Наверх
Порно рассказ - Эмма моя горячая Sexwife
Они были женаты около шести лет. Обычная среднестатистическая семья: муж — научный сотрудник, гениальный ученый с умными глазами, неприхотливый и хрестоматийный в быту. Жена — директор спорткомплекса, а по совместительству спортсменка, властная, красивая женщина. Ее зовут Эмма, а его Родион.

Все началось месяц назад, когда ученый муж стал замечать несвойственное поведение Эммы. Она приходила с тренировок необычайно веселая, с задорными глазами и блуждающей улыбкой на устах. Она порхала по дому, словно бабочка, проявляла нежную заботу о муже и каждые три минуты приставала с обнимашками. Муж решительно не понимал метаморфоз в ее настроении. Куда делась грустная и уставшая от обыденности Эмма?

Она бродила по дому в одних трусиках и в пушистых шлепанцах на каблуках, врывалась в кабинет занятого очередной научной статьей супруга, становилась в позу возле его письменного стола и начинала призывно крутить попкой. Родион делал вид, что сердится и недосуг заниматься ему всякими глупостями, а сам не мог отвести взгляда от прелестной фигуры жены. Таких как Эмма называют женщина в теле. Она не была толстой, напротив, на совершенном теле не было ни одной жиринки, крепкие, высокие ноги, упругие ягодицы, широкие бедра и очень большая грудь. Своя, данная ей с рождения. Родион был без ума от своей супруги и был бесконечно благодарен ей за вселенское терпение и понимание. Он мог работать ночью, сутками напролет, забывая о том, что в спальне лежит молодая, красивая, обнаженная женщина, которой требуется порция любви и ласки. Мог отбыть на симпозиум на несколько недель, забывая звонить ей или всячески напоминать о себе незатейливыми сообщениями. А она все понимала и прощала, такая вот она Эмма, терпеливая, как жена Одиссея.

— Я дома! — послышался ее голос из прихожей. Родион не отреагировал должным образом, то есть он кивнул головой, но ясное дело Эмма этого не видела. Он решал очередную задачу, глубоко спрятав пятерню пальцев в своих волосах. Это помогало ему сосредоточиться на главном. А главным для него была наука.

Эмма подошла к супругу и, нежно обвив его за плечи, поцеловала в шею. Он отстраненно погладил ее по руке, не отрываясь от монитора. Решение было где-то близко, а он никак не мог понять какой он, правильный ответ.

— Я скучала по тебе. Представляешь, сегодня на бодибилдера штанга упала. Думала каюк придет молодцу, ан нет жив, здоров, только страшно напуган, — улыбаясь, она рассказывала ему свои рабочие новости, которые казались ей очень важными и первостепенными.

— Да, конечно дорогая, — невпопад ответил Родион и сильнее сжал жесткие волосы рукой.

— Ты меня не слушаешь, — возмутилась женщина.

— Нет любимая, давай позже поужинаем.

Эмма вспыхнула и покинула кабинет, громко хлопнув дверью. Раздраженная, она распахнула на кухне окно и закурила. «У всех мужья, как мужья, а мне достался самый дохлый и замшелый вариант. Мало того, что в постели ни на что не годен, и даже не пытается реабилитировать полный провал в сексе повышенным вниманием и лаской! Неужели он не понимает, что я хочу секса! Грубого, долгого, жесткого, хочу, чтобы в меня входил твердый, каменный член, а не полувялый задохлик! Надоели мне его карамельно-сиропные отлизывания раз в месяц и забег на короткую дистанцию за 4 минуты и 16 секунд, как будто возле него стоит тренер с таймером. Завтра же присмотрюсь к посетителям клуба и найду себе достойного любовника!» Такое волевое решение приняла Эмма.

Она сидела в душном кабинете спорткомплекса, когда в дверь постучали.

— Эмма Савицкая? Здравствуйте, я от господина Стрижецкого. Перед Эммой возник высокий, накаченный мужчина, настоящий альфа-самец. Она улыбнулась во весь рот и произнесла:

— Янис Кесиди? Меня предупредили. Чуть позже я выдам вам золотую клубную карту, чтобы Вы беспрепятственно могли входить в здание. А сейчас проведу Вас по комплексу.

Этот человек пришел устраиваться на работу тренером по греко-римской борьбе. Янису 27 лет, он грек по отцу, мама украинка, имеет прекрасные рекомендации от предыдущего работодателя, хорошего знакомого Эммы. Мужчина — настоящая находка для спортклуба. Эмма устроила ему отличную экскурсию, показала что где находится. Особенно его впечатлил огромный бассейн и сауна.

— Меня все устраивает госпожа Эмма, — сказал Янис. Как он меня назвал, госпожа?! Ей настолько понравилось это обращение, что она моментально зарделась и почувствовала неизведанную доселе власть. Власть над всеми мужчинами в мире. Да любой мужик станет моим, стоит мне только этого захотеть! — высокомерно подумала она о себе. Странно, но раньше эти мысли не посещали ее голову. Даже изменить горячо любимому мужу она считала постыдным и аморальным поступком. В конце концов, в сексшопе полно резиновых прибамбасов, возможно они решат глобальную проблему сексуального голода. Все стереотипы с шумом рухнули, как старый дом с появлением этого белозубого мужика греческого розлива.

Они находились в ее кабинете и подписывали трудовой договор. Эмма удобно расположилась в своем креслице и покачивала туфельку ножкой. Образованный Янис вознамерился изучить все 59 страниц рабочего соглашения. Изредка он поднимал на женщину свои красивые антрацитовые глаза, в обрамлении густых черных бровей и смерял жутким взглядом голодного льва, так что даже пяточки Эммы краснели. «Как же он красив, этот греческий бог, черт его дери! От него жутко пахнет сексом, как от шелудивого кобеля. Хочется скинуть все бумажки и лечь на стол, бесстыдно раскинув ноги». Ее высокая грудь тоже стала предметом интереса для Яниса, несколько раз она ловила его взгляд, блуждающий в области декольте. «Что ж, вот оно решение главного вопроса! Рыбка сама заплыла в сети. Сейчас или никогда!»

Эмма встала со своего места и решительно закрыла дверь на ключ. Она подошла к Янису и без слов села ему на колени, лицом к лицу и обвила руками за шею, ноги ее оказались по разные стороны стула. Женщина потерлась щекой о его синеватую щетину, а он тут же с грохотом отшвырнул гелевую ручку в сторону и крепко схватил Эмму за спинку, стал жадно целовать огромную грудь, невесть как державшуюся на такой тонкой талии. От нее сквозила необузданная страсть и откровенная похоть, даже воздух казался разряженным и наполненным неистовым желанием. Мужчине стало ясно, что сейчас не до церемоний. Он поднялся со стула вместе с ней, поддерживая ее внизу за попку, и закинул на стол, Эмма вцепилась в него своими сильными ногами, подавляя его волю и инициативу. Это был даже не поцелуй, а яростная борьба языков за право владения чужой территорией. Янис освободил ее грудь от оков рубашки и на секунду замер от восторга. Грудь Эммы напоминала форму глобуса, с сосками и ареолами темного цвета, чем ближе к соску, тем темнее. Только роковая женщина может позволить себе такую восхитительную грудь.

Он впился губами в одну грудь, другую сильно сжал, укусил за сосок. Эмма жарко задышала, то ли от боли, то ли от возбуждения. Все ее естество горело ярким огнем, отсутствие секса (пятиминутка с мужем не считается) сказывалось на ее состоянии. Безумие овладело ее, жажда секса была настолько сильной, что ей стало плевать, что видит она этого мужчину первый раз в жизни, что ей предстоит с ним работать бок о бок, что он возможно женат, или у него маленький член. Никаких мыслей подобного плана в ее голове не было. Она торопливо расстегнула его штаны, большими пальцами спустила его трусы и не глядя, нащупала руками член.

Твердый, толстый, чуть искривленный — такой боец скрывался в его штанах. Она оттолкнула Яниса, соскочила со стола и села на корточки перед ним. Эмма не видела никогда подобных красавцев, у мужа половой член был в раза два тоньше. Ей не терпелось попробовать этот ствол. И пусть она ведет себя как законченная блядь! Она это все равно сделает, назло врагам и на радость себе.

Эмма взяла в рот орудие и принялась посасывать его, поглаживать, как только умела. Она была не сильна в оральных ласках, но быстро поняла, что от нее требуется. А требовалась от нее одно захватывать орган как можно глубже и не царапаться зубами. Он не помещался во рту у нее, выскальзывал, оставлял мокрый след на щеке. Женщина не могла поверить, что этот член реальный, а не выдумка женщин-нимфоманок. Ей хотелось воспеть оду этому мустангу, обрамленному черными курчавыми лобковыми волосами, как Гораций воспевал богов. Эмма взяла в руки яички и немного поиграла с ними, перекатывая их в ладони.

Вскоре возбуждение обоих достигло апогея. Им не хотелось останавливаться на достигнутом, влажная киска требовала немедленного проникновения. Эмма небрежно сбросила остатки вещей, туфли снимать не стала. Она села на краешек стола и приглашающе раздвинула ножки. Янис провел рукой по стриженому лобку, чтобы убедиться в том, что женщина мокрая и хочет его. От прикосновения прохладной руки Эмма вздрогнула, словно очнулась ото сна, направила его член к входу и подалась на встречу. Греческий развратник с ней играл, он стоял на месте и иронично посматривал на разошедшуюся ни на шутку Эмму. Она фактически озверела, стала насаживаться на ствол, но он входил только наполовину, тогда она схватила его за ягодицы и резко притянула к себе. Громко вскрикнула от того, что он зашел полностью, замерла, немного привыкла к новому для нее размеру и принялась медленно двигаться.

Но не тут-то было! Янис будто ожил и стал резко трахать податливую киску, загонял глубоко и выходил почти полностью. Эмма не двигалась, она отдалась во власть боли и бесцеремонным фрикциям. Он хватал ее за бедра, оставляя синяки, не переставал сжимать соски и даже накручивал их, причиняя невероятную боль. Она хотела животной грубости и она ее получила. А теперь чувствовала себя грязной шлюхой, которую поимел неотесанный мужлан.

Кончал он ей в рот, грубо усадив на пол и взявшись за ее голову, не оставляя права выбора. Она не стала глотать сперму, а демонстративно сплюнула ему на туфли. Кто он такой, чтобы так обращаться со мной?! — разгневалась она. Растраханное влагалище ныло где-то глубоко внутри. Эмма вытерла сперму с губ и отвесила не хилую пощечину греку. «Убирайся» — твердо сказала она и указала подлецу на дверь. Янис спорить не стал, медленно оделся, поправил рубашку, все это время насмешливо глядя на нее, покрасневшую от возмущения. Поставил ногу на стул, вытер белоснежным платком капли собственной жидкости. И ушел. Эмма без сил опустилась на пол и уставилась в одну точку.

Следующие два дня Эмма старалась избегать нового сотрудника. Хорошенькое же она ему собеседование устроила, нимфоманка, старая, недотраханная сука! — крыла себя последними словами женщина. Как я вообще могла на такое пойти?! Что он теперь думает обо мне? Муки совести терзали ее на части. Она вспомнила, как пришла в этот вечер домой, шмыгнула в ванную, чтобы стереть следы пребывания другого мужчины. Даже после душа она чувствовала себя паршиво, соврала Родиону, что у нее начались месячные, а сама думала о том, что муж почувствует ее увеличенное влагалище и увидит красноречивые синяки на бедрах, будет скандал и развод. Проще было не допустить секса. Потом не могла уснуть и чувствовала себя гаже некуда.

— Эмма прости меня, — услышала она где-то рядом голос Яниса. Она сидела в комнате отдыха и смаковала зеленый чай, задумалась и не видела, как он вошел.

— Что?!

— Извини меня. Ну что я с тобой так грубо, мне показалось, что ты именно так хотела, — принялся оправдываться он.

— Уходи, зачем об этом? Я замужем, у нас ничего не может быть общего, я имею в виду личных отношений. Лучше забудь, я не знаю, что на меня нашло тогда, — поморщилась она от досады, от того, что приходится выяснять отношения с полузнакомым мужчиной.

— Я знаю, что ты замужем. И что несчастлива в браке, да-да, не удивляйся. О тебе любят посудачить сотрудники. Это нормально. Плох тот директор, о котором не говорят подчиненные. Ты уникальная женщина.

— Кому какое дело до моих отношений с мужем?! — вскипела она и случайно опрокинула кружку.

— Не злись, госпожа Эмма, хочешь, я буду тебя так называть? Я вижу в тебе огромный потенциал, — говорил Янис и проникновенно смотрел в ее глаза, будто не заметив ее неловкости.

— Что ты имеешь в виду? Какой еще потенциал, — уточнила Эмма, с тоской глядя на разлившийся по полу чай.

— Ты могла бы быть госпожой. Повелевать мужчинами, заставлять их тебя беспрекословно слушаться. Присядь, — она стояла перед ним, как изваяние, открыв рот от странного, пространного диалога. Что он несет? Какая госпожа?

Эмма села на удобный диван, провокационно закинув ногу на ногу. Янис присел перед ней на корточки и снял туфельки.

— Ты что делаешь? — удивилась она

Он проигноривал ее вопрос.

— Ты в чулках?

— Да...

Янис поднял ее юбчонку, взялся за резинку чулков и спустил их вниз, тоже самое он проделал с другой ножкой. Обхватил ступню и принялся нежно ее массировать. Эмма ухаживала за собой, пилинги, педикюры, увлажняющий крем, все это ухоженные ножки получали в полном объеме. От нежных прикосновений напряжение спало, тело стало каким-то ватным и чужеродным.

— Одну зону я нашел, — удовлетворенно сказал Янис.

— Какую зону?

— Эрогенную. Тебе же приятны мои поглаживания?

— Очень, — не стала лукавить Эмма.

— А так? — он поцеловал ее в середину ступни, а потом взял большой палец в рот и принялся его посасывать.

— Что ты делаешь? — выдохнула она. Боже, кто бы мог подумать, что массаж и облизывание ног могут вызвать такую бурю эмоций!

— Ты удивительная женщина, — восхвалял Янис ее, — Возбуждаешься за секунду. Я еще никогда не встречал таких чувственных женщин.

Конечно, эти елейные речи не могли оставить равнодушной Эмму, шутка ли, такие откровенные разговоры. Она была готова простить ему абсолютно все, даже если он участвовал в подготовке взрыва Башен-близнецов в Нью-Йорке. Ну и мысли приходят в голову иногда!

Эмма тихо вздохнула и поняла, что пропала. Они стали встречаться. Прямо на работе. Места выбирали самые разные, благо их хватало в большом спортивном комплексе. Именно тогда женщина почувствовала себя самой счастливой и желанной на свете. Только перед мужем было стыдно, он ведь и не подозревал, какая она гулена.

Нежный и искусный Янис открывал в ней все новые и разные грани, находил какие-то немыслимые точки, при нажатии на которые, ее тело дрожало, как от холода, а вагина увлажнялась. С мужем Эмма сексуальные отношения ан время прекратила, ссылаясь на проблемы с женским здоровьем, ей показалось, или он действительно обрадовался?

Янис ждал ее в очередной раз в бассейне. Эмма вошла, закутанная в махровый халат, увидела любовника и стремительно распахнула полы халата, под которым скрывалось ее прекрасное сбитое тело. Он не любил видеть ее в одежде и заставлял приходить на работу без трусиков, чтобы в любой момент у него была возможность просунуть руку между ее бедер и ощутить жар киски. Для отвода глаз перед мужем Эмма одевала несимпатичные хлопковые трусы, купленные по 5 копеек за десяток, а на работе тут же снимала неликвид и прятала в ящик стола. Так и ходила на тренировку в обтягивающих черных лосинах, через которые были видны разделенные на две половинки аккуратные губки. Янис был страшно доволен, когда видел свежее пятно на лосинах, эта женщина возбуждалась даже от прикосновения ткани! Она прирожденная Госпожа. Или раба секса.

«Пора бы показать ей прелести анального секса. Эмма призналась как-то, что никогда не пробовала этот вид наслаждения» — думал он с утра. Янис заранее подготовил необходимые для анала артефакты и спрятал их в кармашке купального халата.

— Иди сюда, ты опоздала милая. Готова к наказанию?

Эмма величественно прошлась возле кромки бассейна, раздумывая нырнуть сейчас или позже. На ее теле отсутствовали даже следы какой-либо одежды. Волосы были убраны в высокую прическу. Янис не любил, когда они падали на лицо и мешали наслаждаться зрелищем минета.

— Какому наказанию? — фыркнула она. Не поверила, глупая.

Мужчина притянул ее за руку и усадил на мягкий шезлонг. Просунул руку между ног, ощутил жар. Поистине великая и могущественная, она опять хочет секса! Ей даже прелюдии не нужны.

— Не спрашивай ничего, все узнаешь в процессе. Ты мне доверяешь?

Конечно, она ему верила, без оглядки на какие-либо обстоятельства. Он приручил ее, этот самозванец.

— Ложись на живот. Вот так... — Янис погладил Эмму по ягодицам, раздвинул их, сжал. Она была в его власти, сладко ждала приятных экзекуций. Он разлил масло на свои ладони, потер их, затем провел по ее дырочке. Эмма часто задышала в предвкушении чего-то нового и неизведанного. Один его пальчик скользнул в анальное отверстие, кажется, это был указательный... Легко и непринужденно он скользил в попке, расширяя ее и готовя к вторжению. Какая же она узкая внутри! Не врет, что не давала муженьку в попу. Нет, она не сможет пока принять мой член, предстоит долгая работа, чтобы приспособить эту дырочку для сношения. Он был готов к такому повороту:

— Смотри, это анальная пробка. Мы тебе вставим ее сейчас, походишь некоторое время с ней, — твердо заявил любовник. Не дожидаясь каких-либо возмутительных речей от нее, он достал пробочку, смазал ее и медленно вставил в попку Эммы. Она затаила дыхание, прислушиваясь к новым ощущениям. Ей не было больно, лишь ощущение постороннего предмета не давали ей покоя.

Янис, возбужденный процессом освоения попочки, возжелал секса. Эмма он поставил в коленно-локтевую позу, прозрачная пробочка тут же сверкнула между ягодиц, как бриллиант. Он раздвинул руками губки влагалища и протолкнул член. Трахал, как всегда с упоением, со звонкими шлепками мошонки о ее бедра, шевелил пробочку рукой, заставляя испытывать новые ощущения двойного проникновения, пусть не настоящего члена, всего лишь игрушки. Любовник достиг желаемого — возбуждение Эммы было острым. Она кончила первой, сжимая член судорожными сокращениями влагалища. Янис дождался прекращения пульсации и слил в нее сперму, таким образом, он метил свою территорию. И в душ ее не пустил, а заставил ехать домой в таком порочном виде.

Эмма мышью прошмыгнула в квартиру. Шел уже второй час ночи.

— Ты где так долго была? — удивился законный муж

— На тренировке, потом работала. Все как всегда, — врала она, с ужасом ощущая липкую сперму между ног. Нужно пробраться в душ и отмыться — думала она. А еще мешалась пробка, попка начала капризничать и зудеть, прошло уже 1, 5 часа, как ее вставили. О Боже муж даже представить себе не может, что торчит в моей попке! Эти мысли заставили ее сердце биться учащенно, она боялась быть пойманной с поличным, как преступница. В то же время ситуация жутко заводила ее, киска намокла и даже испачкала выделениями резинку чулок.

— Ты мне врешь, — объявил Родион.

— С какой стати ты со мной так разговариваешь? — удивилась она

— У тебя есть любовник, да? Я рогоносец? Ну же признайся.

Она никак не ожидала допроса с пристрастием от своего флегматичного супруга. Эмма даже не знала, что сказать ему, поэтому выпалила правду, пришло время высказать все претензии в адрес мужа и покончить с этим.

— Да у меня есть любовник. Ты не справляешься с выполнением супружеских обязанностей! Забеги на короткую дистанцию — вот и все на что ты способен! Пойми, я здоровая женщина, мне нужен секс каждый день, нужен мужчина, а не тряпка! От недостатка траха я могу даже заболеть по-женски! Ты только и делаешь, что сидишь зарывшись, как крыса в бумагах, давая мне на хозяйство сущие копейки. От твоей обожаемой науки толку чуть! Если бы не мои заработки в спортклубе, мы бы умерли от голода! Поэтому не смей меня попрекать!

Родион обомлел. Нет, это не может быть правдой. Моя жена не посмела бы спать с другим мужчиной. Он и сам не понял, что на него нашло, почему полез с жестокими обвинениями к ней. Ничего он не подозревал, просто рассердился, что уже ночь на дворе, а жену где-то носит. Вот и получил по заслугам! У Эммы есть другой мужчина, этот другой лучше его в постели, у него большой жилистый член и регулярная эрекция, а внешность он имеет двухметрого бугаины с литыми мускулами. А ведь его суждения были не так далеки от правды!

А он обычный учёнишко, которому секс был докукой. Нет, конечно, он не был импотентом, член вставал, но уже без бойцовского энтузиазма. Все-таки он уже не молодой юноша, чтобы весь вечер напролет заниматься любовью с женой, годы уже не те. Объявить ей развод или смириться? Перед Родионом встала серьезная дилемма. Но вместо того, чтобы решить ее здесь и сейчас, он внезапно полез рукой под юбку неверной жены, повинуясь непонятному инстинкту.

Жаркая, липкая, развратная вагина, не прикрытая трусиками бесстыдно встретила гостя. Родион одернул руку и с ужасом уставился на нее — пальцы были покрыты семенной жидкостью ее любовника! Этот тип кончал в ее любимую, обожаемую женщину, делал с ней, что хотел и куда хотел! Эта невыносимая мысль отдалась у него в паху. Его апатичный член почему-то проснулся и захотел ласки. Нет, мне все это снится. Точно сон! Сейчас я проснусь, обниму сладко сопящую Эмму и усну опять.

Нет, это была суровая реальность! Его развратница жена, как сучка явилась домой, даже не соизволив подмыться! Посчитав аудиенцию с мужем оконченной, она бросила его в коридоре, наедине со своими мыслями и ушла в спальню, приняла душ, вытащила пробку из попки (не спать же с ней), кинула ее в раствор антисептика, убрала подальше от глаз супруга и уснула без всякого зазрения совести. А что она собственно сделала? Всего лишь была с любовником, куда ей деваться, если муж в интиме полный профан?

Родион кое-как добрался до дивана, дрожащими руками расстегнул ширинку и принялся мастурбировать, плохо понимая, что он делает. Перед глазами плыли картинки, одна краше другой: любовник, огромным членом с лиловой головкой буравит нежное лоно Эммы, по-хозяйски кончает во внутрь, потом заставляет слизать сперму с члена. Жена подползает на коленках к нему и вылизывает еще не опавший ствол, улыбается и смотрит в глаза своему самцу... Яркий оргазм сотряс его тело. Родион кончил, облил штаны и руку. Он никогда не думал, что такое может произойти с ним. Жена призналась в адюльтере, а он онанирует и кончает так бурно, как никогда не кончал в постели с ней. Я заболел или сошел с ума! Откуда такая неадекватная реакция? Завтра же запишусь на прием к психоаналитику.

Утром она принимала душ. Родион, как сомнамбула бродил по квартире, он не спал всю ночь, а потому был жутко рассеянным. Заглянул в ванную комнату и увидел, как Эмма стоит под душем, спиной к двери и натирает себя жидким мылом. Пальчики ее скользили по собственному телу, нырнули между бедер и остановились там. Развратная женщина даже в душе не упускала возможности поласкать себя, а если повезет, то и кончить. Завороженный зрелищем муж, застыл, как истукан. И почему ему раньше не приходило в голову посмотреть, как она моется? Она направила тугую струю душа себе на киску и закрыла глаза. Потом она нагнулась, чтобы помыть ножки и из ее зада показалась какая-то прозрачная штуковина. Пробка! Он заставил ее носить анальную пробку! Родион не был дикарем и многое знал о сексуальной культуре. Они даже как-то забрели в сексшоп, рассматривали там разной величины анальные пробки и другие штучки. Супруги даже купили там совершенно ненужный розовый фалоимитатор. Это Родион думал, что фаллос абсолютно бесполезная вещь в хозяйстве, а вот Эмма была другого мнения. Холодными ночами секс-игрушка активно использовалась хозяйкой по назначению.

Стараясь остаться незамеченным, он тихо прикрыл дверь и шмыгнул в свой кабинет, закрылся на ключ, тело почему-то похолодело, потом его бросило в жар, член снова налился кровью. Любовник сегодня распечатает ее попку, это точно! Пробку носят, чтобы растянуть сфинктер для анального секса, — осенило его. Эта мысль не давала покоя Родиону. Член в штанах стоял колом и мешался, нужно снять напряжение. Работа, нужно поработать!

Едва он раскрыл ноутбук, тотчас с силой захлопнул крышку. Требуется другое. Мастурбация. Он успокоился только тогда, когда кончил. На этот раз на полотенце, которое чудом оказалось у него на подлокотнике кресла. Он догадывался, что с ним происходит что-то неладное. Открыл интернет, ввел в поисковую строку: почему меня возбуждает измена жены. Cuckold — непонятное иностранное слово возникло на экране, как черная туча на ясном небе. Спустя час он знал практически все о своем отклонении. Хотя и отклонением назвать это сложно, так, форма сексуального раскрепощения, удовлетворения. Это не болезнь. И таких как Родион очень много. В семье Савицких началась новая полоса взаимоотношений.

— Ты куда собираешься? — спросил Родион жену на следующий вечер. Она стояла у туалетного столика и наводила красоту. Подводила глаза черным карандашом и рисовала замысловатые стрелочки.

— Ты знаешь, — вызывающе ответила она и взглянула на мужнино отражение в зеркале.

— Ты хочешь развода? — не своим, каким-то осипшим голосом спросил Родион. Он боялся, что она ответит положительно. Он любил Эмму и очень страшился ее потерять. Он готов на любые унижения, лишь бы она была рядом.

— Нет. Если ты смиришься с присутствием в моей жизни другого человека, то мы могли быть счастливы.

— А хочешь, я помогу тебе искупаться? — совершенно дикая мысль пришла ему в голову, которую он поспешил озвучить. Как она отреагирует?

Эмма удивленно на него взглянула и ответила согласием, сказала, что как раз хотела принять душ. Окрыленный милостью жены Родион кинулся готовить ванну, он даже накапал масла лаванды в горячую воду, чтобы угодить ей. специально для Эмма с достоинством погрузилась в воду и расслабленно откинулась на бортик, где лежала специальная подушечка для головы.

— Я видел пробку, — несмело начал муж

— Да, и что? — спросила она, не открывая глаз.

— Просто ответь, это сегодня произойдет?

— Возможно, он всегда такой непредсказуемый, — с нежной улыбкой ответила она. Родион еле сдерживал себя, сам не зная от чего, ревность, отчаяние, страх, все чувства смешались в один флакон.

— Ты его любишь? — задал он такой важный для него вопрос, натирая ей спинку.

— Нет, это не любовь, это похоть и секс в чистом виде. Никаких нежных чувств к Янису я не испытываю. Ты мой муж, и люблю я тебя. Как бы вызывающе и смешно это не звучало.

У Родиона потеплело на душе. Эмма не разлюбила его! Ей просто нужно выплеснуть сексуальные эмоции, зарядиться сексом, она же такая неугомонная, любит кувыркаться в кровати до утра! Конечно, пусть он лучше будет знать о ее связи, так будет лучше для всех. Раз уж у него самого не получается удовлетворить жену, пусть это сделает кто-то другой.

— Нужно подготовить попку, поможешь? — вывел его из раздумий голос жены.

— Конечно, что нужно делать?

Родион принес спринцовку и навел слабый раствор марганцовки, эту водичку он влил в попку супруги. Она зажала дырочку мышцами на некоторое время, а потом спустила фонтан, чистенькая водичка полилась на дно ванны. Муж намылил руки и всунул один пальчик ей в сфинктер, как следует поводил внутри, присоединил еще один палец, потом снова сполоснул марганцовкой. Расширенный проход смог бы принять и три пальца, но Родион постеснялся наглеть, вдруг он сделает ей больно! Этого он никак не мог допустить.

Подготовка попки к свиданию очень сильно возбудила его. Член выпирал из штанов, но он не мог осквернить дырочку супруги своим вторжением, только Янис имел полное право владения этой запретной пещеркой. Родион хорошенько смазал пробку лубрикантом, который невесть как попал в ящик Эммы, и ввел ее на законное место.

Эмма подправила макияж, подкрасила губки вызывающе красной помадой и ушла, послав воздушный поцелуй супругу. Он бросил все свои статьи, которые планировал завершить к концу недели. Набрал себе полную ванну, лег в еле теплую воду и начал смаковать подробности сцены подготовки попки Эммы к сексу. Родион даже не удивился, когда увидел твердую головку, торчащую из-под воды. Видения, в которых жена встречается с любовником, были настолько осязаемые и реальные, что Родион смотрел их, как фильм...

— Почему ты решил встретиться именно в гостинице? — спросила Эмма у Яниса.

— Надоело в клубе торчать, нас точно кто-нибудь застукает в весьма недвусмысленных позах. Ты сделала, что я тебе велел? Ну-ка покажись!

Эмма послушно повернулась спиной к любовнику, он задрал ее юбку, удовлетворенно цокнул, не обнаружив трусики, нежно раздвинул ягодицы и потрогал пробочку. Сидела как влитая! Янис подтолкнул Эмму к постели и наклонил. Пробочку он решил ликвидировать, чтобы проверить насколько расширился проход. Очень осторожно любовник вынул игрушку, оценил чистоту ануса и с ходу вставил три пальца. Она слабо охнула и подалась чуть вперед. Все-таки стоило предварительно смазать руку. Тем не менее ширина попки показалась Янису способной принять его бойца. Он достал лубриканты и обильно смазал свой член. Но сначала нужно завести Эмму.

Он нащупал ее клитор и принялся массировать его, не прошло и минуты, как она потекла. Не переставая восхищаться ею, Янис вставил член в ее сочную пещерку, немного потрахал туда, а потом переместился на попку. Прислонил головку к входу и надавил, шепча ей всякие глупости, чтобы отвлечь внимание. Эмма замерла, она боялась боли, но почувствовала лишь наполненность прямой кишки. Лубрикант купировал боль, помогая испытать лишь жгучее наслаждение. Янис не торопился. Он дал попке привыкнуть к новым ощущениям и только потом задвигался медленно, не спеша. Вскоре она сама подавалась навстречу и терла свою горошинку. Личико Эммы раскраснелось, губки подрагивали, даже на лбу выступили капли пота. Сильные ощущения испытывала она, когда член скользил в ее дырочке. О Боги! Как это приятно! Эмма кричала и дрожала, хватала его за руки, кусала свою ладонь, как дикая кошка. Янис нисколько не сомневался, что оргазм придет к ней с минуты на минуту, уж слишком горячей штучкой она была. Он мог контролировать свои эмоции, ему и в голову не приходило кончить раньше, чем достигнет оргазма женщина. Как только он почувствовал сокращения и пульсацию в ее лоне, то спустил сам. Прямо в попку и пусть ханжи кричат, что это негигиенично. Янис достал член, следя за тем, чтобы сперма не вылилась из нутра, небольшая струйка все равно выплеснулась наружу и потекла по попке. Он собрал головкой упущенное семя и вернул его на место. Попку запечатал анальной пробкой. Это подарок для рогатого мужа.

Родион открыл глаза и обнаружил в воде следы спермы. Он даже не прикасался к своему члену, а кончил от того, что представлял живописные картины, на которых сношают его жену в попку. Возбуждение было настолько сильным, что он утратил чувство реальности. Ему казалось, он лично присутствует в комнате, где эти двое предавались утехам. Родион даже почувствовал запах разгоряченной плоти собственной жены.

Эмма ехала за рулем, то и дело промокая влагалище салфеткой. Киска текла, потому что женщина возбуждалась от присутствия постороннего предмета в попке и от воспоминаний нового для нее секса. Она уже начала привыкать к своей новой игрушке и наполненности ануса.

Утомленная Эмма вошла в квартиру, звякнув ключами. Родион очнулся и вышел в прихожую, чтобы встретить ненаглядную со свидания и хорошенько расспросить.

— Как все прошло?

— Просто превосходно, анальный секс это нечто. Меня теперь трусит даже от этого словосочетания. Если ты хочешь...

— Нет-нет, я зануда в этом плане, ты же знаешь, — поспешил он отказаться, просто потому что член его вряд ли сегодня встанет.

— Как хочешь, — фыркнула Эмма. — Я пошла спать, черт, даже душ принять нет сил.

Она улеглась в кровать прямо в одежде и моментально закрыла глаза. Устала, бедняжка! Родион принялся раздевать ее. Снял платье, увидел, что снова на ней нет трусиков. А если она простудится? О чем он думает этот болван, Янис, кажется, когда заставляет ходить ее без нижнего белья? Проклятье, почему его так странно зовут?

Муж не удержался и провел рукой по ее киске, уже сухая, но все еще липкая. А вот в попке его поджидал сюрприз. Когда он раздвинул ягодицы Эммы, чтобы удостовериться в том, что его фантазии были воплощены, то увидел прозрачную пробку. Родион основательно расстроился, что его видения были выдумкой и попку жены он сегодня не тронул.

Муж принял решение достать игрушку, чтобы она не мешала отдыхать Эмме. Он вытащил пробку и увидел красное, слегка припухшее колечко ануса, струйка спермы вылилась из прохода и потекла по бедрам женщины. У мужа перехватило дыхание! Значит все было, доказательства предоставлены в полном объеме.

От такой эффектной картины член снова напрягся, пришлось его успокаивать привычными теперь уже манипуляциями. А еще говорят, что подростки часто занимаются онанизмом! Да по сравнению с Родионом они просто шаловливые дети. Когда сперма запросилась наружу, он приблизился к ягодицам Эммы и опрыскал прелестные булки. Жидкости было немного, капли, как роса покрыли белую кожу попки, смешиваясь со спермой любовника. Жизнь для научного сотрудника вновь заиграла яркими красками.

— Сегодня у нас будут гости, — многозначительно заявила Эмма супругу, как торнадо ворвавшись в его кабинет. Родион даже вздрогнул от неожиданности.

— Какие гости? Твоя подруга Карелия придет? — без интереса уточнил муж, который терпеть не мог бабские посиделки.

— Нет! К нам придет Янис, — сверкнула счастливыми глазами неверная жена.

Спину Родиона обдал холодный пот. Он придет к нам, в наш дом, будет на моих глазах заигрывать с супругой, а потом они уединятся в комнате для гостей или хуже того в ИХ семейной спальне. А его выдворят в гостиную, Эмма будет громко стонать и кричать во время оргазма. Мысли ураганом пронеслись в голове за считанные доли секунды.

— Может не надо? — вяло засопротивлялся муженек. Страх, он испытал липкий страх от того, что они так далеко зашли.

— Надо, Родя! Все будет хорошо, — подмигнула она и скрылась из виду. Спасибо что хоть предупредила!

Больше работать он не мог, чем ближе подкрадывался вечер, тем томительней казалось ожидание. Да, он ждал этого! Как голодный щенок, которому вечером перепадет щедрый ужин. Он настолько смирился со своим положением, что сравнивал себя с кем ни попадя, чувствуя себя человеком пятого сорта. Он Куколд. Ну и словечко!

Пока Эмма приводила себя в порядок, в прихожей раздался пронзительный звонок.

— Милый открой, наверно это он, — крикнула жена откуда-то из недр большой квартиры.

Температура крови в жилах Родиона снизилась до критической отметки. Он хотел увидеть его, но в то же время страшно боялся взглянуть в лицо сопернику. Кто он перед ним? Тряпка, о которую вытирают ноги? Рогоносец, чудак-человек.

Он немного замешкался в коридоре и, даже не посмотрев в глазок, отворил дверь. На пороге их квартиры стоял амбал и улыбался. Этот урод и есть тот самый любовник? Эта горилла?

— Вася дома? — подал голос гость.

— К-какой Вася? — взволнованный Родион даже заикаться начал.

— Шлагбаум, — нахмурил брови гиббон.

— Вы ошиблись адресом, здесь живут приличные люди, — выпалил хозяин квартиры и захлопнул дверь. Он даже не успел выйти из прихожей, как снова раздался звонок. Похоже, одноклеточный качок пришел в себя и желал выяснить с помощью кулаков место проживания Васи Шлагбаума.

— Родион ты что не слышишь? В дверь звонят! — Эмма процокала каблучками по паркету и возникла перед ним. Родион, забыв обо всем на свете, уставился на жену. Она была абсолютно голая, лишь соболевая шуба была небрежно наброшена на прекрасное тело, на ножках красовались туфли на тонком громадном каблуке. Ее восхитительные сисечки упрямо смотрели на изумленного мужа твердыми сосками, а гладковыбритую промежность украшали ненавязчивые стразы. Женушка отлично подготовилась к встрече с любовником, завистливо думал супруг. Он уже и забыл, когда она в последний раз одевалась конкретно для него.

— Там какой-то мужик, не открывай, — предостерег Родион, очнувшись от своих мыслей.

— Глупый, это же Янис пришел, что ты испугался?

Не обращая внимания на перекошенное лицо супруга, Эмма подошла к двери, запахнула шубку, чтобы раньше времени не показывать прелести и открыла замок.

— Привет. Проходи. Извини, не сразу услышали звонок, — защебетала она.

Родион медленно повернулся и увидел симпатичного мужчину крепкого телосложения, а вовсе не того гориллу, что ломился к ним пять минут назад. Так вот он какой... Янис. Очень видный мужчина, а впрочем, вряд ли его жена обратила бы внимание на страхолюдину.

Гость подал руку и приятным тенором проговорил:

— Здравствуйте. Меня зовут Янис Кесиди, очень приятно.

— Родион... Родион Савицкий, — ответил на рукопожатие хозяин квартиры. Он решительно не знал, как себя вести в присутствии любовника Эммы. Хотелось малодушно скрыться в своем кабинете и отсидеться там. Но вместо трусливого бегства он проявил радушие и повел гостя в зал.

— Что будете пить? — исполнял роль гостеприимного хозяина Родион, избегая смотреть в глаза Янису.

— Пожалуй, выпью немного виски, — ответил гость и вальяжно расположился на диване, четко давая понять, КТО здесь настоящий хозяин положения.

Эмма запросила мартини. Родион засуетился с бутылками и стаканами, искоса посматривая на парочку. Жена улыбалась сидя в кресле, закинув ногу на ногу, длинная шуба скрывала интимные части тела, оставляя открытыми лишь ножки. Зачем она ее только надела? Хотя, если признаться честно в шикарной дорогой шубе она выглядела настоящей королевой. Особенно, если знать, что под ней ничего нет...

Родион подал напитки, себе налил коньяк. Ненадолго в зале воцарилась неловкая тишина. После фужера коньяка, муж осмелел и уже не стеснялся пристально разглядывать гостя, не скрывая жгучей ревности. Теперь понятно, почему его зовут Янис. У мужчины четкие греческие черты лица. Греки во все времена отличались своей мощью, и сексуальной в том числе. А ведь они с Эммой составляют более гармоничную пару, нежели Эмма и Родион, — с горечью констатировал муж.

Пока супруг рассматривал соперника, любовники затеяли светскую беседу. Разговор шел преимущественно о работе в спортклубе, ничего интересного для Родиона, который сидел, как на иголках, теряясь в догадках, что же произойдет далее. Они сели таким образом: муж и любовник, как два противника по разные стороны стола на диванчиках, а Эмма в кресле во главе треугольника, как рефери.

— Дорогой принеси фрукты, только не забудь помыть их, — попросила жена супруга. Родион с неохотой вышел из комнаты, уж очень ему не хотелось оставлять их наедине. Он мыл апельсины и с печалью думал: «Уже заставили прислуживать им, что же будет дальше?».

Муж с тарелкой вошел в зал и увидел, как Эмма и Янис слились в поцелуе. Она обнимала любовника за шею и страстно целовала его губы. Родион кашлянул, и жена тут же отстранилась от своего хахаля, ничуть не смутившись.

Супружеская пара быстро захмелела, а гость только делал вид, что пьет. «Хочет показать свою силу передо мной, поэтому не напивается!» — догадался муж-куколд. Эмма взяла бразды правления ситуацией в свои женские руки, не полагаясь в этом деле на мужчин. Она встала с кресла, включила тихую расслабляющую музыку, дошла до середины гостиной и одним сексуальным движением распахнула шубку, обнажив плечи. У Яниса потеплели глаза, а Родион смущенно отвел взгляд. Непривычно было ему, что его жена разделась при постороннем мужчине. Но он благоразумно промолчал.

Эмма выдержала эффектную паузу и небрежно сбросила шубу на пол. Похоже, развратница решила устроить маленькое представление для своих мужчин. Она легла спиной на шкуру, как раз на ворсистую ее часть, раздвинула свои ножки и запустила руку в промежность. Присутствующим открылся замечательный вид на голую женщину, ласкающую саму себя. Было заметно, что Эмма получает от этого спектакля огромное удовольствие. Глаза ее излучали блаженство, а губы выводили сладкий стон. Мех соприкасался с ее кожей, доводя до мурашек, она специально терлась спиной о шубу в такт движениям своей руки. Эмма обожала живое золото (от автора. так называют мех), как истинная королева. Испокон веков облачение в меха являлось признаком доминирования. Соски ее напоминали крупный виноград, а волосы разметались по полу.

Родион восхищенно разглядывал свою жену, а Янис немного снисходительно, мол, знаем, видели уже. Конечно, он знал об Эмме много, гораздо больше, чем муж за 6 лет совместной жизни. А ведь Родион и не догадывался, что Эмма Сексвайф с большой буквы, да-да теперь он мог оперировать и такими понятиями. Он хорошо подковался в интернете, изучая материал, касающийся его наклонностей. Он даже догадывался, откуда они брали свои истоки.

... Виолетта Савицкая родила сына Родиона поздно, в 40 лет. То есть она планировала избавиться от ребенка, как это успешно делала раньше, но плод оказался живучим, никакие народные методы не помогли. Ребенок родился и был предоставлен самому себе, удивительно, но свою кукушку-мать он обожал и боготворил. Будучи подростком, он прислуживал матери и ее многочисленным любовникам и покровителям. Не стесняясь, сын входил в спальню, где обнаженная мать отдыхала от сексуальных утех, и подавал ей чай, сок. Виолетта так же не стыдилась своего сына, часто просила потереть ей спинку в душе или принести полотенце, которое она забирала голой и мокрой. Родион такой и запомнил свою мать: в прозрачном пеньюаре, вечно молодую, с неизменной трубкой, набитой вонючим табаком и рассуждающую скабрезными словечками, как Фаина Раневская. Ее ничего не интересовало в жизни, кроме секса. Виолетта даже умерла от какой-то болячки, которую подцепила от одного из поклонников.

Сын возбуждался, когда представлял свою мать в постели с хахалем. У подростка возникали даже ранние поллюции в связи с этим. У сына и мысли не было, вступать в интимные отношения с матерью. Он любовался ею издали, обожествлял и поклонялся культу матери. Родион даже искал девушек, чем-то похожих на мать. И нашел Эмму.

Однажды Эмму пригласил на танец друг Родиона Сергей. Все были подвыпившими, вечеринка в самом разгаре, поэтому никто и не заметил, как тесно к себе прижал Сергей девушку друга. Только не Родион. Со странными эмоциями он наблюдал за танцующей парой и представлял, что его любимая лежит голая в объятиях Сереги. От этого он страшно возбудился, но тут же загасил в себе эти чувства на долгое время. И вот теперь его жена играет на слабой струне Родиона, находясь в чужих руках.

был достаточно пьян, чтобы воспринимать ситуацию более лояльно. Он понимал, что ему отведена роль наблюдателя, а потому сам не смел приблизиться к жене, чтобы потискать ее гибкое тело. Это сделал Янис. Он присоединился к Эмме, которая всунула в себя уже три пальчика и ловко орудовала ими в киске. Янис снял свитер через голову, обнажив спортивное рельефное тело, конечно же, вызвав этим зависть у слегка пузатого Родиона. Гость снял штаны, откуда сразу вывалился большой стоячий член. Муж только убедился в своей правоте, что пенис любовника внушительный, иначе грош ему цена. Трусов Янис не носил, либо специально не надел их, чтобы блеснуть эффектным жестом.

Родион попытался предположить, в какой позе возьмет он супругу. Но не угадал. Парочка предалась оральным ласкам. Янис навис над его женой, прямо над лицом, кажется он сел ей на грудь. Она тут же ухватилась цепкими пальчиками за член любовника и взяла его в рот. Родион наблюдал за этим действом во все глаза, боец исчезал в ее горле, а она и не думала давиться, только приподнимала голову. Похоже, жена освоила азы горлового минета. Член Родиона напрягся, но успокоить его у всех на глазах он не решался.

Между тем любовники сменили позу. На шубу (не испортили бы дорогую вещицу, ревностно подумал муж) лег Янис и раздвинул мускулистые ноги. Эмма оседлала его жеребца и понеслась в скачку. Родион четко видел, как член скрывается в пизденке и мокрый снова выходит оттуда. Его сучка-жена текла, как собачка в брачный период. Она занималась сексом с чужим мужиком и даже не смотрела в сторону своего мужа! Она села на корточки и насаживалась на всю длину крепкой дубинки греческого мачо.

Родион осознал, что до него никому нет дела, расстегнул ширинку, достал свой стручок и принялся его надрачивать, зорко поглядывая на парочку.

Все происходило в полном молчании, не считая какофонии звуков, лившейся из музыкального центра, пока Янис не поднял на сильных руках Эмму и не позвал мужа-куколда:

— Хватит там балду гонять, иди подлижи свою жену, что-то она сильно течет! Наверное, нравится ей трахаться с настоящим мужиком на глазах у мужа импотента. Он намеренно унижал Родиона, эта была своеобразная часть игры.

Муж правила игры принял. Со спущенными штанами он преодолел путь до сладкой парочки и приблизил лицо к промежности жены. В ноздри ему ударил запах животного секса. Его Эмма пахла по-особенному, ее запах не сравнится ни с чем, такой аромат может источать только порочная женщина, ценящая разврат. Родион старательно вылизал мокрую пизденку супруги и чуть не кончил в тот момент, когда увидел, что любовник опять грубо насадил ее на свой молот.

— Смотри, как трахают сучек настоящие мужики! — продолжал свою игру Янис, подтверждая свои слова звонкими шлепками, бьющихся друг о друга тел.

Родион сходил с ума от ревности. Ему хотелось разнять «брачующихся», выгнать грека вон, но вместо этого униженно мастурбировал, не в силах оторваться от сексуального шоу.

Парочка переместилась на диван, то есть Эмма облокотилась о подлокотник дивана, выгнув спинку и отставив попку. Перед Родионом открылся прелестный вид его жены, а он все еще продолжал сидеть на полу и тискать свой член. Янис с ухмылкой взглянул на мужа шикарной женщины, потому как тот выглядел жалко: с безумными глазами и торчащим небольшим колом, который он не переставал ласкать собственной рукой. А что ему еще оставалось делать? Взгляд Яниса свысока подчеркивал его превосходство над супругом, мол, смотри какая между нами пропасть: я имею твою жену, а ты удовлетворяешь сам себя!

Янис нагнулся к попке Эммы, раздвинул ягодицы и провел языком по анальному отверстию. Спинка жены прогнулась еще ниже от чувственных ласк, она горела в предвкушении. Необычность ситуации, а точнее наличие мужниных глаз, очень забавляла ее. Она была готова на любые условия, лишь бы любовник позволил ей испытать оргазм. Муж тоже был способен на многое, желая увидеть, как он будет кончать в его любимую женушку.

Янис вогнал член в вагину и безудержно стал сношать ее. Родион сходил с ума, когда снова и снова слышал шлепки яиц о бедра. Он удивился, почему до сих пор не кончил, ведь возбуждение было настолько острым и запретным. Любовник вынул член из влагалища и приставил его в анальной дырочке, надавил, вошел беспроблемно, за счет того, что текучая киска поделилась смазкой и с попкой, принялся бесцеремонно трахать анус, постепенно наращивая амплитуду вхождения. И Эмме это нравилось! Она балдела от жесткого траха. Следы блаженства и восторга запечатлелись на ее лице, как восковая маска. Редкая женщина умеет получать такое откровенное удовольствие от секса. Янис менял дырочки, сношал то влагалище, то попку. Казалось, она получает оргазм за оргазмом.

Видимо любовник почувствовал ее сжимания, а потому кульминировал сам. Выплеснул ей прямо в киску, все что накопилось в яичках. Любовник заставил Эмму сесть на диван и раздвинуть ноги, чтобы Родион мог видеть, как сперма течет из нее. Сознание мужа было затуманено, он почему-то до сих пор не кончил, хотя азартно мастурбировал. Повинуясь шепоту дьявола (не иначе), Родион на коленях подполз к промежности жены и принялся вылизывать ее киску, которую только что осеменил ее партнер. Что он чувствовал в этот момент? Кайф, восторг, ликование и беспредельную эйфорию. Член Родиона стал извергать семя, которое капало на пол. Эмма же казалась самой счастливой женщиной на свете, она приручила двух самцов.

Уважаемые читатели, если вы добрались до последних строк, не сочтите за труд оценить мой рассказ.

vdovakliko@inbox.ru мой электронный адрес для обратной связи

запустила руку в промежность. Присутствующим открылся замечательный вид на голую женщину, ласкающую саму себя. Было заметно, что Эмма получает от этого спектакля огромное удовольствие. Глаза ее излучали блаженство, а губы выводили сладкий стон. Мех соприкасался с ее кожей, доводя до мурашек, она специально терлась спиной о шубу в такт движениям своей руки. Эмма обожала живое золото (от автора. так называют мех), как истинная королева. Испокон веков облачение в меха являлось признаком доминирования. Соски ее напоминали крупный виноград, а волосы разметались по полу.

Родион восхищенно разглядывал свою жену, а Янис немного снисходительно, мол, знаем, видели уже. Конечно, он знал об Эмме много, гораздо больше, чем муж за 6 лет совместной жизни. А ведь Родион и не догадывался, что Эмма Сексвайф с большой буквы, да-да теперь он мог оперировать и такими понятиями. Он хорошо подковался в интернете, изучая материал, касающийся его наклонностей. Он даже догадывался, откуда они брали свои истоки.

... Виолетта Савицкая родила сына Родиона поздно, в 40 лет. То есть она планировала избавиться от ребенка, как это успешно делала раньше, но плод оказался живучим, никакие народные методы не помогли. Ребенок родился и был предоставлен самому себе, удивительно, но свою кукушку-мать он обожал и боготворил. Будучи подростком, он прислуживал матери и ее многочисленным любовникам и покровителям. Не стесняясь, сын входил в спальню, где обнаженная мать отдыхала от сексуальных утех, и подавал ей чай, сок. Виолетта так же не стыдилась своего сына, часто просила потереть ей спинку в душе или принести полотенце, которое она забирала голой и мокрой. Родион такой и запомнил свою мать: в прозрачном пеньюаре, вечно молодую, с неизменной трубкой, набитой вонючим табаком и рассуждающую скабрезными словечками, как Фаина Раневская. Ее ничего не интересовало в жизни, кроме секса. Виолетта даже умерла от какой-то болячки, которую подцепила от одного из поклонников.

Сын возбуждался, когда представлял свою мать в постели с хахалем. У подростка возникали даже ранние поллюции в связи с этим. У сына и мысли не было, вступать в интимные отношения с матерью. Он любовался ею издали, обожествлял и поклонялся культу матери. Родион даже искал девушек, чем-то похожих на мать. И нашел Эмму.

Однажды Эмму пригласил на танец друг Родиона Сергей. Все были подвыпившими, вечеринка в самом разгаре, поэтому никто и не заметил, как тесно к себе прижал Сергей девушку друга. Только не Родион. Со странными эмоциями он наблюдал за танцующей парой и представлял, что его любимая лежит голая в объятиях Сереги. От этого он страшно возбудился, но тут же загасил в себе эти чувства на долгое время. И вот теперь его жена играет на слабой струне Родиона, находясь в чужих руках.

... Родион был достаточно пьян, чтобы воспринимать ситуацию более лояльно. Он понимал, что ему отведена роль наблюдателя, а потому сам не смел приблизиться к жене, чтобы потискать ее гибкое тело. Это сделал Янис. Он присоединился к Эмме, которая всунула в себя уже три пальчика и ловко орудовала ими в киске. Янис снял свитер через голову, обнажив спортивное рельефное тело, конечно же, вызвав этим зависть у слегка пузатого Родиона. Гость снял штаны, откуда сразу вывалился большой стоячий член. Муж только убедился в своей правоте, что пенис любовника внушительный, иначе грош ему цена. Трусов Янис не носил, либо специально не надел их, чтобы блеснуть эффектным жестом.

Родион попытался предположить, в какой позе возьмет он супругу. Но не угадал. Парочка предалась оральным ласкам. Янис навис над его женой, прямо над лицом, кажется он сел ей на грудь. Она тут же ухватилась цепкими пальчиками за член любовника и взяла его в рот. Родион наблюдал за этим действом во все глаза, боец исчезал в ее горле, а она и не думала давиться, только приподнимала голову. Похоже, жена освоила азы горлового минета. Член Родиона напрягся, но успокоить его у всех на глазах он не решался.

Между тем любовники сменили позу. На шубу (не испортили бы дорогую вещицу, ревностно подумал муж) лег Янис и раздвинул мускулистые ноги. Эмма оседлала его жеребца и понеслась в скачку. Родион четко видел, как член скрывается в пизденке и мокрый снова выходит оттуда. Его сучка-жена текла, как собачка в брачный период. Она занималась сексом с чужим мужиком и даже не смотрела в сторону своего мужа! Она села на корточки и насаживалась на всю длину крепкой дубинки греческого мачо.

Родион осознал, что до него никому нет дела, расстегнул ширинку, достал свой стручок и принялся его надрачивать, зорко поглядывая на парочку.

Все происходило в полном молчании, не считая какофонии звуков, лившейся из музыкального центра, пока Янис не поднял на сильных руках Эмму и не позвал мужа-куколда:

— Хватит там балду гонять, иди подлижи свою жену, что-то она сильно течет! Наверное, нравится ей трахаться с настоящим мужиком на глазах у мужа импотента. Он намеренно унижал Родиона, эта была своеобразная часть игры.

Муж правила игры принял. Со спущенными штанами он преодолел путь до сладкой парочки и приблизил лицо к промежности жены. В ноздри ему ударил запах животного секса. Его Эмма пахла по-особенному, ее запах не сравнится ни с чем, такой аромат может источать только порочная женщина, ценящая разврат. Родион старательно вылизал мокрую пизденку супруги и чуть не кончил в тот момент, когда увидел, что любовник опять грубо насадил ее на свой молот.

— Смотри, как трахают сучек настоящие мужики! — продолжал свою игру Янис, подтверждая свои слова звонкими шлепками, бьющихся друг о друга тел.

Родион сходил с ума от ревности. Ему хотелось разнять «брачующихся», выгнать грека вон, но вместо этого униженно мастурбировал, не в силах оторваться от сексуального шоу.

Парочка переместилась на диван, то есть Эмма облокотилась о подлокотник дивана, выгнув спинку и отставив попку. Перед Родионом открылся прелестный вид его жены, а он все еще продолжал сидеть на полу и тискать свой член. Янис с ухмылкой взглянул на мужа шикарной женщины, потому как тот выглядел жалко: с безумными глазами и торчащим небольшим колом, который он не переставал ласкать собственной рукой. А что ему еще оставалось делать? Взгляд Яниса свысока подчеркивал его превосходство над супругом, мол, смотри какая между нами пропасть: я имею твою жену, а ты удовлетворяешь сам себя!

Янис нагнулся к попке Эммы, раздвинул ягодицы и провел языком по анальному отверстию. Спинка жены прогнулась еще ниже от чувственных ласк, она горела в предвкушении. Необычность ситуации, а точнее наличие мужниных глаз, очень забавляла ее. Она была готова на любые условия, лишь бы любовник позволил ей испытать оргазм. Муж тоже был способен на многое, желая увидеть, как он будет кончать в его любимую женушку.

Янис вогнал член в вагину и безудержно стал сношать ее. Родион сходил с ума, когда снова и снова слышал шлепки яиц о бедра. Он удивился, почему до сих пор не кончил, ведь возбуждение было настолько острым и запретным. Любовник вынул член из влагалища и приставил его в анальной дырочке, надавил, вошел беспроблемно, за счет того, что текучая киска поделилась смазкой и с попкой, принялся бесцеремонно трахать анус, постепенно наращивая амплитуду вхождения. И Эмме это нравилось! Она балдела от жесткого траха. Следы блаженства и восторга запечатлелись на ее лице, как восковая маска. Редкая женщина умеет получать такое откровенное удовольствие от секса. Янис менял дырочки, сношал то влагалище, то попку. Казалось, она получает оргазм за оргазмом.

Видимо любовник почувствовал ее сжимания, а потому кульминировал сам. Выплеснул ей прямо в киску, все что накопилось в яичках. Любовник заставил Эмму сесть на диван и раздвинуть ноги, чтобы Родион мог видеть, как сперма течет из нее. Сознание мужа было затуманено, он почему-то до сих пор не кончил, хотя азартно мастурбировал. Повинуясь шепоту дьявола (не иначе), Родион на коленях подполз к промежности жены и принялся вылизывать ее киску, которую только что осеменил ее партнер. Что он чувствовал в этот момент? Кайф, восторг, ликование и беспредельную эйфорию. Член Родиона стал извергать семя, которое капало на пол. Эмма же казалась самой счастливой женщиной на свете, она приручила двух самцов.

Уважаемые читатели, если вы добрались до последних строк, не сочтите за труд оценить мой рассказ.

vdovakliko@inbox.ru мой электронный адрес для обратной связи