Наверх
Порно рассказ - Двоюродная племянница
Двоюродная племянница

Эротический рассказ

Хорошо, что ко мне вчера приехала двоюродная племянница Маргарита, иначе моя серая, лишенная смысла, одинокая жизнь, была бы еще скучнее. А так хоть в моей огромной, гулко пустой четырехкомнатной квартире, появилась какая-то родственная живая душа.

До ее появления в моей холостяцкой жизни, я не предполагал, что у меня оказывается есть двоюродная сестра, и, конечно, совершенно не подозревал, что у этой сестры есть такая взрослая, к тому же на редкость симпатичная дочь.

Постоянно загруженный своими переживаниями, не успев отойти из-за разрыва с женщиной, с которой у нас была длительная любовная связь, и которую, я недавно окончательно потерял, потому что, измученная моей нерешительностью, она вышла замуж за своего одноклассника, я довольно долго не замечал ее присутствия. Живет себе рядом со мной девушка, ну и слава богу, пусть на здоровье живет.

Что-то там делает (учится, она, что ли?), рано утром поспешно уходит, ближе к вечеру, возвращается домой, но погруженный в свои душевные переживания, я долгое время не замечал этого. Да и она, несколько дней, после появления в моей одинокой жизни, особо не докучала мне, пока, немного придя в себя, я, совершенно случайно, не обратил на нее внимание.

В принципе, как одинокий, давно живущий без женщины здоровый мужик, привыкший к регулярному сексу, томимый желанием, я конечно должен бы был проявить к ней интерес, буквально с первого дня ее появления в моей квартире. Но, я не замечал ее, наверное потому, что она, все-таки, была мне какой-то родственницей, хотя и довольно дальней. Это тоже, в какой-то мере, повлияло на мое отношение к ней. Хотя, говорят, спать с дальними родственницами тоже не возбраняется.

Нет, вру, конечно порой я замечал в ней кое-что привлекающее мое мужское внимание. Помнится, во время ее появления, я слегка удивился, узрев перед собой ее впечатляюще развитые формы, которые более подобали бы зрелой женщине, а не молодой девушке.

По лицу и формам крупной фигуры, ей ни за что не дашь двадцать лет. Внешне, она выглядит значительно старше и солидней, что ли. Встреть я ее где-нибудь на улице, то дал бы ей, ну никак не меньше тридцати лет.

Мы встречались утром за завтраком, погруженный в переживания, я ей что-то нехотя отвечал и видя, что я не расположен к общению, она, быстро отстала от меня.

Меня, как это часто случается, подтолкнул случай. Проходя мимо ее комнаты, совершенно машинально, даже не из любопытства, а просто так, я заглянул к ней. Заглянул, и изумленно замер.

Она спала целиком обнаженная, сбив к ногам, укрывавшее ее тонкое одеяло. Передо мной лежало здоровое тело юной девушки с прекрасно развитыми формами. Вероятно считая себя здесь в полной безопасности, ложась в постель, она беззаботно раздевалась догола, оставаясь в очень короткой ночной рубашке, сейчас сбившейся до пупка и открывающей моему жадному взгляду толстый мысок волос, с проглядывающими из-под них пухлыми складками половых губ. Я любовался ею и понемногу осознавал, что в моей квартире, рядом со мной живет прекрасная девушка.

Очарованный зрелой красотой ее роскошного тела, я замер и долго стоял, любуясь большими холмами раздвоенных белоснежных ягодиц, с темнеющей ниже волосатой щелью, выставившей наружу складки соблазнительно пухлых губ. Стремясь пробить тонкую ткань трусов, мой истосковавшийся по уютному вместилищу член, немедленно принял боевое положение. Я жутко захотел ее. Если я не овладею ею сейчас, когда она спит и ничего не подозревает о моих намерениях, то проснувшись, она окажет мне сильное сопротивление и уже не будет столь беззаботна в моей квартире, или, хуже того, съедет от меня. Нет, я должен взять ее прямо сейчас.

Не выдержав соблазна, я медленно подошел к кровати, и сев рядом со спящей девушкой, нежно провел ладонью по бархатистой округлости ее большой ягодицы. Ее кожа была тонкой, нежной и безукоризненно гладкой. У моей прежней женщины, зад был почему-то, с шершавой кожей. А у этой девочки, кожа необычайной нежности.

Она вздохнула, просыпаясь, и перевернувшись на спину, открыла глаза. Увидев меня, она пошарила вокруг рукой в поисках одеяла, но оно лежало на полу. Мы долго смотрели друг на друга.

Рита не вскрикнула, не попыталась оттолкнуть мою ласкающую руку, которая немедленно переместилась на пышный клин ее шелковистых волос, густо покрывающих половые губы.

Под моими ласкающими пальцами, они стремительно взбухли. Горячая, влажная плоть половой щели податливо раздвинулась под ними, и они скользнули в горячую, подрагивающую скважину, и пухлые, влажные половые губы мгновенно сомкнулись на моих пальцах. Ее клитор был, неожиданно большой, и напряженный. Мой палец, сначала медленно, затем все проворнее задвигался на нем, возбуждая его. Глаза Риты страстно расширились, жарко дышащие губы жарко приоткрылись, а пышные округлости груди, затрепетали и стали вздыматься в такт ее прерывистому взволнованному дыханию. Ее полные ноги медленно раздвинулись, предоставляя мне большую свободу действий.

Взяв ее руку, я положил на свой торчащий из трусов член и подвигал ею, безмолвно показывая, что ей следует его дрочить. Я хотел приучить ее к своей плоти, чтобы она почувствовала ее трепет и поняла, как сильно я хочу ее. Она послушно повиновалась мне, умело двигая рукой, крепко и нежно сжимающей мой истомленный желанием член.

Прикосновение нежных девичьих пальчиков заставило меня затрепетать от желания. Охнув от наслаждения, я мгновенно почувствовал, как из глубины моего организма пронеслась возбуждающая волна оргазма. Длинная струя спермы, неожиданно вырвалась из вздувшейся головки члена и залила ей ляжку.

Чувствуя, что подходит следующий оргазм, я резко отодвинул ее руку и стремительно склонившись над ней, накрыл собой ее горячее упругое тело. Она податливо раздвинула подо мной ноги и мой член, практически без моего участия самостоятельно отыскал дорогу в слизистый колодец ее обильно увлажненного влагалища. Оно всосало его без остатка, радостно пульсируя и сжимаясь на нем. Рита счастливо застонала и вскинув бедра, стукнулась о мой лобок. Движимые взаимным желанием, мы дружно задвигались.

Рита оказалась послушной, страстной и отзывчивой партнершей, беспрекословно исполняющей все мои желания.

Я остался у нее и мы всю ночь напролет упивались любовью.

Ее пухлая щель радостно принимала мой член и я нежился в пышущей жаром глубине ее страстного тела.

— Ты, удивительно подходишь мне, — обвивая меня руками, призналась она. — Я чувствую весь твой член и меня безумно возбуждает, когда ты сосешь мою грудь. Тогда мне хочется стонать и кричать от блаженства. Не знаю, как ты, а я готова спать с тобой всю свою жизнь.

Мне было очень приятно слышать это от молодой, пылкой девушки.

Весь следующий день, пока ее не было дома, я с нетерпением ждал ее появления, потому, что уже стосковался по ее отзывчивому горячему телу. Едва она появилась, я бросился к ней и мы слились в страстном поцелуе. Срывая друг с друга одежду, мы стоя слились плотью и обхватив друг друга руками, жадно наслаждались соитием.

— Ты давно стала женщиной, — спросил я, отдыхая рядом с ней после продолжительного и бурного секса.

— Да, очень рано. Знаешь с какого возраста? С одиннадцати лет.

— Вот как! Неужели, так рано?! — удивился я. — Неужели, уже можно спать с такой маленькой девочкой?

— Да, в некоторых случаях можно. Можешь не сомневаться. Я ведь очень сильно отличалась от своих более хрупких сверстниц своим физическим развитием и благодаря массивному телосложению, была рано созревшей девочкой. Грудь у меня стала появляться еще в десять лет, и за год выросла почти такая же, как сейчас. Это сейчас она мягкая, а тогда она была упругая и твердая, как камень. Если ее щупали, порою мне было больно.

— Ты, наверное, какому-нибудь мальчишке дала? Соседу своему? — спросил я, почти уверенный в ее утвердительном ответе.

— Нет, одному дачнику. Он у нас летом жил. Комнату снимал, и все время, пока у нас жил, спал с мамой.

— Как же это случилось? Ты сама захотела отдаться ему? Наверное, тебе захотелось как можно скорее повзрослеть, и стать настоящей, взрослой женщиной?

— Нет, все было иначе. Был очень жаркий день. Чтобы хоть как-то спастись от жары, я мылась в бане прохладной водой. Понимаешь, в нашей бане, дверь постоянно без запора. Вот он как только увидел, что я пошла в баню, переждал, пока я разденусь, затем, немного погодя, когда я была голая, он пришел ко мне.

— Представляю, как ты испугалась, увидев его. Бедненькая.

— Ой! Не говори! Еще как, испугалась. Стою перед ним, а ноги от страха отнялись, стали, как ватные. Хочу закричать, а не могу, горло перехватило. У него, он был такой большой член. Мне он показался ужасающе большим. Торчит кверху головкой, к самому пупку.

— Он, был крупнее моего?

— Нет, что ты! У него был член чуть-чуть меньше твоего, но все равно тогда мне было очень страшно, я ведь еще не знала мужчин и понятия не имела, что с ними можно упиваться близостью. Тогда мне это казалось очень стыдно и противно. Ведь я была молоденькой, совершенно неопытной девчонкой. И еще ничего не знала. Хотя кое-что, я уже понимала.

— Значит, ты понимала, чего он от тебя хотел?

— А как же? Разумеется, понимала, — улыбаясь, ответила Рита. — Все деревенские девчонки знают, что с ними могут делать наедине мужчины. К тому же, я много раз видела, как он маму,... любит в постели. Она нравилась ему, и он каждый вечер проводил в ее постели. Ох и кричала же она! Он доводил ее до полного изнеможения.

— Что дальше было? Он, повалил тебя? Взял на полу?

— Нет. Стал наступать на меня, я попятилась назад, ну он меня и прижал к стене. Быстро засунул колено мне между ногами, и силой раздвинул их. Я ощутила, как внизу живота в меня входит что-то очень твердое. Оно входило и заполняло меня внутри.

— Тебе было, наверное, очень больно? Ведь у него крупный член, а ты была еще сравнительно маленькой девочкой и твоя половая щель тоже была маленькая и пухленькая, — с каким то сладострастным любопытством спросил я. Этот рассказ, чрезвычайно возбуждал меня. На месте этого мужика, я представлял себя и словно чувствовал, как входит мой член в ее сладенькую невинную еще безволосую щелочку.

— Да нет. Мне не было больно. Он коротко хакнул, и мгновенно вошел в меня. Придавил животом к стене и давай и давай прессовать меня всем телом.

— Ты что уже не девушкой была?

— Почему? Девушкой. Просто у некоторых это случается без боли и крови.

— Что ты при этом чувствовала?

— Ничего, такого, кроме ужасающего стыда. Ведь я была еще молоденькой девочкой, а тут со мной такое вытворяют, пихают внутрь большущий, противный член. Но, постепенно мне это стало нравиться. Он стал спать со мной каждое утро, едва мама уходила на работу. Будил меня, потом ложился в мою постель и залезал на меня. После этого, я стала быстро полнеть, набирать тело. Он обожал сосать и мять мои груди.

— Тебе было приятно, когда он сосал их?

— Ужасно. Когда он сосал, в моем теле возникало сильное томление. Во мне стремительно зарождалось и росло желание. Потом, я уже сама просила, умоляла его, чтобы он взял меня. Я стала полноценной женщиной. Мне кажется, что мама догадывалась обо всем, но страшась вызвать его гнев, молчала.

А потом, мама из-за меня все же поругалась с ним, затем рассталась, и снова вышла замуж. Ее новый муж был водителем грузовика, приехал к нам, помогать возить урожай от предприятия и познакомился с ней. Уволился и остался у нас. Я заметила, что он с жадностью смотрит на меня, а когда встречал меня в узком месте, забирался за пазуху, тискал мне груди.

Уже через неделю после свадьбы с мамой, забравшись ко мне постель, и когда я спала, сделал меня своей любовницей.

Однажды, у меня осталась ночевать подружка. Катя была такая же крупная и полнотелая девушка, как я. Пожалуй, даже чуть-чуть полнее меня. У нее очень широкие бедра и тяжелые, большие, совсем зрелые груди. Мои груди меньше ее грудей почти раза в два. Выпирая из тесного для них лифчика, они торчали, у нее как два спелых арбуза. Отчим, как увидел ее, так и прилип к ней жадным взглядом. Я сразу сообразила, что он непременно постарается ночью овладеть ею.

Я знала, что Катя еще невинная девочка, хотя в школе и в селе мальчишки часто приставали к ней, предлагали ей дружить. Она была очень стеснительна и всем отказывала. Она постоянно стыдилась своего крупного тела, поэтому не ходила на уроки физкультуры. Крупная грудь и тяжелый зад, мешали ей бегать.

Он пришел к ней, едва лишь мы легли спать. Я спала на узкой кровати, а Кате, как гостье, уступила свою, более широкую и удобную, двуспальную кровать. Катя кажется уже успела заснуть.

Я услышала тихий, так хорошо знакомый мне скрип открываемой двери.

— А где же в это время была твоя мама?

— Мамы в то время дома, как раз не было. Она лежала в больнице, поэтому ему было некого бояться, меня же, как помеху он, просто не принимал во внимание.

Он тихо подошел к ее кровати, и мгновение спустя, я услышала сдавленный приглушенный вскрик Кати, ее тихие жалобные мольбы и плач. Затем, недолгие звуки борьбы, ее короткий приглушенный вскрик, и, кровать размеренно и тяжело заскрипела под ней.

Была ясная лунная ночь. Полная луна заливала ярким светом комнату и было хорошо видно, как равномерно двигаются, сходясь и расходясь в стороны ее поднятые белые колени.

Круто изогнувшись, размеренно двигая задом, сладко чмокая, он сосал ее большую грудь. Ее мольбы, вскоре сменились вздохами всхлипами и стонами, в которых звучало испытываемое ею наслаждение Катя, все же, была давно готова стать женщиной, лишь ее редкостная стеснительность оттянула этот миг. Лишь отчим мог овладеть ею, и то, поборовшись с ней.

До этого, как близкая подруга, она была откровенна со мной и часто говорила мне, что ночью ее часто томит телесное желание, но она стесняется дать кому-нибудь. К тому же наши мальчишки так болтливы. Стоило бы ей дать кому-то из них, уже через час это стало бы известно всем мальчишкам и ей бы пришлось давать всем подряд, иначе они бы разболтали о ней взрослым. А здесь был настоящий и очень опытный в обращении с женщинами мужчина, который никогда не скажет, что обладал и наслаждался ее телом.

Через десять-пятнадцать минут, он довел ее до такого состояния, что она не могла сдерживать громкие стоны наслаждения. Так же, как и я на ее месте, она послушно встала на четвереньки и послушно покачивалась перед ним, пока он имел ее через зад. По собственному опыту я знала, как это приятно. Я слушала и остро завидовала ей.

Катя наверное очень удивилась, когда оставив ее, он, спокойно, перешел ко мне. Я приняла его без сопротивления, и издавая громкие возгласы блаженства, страстно отдалась ему. Он умел ублажить меня.

— Ты слышала, что было со мной? — Застенчиво спросила она у меня. — Он пришел, и насильно взял меня. Что же сейчас со мной будет?

— Конечно слышала. А ты слышала, что он делал со мной?

— Конечно, слышала. Ты же так громко стонала. Тебе было приятно с ним?

— Очень. Ты Катюша не бойся, я никому не расскажу, что он делал с тобой и со мной. Пусть это будет нашей общей с тобой тайной. Лично я не хочу, чтобы это узнала моя мама. Она очень расстроится, узнав, что ее новый муж, тоже спит со мной. Ведь прежнего отчима, она выгнала из-за меня. Это он сделал меня женщиной.

— Рита, он просил меня приходить к нему еще.

— И, что? Ты, будешь ходить к нему?

— Я, не знаю. Это же, наверно, нехорошо по отношению к твоей маме. Как ты думаешь?

— Тебе нравится то, что он делал с тобой? Я, слышала, как громко ты стонала от наслаждения. Он великолепно умеет любить.

Она, смущенно покраснела. — Да, очень понравилось. Мне было необычайно приятно с ним. Но, мне, очень стыдно. Я представить не могла, что кто-то может касаться моего тела, страстно любить его. Он, трогал меня везде и шептал, что я настоящая соблазнительная женщина и он хочет как можно чаще встречаться, чтобы любить меня.

— Так в чем же дело? Ходи к нему, раз он приглашает тебя, вот и все. Получай удовольствие. Тебе ведь приятно это. Это было очень хорошо слышно.

— Да! А, что если, я забеременею? Что мне тогда делать. Меня же, тогда, все засмеют.

— А ты старайся лучше предохраняться. Лично я, чтобы не влететь, глотаю специальные таблетки и все нормально.

— Ты поделишься ими со мной? Я очень боюсь забеременеть.

— Обязательно. Я дам их тебе. У меня их много.

— Где ты их взяла.

— В аптеке. Когда ездила за покупками в город. Значит, тебе понравилось, как он любит тебя.

— Ты знаешь, да, понравилось. Но, мне было очень стыдно перед ним. У меня такие жирные бедра, а уж грудь. Она же очень крупная! Это просто ужас какой-то! Но, дяде Ване она почему-то наоборот очень нравится. Ты, знаешь, когда он все это делал со мной, он все время ее сосал. Это невообразимо возбуждает.

— Я знаю, как это приятно. Мне он тоже всегда сосет грудь в это время. М-м-м, это так приятно. Я всегда кончаю, когда он мне сосет мне грудь.

— Ты кончаешь? А у меня еще не получается.

— Не все сразу. Я тоже в первый раз, кончила лишь через две недели, после того, как первый раз занималась любовью.

— Тебе по крайней мере не так стыдно перед ним. Твоя грудь не такая большая, как у меня.

— Не думаю, что она намного меньше.

— У меня грудь, просто огромная. Смотри.

Она расстегнула кофточку и раздвинув ее, показала Рите свою грудь с длинным торчащим соском. Рита потрогала его. Он был твердый и чуть сморщенный.

— Ой! Он стал такой чувствительный. Ты коснулась его, а меня словно током прошило. Даже твое прикосновение мне приятно сейчас.

— Можно ее потрогать?

— Трогай. Только, давай, я сниму кофточку, чтобы не мешала тебе.

— Слушай, давай разденемся.

— Зачем? — Стыдливо краснея, спросила Катя.

— Сравним наши груди. Интересно посмотреть, чья грудь больше и лучше.

Поглядывая друг на друга девушки сняли кофточки. Они обе не носили лифчики. Заметив, что Рита сняла и трусики, Катя послушно последовала ее примеру.

Как оказалось, они имели отлично сформировавшиеся фигуры, с широкими женственными бедрами и крупными полушариями молодых упруго покачивающихся грудей. Девочки сошлись вместе и дружно потянулись друг к другу. Обнявшись они прижались грудями и начали гладить друг друга по попкам, спинкам и ляжкам. Катя совершенно забыла о недавней застенчивости. Прижавшись к Рите бедрами, она терлась пухленькой щелью о ее половой орган. Их губки набухли и увлажнились.

Возбужденные происходящим девочки подошли к кровати и повалившись на нее, принялись страстно тереться друг о друга. Перевернув подружку Рита оказалась между ее горячих ляжек, и сев на нее, стала размеренно двигаться, прижимаясь раскрытой щелью к ее влажной половой щели. Их торчащие клиторы то и дело соприкасались, вызывая у них томные вздохи наслаждения.

Зайдя к падчерице Иван застиг их за этим возбуждающим занятием. Увидев его, засмущавшаяся Катя, быстро спрятала лицо на груди подруги. Он увидел ее большой крепкий зад с крупными шарами белоснежных ягодиц. Быстро сбросив одежду, он лег за ее спиной и преодолев легкое сопротивление девушки, быстро вошел в нее сзади.

— Рита! Риточка! Ой, я не могу! — Страстно зашептала она, прижимаясь лицом к груди Маргариты. Разгоряченная его действиями, она нащупала губами крупный сосок и начала жадно сосать ее грудь, качаясь от толчков мужчины.

Разомлевшая от ее ласк, Рита блаженно закрыла глаза. Ей было хорошо.

Для Ивана вдруг наступили сказочные времена. У его красивой падчерицы, оказалась тоже очень милая, соблазнительная подружка. Увидев ее, он так захотел ее, что отбросив всякую осторожность, насильно овладел ею. Первые мгновения, она горько плакала и ему пришлось применить весь свой опыт, чтобы ее слезы высохли, а плачь, превратился в сладострастные стоны.

Обе девочки стали его постоянными любовницами. В отличие от жены, он мог часто приходить домой и почти всегда заставал там девочек. Раздев их и уложив на кровать, он сношал сначала одну из них, одновременно подготавливая ласками другую. В то время, как одна со стонами покачивалась от толчков его члена, другая извивалась и стонала под его ртом, сосущим ее грудь или клитор.

Так же как и его жена Татьяна, мама Кати много времени проводила на работе. Как-то раз, не застав Катюшу у падчерицы, Иван пришел к ней домой, и долго наслаждался ею в ее девичьей спальне. Он стал приходить к ней постоянно, потому что ему понравилось, заниматься с ней наедине сексом. Если в присутствии подруги, Катя стеснялась открыто проявлять свои чувства, то наедине с ним, вела себя открыто, позволяя делать с собой все, что ему хотелось.

Вернувшись домой, Татьяна Дмитриевна услышала доносящиеся из комнаты дочери ее громкие стоны под аккомпанемент частого скрипа кровати. Почуяв неладное, думая, что ее насилуют, она схватила кочергу и бесстрашно ворвалась в ее комнату. То, что она увидела в спальне дочери, неимоверно ошеломило женщину. Разбросав полные ноги, Катюша лежала ничком. Под ее животом лежало свернутое валиком одеяло, отчего ее большой зад высоко вздымался вверх. Лежащий сверху мужчина сношал девочку прямо в... зад!

То, что она увидела, свидетельствовало, что это не изнасилование, что лежащий на дочери мужчина, ее постоянный, привычный любовник. Это в ее то юном возрасте! В ее двенадцать, с небольшим хвостиком, лет!

Она, не раздумывая, ударила его по голому заду. Вскочив с девочки, мужчина обернулся к ней и Татьяна невольно ахнула от стыда, увидев его возбужденно торчащий, и от того, казавшийся особенно внушительным, член. Она узнала нового мужа своей подруги и это еще сильнее раъярило ее. Они сцепились и начали яростно бороться. Стыдливо вскрикнув, Катя вскочила с кровати и выбежала из комнаты.

С Татьяной, которая часто приходила к его жене, у него до сих пор, были неплохие, даже дружеские, отношения. Они при встречах шутили, а Татьяна по-женски немного кокетничала с ним. Но, сейчас увидев его лежащего на дочери, она превратилась в настоящую озлобленную фурию. Их схватка была бурной и жестокой. Сцепившись в объятиях, они с ожесточением катались по полу. Татьяна то и дело лупила его, сначала кочергой, которую он почти сразу вырвал у нее, затем тяжелой рукой.

Во время их схватки, ее платье мигом превратилось в лохмотья. Лифчик лопнул, и из разорванной до пояса прорехи, наружу вывалились большие белоснежные груди.

Поняв, что если он по-мужски не приручит ее, то она все расскажет его жене, и тогда его ждут крупные разборки с ней. Следуя своему плану, Иван приложил все усилия, чтобы незаметно избавить ее от остатков одежды. Схватив за резинку ее трусов, он без труда порвал ее. В пылу схватки Татьяна этого даже не заметила. Но, вскоре, когда они сползли с ее широких бедер, она внезапно ощутила прикосновение его члена к половой щели, все ее чувства сосредоточились на этих волнующих ощущениях. Ее гнев угас сам собой, и она стала бороться с ним, чтобы, не отдаться ему, по-женски не уступить, потому что она, поняла свое влечение к нему.

Но, он оказался сильней ее, женщины, и вскоре она лежала распластанная под ним. Она увидела, что приподнявшись над ней, он направил член в ее беззащитную половую щель, а она не могла... и не захотела, помешать ему.

Резкий толчок его члена, неудержимо ворвавшегося внутрь ее тела, заставил ее вскрикнуть. Этот вскрик выдавал ее с головой. В нем было все, радость соединения, наслаждение, сладостная боль от резкого вторжения.

Иван быстро двигался, глубоко засаживая его во влагалище резкими толчками, не обращая внимания на болезненные удары ее кулаков, которыми она показывала, что вроде бы, не хочет его, что он без спроса насилует ее.

Разомлевшая от мощных и нежных толчков его полового органа, Татьяна постепенно смирилась, сдавшись на милость более сильного победителя. Удобнее поставив согнутые ноги, она обняла его и, отбросив притворство, начала страстно подмахивать ему.

— Эх, завидую я ему! Неплохо же он пристроился, — заметил я. — Заимел сразу двух прекрасных женщин, и двух молоденьких страстных девочек.

— Да, — согласилась Рита. — С той поры, тетя Таня стала его пылкой возлюбленной, но он не забывал и нас с Катей. Особенно Катю. Тетя Таня знала, что она его любовница, но мирилась с этим, хотя очень ревновала его к ней. Тетя Таня и Катя, родили от него младенцев почти в одно время. Узнав о его измене, мама мгновенно выгнала его из дома и он навсегда ушел жить к ним. Они до сих пор живут втроем. А я, тогда, сделала от него аборт. Не захотела рожать.

— Молодец, что не захотела. Скажи Рита, а я нравлюсь тебе, как мужчина. Ты ведь, когда я пришел к тебе, совершенно не сопротивлялась мне.

— Я, как только увидела тебя, поняла сразу, что если ты захочешь меня, я, не буду отказывать тебе, — ответила Рита, прижимаясь ко мне.

— Мне показалось, что ты кончила, когда рассказывала мне?

— Даже два раза. Ты мне ужасно нравишься.

— А тебя он пробовал в попу? Она у тебя такая соблазнительная.

— Какой ты! Ну, конечно, пробовал. Мне не понравилось. Ничего хорошего. Я ничего не чувствовала, кроме, разве что, боли.

— А мне позволишь попробовать твою соблазнительную попочку? Мне так хочется воткнуть в нее. Узнать, что чувствовал он, когда любил в нее тебя.

— Как хочешь. Ты можешь делать со мной все, что хочешь.

У нее оказалась очень тесная и горячая внутри попка. Я долго гонял в ней членом, пока не кончил два раза. Все это, не вызывало у нее какого-либо беспокойства, из чего я заключил, что она привычна к этому способу сношения, что меня весьма устраивало.

Жизнь с моей милой племянницей вернула меня в прежнее русло. Но, Рита по-настоящему любя меня, решила сделать мне приятный подарок.

Был Новый Год и она привела к нам двух однокурсниц, мотивируя это тем, что им попросту негде праздновать его. Я благоразумно не возражал, хотя был бы рад провести праздничные дни наедине с ней.

Мы мило посидели за столом, болтая, выпили несколько фужеров шампанского, затем танцевали. Девушки были очень веселы, общительны со мной и необычайно милы. Танцуя с Леночкой, стройной золотоволосой красавицей, я не удержался и нежно чмокнул ее в персиковую зарумянившуюся щечку. Повернув ко мне свое улыбающееся личико, обдавая меня запахом вина и шоколада, она нежно и страстно поцеловала меня в губы. Я покосился на танцующую рядом Риту и увидел ее одобрительный смеющийся взгляд. Она явно поощряла меня.

Веселиться, так веселиться по настоящему. Я обнял милую Леночку и прижимая к себе ее тугое тело, надолго прижался к ее свежим припухшим губкам. Тихонько застонав, она пылко прильнула ко мне бедрами, прижимаясь прямо к моему твердо торчащему под брюками бугру.

Чем дольше длился наш поцелуй, тем сильнее трепетала она в моих объятиях. Ее нежные щеки пылали, а большие ярко-бирюзовые глаза томно закрылись.

Отвечая на мой поцелуй, не скрывая своего желания отдаться, она страстно терлась об меня бедрами, раздражая свою щелочку о мой возбужденно бугрящийся член.

Плюнув на условности, в уверенности, что девочки меня поймут, я подхватил девушку на руки и отнес в спальню. Положив ее на кровать, я поднял платье и увидел под ним крохотные кружевные трусики, такие прозрачные, что сквозь их ткань отчетливо просвечивалась ее маленькая, покрытая золотистыми волосиками половая щель. Стащив их до колен, я поднял ее послушные стройные ножки, и положив их на плечи, туго вошел в мокренькую от желания щелочку. Она пылко застонала и судорожно вытянула вверх ноги.

Мой член со смачным чмоканьем быстро заскользил в ее пульсирующей щелочке. Каждый толчок, вызывал у Леночки сладострастный стон блаженства. Я понял, что она обожает это дело и, скорее всего, племянница не просто так привела ее в гости.

Когда мы с Леночкой вернулись в зал, черноокая украинка Ирина, окинула меня внимательным преисполненным нескрываемого любопытства взглядом.

Покачиваясь от усталости Леночка тяжело плюхнулась в кресло, и замерла, томно откинувшись на спинку. Я заметил, с какой завистью полнотелая хохлушка смотрит на нее. Мы встретились с ней взглядами и ее смуглые щеки густо окрасились красивым вишневым румянцем. Она тотчас отвела от меня взгляд.

Что ж, судя по всему, мне предстоит провести очень развеселую ночку. И, славно потрудиться в постели. Ведь моя милая и страстная девочка Риточка тоже пожелает получить свою порцию удовлетворения. Три девочки одновременно, не плохой выдался праздник.

Сидя рядом со мной, Ира тесно прижималась ко мне, показывая этим, что страстно жаждет меня. Болтая о, том, о, сем, я неприметно поглаживал ее тугое бедро. Ее и без того румяные щеки стремительно раскалялись. Догадываясь о моих проделках, Риточка лукаво улыбалась.

Неожиданно вскочив с дивана, Ира пошла в спальню.

Ого! Насколько я понял, девочки пришли к нам не только погулять, но и хорошенько потрахаться. Видимо, моя милая племянница Ритулька, заранее подобрав соответствующих подружек, хорошо проинструктировала их в отношении меня.

Лично я, только рад этому обстоятельству и готов пахать на этой благодатной ниве до полного изнеможения. Под сопровождающими взглядами девочек, я отправился вслед за ней.

Задумчиво склонив голову, Ира стояла со спущенными к коленям трусами. У нее был такой сексуально — зазывающий вид, что расстегивая на ходу брюки, я выудил член. Она успела лишь разогнуться, в этот момент, я крепко обнял ее и не медля ни секунды, засунул член в ее пушистую щелку. Отпрянув от меня, словно защищаясь от меня, она подняла руки, но я удержал ее и мой член погрузился в волнующую влажность тесной пещерки. Ее ягодицы сжались под моими ладонями. Стоя передо мной со спущенными трусами, она стала пылко подмахивать мне.

Наверное в это время, у нас был вид спаривающихся в подъезде малолеток. Она осознавала это и ее, точно также возбуждало сознание эротичности нашего вида. Низ Ирины выгодно отличался от стройных тел девочек. Мне отдавалась практически зрелая женщина, с волнующе пухлыми половыми губами и упруго вминающимся животом, касания которого, вызывали у меня вспышки страстного желания.

— Ира, милая ты хотела бы продолжать наше знакомство? Мне так приятно с тобой!

— О, да! Очень хочу! Ритуля не соврала мне, обещая фантастическое блаженство с Вами, — Пылко подмахивая мне, жарко выдохнула она. — Вы изумительный мужчина.

— Скажи моей Рите, что ты можешь жить вместе с нами. Тебя устраивает такой вариант?

— Конечно, устраивает милый! — Немедленно перейдя на «ты», быстро ответила она. — Я в восторге от твоего предложения.

— Ты ведь сейчас живешь в общежитии Вашего института?

— Нет, на квартире, но это ничем не лучше, к тому же, мне приходится дорого платить за нее. Твое предложение переехать к Вам, очень кстати для меня.

— Вот и переезжай к нам. Мы отлично уживемся втроем.

— Есть еще Оксана. Это моя младшая сестренка. Она сейчас дома, потому что, постеснялась поехать с нами. Я не могу оставить ее одну. Мы с ней снимали квартиру на двоих.

— Без проблем, если у тебя есть сестра, я полагаю, она не будет мешать нам. Ты понимаешь, что я имею в виду?

— Отлично понимаю. Больше того, милый, она не будет возражать против близкого знакомства с тобой. Так что и здесь ты не прогадаешь. Она очень красивая, сексуально привлекательная, и безумно обожающая страстный секс, девушка.

— Тем более, тем более, Ирочка. Собирайте вещи и звони мне. Я приеду и немедленно перевезу Вас сюда.

Шумно дыша, мы быстро двигали бедрами. Мой член нежился в ее нежно сжимающемся удивительно уютном влагалище. Я понял, что Ира станет для меня настоящей сексуальной находкой. Было заметно, что ей очень приятно заниматься со мной любовью. Она отвечала мне страстно и жадно. Сжимая ее полные ягодицы, я прижался к ее животу и мы разом кончили.

— Я, обожаю тебя, — выдохнула она, сочно поцеловав меня в шею.

— Я без ума от тебя моя милая девочка. Ты не расстроишься, если я еще немного развлекусь с твоими подружками?

— Но, чтобы это было в последний раз. Я больше никого из них, кроме Риты и моей Оксаны, не подпущу к тебе.

— Договорились, милая. Ты, великолепна!

Она действительно безумно понравилась мне. Увидев на кухне племянницу, я подошел к ней и с признательностью поцеловал ее в губы. Она очень удивилась.

— За что такая нежность любимый дядюшка?

— Это за Иру. Она для меня настоящий подарок! Поэтому моя любимая племянница завтра она и ее сестра переезжают к нам.

— Ирка будет жить с нами? — С изумлением спросила Рита. Она поняла что ее монопольным правам на мои нежности пришел конец.

— Переезжает, но на наших с тобой милых отношениях это, совершенно не отразится. Так что можешь не волноваться. Ты моя первая и самая, самая любимая девочка.

— Ты прав, для меня это очень важно. Ведь я по-настоящему, как женщина, очень страстно люблю тебя и не представляю без тебя свою жизнь.

— Как же наши родственные узы?

— Фи! Мы с тобой уже столь дальние родственники, что это не имеет значения. Ты же знаешь, что я никогда не брала их в расчет. Я видела в тебе лишь чертовски приятного в постели мужчину. И не более того.

— Знаю. У нас с тобой, моя лапочка, все, как было.

В подтверждение этого, я взял ее за грудь и нежно стиснул. Как обычно в таких случаях, Рита прильнула ко мне и стала жадно щупать мой член.

— Потерпи, скоро, пойдем спать и тогда...

— Давай, я отправлю девчонок домой.

— Ты знаешь сколько уже времени? Или мне развозить их на машине? Мне что-то не хочется. Пусть уж лучше спят у нас.

— Прости, я забыла.

— Если тебе не терпится, иди, приготовь постель. Рассчитывай ее на всех.

— Придется постелить на полу, — сразу же решила Рита. — А если кто-то захочет спать с удобствами, им мы отдадим кровать.

— Отлично.

Узнав о перспективе спать на полу девочки переглянулись и сконфуженно краснея, дружно промолчали. Никто из них не изъявил желания воспользоваться кроватью. Погасив освещение, я принялся молча раздеваться и забравшись под одеяло, стал ждать развития событий. Ко мне первая, конечно же скользнула Риточка и прижавшись к боку, принялась щупать мой восставший член.

Переговариваясь шепотом, девочки быстро разоблачились и чуточку помявшись, забрались в постель.

К моему боку прижалась какая-то девчонка и я погладил ее по ножке. Она дернулась, но ее плотно прижали подруги и ей пришлось смириться с этим. Понемногу они освоились с моим присутствием и стали играть в — «угадай, кто рядом с тобой?». То одна, то другая ручка, вскользь касалась моего члена, и сразу отдергивалась, ее место занимала другая рука и я вскоре ощутил, что у меня кончается терпение.

Не имея силы тратить время на уговоры, я повернулся к своей милой племяннице и погладив ее по ножке, потрогал щелочку. Она была конечно же влажная. Перекинув через нее ногу, я лег сверху и дрожа от нетерпения, пылко вогнал ей. Поняв, что происходит, девочки притихли и затаились. Ритуле было тоже совестно отдаваться при них, но ее сексуальное желание было очень велико, поэтому, она постепенно стала подмахивать мне. Зато я, не стыдясь совал членом. И разгоряченная сексом Рита, стала страстно отвечать мне.

Ира и ее сестренка с радостью переехали к нам. Оксана оказалась стройной милой девушкой, отдаленно похожей на сестру. Общего у них было стройные фигуры, красивые бедра и груди. Забавно смущаясь, кокетничала со мной и когда я позвал ее сходить вместе на чердак, за кроватью и матрацами, она охотно пошла со мной. Едва выведя ее из комнаты, я завернул к себе и закрыв дверь, обнял ее. Закрыв глаза она подставила мне полные губки. Целуя ее, я жадно щупал ее упругую грудь. Подняв на ней юбку, я стащил с нее трусы и положив поперек кровати, взял ее. Обнимая меня, она охотно стала помогать мне.

Когда мы пришли, понимая, чем мы занимались, девушки лукаво усмехнулись над нами. На щеках Оксаны еще не погас румянец возбуждения. Эта девочка очень понравилась мне.

Когда мы легли спать, обе сестры пришли к нам и под покровом ночи не пропуская никого, я любил своих милых девочек.

Узнав, что моя девочка в тягости, мы с Риточкой поговорили на эту тему и совместно решили узаконить наши отношения. Вскоре мы с ней расписались в ЗАГСе.

Когда она вернулась из родильного дома, беременная Оксана помогала ей ухаживать за малышом. Ей тоже предстояло стать матерью моего ребенка.

Пока я не мог спать со своими девочками, Ира оставалась моей единственной женой. Но это не надолго. Скоро я снова буду полностью счастлив со своими любимыми женщинами.

1 декабря 2002 г. — 25 мая 2005 г.

E-mail автора: Severin809@rambler.ru