Наверх
Порно рассказ - Любовники
Дашка, купалась. Напряженно сопя, Митька внимательно рассматривал через отцовский бинокль ее обнаженную фигуру. Он наткнулся на этот маленький заливчик, вспомнив, что, когда его отец был живой, они ловили в нем крупную плотву, которая на утренней зорьке бралась за наживку жадно. Может и сейчас с клевом повезет, и тогда, он наловит на уху или поджарку.

А этот старый отцовский бинокль, он взял так, на всякий случай, вдруг пригодится? На рыбалке, не на охоте, он совсем без надобности. Заметив на берегу своего заливчика, склонившуюся над водой голую женскую фигуру, не рискуя приближаться к ней на опасное расстояние, чтобы не получить за это по шее, он вытащил, так кстати оказавшийся у него бинокль. Посмотрев в него, он сразу узнал Дашку Крылатову. Здесь, на своем, находящемся почти рядом покосе, она с матерью косит сено. Метров сто от реки, не больше. Значит, она пришла на реку охолонуться и смыть с тела пот. Ишь ты, как свои титьки тщательно отмывает!

Титьки у нее, оказывается, ошеломляюще красивые. Круглые, и, наверно, тяжелые. Она наклонилась над водой, свесила их вниз, а они словно прилеплены к ней, не колышутся. Вон и соски выдаются на них нежно-розовыми шишечками. Зябко сморщились от прохладной речной воды.

Все это можно было рассмотреть и невооруженным взглядом, но в бинокль были видны мельчайшие детали ее тела. Кажется, протяни к ней руку и ухватишься за титьку или задницу. Но, Митька то знал, что до Дашки ему никак не дотянуться. Даже если бы он мог. Она девка гордая с норовом, может запросто и по лапам надавать.

Из деревенской молодежи, в их опустевшей деревне, остались он, да Дашка. Недавно, ему исполнилось шестнадцать лет, а она уже взрослая девка. Ей, если он не ошибается, уже лет восемнадцать стукнуло. Несмотря на столь незначительную разницу в возрасте, Даша выглядела, как настоящая женщина, а он против нее настоящий пацан. Поэтому он даже не надеялся на ее доброжелательность. В лучшем случае, наградит насмешкой, типа «иди отсюда сопляк», или что еще хуже, начнет смеяться над ним. Какие уж тут к черту ухаживания. Впору дружить с Наталкой и Ленкой, двенадцатилетними девчонками, оделяющими его повышенным вниманием.

Еще в прошлом году они купались с ним даже без лифчиков, потому что им нечего было под ними прятать. Не выросло еще. Нет уже что-то намечалось, особенно у Наташки. А нынче уже в лифчиках ходят и стали стесняться его, а точнее, своих неузнаваемо изменившихся за зиму фигур. Где-то что-то, выпятилось, где-то налилось, где-то округлилось, а где-то, наверное, обильно наросло плотью. В общем его подружки начинают становиться девушками и вместо прежнего ровного и дружеского общения, встречаясь с ним, стали смущенно вспыхивать, прятать от него глаза. И, вообще, стали избегать прежних непринужденных отношений, когда они могли устроить дружескую свалку.

Вечно облупленная мордашка Наталки незнакомо округлилась, ее глаза стали невыносимо большими и бездонно глубокими, а фигурка, округлилась и стала женственней. Постоянно толстая Ленка, наоборот, стала тоньше, изящнее, даже постройнела, обзавелась талией, а ее неуклюжая попка превратилась в два прелестно округленных полушария.

Когда это с ними произошло, он понятия не имел. Вроде все вместе проводили лето, не расставались, а когда он встретил их в школе, наряженных в новые школьные платья, обалдел от нового вида подружек. Учебный год пролетел незаметно. Началось лето и он снова свободен, может всласть порыбачить и сходить на охоту с отцовским ружьем. Только вот и проблем у него прибавилось, потому что стало беспокоить собственное тело.

Тяжелая работа наполнила силой его мускулы, которые тугими жгутами проступали под туго натянутой молодой кожей. Он тоже еще не привык к нему, как непривычно в новой одежде. Неведомо когда появившиеся мускулы иногда мешали ему, делали его чуть медленнее прежнего, пропала прежняя резвость, с которой он, подобно кошке, мог сноровисто лазать по деревьям, но вместе с тем, прибавилось сил. Когда его в первые дни появления в районной школе, собрались побить местные ребята, он запросто расшвырял их по сторонам. С уважением и опаской посмотрев на него, они оставили эту затею, поняв, что продолжать это с ним опасно для здоровья. Это заметили и девочки, среди которых у него мгновенно появилось множество обожательниц, но он, не замечал их.

Не находя в своем окружении сверстников, Даша невольно понизила свои запросы к возможному поклоннику, и стала искать хотя бы кого-то, кто может стать достойным ее дружбы. Среди таковых, оказался лишь Митя Дмитриев. Поначалу вспомнив о нем, она чуть было не рассмеялась. Очень уж он зеленый для ее поклонника.

Хотя, подсчитав его годы, она задумалась. Нет, мальчишка он, конечно, симпатичный и крепкий, но как он отнесется к ней? Вдруг он считает ее чересчур «старой» для себя, хотя по ее подсчетам, он младше ее даже меньше, чем на два года. Ей сейчас неполных девятнадцать, а ему уже семнадцать лет минуло. За неимением чего-то лучшего, и этот вполне сгодится. Хотя, почему только «сгодится»? Внешне он очень симпатичен и мальчик очень даже неплохой.

Моясь на озере, она заметила его приближение и когда он внезапно исчез, усмехнулась, понимая, что прячась в кустах, он жадно разглядывает ее. Ей было стыдно, но в то же время, она не хотела смутить его, показать ему, что заметила его хитрость. Помыв грудь, она распрямилась и подавляя желание закрыться руками, неспешно отправилась к лежащей в траве одежде. Накинув на голое тело рубаху, она невольно почувствовала облегчение. Хотя в том, что он смотрел на нее, нет ничего такого, у нее есть что показать, но обычный девичий стыд заставлял ее спешить.

Услышав за спиной шорох, она обернулась на звук и посмотрев на кусты, встретилась с его растерянными глазами.

— Митя, выходи ко мне, я не обиделась на тебя и не буду ругать за подглядывание.

Митя вышел и стыдливо покраснев уставился на ее голые ступни.

— Прости Даша.

— Ну и что ты рассмотрел?

— Все, что хотел.

Она, смущенно вспыхнула.

— Тебе понравилось это? — Стыдливо краснея, тихо спросила она.

— Ты очень, очень красивая Даша! Необычайно красивая! — Горячо воскликнул юноша.

— Спасибо.

Услышав это, он удивленно посмотрел на нее. Держа в руках прижатое к груди платье, она стояла перед ним в короткой нижней рубахе из-под которой виднелись ее стройные, высоко открытые ноги. Он отвел взгляд и увидел ее одежду. На самом верху лежали трусы.

Так значит она, стоит перед ним... без трусов?!!!

Заметив его взгляд, она посмотрела на одежду и поняла все о чем он только что подумал. Их глаза встретились и они дружно смутились. Ни он, ни она не вспомнили о разнице в своих возрастах. Сейчас они были просто смущенный парень и стыдливо покрасневшая полуобнаженная девушка. Митька даже не заметил, как оказался возле нее. Даша показалась ему такой желанной и доступной.

— Даша...

Почувствовав на голых ягодицах его дрожащие ладони, Даша вздрогнула. Ей было стыдно, волнующе и приятно. Наконец-то она кому-то нужна, наконец-то ее тело чувствует волнующее прикосновение чужих рук, домогающихся его.

— Митя, не надо... — попросила она. Но сделала это так мягко и нерешительно, что он не послушался ее.

— Даша, я не сделаю тебе ничего плохого, — умоляюще произнес он, быстро скользя ладонями по ее большим ягодицам.

— Я знаю. Я верю тебе Митя. Но мне стыдно, что я стою в таком виде.

— Даша, — умоляюще попросил он, — еще чуть-чуть. Я не сделаю ничего плохого.

Его ладони нежно ласкали ее ягодицы. Тело Даши трепетало от наслаждения. Кожа его ладоней обжигала ее кожу. У нее не хватало решимости оттолкнуть его. Он оказался так нежен, что его ласки обезоружили ее, лишили сил. Жар желания заполонял ее тело. Теряя силы, она прильнула к нему и в глубоком вырезе ее рубахи, Митя увидел упругие холмы нежных груди с возбужденно сморщенными ягодками розовых сосков. Нагнувшись к Даше он прильнул губами к нежной округлости ее груди и ожег ее страстным поцелуем. Даша ахнула и не в силах терпеть эти сладкие пытки опустилась без сил на свою одежду. Поднявшись на бедрах, ее рубашка открыла перед ним выпуклый живот с темным треугольником волос и самые красивые бедра которые ему впервые в жизни привелось увидеть.

Опустившись вместе с ней, он взял ее за затылок и посмотрев в ее замутненные страстью глаза, с жадностью прижался к вспухшим губам. Обхватив его теплыми руками, Даша пылко ответила на его поцелуй и они медленно откинулись на траву. Если бы не она, не ее руки начавшие расстегивать его ремень, он бы ни когда, не отважился на это. Избавившись от брюк, он упал между ее ног, ощущая бедрами их нежность и тепло кожи сжимающих его девичьих ляжек. Поспешный толчок, жалобно-блаженный стон Даши, и они забились в любовном слиянии, спеша насладиться друг другом. Каждый толчок его члена вырывал из ее груди стон, словно она жаловалась на его грубость, но это были стоны наслаждения.

Оплетя его руками и ногами, Даша лежала под Митей, отдыхая после прошедшей над ними бурей оргазма. Она еще чувствовала слабые содрогания влагалища, сжимающего сидящий в нем и уже утрачивающий былую крепость член.

— Вот ты и стал мужчиной, — тихо произнесла она, — и навсегда влюбил меня.

— А я, люблю тебя очень давно, но ты такая взрослая, что я боялся даже подойти к тебе.

— Милый, забудь об этом. Все это уже в прошлом, а в настоящем — мы с тобой. Ты мой любимый и я никогда и ни кому уже не уступлю тебя.

— Я не хочу, чтобы ты отдавала меня. С тобой, Дашенька, я чувствую себя взрослым.

— Да, милый, ты и так уже взрослый. Настоящий мужчина. Иначе бы между нами ничего не было. Но ты, еще раз, только что убедил меня в этом. Я в восхищении от твоих аргументов. Они великолепны.

— Сынок, мне кажется тебе еще рано женихаться. Да и Даша старше тебя.

— Мама, прошу тебя, не будем обсуждать эту тему.

— Сыночек, я не против Даши, она прекрасная девушка, но не спеши взрослеть. Успеешь еще нажиться. А Даша тебя и без того подождет.

— Нет, мама. Даша меня может и подождет, а вот я не могу ждать.

— Неужели у тебя с ней настолько серьезно?

— Серьезней не бывает.

— Помогай Вам бог сынок. Я мешать тебе не стану. Будь счастлив, сынок.

Волнуясь Митька постучал в окно Даши. Выглянув в окно и увидев его, она радостно улыбнулась и побежала открывать дверь.

— Ты, надолго пришел ко мне?

— Можно я останусь с тобой до утра?

— Ой! Да хоть вообще не уходи! — Радостно сказала она. И, тотчас насторожилась: — «Ты не с мамой поссорился? Может из-за меня?»

Митя улыбнулся.

— Нет, не ссорился, хотя с мамой о тебе у меня разговор был.

— Она тебя сильно, ругала?

— Вот ты и не угадала. Наоборот, она пожелала, нам с тобой, счастья. Я соскучился по тебе и решил, если оставишь, переночую у тебя. Мне плохо без тебя.

— Ой, Митька! Как ты меня обрадовал! Конечно, я рада тебе. Ты не представляешь, как я счастлива!

— Представляю, Дашенька. Потому что, сам чувствую то же самое.

— Тогда я буду стелить на двоих? Да, Митенька? — спросила она, нежно прильнув к нему.

Он крепко обнял ее.

— Стели. Дашка, мне так хорошо с тобой!

— Погоди, вот постелю только, ты мне покажешь, как любишь меня.

— Еще как покажу Дашутка.

Это была первая совместная ночь в их долгой счастливой жизни. А сколько их будет еще, это лишь одному богу известно.

3 мая 2004 г.

E-mail автора: Severin809@rambler.ru