедра, не уступали в силе рукам. — Я понимаю, ты привык добиваться того, что хочешь только силой, — начнешь ты, внимательно наблюдая за реакцией парня, — а как же доверие? Ты его выбиваешь из людей? Или вообще не знаешь что это такое? А? Ответь мне! Скольких ты сюда притащил, сколько изнасиловал? — ты почти кричишь, надрывая связки, — что ты потом делаешь со своими жертвами? Убиваешь? — вопросы сыпятся из тебя один за другим, обрушиваясь на ухмыляющегося парня, в то время как его возбуждение даже не думает спадать, — Ты самый настоящий падонок, знающий, что останешься безнаказанным. Но рано или поздно и на тебя найдется управа, ты заплатишь за все, что сделал!

Не успеешь ты задать следующий вопрос, как на щеку обрушиться сильный удар. Она загорит огнем боли, а из глаз невольно брызнут слезы. Парень наклонится практически к твоему носу и угрожающе прошепчет: Детка, считай меня кем угодно, мне начхать на твое мнение, на твои чувства. Еще раз вякнешь тебе ни один пластический хирург не сможет помочь, я понятно выражаюсь? Ты испуганно кивнешь, как обычно вся твоя смелость мигом пройдет, будто кто-то управляет твоими чувствами, но все же выставив вперед ладони, тем самым уперевшись парню в плечи, ты постараешься отодвинуть его от себя. Парень в ответ с силой схватит тебя за коленки, бесцеремонно раздвигая их в стороны. — Я говорил тебе, не перечь мне иначе нарвешься, ты не послушала и вот результат.

E-mail автора: cullen_666@mail.ru