Наверх
Порно рассказ - Когда уехали родители
Когда Жанна пришла домой, то царила необычная тишина. Не бегала суетливая мать в бигуди по их квартире, не смотрел новости отец с газетой, над тарелкой горохового супа. Тишина и благодать, ну и записочка на зеркале в коридоре, замечательного содержания. В зале, прямо на ковре лежал восемнадцатилетний Женя, счастливый, словно выиграл джек пот.

— Неделя! — Почти кричал он, — Неделя без них! — Парень был одет только в белоснежные боксеры в обтяг (при строгих родителях это было крайне оскорбительно, но он начал чувствовать волю)

— Женькаааа! Ураа! — миниатюрная девушка скинула туфельки и подскочила к парню. Радостно взвизгивая, Жанна уселась верхом на брата и принялась его щекотать, звонко смеясь.

Она была на год младше брата, ей недавно исполнилось 18.

Они были очень похожи, и очень дружны — что бывает довольно редко. Вот и сейчас — Жанна попыталась устроить шутливую борьбу на полу с братом (увидела бы мама — попало бы обоим!), однако, как всегда, проиграла.

Женя легко перевернул хрупкую Жанну на лопатки, прижав своим тазом её таз к полу, ноги согнул и своими ступнями зафиксировал её ножки, подсунув ступни во внутреннюю часть бедер. Руками парень щекотал шею девочки, смеясь и иногда толкая своим тазом её, что бы посильнее прижать ту к полу.

— Сдаёшься? А? Сдаёшься?! — смеялся он, не прекращая щекотку.

Та только пыхтела, пытаясь вывернуться. Волосы растрепались, на личике выступил румянец, а легкая майка задралась почти до шеи, обнажая небольшой бюст, скрытый кружевным лифчиком.

— Ну вот еще! И не поду... ма... ю! — бедра девушки приподнимались, она ерзала под парнем, грозно хмуря брови, потом поняла, что её попытки тщетны и притихла.

— Справился, да? Раз большой, так все можно? ууу! — но она улыбалась, и неожиданно приподняла голову и легонько куснула парня за мочку уха.

— Ммм... Жан, не делай так. — В паху у парня пробежали приятные мурашки, член начал медленно наливаться и юноша сильно прижал таз девочки к полу. — Успокаивайся... — Женя опустил её майку, задев ладонями голый животик сестры.

— Почему, Жень? — она уже немного успокоилась, хотя в глазах еще прыгали смешливые чертики. Теплая ладонь брата на животе была очень приятна, и девушка улыбнулась. — Ну все, я успокоилась. Может, отпустишь? Я сейчас переоденусь и нам с тобой чаю сделаю, а потом будем думать, чем заняться. Да?

— Хорошо... сейчас. — Женя встал и быстро отвернулся, сел на диван и быстро положил ногу на ногу (ну нужно же скрыть эрекцию)

— Давай, мне зелёный. Думаю, мы найдём чем заняться, даже не верится, что наконец остались одни.

— Угууу. Я дождаться не могла, когда они уедут все-таки. — Жанна вышла в свою комнату, на ходу расстегивая молнию на юбочке. Закрыть дверь ей даже в голову не пришло, что-то мурлыча, она скинула юбку, переступила через неё босыми ножками, потом через голову стянула майку. Она полезла в шкаф, какое-то время оттуда торчала только круглая попка, извлекла что-то вроде летней пижамки — открытая маечка и короткие шорты.

Одевшись, она ушла в кухню, где поставила чайник и принялась накрывать на стол.

— Тата, а тебе бутеров сделать?

*****

Женька помнил старое видео из семейного архива. Мама учит крохотную Жанну, которой тогда еще и года не было, говорить. А двухлетний Женя зачарованно наблюдает за этим, стоя возле девочки и держа её за руку.

— Смотри малышка. Мааа-маааа. — мать указывает рукой на себя. — Пааа-пааа. — в сторону камеры. Зеленые глаза девочки следят за её жестами, но повторить она не пытается.

— Брааатик. — ладонь матери гладит мальчика по голове. А личико малышки неожиданно морщится, она хмурит бровки и пытается сложить розовые губки в непонятном для неё пока действии. Тихо и очень неуверенно звучит:

— Таатаа...

Это и было её первым словом. Не мама и не папа — она пыталась сказать «братик»

Родители смеялись, а Женя помнил, что лет до пяти — даже мать с отцом называли его иногда Тата, потом это как-то забылось.

Не забыли это только Женя и Жанна. Когда они оставались одни — они всегда называли друг друга только так. Тата.

*******

— Нет... не нужно. — Парень улыбнулся, когда сестра назвала его Татой. Так они друг друга звали в детстве и никогда — при родителях. В этом было что то родное и нежное, необъяснимо притягательное, ведь никто на всём белом свете не знал кроме них этих прозвищ.

— Наконец-то, по дому можно ходить так, как нравится НАМ, а не ИМ. — Эрекция почти (почти!) закончилась и довольный Женя вошёл на кухню вслед за Жанной, вслед за своей Татой.

— Дааа. — девушка хихикнула. Эту пижамку подарил ей брат, она обожала её — но надевать могла только на ночь в своей комнате. — Помнишь, как нам за этот костюмчик влетело? Особенно мне — «Нечего в нижнем белье разгуливать!» — она передразнила интонации матери. Чай уже заварился, она налила чашки и поставила тарелочку с бутербродами.

— Садись, Тат. — сама же устроилась напротив, в одной из своих любимых поз — одна нога свисает до пола, а вторая на сиденье стула, так что колено торчит над столом, а маленькие пальчики гибкой ступни отстукивают какой-то музыкальный ритм.

Женя, улыбаясь глянул на коленку сестры и ответил: — Спасибо, Тата. — Сам он сел как обычно, просто вытянув длинные ноги под столом в сторону сестрёнки, так, что они оказались почти под её стулом..

— Как же хорошо... не хочу терять ни часа этой прекрасной недели. Есть идеи? Нужно сделать ВСЁ, что нельзя при родителях и вообще, когда они в радиусе десяти километров. —

Жанна жевала бутерброд, задумалась. Правая щека у неё вздулась — она выглядела, как озадаченный хомячок. За эту привычку ей тоже частенько выговаривали.

— Не знаю пока. Может... А давай накупим вкусняшек и фильм скачаем, а? Какой-нибудь, с грифом 18+? — она отпила чая и вопросительно посмотрела на брата.

— Да легко, даже качать не надо... у меня на компьютере целая гора подобного, запрятал в системных папках. Можно перекинуть на флешку и вставить в плазму в гостиной, на большом экране круче. — Женя улыбнулся сестре.

— Ой, тогда давай сразу посмотрим, а? — глаза девочки разгорелись. — Ты выбери сам, Тата. А я щас могу в магазин сбегать — за конфетами, если хочешь. — она соскочила со стула и через секунду топот босых ног раздавался уже в её комнате. Жанна выскочила оттуда на одной ноге, пытаясь вторую просунуть в штанину джинс.

— Я быстро! — хлопнула дверь и остался только нежный аромат её духов. Вернулась она и правда быстро, минут через 10, выгрузила на столик в гостиной пакеты с чипсами, сухариками, несколько шоколадок и еще кучу всяких ужасно вредных вещей, водрузила бутылку кока-колы и побежала переодеваться, пока брат настраивал видео.

Смеялась веселости и детской безбашенности сестрёнки брат настроил видео. Довольно нежное классическое порно. Он сел на диван, прикрывшись небольшим пледом. Всё же не следовало сестре видеть его стоящий член. Открыв колу и сделав пару глотков, он закричал: — Таааат! Я всё, жду тебя.

— Я тут. — Жанна устроилась рядом с братом, поджав ноги. Она прислонилась к сильному плечу любимого брата, касаясь плечиком его обнаженной кожи.

Когда они были маленькими, Женя частенько обнимал её. Однако с некоторых пор она заметила, что во время таких посиделок кто-то из родителей всегда устраивался так, чтобы оказаться между ними. Ей это не нравилось — она хотела снова чувствовать рядом силу и крепкое обьятие брата.

Девочка развернула шоколадку, привычно предложила ему кусочек, он так же привычно отказался, поэтому она сунула шоколад в рот и уставилась на экран.

Но Женя сегодня обнял её, и довольно крепко прижал к себе... Его рука лежала у неё на талии:

— Тат, когда мы в последний раз с тобой так сидели? — Спросил брат, улыбнувшись. рассказы эротика Он разглядывал свою Тату и улыбка не сходила с его лица — он её очень любил, а родители мешали им вот так просто побыть вдвоём.

— Ну что, готова к просмотру запретного?

Девушка улыбнулась брату и легонько потерлась носиком о его плечо.

— Готова. А что за фильм ты мне хочешь показать, Тата? — она смотрела на экран, но там пока были только титры.

— Ты ведь просила 18+? Я скинул неплохое порно. Ты же знаешь как бы родители среагировали на это...

— Ой, конечно. Они бы реагировали, даже если бы ты один его смотрел! — но Жанна немного смутилась. Конечно она уже знала, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они наедине, но только в теории. На практике же все её отношения с противоположным полом ограничивались несколькими поцелуями. Так что — смотреть подобный фильм она могла бы одна, а вот вместе с братом...

Но это же её Тата, так чего смущаться? Она прижалась к Жене и сунула в рот еще кусочек шоколада.

На экране появилась сцена, девушка с длинными загорелыми ногами целует обнажённого накачанного мужчину и мастурбирует ему крупный эрегированный член.

— Я смотрю, но очень редко... На компьютере. Ты ведь знаешь как мама обожает неожиданно «прибираться» в наших комнатах. — шепнул Женя.

— Угууу... — Девочка замерла, глядя на откровенную сцену. Внизу живота у неё разлилось сладкое томление, она беспокойно заерзала, потом снова притихла, боясь, что брат заметит.

Через несколько минут (девушка на экране уже ласкала член мужчины губами) Жанна не выдержала. Уткнувшись брату в плечо она чуть слышно прошептала.

— Татаааа... А у тебя уже было? Ну, это?

У Жени самого уже участилось дыхание, да и член начал снова вставать. Он повернулся, крепче обнимая свою сестру и тихо ответил: — Нет, Тата... Но мне бы очень хотелось...

— У меня тоже. — она так и сидела, прижимаясь лицом к плечу брата. — И... Мне бы тоже хотелось. Очень. Чтобы ты был... Первым. — она поняла, что говорит правду. Все молодые люди, которые пытались привлечь её внимание — не могли и сравниться с Женей, поэтому она очень быстро прекращала отношения. Красивый, сильный, веселый брат — и она хотела, чтобы он стал её первым мужчиной. Но от собственной смелости ей сразу стало страшно.

— Но... ты ведь понимаешь, Тат, что мы с тобой родные? Конечно... конечно я ничего против не имею. Но наши родители боятся этого больше всего на свете! — Женя крепче прижал сестру к себе, поглаживая её плечико. Его член прочно встал, а в фильме девушка уже со стоном принимала в себя.

— Да, родные. И кто же сделает это лучше, чем ты, мой Тата? Неужели ты доверишь меня кому-то постороннему? — Жанна смотрела на брата, стараясь не слишком обращать внимание на увеличивающуюся выпуклость под пледом.

— Я вообще никому тебя не доверю... — Женя чуть наклонился и поцеловал сестрёнку в щёку, а потом в губы. Плед медленно сполз.

Девочка несмело ответила на его поцелуй, замирая от одной мысли о том, что сейчас произойдет. Ей было немного страшно, но внизу живота снова разлилось сладкое тепло, а между ног стало горячо и влажно. Она обняла брата обеими руками за шею, прижимаясь к нему небольшой выпуклостью груди. Сквозь тонкую ткань уже выступили ягодки сосков.

— Разденься пожалуйста... я... я смущаюсь это делать... Я пока тоже разденусь, хорошо? — После этих слов Женя отвернулся, скинул плед и стащил трусы, все еще стесняясь обнажить перед сестрой свой член.

Жанна, не слезая с дивана и не спуская глаз с брата, стянула майку, обнажая не очень большую, но красивую грудь. Ерзая, она стянула шорты вместе с трусиками, после чего, словно стыдясь своей наготы — прикрылась пледом до самого подбородка.

— Какой ты красивый, Тата... — отчаянно краснея, шепнула девочка.

— Ты... ты тоже, Тат... — тихо прошептал парень., медленно стягивая с неё плед и приближаясь к девушке на коленях.

— Солнышко, Таточка... ляг и раздвинь ножки..

Девушка послушно легла на спину, раздвинула ножки, но тут же попыталась прикрыть рукой лобок, покрытый мягким темным пушком. Часто дыша и глядя на брата огромными глазами, она убрала руку.

— Я... Немножко... Ты не сделаешь мне больно, Тат?

— Нет... может будет немного... но я нежно... — парень прилёг на сестру, стараясь не давить на её тоненькое тело... Прижал головку ко входу во влагалище и просто начал легонько разминать вход, входя буквально на пару миллиметров.

Девочка сначала лежала, не двигаясь, потом обняла брата, притягивая его к себе. Она часто дышала, с радостью и легким испугом прислушиваясь к своим ощущениям.

Вот напряженный член Жени вошел еще чуть-чуть. Боли пока не было — было лишь странное и приятное чувство распирания.

— Сейчас я войду на пару сантиметров... хорошо? — Юноша обхватил талию сестры и напрягая ягодицы ввёл свою головку.

— Ддаа... Ой! — неожиданно член Жени наткнулся на упругую преграду, Жанна ойкнула от легкой боли, которая сразу прошла. — Тат, ты это... Сделал. — Она прижала брата к себе и нежно поцеловала его в губы, с радостью ощущая его в себе. Никогда они еще не были так близки, и девочка сейчас была просто счастлива.