Наверх
Порно рассказ - Правдивые истории. История вторая: Ира
От автора:

Читатель нынче умный пошел, сам может разобраться, кто правду пишет, а кто выдумками самолюбие свое тешит. Просто сразу хочу предупредить, что рассказываю о том, что пережил сам, а человек я вполне обычный, далеко не Аполлона и член у меня не 30 см +. И девушки, героини этих историй, не были супермоделями и счастливыми обладателями стоячей груди четвертого размера, сочетавшейся с осиной талией, ногами от ушей и неуемным желанием поскорее отдаться любому мужику, чтобы заниматься с ним сексом все ночи напролет. Они тоже были вполне обычными.

Меня по-прежнему зовут Алексей. Мне 25, я еще не женат, правда у меня есть постоянная девушка. Мы не живем в месте, но на выходные, а иногда и среди недели она приезжает ко мне в мою однокомнатную квартиру. Обычно собирается небольшая компания друзей, чтобы посидеть, попить вина, поболтать о том о сем. Часам к двенадцати гости уходят, и мы остаемся вдвоем.

Ира блондинка, стрижка каре, зеленоватые глаза, острый, чуть вздернутый носик. Ей 23 и в ней 165 сантиметров роста. До классических параметров 90—60—90 у нее не дотягивают верхние девяносто. Грудь у нее небольшая, второй размер максимум, но очень упругая и аккуратно помещающаяся в ладошку. На мой взгляд, то, что надо! А про нижние девяносто можно складывать поэмы, писать картины и снимать фильмы. Когда она стоит на коленках, прижавшись грудью к дивану и выпятив попу, ее белоснежные ягодицы действительно напоминают сердце. Такое, каким его обычно изображают на «валентинках». Плохо только, что к анальному сексу у нее отношение отрицательное. Все мои попытки уговорить ее закончились ничем. Кто-то вбил ей в голову, что это плохо сказывается на женском здоровье. Она свято в это верит, и переубедить ее у меня не получается. Хотя нежные касания, поглаживание и массаж ануса явно заводят ее.

Вообще, она весьма неравнодушна к сексу, только проявляется это немного своеобразно. После полутора лет «совместной» жизни я пришел к выводу, что где-то глубоко внутри ее сидит маленькая шлюшка, которую обуревают грязные фантазии и переполняет похоть. Но дать ей свободу Ира не может, вернее, не хочет. Именно не хочет, и, как я понимаю, потому, что она боится, что просто будет не в состоянии контролировать эту маленькую потаскушку. А всякой шлюшке (пусть и спрятанной глубоко-глубоко) очень хочется выглядеть приличной девушкой. На этой почве у нас порой случались разногласия. Ее, например, очень сильно возбуждали разговоры на всякие сексуальные темы, частенько она заводила их сама, начиная с относительно «невинных» вопросов типа не фантазировал ли я о том, чтобы оказаться в постели с двумя девушками, или не подглядывал ли я за людьми, занимающимися сексом, или хотел бы я, чтобы подглядывали за мной.

Если честно, то и меня такие разговоры возбуждали, поэтому я охотно их поддерживал во время наших занятий любовью, зачастую рассказывая о том, чего на самом деле со мной не происходило. При этом было видно, как от этих рассказов на нее накатывало возбуждение, она начинала сжимать ноги, покусывать губы, тяжело дышать и теребить свои розовые соски. В большинстве случаев все заканчивалось сумасшедшим сексом, но иногда ей будто шлея попадала под хвост. Мой выдуманный рассказ о том, что я застукал своего приятеля Диму, когда он занимался сексом со своей девушкой, неожиданно мог вызывать в ней непонятную ревность. Он начинала обвинять меня, что мне нравится девушка друга, ведь я пялился на нее, когда она была голой, а мог бы уйти и не подглядывать. И это при том, что минуту назад она, постанывая подо мной, просила в подробностях описать, какой у Димки член и в какой позе он трахал свою подружку. Такой вот резкий переход от сладострастия и похоти к невесть откуда берущейся благопристойности и целомудренности. Единственное объяснение такому поведению заключалось, на мой взгляд, в том, что я был ее парнем. То есть у нас были серьезные отношения и, видимо, она строила какие-то планы на будущее. И в глазах своего парня ей хотелось выглядеть «приличной» девушкой. Только вот я все чаще задумывался о том, а как бы она вела себя в постели, если бы воспринимала меня лишь как партнера для секса и не сдерживала себя.

Но, как я уже говорил, все же чаще такие разговоры служили чем-то вроде разогрева перед бурным и продолжительным сексом, которым они обычно заканчивались. Тут стоит упомянуть, что к своим 25 годам опыт общения с представительницами прекрасного пола у меня был уже достаточно солидным, но, при этом, вполне традиционным. То есть девушек было много, но секс не отличался особым разнообразием. Одинаковые позы, одинаковые ласки, кто-то из моих партнерш был против орального секса, кто-то (если честно, то большинство) слышать не хотел о сексе анальном, ну а тот факт, что этот секс случался иногда не в постели, а ванной, на кухне или в укромном уголке парка не сильно менял дело. С Ирой ситуация, вобщем, была похожей. Правда к оральному сексу отношение у нее было более чем положительным. Тут она наоборот считала, что он весьма полезен женщине и с удовольствием заглатывала мой член, позволяя кончать ей в рот. Иногда она, правда, жаловалась, что моя сперма горчит и просила есть побольше сладкого накануне наших свиданий. А я очень любил вылизывать ее аккуратную бритую киску, раздвигать языком маленькие и нежные половые губы, касаться своими губами их розовой и влажной поверхности, ласково посасывать, затем засовывать язык ей в вагину, стараясь проникнуть как можно глубже, тихонько сжимать губами твердую горошину клитора, выглядывающего из складок, вдыхать этот волшебный запах и ощущать вкус ее соков.

Именно этим я и занимался в субботу вечером, когда, проводив очередных гостей, мы забрались с Ирой в постели и предались любовным утехам. До этого мы не виделись с ней пару недель (сперва она должна была поехать с родителями на дачу, потом у меня была запарка на работе), и желание буквально переполняло нас. Но не настолько, чтобы делать это по-быстрому. Водя языком по ее щелке, я почувствовал, как задрожали ее бедра, она попыталась сжать их, напряглась, потом опять расслабилась и шумно вздохнула. Раздвинув руками половые губы, я просунул кончик языка ей в вагину и, делая ритмичные движения головой, начал трахать ее языком, утыкаясь носом в теплую розовую мякоть. Ирины бедра опять начали подрагивать, а мускулы вагины сокращаться. Я понял, что она была близка к тому, чтобы кончить, ей очень хотелось этого, но пока не получалось, несмотря на мои старания. Она опять расслабилась, затем ее правая рука скользнула вниз, и кончик среднего пальца коснулся клитора. эротические истории sexytales Она начала совершать рукой плавные круговые движения, массируя эту розовую пуговку, доступ к который был полностью открыт, так как я по-прежнему раздвигал своими руками ее половые губы. Палец скользнул чуть ниже и погрузился внутрь вагины, коснувшись моего языка. Смочив его в своих выделения, она опять начала массировать клитор, тихонько постанывая при этом. Зрелище было завораживающим. Я невольно приостановил свои ласки, следя за тем как Ира одной рукой поглаживает себе грудь, а другой теребит свою «киску». Конечно, я знал, как девушки делают это, и не раз видел мастурбирующих красоток в порнофильмах, но в жизни такого мне видеть не приходилось. Это было очень возбуждающе.

— Ты чего? — неожиданно спросила Ира, прекратив движения рукой, но не убрав ее из своей промежности.

— Мне нравится смотреть, как ты ласкаешь себя, — ответил я ей честно. — Это так здорово. Мне очень нравится. Не останавливайся.

Но она вдруг заупрямилась, убрала руку и попыталась забраться под одеяло. Я не дал ей это сделать, лег рядом с ней обняв одной рукой за плечо и запустив пальцы другой руки в ее мокрую вагину.

— Чего ты стесняешься? — шепнул я ей на ушко. — Думаешь, я не знаю, что почти все женщины делают это? Знаю и видел не раз, — нагло соврал я.

— Где это ты видел? — спросила Ира, сделав попытку убрать мою руку.

Пришлось сходу сочинить историю, как я шел летом по улице и через открытое окно на первом этаже увидел женщину, лежавшую на кровати с широко раздвинутыми ногами и пальцами погруженными в вагину. Ира оставила в покое мою руку и наоборот раздвинула ноги, чтобы мне было удобнее ласкать ее клитор. Грудь ее часто вздымалась, а дыхание участилось, но разговор прекращать она не собиралась.

— Это она специально не закрыла окно. Хотела, чтобы за ней подглядывали, — уверенно заявила она, рукой дотянувшись до моего члена. Она обхватила ствол ладошкой и начала двигать рукой вверх и вниз в такт движениям моего пальца в ее хлюпающей вагине.

— А ты делаешь это?

— Что это? — не понял я.

— Ну... мастурбируешь?

Я на секунду замешкался. Конечно, иногда я сбрасывал таким образом сексуальное напряжение, когда случались паузы на любовном фронте, но признаваться было как-то неловко, тем более, что последний раз я занимался этим больше года тому назад. С другой стороны, я уже немного изучил Иру, поэтому понимал, что она хочет услышать.

— Да, — ответил я, — иногда бывает.

— Когда это иногда? — спросила она чуть дрожащим голосом.

— Ну, — начал я, — бывает, что мы с тобой долго не видимся... а ты же знаешь, что я тебя всегда хочу... ну, а когда тебя рядом нет...

— То есть ты при этом представляешь меня? — ее пальцы сильнее сжали мой член, а движения руки стали энергичнее.

— Конечно, — благоразумно подтвердил я.

Ира высвободилась из моих объятий, встала на коленки и склонилась над моим пахом. Я почувствовал ее теплое дыхание на своем члене. Высунув язык она провела им сверху по стволу до самой головки, едва коснувшись ее самым кончиком. Затем взяв член в руку она приподняла его и прошлась языком в обратном направлении по его нижней части, дошла до яичек, облизала их и вернулась к головке. Сложив губы колечком она обхватила ими головку, впустив ее наполовину в свой рот. Языком она касалась дырочки на члене, заставляя меня вздрагивать при каждом касании. Затем она начала посасывать головку, иногда нежно прихватывая ее зубами. Мне дико хотелось погрузить весь член в ее рот, но она ловко пресекала мои попытки, когда я слегка приподнимал бедра. Эта сладкая пытка длилась несколько минут. Наконец, придерживая член правой рукой, Ирина взяла в левую мои яички и несильно сжала их, одновременно полностью насадившись губами на член. Боже мой! Какое это блаженство, когда твое мужское естество погружается в горячий женский рот. Я почувствовал, как головка коснулась горла, затем Ира полностью выпустила член изо рта и, секунду спустя, снова целиком заглотила его. Так она продела несколько раз, каждый раз заставляя замирать мое сердце. Взяв ее рукой за бедро, я слегка развернул ее зад к себе, раздвинув ей ноги, и, погрузив свои пальцы ей во влагалище, стал ритмично двигать ими внутри.

Как выяснилось, у Иры были другие планы. Оторвавшись от моего члена, она взяла меня за руку и, встав с постели, потянула за собой. Рядом с разложенным диваном, на котором мы лежали, стояли два кресла. Толкнув меня в плечо, она усадила меня в одно из них, а сама забралась с ногами в другое, стоявшее напротив. Прислонившись к спинке кресла, она широко развела ноги, открыв моему взору распахнутые лепестки своей влажной розовой вагины с темным входом, ведущим куда-то вглубь ее роскошных бедер. Глядя мне прямо в глаза она провела двумя пальцами правой руки снизу вверх от ануса к клитору, но не касаясь его, левой рукой она поглаживала свой сосок, и я видел, как он твердеет прямо на глазах.

— Ты тоже, — выдохнула Ира.

— Что тоже? — не понял я.

— Тоже трогая себя.

Обхватив ладошкой член, я потянул вниз, обнажив блестящую от смазки головку. С губ Иры сорвался легкий стон, она стала быстро двигать рукой вверх и вниз, скользя пальцами между половых губ. Я не мог отвести взгляда от этих пальцев и этого розового бутона, раскрывшегося у нее между ног. Иногда я поднимал голову, сталкивался со взглядом ее зеленых глаз. В этот момент ее лицо искажала гримаса страсти. Ей явно нравилось, что я смотрю на нее. Тогда я привстал и подвинул свое кресло чуть ближе к ней. Когда я снова сел в него, ее раскрытая вагина оказалась сантиметрах в тридцати от моего лица. Дыхание Ирины тут же участилось, а пальцы стали глубже погружаться во влагалище. Она сидела в кресле поджав под себя ноги, широко раскрыв бедра и чуть откинувшись назад. Я видел каждую складку ее вагины, каждую каплю смазки, каждое подрагивание клитора. Член мой стал каменным. Я просто чувствовал, как его распирает изнутри. От легких плавных движений я давно уже перешел к широким и размашистым. Моя рука быстро скользила по стволу, натягивая уздечку, то скрывая, то открывая головку. Пару раз я порывался коснуться своими пальцами ее клитора, но Ира взглядом останавливала меня. Было видно, что она очень возбуждена, и ей нравится, то что она делает, и ей нравится, что я смотрю на нее. На мой член она тоже поглядывала, но, похоже, больше возбуждения ей доставал момент, когда ей удавалось поймать мой взгляд. Тогда ее бедра начинали подрагивать, а пальцы глубже проникать внутрь, и их уже стало три. Мне показалось, что она вот-вот кончит, но она вдруг вытащила руку из своей вагины, шумно вздохнула, подождала пару секунд и стала нежно поглаживать круговыми движениями среднего пальца клитор.

— Тебе нравится? — спросила она.

— Очень, — кивнул я, и она чуть убыстрила движения.

— Тебе ведь самой нравится, — продолжил я, глядя ей прямо в глаза. Она кивнула в ответ. — Тебе нравится, что я смотрю на тебя, когда ты мастурбируешь, — она ничего не ответила, а лишь тихо застонала. — Ты же любишь мастурбировать! Я знаю. Ты часто делаешь это. Закрываешь глаза и представляешь, как мой член проникает в тебя, как твое влагалище тесно сжимает его, и ты чувствуешь, как он движется в тебе.

Глаза Ирины широко распахнулись, а палец с сумасшедшей скоростью заскользил по пуговке клитора. Я невольно опустил взгляд, наблюдая за этим волшебным танцем. Пальцами левой руки она сжимала поочередно соски своих грудей, слегка оттягивая их. Я буквально пожирал глазами ее вагину, мне так хотелось вогнать туда свой член и насладиться тем жаром, что полыхал внутри нее, но в тоже время меня безумно возбуждала эта ситуация, и мне нравилось смотреть на Иру со стороны, мне хотелось, чтобы она так кончила, и хотелось кончить самому.

— Что же ты молчишь? Разве я не прав? Не бойся признаться, в этом нет ничего стыдного. Видишь как я мастурбирую? — я чуть подался вперед и интенсивней задвигал рукой. — Я так делаю, когда представляю, как трахаю тебя. Закрываю глаза и вижу тебя и твою... пизду!

Ира испустила какой-то нечеловеческий рык и буквально вдавила пальцы в клитор. Она быстро-быстро натирала его правой рукой, а пальцы левой уже проникли во влагалище.

— Да! — прохрипела она, глядя мне прямо в глаза — Мне нравится мастурбировать. Я делаю это чуть ли не каждый день. Я представляю себя, что ты смотришь на меня... А еще я представляю, как сосу твой хуй, а потом ты засовываешь его мне в пизду...

Иру начало трясти, ее глаза на секунду закрылись, но пальцы рук продолжали свое дело, она снова открыла глаза и смотрела на меня, пока ее не накрыл мощный оргазм. Она тихо заскулила, инстинктивно сжала ноги и свернулась в клубок. Для меня это стало последней каплей. Я встал с кресла, не переставая дрочить, чувствуя что член сейчас взорвется. Ира тихо застонала и открыла глаза. Свободной рукой я схватил ее за плечо и потянул на себя. Она села в кресле, и ее рот оказалось прямо напротив разбухающей на глазах головки. Она открыла его, и в тот момент, когда ее губы коснулись моего члена, из него вылетела струя спермы, попавшая ей прямо в горло. Она закашлялась, а я все кончал и кончал, не в силах остановиться, заливая ее лицо своим семенем.

(продолжение следует)