Наверх
Порно рассказ - Наваждение. Часть 1
Яна крутилась возле огромного, в полный рост зеркала, любуясь своими стройными ножками и кругленькой попкой, обтянутыми леопардовыми лосинами.

— Куда это ты собралась? — сурово спросил ее отец Вадим Юрьевич, вошедший в дочкину обитель.

— На дискотеку, — ответствовала дочь и легкомысленно послала ему воздушный поцелуй через зеркальное отражение.

— А я тебя пускал?

— Ну пап, я уже взрослая, — заканючила Яна, как маленькая, тем самым доказывая обратное. — Мне уже 18, а я все время сижу дома, как клуша. Мне скучно!

— Почитай книги, — предложил альтернативу избавления от тоски Вадим Юрьевич.

— Вот еще, зрение портить, — фыркнула девушка и плюхнулась в кресло, обиженно сложив руки на груди, демонстрируя глубочайшую обиду.

— Никуда не пойдешь, — отрезал строгий отец и покинул комнату.

Дочь показала ему в спину язык и принялась со злостью снимать многочисленные заколки с волос, тихо бормоча себе под нос:

«Вот засада! И что я скажу Людке с Машкой? Меня, видите ли папочка не отпустил на танцы, потому что считает меня ребенком! Да меня засмеют по полной программе! И Кирилл найдет себе другую девушку, зачем ему такая тихоня, как я! Как задобрить отца? Я должна пойти сегодня в клуб, чего бы мне этого не стоило!»

Вадим Юрьевич восседал на кухне и пил кофе, всматриваясь в небольшой экран телевизора. Яна на цыпочках подкралась к нему и обняла его сзади за плечи. Отец не шелохнулся. Тогда она поцеловала его в щеку и шепнула:

— Отпусти, ну пожалуйста!

Он молчал, чувствуя невероятное волнение от того, что небольшие груди с вишневыми сосками (он случайно увидел их, когда дочка переодевалась) упирались в его спину. В их семье особо не принято было обниматься и целоваться по пустякам, поэтому девушка применила экстренные меры воздействия. Пусть он поймет, как она его любит, что готова его всего зацеловать!

— Папа, папуля, папулечек! — шептала проказница ему на ухо. Но этого ей показалось мало и чтобы добиться окончательного успеха, она устроилась на его коленях и доверительно заглянула ему в лицо.

— Яна, ходить по клубам небезопасно, — начал было отчего-то покрасневший, как спелый томат, отец.

— Я не одна, а с друзьями. Еще там будет Кирилл, мой парень, — объяснила она, поерзав на месте и ощущая странную выпуклость в отцовских штанах. Что он там прячет в кармане? — подумала девушка.

— Хорошо, пойдешь, — сдался мужчина и легонько прижал руками ее попку к твердому предмету в нижней части живота.

Но Яна не обратила на это ровным счетом никакого внимания, подпрыгнула и захлопала в ладоши, потом опомнилась и расцеловала лицо родителя:

— Я знала, что ты самый лучший папик в мире!

— Погоди, пойдешь, но под моим неусыпным контролем. Я отведу тебя в клуб и заберу оттуда тоже я, — промолвил отец, мысленно проклиная свою эрекцию и несдержанность.

Дочурка тут же сделала кислое лицо, как будто откусила добрую порцию лимона. Танцевать под зорким оком папика, что может быть хуже? Но делать нечего, придется соглашаться на его условия. Улучшит момент и убежит от него, чтобы побыть наедине с Кириллом.

Яна брела по танцполю, расталкивая локтями танцующих людей и рыская взглядом по всем закоулкам. Кирилл первый заметил ее и кинулся с объятиями и поцелуями.

— Тише, тут папа! — одернула его девушка.

— Че? Со стариком своим сюда пришла? Дура, да? — он выразительно покрутил пальцем у виска и пошатнулся. Парень явно перебрал горячительных напитков и нарывался на ночные приключения. Он зачем-то схватил проходящую мимо девчонку за руку и прижал к себе. Случайная прохожая на ура восприняла ухаживания симпатичного парня и стала заигрывать в ответ.

— Сам ты придурок, — зло процедила брошенная в одночасье девушка и гордой походкой прошествовала к своему отцу. Вадим Юрьевич цедил коньяк и ехидно улыбался. Он явно стал свидетелем разыгравшейся на танцполе сцены «милые бранятся».

— Все, мы можем идти домой? — иронично подняв бровь, уточнил отец.

— Это все из-за тебя! — вскипела Яна

— Вот как? И что ты собираешься делать дальше? Твой мальчуган вовсю уже утешается складной брюнеткой.

Он намерено злил дочь, только сам не знал зачем. Чертово неудовлетворение! Его жена, мать Янки уже полгода обреталась в Индии в служебной командировке. Вадим Юрьевич стал серьезно подозревать, что его Альбинка нашла там себе какого-нибудь любителя слона с труднопроизносимым именем и живет с ним в свое удовольствие, предаваясь любовным утехам в постельном раю. Она даже в скайп перестала выскакивать голенькой, его жена. А тут еще Янка, вся обтянутая-перетянутая леопардовыми брючками, младая искусительница. Дожился до стояка на собственную дочь. А она вся в мать красивая и ладно скроенная. Ну вылитая Альбинка в юношестве.

Хватит думать глупости, где Янка?!

Дочь его пропала из виду. Вадим Юрьевич ни на шутку встревожился и отправился искать Яну. Растолкал танцующих, но так и не обнаружил ее, точно так же, как не нашел и ее прыщавого друга. Отец пошел в ту сторону, где находится WC. Подергал несколько дверей подряд, последняя дверца поддалась и за ней обнаружилась довольно неприятная для родителя картина.

Янка стояла на коленях, закрывая лицо ладонями и что-то бормотала. Ей в лицо темнокожий юнец тыкал свой твердый с красной головкой член. Кирилл сердито предлагал ей «взять в рот по-хорошему», но Яна мотала головой и просила «заняться сексом, как обычно».

Тогда Вадим Юрьевич поступил так, как и любой другой бы отец: с силой толкнул парня, переведя того в вертикальное положение, поднял с колен дочурку и поволок к выходу, не обращая внимания на откровенно хихикающих подростков.

— Ты меня опозорил перед всеми! — попеняла отцу Янка

— Ты сама себя опозорила, что пошла в сортир не одна. Что бы было, не окажись меня рядом? Валялась бы оттраханная во все щели на полу и ревела! — Вадим Юрьевич был настолько зол, что перестал выбирать выражения в разговоре со своим глупым чадом.

Яна опустила плечи и собралась пустить горькую слезу, дабы разжалобить разъяренного льва. Но отец на это не купился и процедил:

— Марш в свою комнату потаскушка! Я позже решу, что с тобой сделать, задницу надеру или лишу всех компьютерных благ.

Девушка спорить не стала и поплелась в свою комнату. На душе у нее было гаже некуда: «Кирилл придурок хотел, чтобы я ему отсосала, а ху-ху не хо-хо? Даже противно думать об этом! Лучше бы трахнул, как всегда. Перед папой стыдно, ой как стыдно». Спать после всего случившегося ей не хотелось, поэтому она прилегла одетой в кровать и прислушалась к доносящимся из кухни звукам. Отчаянно хотелось перемирия с отцом, поэтому она тихо выжидала момент для своего выхода.

Неожиданно в квартире раздалась звонкая трель, оповестившая о приходе нежданного гостя. Вадим Юрьевич возликовал: «Альбинка вернулась! Где поймаю, там и трахну женушку! Пришел конец моему сексуальному голоду».

Но вместо 37-летней загорелой женщины на пороге маялся его друг детства Семен.

— Сеня? Когда откинулся? — сказать, что Вадим был удивлен, ничего не сказать. Сеньку посадили за финансовые махинации года 3 назад, а он уже вернулся и даже обзавелся небольшой наколкой.

— По амнистии освободили, — похвастался бывший заключенный.

Сказать по правде ровесник Вадима Юрьевича не был похож на человека, отсидевшего срок. Он выглядел значительно моложе своего законопослушного друга и никто не знал, как ему это удается. Семену на вид было лет 30, высокий, кареглазый, балагур и шутник, многие пророчили ему светлое будущее, которое в идеале оказалось не таким уж и светлым.

Хозяин квартиры опомнился и проявил радушие:

— Заходи, посидим, поговорим!

Друзья засели за кухонным столом, на котором тут же образовались холодное пиво и семга. Они привычно говорили обо всем и ни о чем, не забывая изредка чокаться бутылками.

— А моя зазноба меня не дождалась, — грустно поведал Семен о своей жене, опустошая третью бутылку «Баварии».

— Моя Альбинка умотала в Индию, уже полгода как отсутствует, — в свою очередь пожаловался Вадим.

— Так значит мы с тобой в одной лодке, которая разбилась о волны спермотоксикоза? Может баб вызовем? — то ли пошутил, то ли предложил всерьез гость.

— Дочка дома, — помотал головой сознательный папаша, который никогда не позволял себе секса на стороне.

— У нас гости? — спросила Янка, прервав занимательный разговор двух товарищей. Она заглянула на кухню, с интересом остановила взгляд на симпатичном госте и извиняющимся тоном произнесла:

— Я только водички набрать.

На самом деле, ее заело любопытство, вот она и выползла с кружкой в руках на кухню.

Семен ошарашенно смотрел на дочь друга, которая значительно выросла с момента их последней встречи. Она до сих пор не сняла свои обтягивающие пятнистые лосины и стояла возле крана, вызывающе оттопырив попку. По тому, как загорелись глаза гостя, Вадим догадался, что он положил глаз на его красавицу дочку.

— Янка? — Семен выразил удивление, схватил девушку за талию и притянул к себе. — Ты ли это?

Она моментально зарделась. Ей льстило внимание взрослого мужчины, поэтому она ответила с долей кокетства:

— А кто же еще дядя Сеня.

— Какой я тебе дядя? Мы выглядим ровесниками! Посиди с нами, — гость не желал упускать добычу и вцепился в нее обеими руками, усадив к себе на коленки, якобы в шутку.

— Сенька, не трогай ее. Дочь наказана.

— Как можно обижать такую прелестницу? Какое наказание дружище? Отшлепал по мясистому заду и все дела, — он обнял Яну, ненароком проведя рукой по груди. — Вылитая Альбинка. Помнишь, как мы ее в два смычка отымели? Горячая бабенка, шебутная.

— Замолчи. Она же дочь ее.

— Ну и что? Уже здоровая кобыла, пусть знает про мать правду! Так вот, мамашку твою мы вдвоем с отцом долбили, я в зад, а он в рот. Фурия она, знаешь, как похотливо стонала. Что ты! Папка твой засранец, первый ей предложение сделал, объехал меня на кривой козе. Я и сам был не прочь на ней жениться, да сутками не слазить с чертовки. Так трахал бы трахал сочную пи... у.

— Это правда, па? — обратилась Яна к красному от стыда отцу, даже не обратив внимания на матерную грубость. Уж она-то знала мать с хорошей стороны, а тут такие ужасающие вести.

— Яна, иди к себе. Дядя Сеня подвыпил и не соображает, что говорит! — нахмурив брови и справившись с эмоциями, произнес отец.

Она встала с колен папиного друга и пошла к себе, как сомнамбула, пребывая в глубоком шоке. Семен не удержался и шлепнул по аппетитным ягодицам девушку:

— Эх, хороша девка! Я б вдул.

Вместо ответа Вадим Юрьевич заехал несносному другу в ухо и потряс того за грудки:

— Да как ты смеешь, про моих девчонок такое говорить? Что было с Альбинкой, то быльем поросло, молодые были и горячие. Забудь про это. И Янку не смей трогать, она еще ребенок.

— Да ладно тебе, — испуганно произнес Семен, не ожидавший боевых порно рассказы действий от своего апатичного друга детства. Он попятился к двери, потирая ухо и шмыгнул в нее, громко крикнув на лестнице:

— А все равно твои бабы шлюхи! Что мама, что дочка!

Вадим Юрьевич грохнул кулаком в стену так, что посыпалась штукатурка. Семен трус, что с него взять! Но правда на его стороне. Альбинка сама захотела попробовать секс втроем, вот они и позвали Семена на правах лучшего друга.

... — Аля, ты уверена, что хочешь попробовать втроем? Зачем тебе это?

— Пожалуйста, Вадик, всего один разочек. Через месяц мы поженимся, нужно все попробовать, прежде чем связать себя узами брака, — Альбина говорила чересчур возбужденно и убедительно, что молодой человек сдался.

— Хорошо. Только пусть это будет Семен? Ни с кем другим я не смогу тебя делить, а он мне как брат.

— Семен, так Семен, — хитро улыбнулась девушка и повисла у него на шее.

Сеня пришел к ним в общагу с бутылочкой дешевого вина в руках. Альбина весь вечер напролет загадочно улыбалась гостю и оказывала различные знаки внимания. Он был не в курсе, что задумали без пяти минут супруги, а потому чувствовал себя не в своей тарелке. Когда бутылка опустела, молодые люди повели себя более раскованно. Единственная девушка из их компании, сославшись на жару сняла сарафан и включила вентилятор. Семен во все глаза уставился на голую грудь Али и заерзал на месте. Вадим вел себя спокойно, курил сигарету и так же рассматривал девичьи формы подружки. Она села на кровать между парнями и приобняла обоих. Вадим поцеловал Альбину и потрепал за сосок:

— Хочешь ее? — это было обращено к Семену.

Тот сглотнул комок в горле и несмело ухватился за грудь Али. Никто его не одернул, не закричал «шутка!». Обескураженный происходящим, он впился в губы девушки и стал ласкать руками ее тело. Сеня с первой минуты знакомства захотел Альбину, но красавица предпочла более удачливого друга Вадика. Бог услышал его молитвы, сейчас эта нимфетка сидит перед ним в одних трусиках и пускает сок от его страстных поцелуев.

Аля прилегла на кровати, предоставив нижнюю часть тела Семену. Она расстегнула молнию брюк Вадима и достала его набухший член, который тотчас отправила в свой ротик, мыча от удовольствия. Второй партнер ловко стащил с нее трусики и потрогал ладонью малые губки, затем всунул один палец в дырочку, убедившись, что его там ждут и хотят. Сеня дал знак Альбине встать раком и сгорая от нетерпения пристроился к ней сзади, даже не сняв брюки до конца. Ему хотелось как можно быстрей вломиться в заветную, желанную щель самой красивой девчонки курса, которая увы — не принадлежала ему. Хотя, кто знает, может член Семена ей придется по душе и она бросит никчемного Вадика.

Наконец, он ворвался в ее киску и принялся звучно и размашисто трахать. Запретный плод оказался сочным, как мякоть спелого фрукта. Сеня наблюдал, как Аля делает минет его сотоварищу и глубокими толчками сношал ее вагину, нисколько не переживая за эмоции друга. Как раз наоборот, его дико возбуждало двигаться в Альке на глазах у него. А Вадим смотрел ее на лицо, чтобы удостовериться, что Альбине на самом деле нравится происходящее.

Девушка громко стонала, выражая свое удовольствие. Когда член Семена выскользнул из пещерки, она тотчас протянула руку, но не вставила его в прежнее место, а направила на колечко ануса. Вот это да! Девица не гнушается анальным сексом, подумал радостный парень и засадил ей в попу, как она и хотела. Альбина даже перестала сосать, справляясь с эмоциями, только потихоньку подрачивала ствол Вадима и поскуливала. Семен точно не знал, как правильно трахать попку, поэтому делал так, как ему нравится самому, то есть быстро и ритмично, со смачными шлепками яиц о ее бедра. Алька раздвигала руками ягодицы в стороны и подавалась любовнику навстречу, не забывая при этом работать ртом. Семен кончил первым прямо в недра гостеприимного ануса, здраво рассудив, что от анального секса не беременеют. Он вытащил член из разработанной дырочки и с удовольствием понаблюдал за белой струйкой, вытекшей оттуда. Следом кончил Вадим Альбинке в рот. На этом их единственный групповой секс закончился. Эксперимент удался на славу, но больше об этом вступившие в брак молодые люди никогда не вспоминали...

— Ян, ты чего ревешь? — отец услышал всхлипывания и подвывания, доносящиеся из дочкиной обители и решил заглянуть к ней.

— Это правда, правда? Про маму? Значит, я тоже шалава?

— Дочь, перестань говорить глупости, Сеня соврал. Ему просто сильно нравилась Альбина, а она предпочла меня. До сих пор не может смириться, вот и приврал негодяй, — Вадим Юрьевич говорил эти слова и отводил глаза, пытаясь выдать ложь за правду.

— Раздевайся и ложись спать, уже поздно.

Отец помог ей подняться с пола и уложил Янку в кровать. Она перестала плакать, только задумчиво смотрела в потолок. Поверила или нет?

Вадим Юрьевич взялся за резинку ее лосин и потащил их вниз. Оказывается, его дочка настоящая кокетка носит прозрачное белье. У родителя чуть не случился удар, когда он увидел тонкое белое кружево, еле прикрывающее бритый лобок. Стараясь не смотреть на эти чудо-трусики, он снял с нее маечку. Но и там его поджидал сюрприз. Лифчик оказался под стать трусишкам, то есть ничуть не скрывающим спелые вишенки на двух увесистых бугорках. От неожиданного возбуждения руки его заходили ходуном, а член налился кровью, как глаза у быка при виде красной тряпки. Он прилег рядом с дочерью и прикрыл очи, пытаясь справиться со стояком. Уйти он сейчас не мог, так как боялся разрушить шаткое взаимопонимание с дочерью.

— А ты почему не раздеваешься? — спросила Яна спустя несколько минут.

Отец открыл глаза, чтобы ответить что-нибудь вразумительное, но запнулся взглядом на ее обнаженных грудях и плоском животике. Груди ее мерно покачивались, а голая попка сидела на согнутых ножках, образ соблазнительницы довершали длинные русые волосы, небрежно откинутые назад. Хоть бери масло, холст и пиши картину.

Что было в голове у Яны, когда она раздевала отца, последний не знал. Зачем дочь это делает? Что повиляло на такие откровенные действия? Вадим Юрьевич не стал задаваться такими важными вопросами. Он просто освободился от брюк и трусов, еще не осознавая, что дело по всей видимости идет к близости. Он хотел секса, безумно желал выплеснуть застоявшуюся жидкость из яиц и ощутить себя в мягком, податливом лоне. Яна действительно была очень похожа на свою маму, думая об этом, Вадим Юрьевич мысленно помолодел и вернулся в общагу. Он набросился на тело Альбины (в его грезах сейчас дочь была матерью), начал ласкать груди, живот, ощущая под ладонями нежную кожу и вдыхая ее аромат. Целовал ее в губы и гладил промежность, точно так же, как 20 лет назад. Девушка отвечала на его страстные поцелуи взаимностью и сгорала от любопытства и страха. Она боялась, что папа поймет, что Яна не девственница. Она переспала с Кириллом 2 месяца назад и делала это потом еще несколько раз, получая огромное удовольствие от процесса.

Между тем отец, вовлеченный в собственные интимные переживания, раздвинул пальцами лепестки «Альбины» и просунул свой член в ласковую дырочку. Киска ее была мокрая и приняла своего гостя должным образом. Отец задвигался в узком лоне дочери и шептал на ухо ей всякие нежности. Девушке очень нравилось заниматься сексом, она только-только открывала в себе новые грани и ощущения. Ею двигала откровенная похоть, когда отец снял с нее одежду и заметил прозрачное белье. Она испытала невероятное возбуждение от того, что строгий папа увидел ее в неглиже. Внизу живота сразу стало томно, а в промежности жарко. Был еще один мотив Янкиного поведения. Она хотела задобрить родителя, вымести из его головы, как сор, инцидент в туалете. И у нее это здорово получалось!

Вадим Юрьевич поставил дочку в коленно-локтевую позу и вошел взади, сжимая руками мягкие булки-ягодицы. Он двигался ритмично и наслаждался сексом, которого у него не было целую вечность. Почувствовав приближение оргазма, он резко вытащил член и облил попку Яны. Девушка легла на животик и спрятала пылающее лицо в подушку. Ей было стыдно за то, что она получила колоссальное удовольствие от близости с отцом, она страшно боялась посмотреть ему в глаза и услышать презрительное «Шлюха, как мать». Наверное, она и правда пошла в Альбину, не разборчивую в связях. Ей тоже нравился отец, как мужчина. А еще нравился высокий Семен. Она даже представила его в кровати третьим не лишним, от этого промежность ее начала зудеть, как будто требовала продолжения банкета. Наверное, это здорово — кувыркаться в постели сразу с двумя, подумала бессыдница, которой не давал покоя рассказ папиного друга про ее утонченную и благородную мамашу, не по-детски отжигающую в студенчестве.

Яна почувствовала прикосновение шершавого полотенца к спине и попке. Отец вытер сперму и отбросил его как ненужную тряпку. Член его по-прежнему был тверд и слегка покачивался в такт его движениям. Папу было не так просто удовлетворить, наваждение не проходило и Вадим Юрьевич на самом деле уверовал в свое 18-летие.

Он лег на спину и притянул «жену» к себе, с помощью руки выпрямил член и произнес:

— Давай милая сядь на него. Ты же любишь быть сверху.

Стараясь не смотреть папе в глаза, Яна придвинула свою дырочку-вход к головке, спустя мгновение и пещерка ее наполнилась сладкой истомой, благодаря теплому орудию, заполнившему все ее внутренне пространство. Яна уперлась ладонями в грудь отца и задвигала тазом, ей хотелось, чтобы твердый поршень входил как можно глубже и выходил полностью. Влага сочилась из нее, девушка не хотела останавливаться, даже не чувствуя под собой ног. Отец ощутил ее слабость и уложил Яну на бок, продолжая трахать заветную щель. Никакие силы не заставили бы его остановиться в тот момент! Ему вдруг захотелось кончить ей на лицо. Он никогда этого не делал, а сейчас захотел непременно увидеть жидкость на ее красивых губах.

Вадим рывком поднял дочь и придвинул ее растрепанную головку к своему паху. Помогая себе руками, он достиг апогея и стал кончать на губы и щеки «Альбины». Она закрыла глаза от неожиданности или боязни, что жидкость попадет ей в глаза. А когда поток спермы прекратился, то распахнула очи. Мокрая, алая головка покачивалась над ней, призывно маня, как сладкая конфета. Янке не было противно целовать член отца и глотать пряную жидкость. Она дочиста вылизала ствол в лучших традициях немецкого кино, а лицо вытерла полотенцем.

В эту ночь они больше не разговаривали друг с другом. Отец ушел в свою спальню, как только уснула Яна. Никакие угрызения совести не съедали дочку, отнюдь, подумала она, если отец захочет, они могут повторить сеанс. Мама далеко и ничего не узнает об этом.

А рано утром дверь квартиры Вадима открылась собственным ключом. Альбина аккуратно поставила багаж и на цыпочках прошлась по квартире. Сначала она зашла к дочери. Яна сладко посапывала, выставив голую ногу из-под одеяла. Вещи ее были разбросаны по всей комнате, в том числе и кокетливое нижнее белье. Грязное, мокрое полотенце так же валялось на полу, дочь так и не привыкла к порядку — констатировала мать. Альбине даже показалось, что в Янкиной комнате пахло сексом, но потом, подумав о строгом муже, отбросила странные мысли. Вадим бы никогда не допустил разврата в собственной квартире. Она поцеловала дочь и пошла к мужу. Тихо разделась до гола и нырнула к нему под одеяло. Даже не проснувшись, Вадим обнял жену и прижал к себе. Зачем просыпаться, они ведь занимались умопомрачительным сексом несколько часов назад...

P/S Дорогие читатели по-прежнему жду ваших оценок и комментариев.