Наверх
Порно рассказ - Мария. Часть 7: По дороге в санаторий. Поезд
Здравствуйте, уважаемые читатели ресурса.

Хотел бы рассказать Вам, как мы живём дальше, после тех наших всех событий. Жена стала такой нежной. Прям не говорила, а мурлыкала. Заботилась и старалась. Я было уже подумал, что стану отцом, но пока Господь отсрочил этот момент.

Секс стал тоже очень ласковым. Маша делала всё, но условие было одно, обязательно кончать внутрь. Она так сладко стонала. Когда чувствовала, что я наполняю её. Гладила низ живота и продолжала мурлыкать. Долго так лежала, такая миленькая была.

Время шло, работа кипела. Наступило лето. Пора отпусков. Правда мне всегда это было в тягость, не люблю я это море пляжи и валяться и ничего не делать. Всегда страдали мои родные. Т. к. я не мог бросить работу даже на пару дней. Помог счастливый билет так сказать. Объявили большие сборы, представителей силовых видов спорта. Они включали в себя и соревнования и семинары, и активный отдых. То что нужно, тем более в Ялте. В Санатории. Ну, это же просто чудесно. Главное, что можно было брать с собой родных. Так я и сделал. И любимая отдохнет и я при деле.

Я опущу все наши сборы и покупку билетов. Делала она это так увлечённо, глоток воздуха. 4 дня моря и классного общения.

Не заметили, как уже оказались в купе. Нижние полки. Супер. Соседи приятные люди. Отец и сын. Ехали к жене с дочерью на отдых, которые уехали ранее. Мужчина (Николай) крупный, толстый, брутальный. Сын 18 летний паренёк, напротив, очень худенький. Такой милый. Моя Маша всё растаяла, окружила парня заботой и вниманием. Сели за стол, она за ним ухаживает. Наверное, что — то материнское взыграло. Но смотрела, как на сына, на него.

Отец, конечно, был другого мнения о сыне. Говорил совсем не позволительно и часто неподобные вещи.

— Ну посмотри на себя, на скрипке он играет, девку хоть целовал раз?

Он лишь вжимал голову в плечи.

— Да и не даст никто тебе, так скрипку и будешь свою пилить.

Маша лишь зло смотрела на него, и продолжала ухаживать за мальчиком. Я старался не вмешиваться, всё — таки семья. Это их дело.

Но Николай не унимался, выпивав рюмку за рюмкой.

— Два дня море проебали, из-за этого. Экзамен он сдавал. Сдать не мог. Давно бы уже ко мне бы в бригаду пришёл, камень бы ложил, как и все мужики нормальные. А он глянь, какой умным быть захотел.

Улыбаться мне было всё тяжелее.

И после последнего его: «Что это за имя, Никита, мать выбирала, как девку какую — то, не мужик а баба растёт» Я повернулся к нему..

— Слышь мужик, ещё одно слово и ты ночуешь между вагонами.

Он явно опешил, надулся от ярости, в меня полетела рука с открытой ладонью, я её перехватил, взял кисть на излом, левой рукой, вторая плотно сцепила его шею.

— Второе слово, и ты летишь с поезда.

Я сжал сильнее.

— У тебя одна минута, заваливаешь своё туловище на полку, и слазишь утром. Иначе выкину, и никто искать тебя не будет, никому ты, свинья не нужен. Мучаешь семью только, ещё спасибо скажут, моргни, если дошло.

Он явно приуныл, не привык к такому обращению. Но моргнул, придавил я его хорошо.

— Минута у тебя, что бы не слышал ни звука — сказал я.

Он выдохнул, но молча полез на верхнюю полку и затих.

Я посмотрел на Машу, она прикусила губку, её моя мужская сила и её проявление всегда заводила.

Минуту помолчали.

— Как меня достали эти «мужики», которые такие только в семье, а на деле пустое место.

Парнишка вжался в стенку.

— Не бойся парень, всё хорошо, закалишься, нормальный ты парень — сказал я Никите.

Он немного улыбнулся, но было видно, как ему не просто в жизни из — за отца. Ситуация, каких миллионы в наших семьях, почему потом такие горе отцы обижаются, что дети не воспринимают их никак, и не доверяют.

Было уже поздно, я закрыл купе, нужно было ложиться спать. Мы стали готовиться ко сну, заняли свои места. Легли, стук колёс, как же здорово всё — таки.

Прошло минут 15, я услышал томный шумный вздох.

— Милый, иди ко мне..

В тусклом свете, я увидел Машу, одеяла на ней не было, блестела её кожа на ногах. Значит штаны она тоже сняла. Я поднялся, подошёл к ней. Увидел, что она в одном свитере, т. е. и трусики тоже сняла, она гладила живот, разводила ножки.

Я наклонился к ней.

— Войди, пожалуйста, наполни меня — услышал я её стон. Я посмотрел по верхним полкам моих соседей — тишина, спят.

Я спустил штаны, мой член был напряжён. Я лёг на неё. Маша обняла меня и шире развела бёдра. Мой член вошёл в кисоньку. Она шумно дышала.

— Боже, как хорошо. Как сладко — шептала она мне на ухо. Я сделал толчки сильнее, она ещё больше разводила ножки. Это была так волшебно.

— Любимый, шепнула она мне, я хочу того мальчика. Я хочу Никиту, пусти его в меня, пускай он со мной станет мужчиной, пожалуйста, молю тебя.

Я обернул голову.

По диагонали с верней полки на нас смотрели широко удивлённо два ещё совсем юных глаза. Его восхищало происходящее, он этого тоже жаждал, но был напуган, забит. Я сделал ещё два глубоких проникновения и замер, моя сперма стала изливаться в сочное влагалище Маши. Она выгнула спину.

— О да... выпало из губ сладкое восхищение.

Я полежал на ней ещё минуту, приподнялся, вышел из киски.

— Дорогой, иди ко мне, я помою тебя.

Я продвинулся, и её голова оказалась между моими бёдрами. Член нырнул в её ротик. Она тщательно языком сбирала с него капельки семени, далее спустилась к яйцам, и также по очереди взяла в рот и обсосала. ками гладила мои бедра. Пару минут работы и я был «чистым».

Я встал в полный рост. Взглянув на Никиту, увидел умоляющие глаза. Он жаждал этого больше, чем хотел дышать. Я кивнул. Я хотел, увидеть, во что это желание выльется. Он буквально слетел с полки.

— Никита, мальчик мой, иди ко мне — простонала Мария.

Она присела, коснулась босыми ножками пола. Никита встал перед ней. Я уселся на другую нижнюю полку и внимательно смотрел за ними.

Она стянула его штаны. За ними пошли вниз и плавки. Его явно затрясло. Красивый ровный, юный член попал в руки моей Машеньки. Она улыбнулась.

— Мальчик мой, как ты хорош — прошептала она.

— Давай, наполни меня.

Она легла, раскинула ножки.

Никита медлил. Явно боялся.

— Не бойся, всё тебе покажу — успокаивала его жена.

Он лёг на неё, Маша опустила руку к его члену. Направила себе в кисоньку.

— Войди, Никита, остановись, почувствуй, тебе тепло во мне?

Он молчал.

— Давай мальчик мой, давай аккуратненько, води им, не торопись. Она контролировала каждое его движение.

Он явно в первый раз был внутри женщины. Испытывал массу эмоций.

Маша хотела сдержать его, но не смогла. Никита начал резко и даже грубо вгонять член в хлюпающую киску Маши. Её глаза широко открылись. Она стала пытаться сдерживать свои стоны.

— Как ты хорош, мальчик мой, я хочу тебя в себя, давай влей в меня своего семени, не бойся... ааа... как же хорошо.

Никита сделал размашистое движение, навалился на Машу всем телом. Они стали целоваться. И замерли. Мальчик застонал. Он кончал в Машу.

— Как же её много — как бы констатировала она.

Ты умничка, нежно сказала он, садись, я вымою тебя за это.

Как интересно она сказала.

Парень сел на полку, отклонив спину. Маша развела его ноги. Стала целовать его бёдра с внутренней стороны. Подняла голову на меня.

— Любимый, разреши почистить моего ублажателя.

— Давай, постарайся на славу — ответил я.

— Спасибо, ты у меня самый лучший.

Маша взяла в рот опавший член Никиты. Он дёрнулся, после оргазма член становится очень чувствительным. Она нежно язычком собирала остатки спермы. И глотала их.

Она стояла на коленях перед юным парнем. И была покорна. Я хотел её такую. Я подошёл сзади. Мой хуй опять налился. Я опустился на колени сзади неё. Вошёл в киску. Она была открыта и влажна. Сперма уже была на моём члене.

— О да, распинайте меня, это прекрасно сказала она низким голосом. Она была заведена. Она упёрлась руками в Никиту. Он откинулся ещё дальше назад. Девочка лежала на его бедрах, я трахал её сзади. Она стонала и приговаривала. «Да, мне хорошо, спермы я хочу много спермы». С этим словами потянулась ртом к его яицам. Поочереди взяла их в рот. Я перешёл на жёсткие толчки. Она не могла сдерживать громкие стоны. А я уже не мог сдерживать и откровенно долбил свою шлюшку.

Она дрочила член Никите и лизала его яица.

— Мальчик мой, только не кончи, всё в меня, сегодня всё в меня.

— Любимый — обернулась она ко мне, ты тоже не жадничай. Наполняйте. Наполняйте меня. О да... — она прогнула спинку. Любимый, я готова принимать.

Я вбил в неё член и замер. Сперма новым потоком хлынула в неё. А снова приняла всё. И тут застонал Никита, она поняла, что это её знак. Он быстра встала, несколько больших капель спермы упали с её кисоньки. Она толкнула его на полку, и села сверху. Она была мокрая от пота, ей в этот день пришлось не сладко. Трудилась не жалея сил. Она продолжала скакать на крепком члене Никиты.

— Я сейчас — выдавил он из себя.

— Давай — ответила Маша, и насадилась на него.

Они замерли, она постанывала, член пульсировал в ней. Наконец, она с шумным вздохом слезла с его уже опавшего члена.

Пришла и села со мной на противоположную нижнюю полку.

Опустила голову и прижалась к моему плечу.

— Ох и шлюшка ты у меня — шепнул я ей, и поцеловал нежно.

Она в ответ только хмыкнула и прижалась сильнее.

Никита тоже смотрел вниз, сидя напротив меня.

— Не волнуйся, если бы я не хотел, ничего бы не было — сказал я парню, видя как он искренне боится.

— Ты молодец. Только соберись, займись спортом, стань сильным мужчиной. Не то что твой отец — продолжил Я.

Он молча встал подошёл ко мне и прижался с другой от Маши стороны.

О как, подумал я. Как к отцу родному.

Так мы посидели, стояла уже глубока ночь. Тусклый свет в купе так клонил в сон, жена и Никита уже спали на моих плечах. Приятно так было. Ну ладно, завтра мы приедем и будет новый замечательный день.

Много мыслей крутилось в голове. Как же так можно. Но Вы знаете, друзья, я не становился слабее. Жена меня по-прежнему любила. Так почему я должен себе отказывать в удовольствии делать то, что хочется нам. Впереди ещё столько много интересного..