Наверх
Порно рассказ - Эротический массаж Тани Арцыбашевой
Будучи лишь в светлом набедренном полотенце, Демьян Сергеевич невольно остановился у двери выделенной ему массажистки.

«Татьяна Арцыбашева... — не без усмешки прочел он выгравированное на медной табличке имя. — Похоже, мне прямо таки везет на различных Танечек...»

Быстро проматывая в голове все свои сексуальные подвиги, связанные с одноименными женщинами, он тихонько постучал в дверь.

— Да-да, войдите! — тут же откликнулся за ней приятный женский голос.

Не томя излишне себя, он вошел и тут же увидел уютную белую комнату, в центре которой стояла уже подготовленная симпатичная девушка.

— Здравствуйте, — вспыхнув милой улыбкой, подала она руку. — Меня зовут Таня.

— Очень приятно, — в ответ улыбнулся он, учтиво целуя её. — А меня Демьян Сергеевич... Значит, это вы будете мне делать массаж? Не ожидал, что в этом центре работают этакие красавицы.

Он с интересом оглядел её: высокая и стройная, она обладала удлинённым каре золотистых волос, бледным прекрасным ликом, большими лучистыми зелеными глазами, прямым остреньким носиком и пухлыми губами, сочно накрашенными блестящей алой помадой. Облаченная лишь в белую майку и трико она потрясала сексуально фигуристым телом и выделяющейся грудью 3, 5 размера.

— Спасибо, Демьян Сергеевич... — блеснув травянистыми очами, поблагодарила она его за признание. — Ложитесь на этот диван и постарайтесь расслабиться...

— С превеликим удовольствием, Танечка, — игриво подмигнул он. — Я полностью отдаю себя в ваши руки...

Предвкушая приятное действо, он повалился всем своим грузным телом на ровный стол и впал в трепет сладкого ожидания.

«Блин, и эта прекрасна словно наяда! — восторженно вздохнул он, заметив у противоположной стены большое зеркало. — Будь я проклят, если сегодня же не отымею её!»

Белокурая массажистка же, не догадываясь о его похотливой натуре, включила расслабляющую музыку и, достав янтарный флакон какого-то масла, оросила им руки.

— О, Шанди, Нирвана... — приятно изумился Демьян Сергеевич, следя за нею в отражении. — Приятная музыка, одобряю, вас Танечка...

— Я рада, — улыбнулась Арцыбашева, вся благоухая маслом. — Теперь закройте глаза, слушайте эту музыку и... получайте удовольствие...

«Конечно, моя наяда... — мысленно произнес он, следуя её совету. — Уже просто видеть тебя одно удовольствие...»

Чувствуя себя уже чуть ли не в раю, наполненным светом, сакральной индуисткой музыкой, да ароматным маслом, он, наконец, ощутил её первые прикосновения — положив под его ноги какие-то светлые валики, она принялась нежно массировать его стопы!

«Ох... ух ты! — вздохнул он, разом накрывшись «мурашками» удовольствия. — А, она действительно знает своё дело... Ух... ох...»

Ощущая от её намасленных пальцев приятные токи, он, едва... не захрюкал от счастья!

— Ну, как, вам хорошо, Демьян Сергеевич? — подала веселый глас белокурая массажистка. — Вам приятно?

— Да, Танечка, о, да! — признался он. — Ваши руки божественны!

Она, издав легкий смешок, продолжила дело — обхватив ладонями его левую ступню, она синхронными движением пальцев помассировала её центр и плавно перешла к округлой пятке.

— Ой, Танечка, щекотно-то как! — тут же рассмеялся Демьян Сергеевич, задергавшись на столе словно морж. — Как щекотно!

— Потерпите немножко... — улыбнулась Арцыбашева. — Вы же мужчина... Защитник...

— Так точно, Танечка! — откликнулся он. — Я мужчина! Самец! Лев городских джунглей!

Они прыснули взаимным смехом, но, она не отвлеклась от работы — помяв левую пятку, да игриво подергав щиколотку, она принялась за правую ногу.

«Ох, как же хорошо! — продолжил кайфовать Демьян Сергеевич — Ай, наяда! Ай да умелица!»

Арцыбашева же, хорошо промассировав иную стопу, вскоре, откровенно раздвинула ему ноги, и, встав меж ними на колени, уже обеими руками стала массировать голени!

«Ух, какая смелая! — весело усмехнулся он в стол. — Обычно это я раздвигаю бабам ноги, а тут... Хе-хе... Умница!»

Всё сильней трепеща от её откровенных прикосновений, он вдруг ощутил в мясистых гениталиях... тепло томного мужского желания!

В этот же миг, массажистка, раскачиваясь под взвивающееся пение женско-сакрального хора, стала мять его бедра, слегка подцапывая ноготками и мягкие ягодицы сдобной задницы!

«Да, детка, о, да... — с новою дрожью затрепетал Демьян Сергеевич. — Боже, неужели я уже оказался в раю...»

Балдея от нежного массажа, благоухающего масла и витающих женских хоралов, он все-таки открыл глаза и, в отражении амальгамы увидел усердно работающую над ним Арцыбашеву — блондинка, казалось, позабыв обо всем, продолжала «намыливать» ему бока, чарующе трепеща свешивающейся в майке грудью!

«О, мой бог... — возбужденно вздохнул он. — Она трясет надомной своими дойками... Своими обворожительными дойками...»

Хищно «вцепившись» взглядом в «вымя» массажистки, он, с новым разрядом возбуждения ощутил меж ног томную тягучесть и, тут же вздыбил... массивную «колбаску» члена!

Белокурая массажистка же, стоя коленями на его бедрах, добралась до спины, непринужденно замяв пальцами её теплую широченную поверхность.

«Да, это рай... — констатировал Демьян Сергеевич, просто млея от её рук. — Это какой-то сладостный парадиз...»

— Хорошо, вам, Демьян Сергеевич? — всё тем же веселым тоном спросила его Арцыбашева, мягко перейдя к плечам и шее. — Вы довольны массажем?

— Очень, Танечка... — с чувством признался он. — Ваши руки бесподобны... Они будто руки самого ангела...

— Спасибо... — улыбнулась массажистка. — Рада, что угодила...

Изогнувшись над ним словно кошка, она, так и царапая его длинными светлыми ноготками, продолжила окучивать спину, плавно покачивая свисающими в майке «зефирами».

«Черт, она пробудила во мне желание... — вздохнул он, вновь устремив свои «лупы» в отражение её «доек». — Эх, вот бы стянуть с неё эту маечку, да зарыться носом в сию ложбинку... Натянуть губами сосочки, да ласково подоить упругую мякоть... Эх...»

Через пару минут, Арцыбашева, под непрекращающиеся «трели нирваны», вновь снизошла на пол и... снова стала шествовать руками по линии его позвоночника.

«Ты смотри, уперлась в спину и всё! — с весельем подумал Демьян Сергеевич. — Словно у меня иных частей тела нет!»

Однако, не смотря на выданную иронию, его тело продолжало радостно трепетать в её «ангельских» руках, расслабляюще обмякая в потоках потрясающей нежности.

Вскоре, белокурая массажистка, всё же закончив со спиной, снова поднялась меж его ног — сызнова обмочив пальцы маслом, она, подняв его левую стопу так, что та уперлась ей в грудь, вновь принялась за «окучивание»!

«Ух ты! — улыбнулся Демьян Сергеевич. — Похоже, Танечка, наконец, перешла к открытому соблазнению...»

Снова взвиваясь в приятный балдеж, он, почувствовав пальцами ног упругую округлость женского вымени, невольно вздрогнул и... потек первыми «поллюциями»!

— Блин, Танечка, мне снова щекотно... — выдохнул он, подмигнув ей в отражении. — По ходу, вы хотите, чтобы я просто уссался...

— Нет, Демьян Сергеевич, — широко улыбнулась она. — Просто я хочу вам доставить удовольствие...

— Правда, милая? — игриво толкнул он её «дойку».

— Да, Демьян Сергеевич... — с тем же сияньем улыбки, тихо отозвалась она.

И, с сими словами, прижав его замасленную стопу к выдающейся груди, стала откровенно... потираться ею! рассказы о сексе Потираться, в одно мгновенье, омочив майку так, что сквозь него стал сразу просматриваться бледно розовый ореол торчащего сосочка!

— Ух, наяда! — только и присвистнул Демьян Сергеевич. — Ну, ты и «жжешь»!

Арцыбашева, больше не говоря ни слова, вовсе обнажила левую сиську и, уже вольно заскользила ею по его 44-му размеру!

— Да, детка, да! — завопил он в восторге. — Ты просто красотка!

Емко ощущая пальцами ног упругую мякоть пышной «дойки» с твердою «вишенкой», он, вновь томно прыснул под себя белесыми росинками желания!

Она, будто не замечая сего сладкого трепета, спокойно «обтершись» стопой, взялась за вторую: умаслив её, она также заводила ею по иной обнажившейся сиське, щекотно лаская её невероятной бархатистой поверхностью!

Он же, просто коченея от столь изощренного «грудного» массажа, уже в полной мере залюбовался зеркальным отражением: красиво мерцая умасленной грудью в ярком свете помещения, белокурая массажистка сама покрылась розовостью внутреннего возбуждения!

— Танечка, — ласково обратился к ней он. — А у вас, оказывается, не только ангельские руки, но и довольно приятная грудь... Признаюсь, ещё никто мне не делал массаж своей грудью... Как это необычно!

— Всё только начинается, Демьян Сергеевич... — таинственно улыбнулась Арцыбашева. — Всё только начинается...



Чарующе благоухая маслами под гипнотические звуки нескончаемой мантры, она, уже с обнаженной грудью, вновь поддалась вперед и... в один миг стянула из-под него полотенце, разом обнажив округлые холмы его великолепного зада!

«Началось... — только и подумал Демьян Сергеевич. — Она наконец-то добралась до моей «пятой точки»...»

Оголив его зад, Арцыбашева тут же принялась беззастенчиво массировать ягодицы, веерными движениями пальцев искусно заскользив по их нежной поверхности!

— Ух, Танечка! — сразу занялся он в этих ласках. — Какая же вы бесстыдница!

— Я массажистка, Демьян Сергеевич, — томно стрельнула она взором. — Мне чужды всякие комплексы...

И, протянув руку меж его ног, она нежно «проехалась» пальцами по... крупным яйцам и члену!

— Вау, Демьян Сергеевич! — тут же оскалилась она в пошлой улыбке. — Да у вас тут довольно приличное хозяйство! Теперь, я сама чувствую, что мой массаж вам и вправду по нраву!

— Уммм, Танечка... — лишь вздохнул под ней он, просто пригвожденный волнением. — Вы... вы не наяда... вы белокурая бестия...

Чувствуя, как её масляные пальчики приятно заелозили по вспухшему венозному стволу, он, стиснув зубы, невольно извлек из себя глухой стон желания.

— Возможно и бестия... — с улыбкой продолжила она. — Тогда вы, пусть будете... чародеем!

— Как скажете, Танечка... — глухо откликнулся он, ощутив её «возвращенье» к яичкам. — Буду чародеем...

— Тогда, мой чародей, прошу, перевернитесь на спину — я желаю свободно заняться вашей волшебною палкой!

— Слушаюсь и повинуюсь, моя прекрасная бестия...

И, под разлив её приятного смеха, он перевернулся на спину, уже открыто выставив перед ней сладко сочащееся «волшебство»!

— Ууу! — восторженно вытянула губы Арцыбашева. — Какая у вас она большущая и изящная! Прямо одно загляденье! Сейчас, я её хорошенько умаслю, сейчас, приголублю...

— Да, Танечка, да... — вновь затрепетал Демьян Сергеевич, стыдливо поджав яички. — Пожалуйста, умаслите... Приголубьте...

Игриво улыбнувшись ему, белокурая массажистка обмаслила грудь и, поддавшись вперед... «приобняла» ею его горячую половую «колбаску»! «Приобняла», тут же принявшись неспешно умасливать её пикантной «шлифовкой»!

— Уммм-х... — судорожно втянул ноздрями Демьян Сергеевич, мгновенно ощутив упругую мякоть её великолепных «зефиров». — Ух, чертовка...

Арцыбашева же, в очередной раз, стрельнув в него зеленью глаз, лишь сильнее навалилась на него сиськами, разом умасливая ими как вытянутое изящество члена, так и странно сжавшийся мешочек мошонки!

«Боже мой... боже мой! — от сего, заполыхали в нем новые зарницы восторга. — Она скользит по мне «дойками» словно по маслу! По маслу!»

— Вам приятно, Демьян Сергеевич? — уже тихим гласом спросила его массажистка. — Я, прямо-таки, чувствую вашу пульсацию...

— Приятно, Танечка... — сдавленно охнул он, мгновенно распознав «предмет» её осязания. — Ваши дой... груди прекрасны... Божественны...

— Правда?! — озарилась она румянцем стыда. — А у вас, в свою очередь, довольно великолепный ху... член. Признаюсь, я уже давно не занималась с таким массивным и изящным...

Не в силах, что-либо ответить на это, он лишь кивнул в знак признательности. Она же, томно глядя ему в глаза, продолжила «шлифовку», приятно скользя по его умасленной «колбаске» своими бархатистыми «сдобами».

Так, сладостно «по терзав» его грудью с пару минут, об румянившаяся Арцыбашева соскочила на пол, и, окончательно избавившись от майки, снова стала намасливать пальцы.

«Ах, Таня-Танечка, что же ты опять задумала? — вздохнул про себя Демьян Сергеевич, уже не на шутку взведенный её «дойками». — По ходу, если бы не лежал на спине то, точно бы давно кончил... Ах, экая оказалась развратница!»

Чувствуя невероятный напор возбуждения, да приятное пощипывание масла, он, не сводя глаз от своей грудастой мучительницы, вновь извлек из себя тяжкий вздох.

Тем временем, Арцыбашева, подойдя к нему с краю, теперь навалилась приятно мерцающей грудью на его левое бедро и... снова стала умасливать пальцами его давно затвердевшую «колбаску»!

— Какой, ты все-таки замечательный... — засим делом, ласково обратилась она к мясистому члену. — Какой большой, длинный, красивый...

«Извращенка... — в ответ, покрываясь уже 7-м потом, мысленно «ухнул» Демьян Сергеевич. — Если так любишь члены, так возьми в рот, всосись... Или, введи наконец в свою «киску»... Сделай же, уже хоть что-нибудь, но, избавь меня от этой затянувшейся пытки... Избавь, милая Танечка...»

Но, белокурая массажистка, словно не замечая сих сладких стенаний, продолжила окучивать пальцами предмет своего восхищения. Окучивать, одновременно с этим невероятно нежно «умасливая» грудью его просторную левую ляжку!

«Уммм, блин, как хорошо! — уже чуть ли не выл он, слезясь от такого обилья тактильного счастья. — По ходу, у неё и у самой грудки возбужденно встопырились! Да и я, ещё чуть-чуть, если не кончу, то явно описаюсь! Ей-богу, описаюсь!»

— Демьян Сергеевич... — именно в сей момент, словно издалека окликнула его массажистка, стопкой пальчиков нежа взбухшую головку. — Я вижу, вы уже просто течете... Не уж-то желаете меня? А, Демьян Сергеевич?

— Желаю... — каким-то глухим, неестественным тоном, наконец, признался ей он. — Очень желаю, Танечка...

— Что-ж, — расплылась в улыбке Арцыбашева. — Желание клиента для меня закон!

Не успел он опомнится, как она, до конца избавившись от одежды, снова оказалась верхом, на сей раз... став пристраивать умасленный ею член меж нижних губ хорошо выбритой «киски»!

«Уммм... мучительница! — вновь, про себя занялся Демьян Сергеевич, емко почуяв концом её нежные половые губы. — Моя милая грудастая мучительница!»

Арцыбашева же, вдосталь «нацеловавшись нижними «устами» с его текущей головкой, разжала свои масляные пальцы, и, все-таки приняла в себя дико пульсирующую «колбаску»! Приняла, уже в следующие мгновенья плавно заскакав на нем как лихая наездница!

— Ох... — только и ухнул под нею Демьян Сергеевич, наконец, сполна почувствовав такую заветную нежность горячего женского естества.

От уже просто ослепляющих искр страсти, он тут же попытался было схватить её красиво забродившие сиськи, но, пальцы предательски лишь скользнули по ним словно по маслу!

Тихо «промурлыкав» в ответ, Арцыбашева ещё ритмичней поскакала на члене, в свете хлещущего удовольствия затрепетав уже всем своим волшебно сверкающим телом!

Отвечая сим страстным наскокам, Демьян Сергеевич, (слившись с ней учащенным дыханьем, потом, да благоуханием масла!), в отчаянье вцепился в её ягодицы!

— Ай-ааа! — в ту же секунду слетел с алых губ стон Арцыбашевой.

Не менее охмеленная пряной страстью (с воспаленным блеском глаз, горящим лицом, хаосом златых волос!), она стала совершать тазом более подкрученные движения!

— О, да, Танечка, дааа... — сразу завопил он, всей мужской сутью ощутив невероятную хватку сочащегося влагалища.

И, больше не сдерживая себя, он, сжав её ягодицы, вдруг выгнул свой таз и... что есть мочи, взорвался целым фонтаном горяченькой спермы!

— Ууу-аааах! — тут же откликнулась наполняемая Арцыбашева, взметнувшись в высоковольтные сферы экстаза.

Сотрясаясь в охватившем их сладостном вихре, они судорожно забились друг о друга лобками, и, тут же... друг на друге затихли, унимая занявшийся дух в расплывающемся эфире невероятного потрясения!

— Ну, Танечка, вы и дали мне жару... — спустя минуту, расплылся в довольной улыбке, словно пропаренный Демьян Сергеевич. — Должен признать, что, вы, действительно оказались отличной массажисткой!

— Благодарю, вас, Демьян Сергеевич... — в ответ «расплылась» Арцыбашева. — А, я признаюсь, что у меня уже давно не было такого страстного клиента как вы...

Он рассмеялся, и, глядя в её искрящиеся глаза, впился в её пухлые губы долгим потрясающим поцелуем!