Наверх
Порно рассказ - Счастливый отец. Новая жизнь
... Когда я наконец сумел оторваться от восхитительных детских губок восемнадцатилетней Марины, ко мне вдруг пришло озарение. Ведь теперь все барьеры сняты! Я переспал с обеими своими дочерьми. Хотя слово «переспал» здесь вряд ли уместно, ведь дело было днем и во время процесса девочки часто не лежали, а стояли на четвереньках или вовсе находились в позе «сверху». Я улыбался своим мыслям, пока Марина приводила в порядок свою растрепанную прическу, а рядом ее сестричка Вика заканчивала делать минет Аркаше. Тот стоял неподвижно, восторженно глядя на мою голенькую дочь, которая уже выпустила пенис и восхитительно мило облизывала свои перепачканные губки. Аркадий наклонился и поцеловал Вику, запустив свой язык к ней в ротик. До чего же приятно было наблюдать за этой картиной!

Мариша тем временем вскочила с дивана и убежала на кухню готовить обед. А мы трое уселись заниматься своими делами. Аркадий с Викой принялись играть в игры на ноутбуке, а я решил посмотреть документацию по работе. После трапезы, мы с Мариной решили поехать погулять в парк. Вика с Аркашей остались дома, а Марина, надев короткое платьице и босоножки, уже направлялась к двери. Мои дочери были скорые на подъем и никогда не собирались долго, вынуждая себя ждать.

Я с удовольствием наблюдал за девочкой в обтягивающем платье. Ее аппетитная попка так и приковывала взгляд, а стройные голые ножки прекрасно дополняли вид. Марина подошла к двери и обернулась с озорной искоркой в глазах.

— Ну, пап... Ты идешь?

— Да, да, — встрепенулся я, одеваясь.

В этот раз мы решили воспользоваться общественным транспортом. Ехать было недалеко и выгонять машину из гаража не хотелось. Усевшись на заднее сиденье автобуса, Марина задумчиво уставилась в окно. Я сел рядом и мы принялись говорить на разные темы. Народу в салоне было немного, и Марина все чаще поглядывала на меня с ободряющей улыбкой, как бы невзначай откидывая непослушную прядку волос со своего милого личика и призывно открывая ротик. Ее желание было вполне понятно, и я абсолютно не возражал против такого развития событий.

В этот раз я предусмотрительно задернул шторку на окне, чтобы не повторилась история в лифте или случай с Викой и Аркашей на прошлой неделе. Мои руки легли на высокую девичью грудь и принялись ласкать нежные соски сквозь тонкую ткань платьица. Марина шумно вздохнула и положила свои ладошки на мой член, который уже начал вздыматься под брюками. Ее нежные пальчики легонько давили и мяли пенис, который вовсю рвался на волю. А я, в свою очередь, продолжил сдавливать крупные груди доченьки, от чего она тихонько, почти неслышно застонала.

Мариша приблизила свои губки к моим и ласково чмокнула меня. Поцелуй получился каким-то детским и наивным, он совершенно не предвещал того, что произошло чуть позже. Я немного сместился на сиденьи, давая доченьке пространство для маневра, а она, в свою очередь, отодвинулась к самому окну. Теперь, если бы доченька наклонилась, ее очаровательная мордашка оказалась бы точно над вожделенным выступом на брюках.

— Так тебе удобно будет? — прошептал я.

— Да... — ответила мне девочка. Ее прекрасное личико с огромными глазами озарила спокойная добрая улыбка. Ротик приоткрылся и Мариша нагнулась к брюкам. Маленькие пальчики быстро справились с застежкой и вот прямо перед чудесным носиком девочки оказался мой не слишком большой кривоватый пенис. Первый же нежный поцелуй привел меня в дикий восторг. Марина легонько касалась губками розовой напряженной плоти и при этом едва ощутимо водила пальчиками по морщинистым яичкам. Каждый раз, когда ее пальчики щекотали меня там, по телу проходила волна дрожи и наслаждения, от которой бежали мурашки по всему телу.

Осознание того, что мы находимся в автобусе, добавляло остроты нашим чувствам. Мариша продолжала целовать член своими пухлыми детскими губками, а я восторженно водил рукой по ее волосам, разметавшимся по моим коленям и сиденью. Людей в автобусе было мало и все они сидели на передних сиденьях, так что Мариша не стеснялась тихонько чмокать губками, целуя пенис. До чего же приятно видеть доченьку, ласкающую мой член своим маленьким ротиком!

Девочка иногда брала его в свою ладошку и нежно сдавливала, или свободно мотала им из стороны в сторону, подставляя свои щечки и носик влажным прикосновениям пениса. Я с нетерпением клал руки на ее затылок, легонько поглаживая мягкие волосы. А дочка шлепала себя членом по личику и улыбалась, высовывая при этом свой остренький розовый кончик языка. От таких действий по всему моему телу расходилась волна волшебного чувства, я словно приподнимался и взлетал, находясь в невесомости.

Мариша же продолжала, как ни в чем не бывало, ласкать член нежными прикосновениями ладошек и ротика, изредка поднимая взгляд и поглядывая на меня с вопросительным выражением на наивном личике. Я ободряюще кивал ей и доченька с упоением продолжала свое увлекательное занятие. Марина пока не брала член своими губками, а лишь касалась ими моей напряженной плоти.

Удивительное чувство поднималось во мне волнами, а девочка, словно ощущая мое состояние, не спешила с основным блюдом. И от этого хотелось буквально лезть на потолок автобуса. Мариша играла и дразнила меня, а я едва сдерживался, чтобы не схватить ее за волосы и насадить на член со всего размаху. Наконец Марина вняла моим беззвучным мольбам и немножко приобняла пенис своими детскими губками, пустив в ротик только самый кончик.

Она застыла в такой позе и подняла на меня глаза. Я выдохнул сквозь зубы и принялся сжимать ладонями сисечки, которыми Мариша терлась о мои колени. Девушка улыбнулась одними глазами и уголками губ. А затем она сделала ротик колечком и приняла член в мягкую горячую глубину почти на половину. Я дернулся и охнул от радости, ощущая членом ее маленький язычок. Моя доченька принялась водить головой из стороны в сторону, так, что пенис оттопыривал то одну, то другую щечку. Было просто восхитительно изнутри ощущать упругий влажный ротик девочки. Мариша еще и принялась чуть-чуть мычать, как она обычно делала во время минета, но вспомнила, где мы находимся и притихла.

В этот момент автобус остановился, чтобы подобрать новых пассажиров. Симпатичная молодая девушка вошла через заднюю дверь и изумленно остановилась в проходе между сиденьями. Картина, которая ей открылась, в принципе, не могла вызвать ни изумления, ни возмущения у столь юной особы. Ну допустим, мужчина средних лет забавляется со своей любимой на заднем сиденьи автобуса. Подумаешь! Она ведь не знала, что это моя дочь. Поэтому очаровательная незнакомка уселась на другой ряд и сделала вид, что ничего не заметила. Но ушки у нее покраснели и изредка девушка вертела головой, чтобы еще раз увидеть волшебную картину.

Марина тем временем предавалась наслаждению, нанизываясь ротиком на мой член. Она скользила вниз-вверх по влажному, блестящему от слюны пенису, крепко обхватывая его губками. Во время этого удивительного занятия девочка иногда невольно издавала глухое мычание, забываясь. Кроме того, каждое ее движение сопровождалось неповторимым хлюпаньем. Я просто растворялся в этом калейдоскопе восхитительных звуков, образов и ощущений. А Мариша не желала соблюдать обычный ритм и пускала в ход еще и язычок, лаская им мой возбужденный орган.

Только что вошедшая девушка не хотела нас смущать, но ей явно нравилось подглядывать. Поэтому она уставилась в окно, делая вид, что рассматривает пейзажи проплывающих мимо улиц. На самом деле любопытная незнакомка сосредоточилась на отражении меня и Марины в оконном стекле. Она восхищенно приоткрыла ротик, разглядывая нас. Ее высокая волнующая грудь возбужденно вздымалась, а сквозь белую блузку начинали проглядывать темные соски. Очевидно, что из-за сегодняшней жары девушка пренебрегла некоторыми интимными деталями одежды.

Я посмотрел вниз. Доченька активно чмокала членом, помогая себе ладошкой. Я, в свою очередь, ласково поглаживал ее спинку и плечи, скрытые тонкой тканью платья. Потом мне захотелось почувствовать пальцами сокровенное местечко своей малышки. Немного подавшись вперед, я наклонился и запустил руку под короткое платьице. Отодвинув влажные трусики, я коснулся рукой ее нежных плачущих лепестков. Девочка дернулась и радостно заерзала попкой на сиденьи. Я легонько провел ладонью по гладкой ножке Марины. Она тем временем с энтузиазмом продолжала насаживаться ротиком на член. В предчувствии финиша девочка сжала пальчики на ногах и плотно стиснула коленками мою руку.

И вот настал момент истины. Доченька ускорила темп, принимая уже больше половины члена в свой маленький детский ротик. Я блаженно улыбался, наслаждаясь влажным горячим пленом, в который то и дело попадал мой пенис. Мариша очень тихо постанывала, упираясь своими маленькими пряженными ладошками в ткань брюк. Незнакомка на другом ряду уже глядела на нас, не скрывая интереса. Ее изумленно распахнутые огромные глаза придавали лицу немного наивное выражение. А Марина отчаянно хлюпала и булькала членом, слюнки девочки текли по нему, отлично дополняя удивительную картину.

А затем это случилось. Член задрожал и стал изливаться прямо в ротик моей милой доченьки, а та плотно сжала губки. Но нектара любви было так много, что девочка не справилась. Вязкая жидкость потекла вниз по члену, смешиваясь со слюнками дочери. Мариша с чавкающим звуком выпустила пенис и принялась собирать своими губками сок удовольствия. Она вся перепачкалась и напоминала котенка, слопавшего миску сметаны.

Когда девочка оторвалась от своего занятия и выпрямилась, она была вся в вязких белых капельках. Выглядело это чертовски здорово — сок любви оказался у нее на щечках, носике, губках и подбородке. Марина смущенно улыбнулась и высунула язычок, облизнув свои пухлые губки. Вот уж действительно капля в море! Я невольно засмеялся, взглянув на это одновременно забавное и возбуждающее зрелище, смутив девочку еще больше. А когда она перевела взгляд немного левее и увидела свидетельницу наших забав, ее глаза и вовсе расширились от стыда. Мариша отвернулась к окну, занавешенному шторкой и мило покраснела.

Ее маленькие ушки зарделись, а щечки, которые только что оттопыривал член, покрыл румянец. Но мои ласковые прикосновения успокоили девочку. Я легонько погладил ее восхитительную шейку, провел одной рукой по щеке, а другой принялся сжимать упругие девичьи груди поочередно — сначала левую, а потом правую. Пухлые сосочки дочери, казалось, стремились порвать тонкую ткань платья. Затем я наклонился к ее перепачканной мордашке и стал покрывать поцелуями носик, щечки и подбородок, убирая следы недавнего пиршества. От прикосновений моего языка к шейке девочка звонко засмеялась, почувствовав щекотку. Она принялась игриво отталкивать меня, а я не сдавался, проникая языком прямо в горячий ротик своей любимой доченьки.

Затем мне пришлось отвлечься и застегнуть замок на брюках, после чего мы вновь продолжили целоваться. Я не мог насытиться нежным ротиком девочки, мне до жути нравился ее запах — легкий и невинный флер девичьей юности. Мы сидели, обнявшись, соприкасаясь языками и буквально ощупывали друг друга, словно не веря, что подобное возможно. А когда на миг прервались, я обернулся и лишь успел заметить промелькнувшую в дверях коротенькую юбочку любопытной попутчицы. Вновь повернувшись к дочери, я чмокнул ее в носик и мы поднялись со своих мест. На следующей остановке нам надо было выходить.

Несмотря на выходной день, в парке было немноголюдно. Уютные пустующие аллеи навевали теплое чувство спокойствия и уверенности. Мариша шла чуть впереди, давая мне сполна насладиться ее стройными ножками и упругой попкой, которые так великолепно подчеркивало миниатюрное платье. Когда мы шли вдоль пруда, где плавали лебеди, моей доченьке захотелось покормить этих прекрасных созданий. Неподалеку в киоске мы обнаружили великолепный свежий батон. Он был горячим и буквально хрустел в руках. Марина тут же бросилась к пруду, и принялась кидать хлеб в воду. А птицы грациозно плавали и клевали пищу своими большими оранжевыми клювами. Когда хлеб закончился, мы с дочерью неторопливо пошли дальше по аллеям, над которыми все чаще нависали ветви платанов и кленов.

Мы шли и вдыхали полной грудью чистый и свежий воздух. Лесной запах, казалось, пронизывал все вокруг. Несмотря на теплый майский денек, здесь, под сенью деревьев, было прохладно, а слепящее солнце не могло проникнуть сквозь плотные кроны. Я быстрым шагом подошел к Марине и поцеловал ее прямо в жаркие отзывчивые губки. Мои руки принялись блуждать по юному телу девочки, а члену в брюках вновь стало тесно. Мариша пылко прильнула ко мне и прижала свои маленькие ладошки к моей заднице. Она принялась мять ее, а я целовал ее милое улыбчивое личико. Внутри поднялось то самое чувство легкости, которое охватило меня еще в автобусе во время оральных ласк. Но в этот раз я захотел попробовать по-другому.

Положив руки на плечи дочери, я повернул ее спиной ко мне. Девочка послушно наклонилась и подалась вперед, оттопырив попку. Ухватившись руками за спинку скамейки, которая весьма кстати оказалась рядом, Марина приняла крайне соблазнительную позу. Коротенькое платье задралось и моему взору открылся прекрасный вид на скромные белые трусики доченьки. Она обернулась и возбужденно поводила попкой из стороны в сторону. Расстегнув брюки, я пристроился сзади и вот мой член оказался точно напротив ее нежной щелки, пока скрытой тканью трусиков.

Я немного приподнял платье, так, чтобы оно задержалось у нее на бедрах. После этого мои пальцы подцепили трусики и стянули их вниз, до колен. Влажные розовые лепестки так и манили меня. Наклонившись, я поцеловал Маришу прямо в раскрывшуюся щелочку. Девочка возбужденно вскрикнула и сжала ножки так, что трусики свободно упали вниз, оказавшись на босоножках. Легонько поласкав восхитительные складочки языком, я вновь выпрямился и ухватил доченьку за бедра. Та выгнулась еще сильнее, из-за чего ее лепестки раскрылись и мне просто нестерпимо захотелось вонзить пенис в манящее розовое лоно.

Первое же прикосновение члена к интимному местечку дочери заставило весь мой организм запеть от радости. Доча отреагировала на этот выпад полустоном-полувсхлипом. А когда пенис начал проникать в горячее узкое пространство, девочка запрокинула головку и тихонько заскулила в предвкушении. Я взялся руками чуть выше, одновременно задирая платьице почти до уровня груди. Член вошел уже почти наполовину и я начал размеренно двигаться в жаркой обволакивающей тесноте. Мариша принялась шевелить бедрами в такт моим движениям, помогая проникнуть глубже. Она взволнованно вскрикивала каждый раз, когда пенис совершал свои рывки внутри ее ласкового лона.

Постепенно мы нашли нужный ритм и раскачивались уже синхронно. Нам наконец удалось избавиться от платья, стянув его через голову Марины, немного растрепав при этом ее прическу. Так что теперь моя доченька была полностью голенькой, если конечно не считать босоножек и болтающихся на щиколотках белых трусиков.

Член таранил узенькую щелочку, упираясь в упругие стенки, а Мариша то и дело издавала громкие вскрики. К счастью или к сожалению, поблизости не было никого, кто бы мог оценить эти волшебные минуты со стороны. Пенис проникал в доченьку уже на всю длину, влажно хлюпая и каждый толчок завершался очаровательным звуком, когда пенис полностью исчезал внутри и мои яички хлопали девушку по блестящей от соков промежности.

Марина исступленно стонала, все тело дочери дрожало в экстазе, а я резкими движениями вгонял член в ее горячую узенькую пещерку. Девочка отчаянно сжимала пальчиками спинку скамейки, пытаясь сохранить равновесие, пока я размеренно и ритмично двигался, сдавливая пальцами ее возбужденную упругую грудь. Немного ускорившись по мере приближения к финишу, я наклонился и стал облизывать голую спинку и шейку дочери. Та стонала уже тише, иногда всхлипывая и пошатываясь. Мой член напрягся и я с влажным чавкающим звуком извлек его на свет. Одновременно мои руки подхватили Маришу, которая уже с трудом могла стоять на ногах и усадили ее на скамейку, перед этим заботливо вернув трусики на их законное место.

Мариночка, оказавшись на деревянном сиденье тут же приветливо открыла ротик и я сразу воспользовлася предоставленным шансом. Член привычно скользнул в удивительный чертог наслаждений и излился несколькими толчками. Обнаженная девочка плотно сомкнула губки вокруг пениса и на этот раз проглотила весь нектар, благо его было немного. Я наклонился и поцеловал ее в пухлые губки, одновременно поглаживая сисечки. Доченька улыбнулась, после чего я помог ей облачиться в платье и присел отдохнуть рядом.

После отдыха стало понятно, что уже начало смеркаться. День пролетел незаметно. Неспешно поднявшись, мы в обнимку пошли к остановке. А над нашими головами шумела листва деревьев и пели птицы.