Наверх
Порно рассказ - Активный отдых
Часто так бывает, что результат наших действий отличен от планируемого, но оттого и более приятен, как внезапный приз. В области романтических отношений, и так захватывающей, внезапные повороты просто выбивают землю из-под ног.

На отдых к теплому морю в страну весьма доступную нашему рядовому согражданину, в банальный и такой народный отель «все включено», мне пришлось отправиться в одиночестве, от которого я собирался избавиться как можно скорей. Для первой попытки я выбрал девушку, которая после недолгого исследования контингента показалась мне самой симпатичной. На самом деле она была просто юным воплощением нежности с большими карими глазами. Я проникся большим желанием провести с ней остаток отпуска, и даже какой-то промежуток своей жизни после него. Немного понаблюдав за ней с целью удостовериться, что она одна приехала, я сделал попытку познакомиться. Меня не то что послали, а просто выстроили передо мной стену льда. Эта красотка оказалась холодна, заунывная наша беседа состояла общих фраз, даже имя её и откуда она я не узнал, но, тем не менее, какой-то контакт наладил. У неё был парень, в которого она была, как следует, влюблена и очень скучала, из-за этого грустила, но общаться ни с кем не желает. Так прошел первый вечер нашего знакомства.

Наутро, выйдя к завтраку, выбирая еду и к кому-бы еще подвалить, я выделил за прилавком с салатами стоящую ко мне спиной высоченную девушку. Восхитительная фигура, длинные темные волосы, а короткая, чуть выше колен, юбка открывала миру великолепные, еще не загоревшие икры. Потом она повернулась ко мне лицом, чтобы я понял как ошибся, это была не девушка, а женщина лет сорока или около того и вдобавок иностранка. По крайней мере, мне так показалось: одета просто и со вкусом, какой-то пышущий здоровьем вид, держит себя спокойно и просто. Я отправился дальше собирать свое блюдо.

Чтобы съесть его я устроился за небольшой столик, якобы, судя по стульям, предназначавшийся для четверых. Попросту других мест не было, еще повезло, что не пришлось подсаживаться к пунцоволиким пожилым немцам. Но это еще не все везение — неожиданно передо мной, с подносом всяких мюсли и кофе, возникла моя недотрога, а с ней вместе та самая иностранка.

Оказалось это мать и дочь: одна работает в одном городе (таки, за границей), другая учится в совершенно другом, вот подорванные этими занятиями силы решили восстановить здесь, бойфренды обоих остались дома. Лида (дочь) повеселела, я тоже, так как решил, что есть шанс. Я тоже студент и пару общих тем мы нашли. Ксения мне тогда не то что была неинтересна, она даже насмешила меня немного, казалось, что её создали как самую красивую женщину на свете, а потом решили, что больше людей должно это видеть и увеличили в размерах немного, короче, она была как памятник самой красивой женщине. Я подумал, что отец Люды был гномом, настолько она была пропорциональна. Мы неплохо поболтали, условились вместе посетить пару экскурсий, но главное я упросил Люду встретить вместе со мной рассвет на берегу.

Казалось всё пошло в правильном направлении. Мы не спали всю ночь. Мы всю ночь гуляли и трепались о всякой всячине: о том, как чайки свободны и рыбы безмолвны. А как только солнце тонким лезвием распороло море у горизонта, мы уселись на песок, месте достал гитару, которую выпросил у аниматоров, бутылку вина, выкупленную у них же (так как времени подготовиться у меня было немного). Утро мы просидели, прижавшись плечами, раз от раза я нежно обнимал её. У нас было всё в эту ночь, всё, кроме секса. Пришлось отправиться спать по своим номерам, на вечер у нас был план втроем пойти в местный ресторан, насоветованный нам интернетом.

Выспавшись, я более менее собрался духом, достал пригласительные на дискотеку в какой-то модный в тех краях ночной клуб, надеясь сразу после ужина утащить Лиду потанцевать. Девушки для выхода оделись в легкие полупрозрачные платья, причем одеяние Ксении было даже откровенней дочериного. Под персикового цвета верхней частью платья неотчетливо виднелся такого же цвета бюстгальтер своими простыми, без кружев и мелких деталей, лепестками вытеснявший, порой, сиськи (и любые мысли из головы) несколько наружу. В зависимости от позы то левая, то правая близняшка норовила выскользнуть. Я представил, как они будут выглядеть без него, наверняка, повиснут бесславно.

Подгадав момент, я выложил свой план на ночь Людочке, и был просто убит отказом. У неё были свои планы — поехать куда-то на ночную экскурсию, то ли в горы, то ли на руины или в какое-то другое не годное для демонстрации при солнечном свете место. Это было фиаско. Убежала она через минуту после того как все рассказала, оставив нас доедать заказанное. На это я попросил ещё вина — у меня была мысль напиться, как это и положено нашему туристу. Ксения меня не останавливала, а героически почти поровну делила со мной бутылки. Надо ли говорить, что с каждой выпитой порцией Ксения становилась все сексуальнее и сексуальнее. Мы разговорились, я от всего происшедшего был эмоционален и Ксении это очевидно нравилось. У нее блестели глаза, её огромные карие глаза, заглядывая в которые начинала кружиться голова.

По дороге до отеля я приобнял свою спутницу за талию. Она очень удивилась, что я не стесняюсь так открыто прогуливаться с женщиной на порядок старше себя. Я ответил, что наоборот очень горд, что иду с такой красивой женщиной. Так мы и дошли до холла, подшучивая друг над другом. Но пока я наслаждался всем этим, я забыл подумать, как мне соблазнить Ксению. Пришлось прямо звать в номер еще что-нибудь выпить. Ксения резко развернулась и, улыбаясь, посмотрела в глаза, обвивая руки вокруг моей шеи. Она была совсем близко и перестала казаться мне гигантшей, хотя рост я оценил за 190. Теперь я осознал, что это была потрясающая женщина. Ничего не говоря, я схватил её ладонь и потащил по многочисленным коридорам отеля к себе. Не отпуская руки, я открыл дверь, включил свет, и посадил на кровать, начал целовать шею, руки, волосы. Я не находил в ней ни сопротивления, ни содействия, но решился поцеловать в губы. Легко проник языком в рот, руками быстро исследуя тело. Оторвавшись, стянул её платье, точнее верхнюю его часть. Сняв я замер завороженный зрелищем, я отпустил её. Мы в очередной раз улыбнулись друг другу. Она сама сняла лифчик. Вопреки моим предположениям в ресторане, её груди никуда не обвалились, они торчали. По форме были похожи на слегка приплюснутые, вздернутые конусы. Еле удержался я, чтобы не схватиться за эти сиськи обеими руками. Мы продолжили раздеваться параллельно друг с другом. Тогда же я выяснил для себя, что не все стояки одинаковы. Казалось, мой член собрался на околоземную орбиту. Я осознавал, что могу выстрелить в любой момент. Сдерживать себя мне было мучительно тяжело. Мне чудилось, что головкой я чувствую малейшее движение воздуха, даже от звука возникающее в комнате. Она приобрела чувствительность собачьего носа. Я набросился на Ксению.

— Ты так трясешься, милый, все в порядке?

О нет, это какая-то одержимость, я не владел собой. Надев, заготовленный для Люды презерватив, я вошел. Сделал всего пару толчков и кончил. Вот досада.

После столь стремительного финиша, который и так всегда обиден, а с женщиной, которая старше тебя, а ты пытаешься показаться равным ей крутым мужиком, мне хотелось раствориться в теплом воздухе южного вечера. Но она меня не попрекнула. (Если бы и сделала это, я бы просто сбежал в Тибет). Ксения скинула меня с себя и уложила на спину, нежным шепотом и легким массажем, пытаясь успокоить немного. Тщетно, даже будучи обезоружен я был возбужден. Она уселась мне на ноги у самых стоп и покрыла поцелуями бедра и живот. Подтянувшись немного выше, не отрывая языка, прошла от пупка до уха, а в конце резко его прикусила. Уверенные руки гладили мою грудь, массировали обгоревшую шею и очень нежно, напротив нетронутые солнцем, яички. Восстановившись скорее, чем обычно, я притянул её к себе, она прильнула ко рту, лежа всем своим телом на мне. Оторвавшись, выпрямилась, удивительно взмахнула волосами, расплескав их во тьме. В этот раз я кончил под наездницей Ксенией. Вообще за ночь я сделал это четырежды.

Проснувшись где-то около полудня, Ксения быстро собралась и убежала опережать возвращающуюся с экскурсии дочь. И ей повезло, в номере она оказалась минут всего на десять раньше Люды, так что та ничего не заподозрила. Мы обговорили этот момент: вся такая правильная дочь ничего не должна знать о нас. Она симпатизировала мужику с которым сейчас жила её мать и могла испортить нам отдых. Надо было проявить изобретательность, чтобы вновь поебаться, а это было трудно — меня обуревала дичайшее желание, такое, что я готов был трахаться с ней хоть на переполненном стадионе. Но Ксюша берегла психику своей дочери. Поэтому следующую ночь я провел, онанируя, но при этом, толком не выспавшись и не желая спать прямо с утра поперся звать девчонок на пляж, надеясь у вечеру сочинить что-нибудь. Люда собралась скорее и вышла из номера, бросив, что ей надо куда-то заскочить и встретимся мы на пляже. Одновременно с её уходом, из ванной появилась Ксюша в шикарном, но не откровенном купальнике. Отступать я не собирался. Правда, всё оказалось не так просто, будучи уже готова к выходу, она не хотела сейчас. Я настаивал, говорил, что это будет по-быстрому, и детали её туалета не пострадают. Она не сомневалась в этом (её сарказм не задел меня), но еще у нее по расписанию обучение немецкому (английским языком, как она похвасталась, владела как учительница английского в Англии) через аудио курс. Крепко сжав её объятиями и дав понять, что не выпущу я уломал её на минет, ведь не хочет же она чтобы парень со стояком в обтягивающих узких плавках разгуливал рядом с ней по людному пляжу. Что-то новенькое в наших отношениях...

Ксюша надела наушники (средних размеров уши, а не какие-нибудь капли) и, не снимая ничего из купальника, опустилась на мягкий ковер. Изящно извлекла член из тесной неволи плавок и принялась сосать, не потрудившись даже приспустить их, получалось, что мои яйца были отсечены резинкой, а наружу торчал только конец. Ну и пусть, сосала она мастерски... и попутно обучалась языку Гёте, Гитлера и ещё кучи незнакомого нам народу. Вдруг дверь отворилась, но видел это только я, так как стоял лицом к ней. По счастью, будучи глубоко поглощен наслаждением от ласк, я не среагировал, так, чтобы это отразилось на моем члене и привлекло внимание подруги. В проеме сливаясь с сумраком коридора, стояла ошарашенная Люда, с открытым ртом — она собиралась что-то сказать входя. Мне эта сцена почему-то была безразлична: я не возбудился, но и не запаниковал. Просто спокойно улыбнулся. Люда в следующее мгновение исчезла, громко хлопнув дверью. Ксения встрепенулась, подняла глаза на меня и обернулась глянуть на дверь. Рукой я вернул её голову на место. Вероятно, это был наш первый и последний минет.

Мы много времени проводили в этот день втроем, Люда никак не выказывала своего возмущения, но стоило оказаться вдали от Ксении и других не русскоговорящих ушей, как мне приходилось выслушивать всякую фигню. Она требовала прекратить этот разврат, иначе она скажет маме, что мы раскрыты. После пререканий и длинных пустых диалогов, после просьб и мольбы с моей стороны, упрямства, ханжества и нежелания понять двух любовников с её — мы пришли к странному компромиссу. Разыграть мою возможность трахать её мать в карты. Был уже вечер, и мы как раз и развлекались игрой в холле отеля. То есть мы должны были сыграть следующую партию и проигравший уступал. Для меня это была плохая идея: Люда игра лучше. Так как мы уже играли довольно давно и с целью укорачивания вечера, я дурачась мухлевал: бил не в масть, подбрасывал неподходящие карты, и все одно — она выигрывала чаще. А чтобы исключить всяческие попытки схитрить с моей стороны предупредила: смухлюешь — проиграл. В качестве бонуса, если я выиграю — Люда будет вынуждена подглядеть за нашей любовью. Раздача была отвратительнейшая, я почувствовал — шансов нет. Конечно, хочется поступить по-мужски, но как мы вообще до такого додумались — рисковать своими чувствами: я страстью, она уважением к мамочке. Но вот интересно, если она проиграет, согласится ли смотреть? Кстати, откуда бы она это делала? Думаю если удачно встать на балконе, благо мой номер на первом этаже за живой изгородью цветущих кустов и на балкон легко пробраться. Понятно, что все эти отвлеченные мысли мало способствовали моей победе.

Вдруг меня током пронзил громкий в голос смех Ксении, она отбрасывала карту и укоряла незадачливого шулера. Автоматом я всё воспринял на себя, будто замечтавшись, сходил не той картой. Но ошиблась Люда, она закусила губу от досады и вперила взгляд в карту не веря тому, что произошло. Я быстро бросил карты и объявил Люду проигравшей. Она промолчала, а вот Ксения удивилась: почему все так серьезно, не на корову же играем. Сказал, что уже надоела игра и гораздо лучше пойти за порцией коктейля. Никто не возразил, и я отправился к бару, но вместо халявных напитков заказал шампанского.

Ксении я наврал, что придумал для нас хитровыебанное алиби, и она может остаться сегодня у меня на всю ночь на моей территории. И это прокатило, условились на 11 часов. Люде же объяснил, где будет её наблюдательный пункт и как туда попасть. Потом коробить начала меня эта затея, так что начал отговаривать, причем грубо достаточно, от этой затеи. Но эффект получился обратным: это была гордая девушка, не хотевшая отступать от своего слова, как не отступила признав поражение. А снисходительность моя просто взбесила её.

В 11—00 не было ни мамы у меня на кровати, ни дочери на балконе. Я перепугался: может Люда обломала меня, все выдав матери, на преминув еще и рассказать про то какой гадостью я хотел заставить её заниматься. Если это действительно так, тогда шансов сохранить отношения у меня ноль. Мне было стыдно.

Ксения, когда пришла, застала меня за такими мыслями и сразу их рассеяла, а на балконе никого не было. Прикинув, я решил тянуть время. В это раз Ксюша рвалась сношаться и первое, что пришло мне в голову это предложить анал — уламывать на него можно в течение полу жизни. Но как же мне, скотине, везло сегодня — эта сучка согласилась сразу же.

Тогда и без презерватива, настоял я — это принесло минуты две от силы. Ксения отправилась в ванну. А я, оставшись в тишине, уловил движение на балконе. Шагнув в жаркую ночь, наткнулся на клетчатый плед завладевший телом Люды.

— Любуйся нами — сказал я, но она свой каменный лик даже не потревожила эмоцией.

Я вернулся в комнату, закрыл стеклянную дверь, попытался рассмотреть сквозь нее, что-нибудь: отлично, ни хуя не видно. Разделся, меня колотил сильнейший мандраж, очень явно. Вышла тоже уже обнаженная Ксюша. Я несколько залюбовался ей: аккуратная, даже холеная женщина, всегда умеющая без явного напряга держать себя, её лобок был не наголо выбрит, на нем оставалась узкая полоска волос. Это она сегодня сделала — вчера такого не было. Я слегка приподнялся на цыпочках, мы поцеловались. Осознав, что сейчас с волнением можно справиться только вызывающей наглостью стал управляться с Ксюшей: поставил её на колени на кровать, нагнул, чтобы уперлась ладонями в матрас, повернул к балконной двери задницей. Недолго насладился своим творением: попа её казалась очень широкой в такой позе, обошел с другой стороны дал пососать палец, потом член, сунув ей пару раз в милый ротик, посоветовал не экономить на слюне. Она встрепенулась, взяла его в руку и плюнула пару раз на головку, на ней появилась прозрачное пенистое украшение. Вернувшись на зад, я накопил побольше слюны и, разведя булки руками, попытался плюнуть ей в дырочку. Вместо этого слюна, не отделившись в полете от той, которая осталась во рту медленно опустилась, прямо в «яблочко», обладательница «яблочка» аж задрожала. Я забрался с ногами на кровать, встав в полный рост, начал опускаться, сгибая ноги в коленях. Так на полусогнутых я поравнялся членом с входом в её жопу, и направил его туда. Первый раз не удалось проникнуть сквозь плотно сжатое кольцо. Пришлось провести прелюдию пальчиком, хлопнуть по ягодице и приказать расслабиться. Следующая попытка увенчалась, как головка моего члена колечком попы Ксении, успехом. Медленно, но увеличивая темп, я начал ебать её. Послышались стоны. Пытаясь вгонять свой хуй поглубже я, похоже, резкими неаккуратными толчками, кроме удовольствия доставлял и боль. Я встал на колени, предварительно раздвинув бедра Ксении пошире и ускорил темп в ответ раздалась странная смесь мычания, вопля, рыка. Для неё была характерна не монотонная композиция, а какая-та постоянно меняющаяся симфония страсти. Потом, стремясь немного ссадиться с моего, не каждый раз удачно загоняемого, хуя, женщина упала на живот. Я накрыл ее сверху и, расплющивая по кровати, дрючил, дрючил и дрючил.

— Давай, сучка, я не могу лапать твои сиськи, забирайся на верх!

Не размыкаясь мы перевернулись на бок, немного поласкались, я попросил напрячь ягодицы. Ксения подчинилась. Я узрел свой член в крупной, упругой жопе на которой слегка проявлялась «апельсиновая корка». Получив очередную порцию возбуждения, схватил Ксению за бедро и переместил на верх, таким образом, что её раздвинутые ноги оказались напротив точки, в которой должна была быть Люда. Я же продолжил глядеть на попу и волосы Ксении. И вновь продолжилась жопоебание, мне было тяжеловато толкать тело любовницы, но она быстро приноровилась и начала делать ответные встречные движения. Я подгонял её словами и хлопками вместе с тем изминая великолепные сиськи. Чувствуя, что скоро извергнусь, пришпориваю свою секс-кобылу, в порыве сталкиваю тазом с кровати. В следующее мгновение мы стоим на полу, Ксения выпячивая зад, и подстраиваясь под мой рост, одну руку держит на стуле другую на журнальном столике я же яростно загоняю в нее. Её лицо практически упирается в стеклянную дверь за которой балкон, она вопит. И вот я кончаю, загнав на прощание хуй поглубже. Погружаюсь в тот кайф полнейшего удовлетворения, которым не каждый секс заканчивается. Дождавшись пока в члене поутихнут пульсации, вынимаю. Ксения разгибается, ей надо в ванну, но она измождена и падает вниз животом на кровать. Я валюсь рядом, приподнимаюсь на локте:

— У тебя есть ещё силы, а то у меня есть планы на твой ротик.

Она отвечает, что скоро будет готова продолжать и все прошло обалденно. И сжав булки, быстро удаляется в ванну.

По правде говоря, отправляясь проведать Людмилу, я ожидал застать её в слезах или до крайности обозленную... Но на вид она даже казалась довольной.

— Неплохо...

Только это я успел услышать от неё, меня вспугнул шум из комнаты и я вернулся. Тревога оказалась ложной, тем не менее, я решил не рисковать, а остаться в комнате и обдумать дальнейшие планы. Это будет горловой минет представил я. Дождавшись Ксению, ничего ей не объясняя, укладываю поперек кровати. Ах да, важная деталь: головой к стеклянной двери балкона. Голова свисает, волосы свободно лежат на ковре. Не могу отказать себе в удовольствии наступить на них. Еще остатки спермы с прошлого раза не обсохли, а у меня уже стояк. Ксения полностью в моей власти, я смакую вид её тело «вверх ногами». Мой член приближается к полуоткрытому рту, я зависаю. Губки тянутся к головке. Для начала только её я и позволяю захватить им. Пососав немножко, начинает водить кончиком языка по уздечке, запуская его в дырочку моего лилового набалдашника. (аигравшись вдосталь, погружаю свой ствол глубже в рот. Чтобы не напугать и не вызвать неприятных ощущении завожу его медленно и методично начинаю потрахивать рот. Пальчиками же развлекаюсь с губками и клитором. Он набухает, Ксения начинает почмокивать, я ускоряюсь и углубляюсь. Воистину, аппетит приходит во время еды, я иду уже с размахом. Откуда — то из района моего члена раздаются похрюкивания, чавканье и хлюпающие звуки. Но предпочитаю сконцентрироваться на Ксениной пизде, ощущая, что скоро она кончит. Так и происходит, она вся содрогается от кайфа. Извлекаю покрытый тонким слоем слюны член, я решил не кончать в горло.

— Ты кончила?

— Да...

— А я вот нет, давай теперь развлеки меня, сладкая!

Она садится на пол передо мной, я подымаюсь с кровати. Руки свои складываю за спиной, она сосет сама и сама же пытается насадиться поглубже, порой отвлекается: набрать воздуха и полизать яйца. Старается изо всех сил понравиться мне: язык гуляет по бедрам, лобку, животу и опять прячется в очаровательный ротик, который поглощает ствол хуя полностью — ей приятно видеть, что я балдею. И вот на горизонте маячит очередной оргазм, хватаю её голову и резко насаживаю, головка во что-то упирается я спускаю пытаясь толчками заглубиться в глотку еще сильнее. Кажется все. Мы разваливаемся, я опускаюсь на кровать и путаюсь перевести дух, Ксения тяжело кашляя, пытаясь проглотить сперму, стоит на четвереньках внизу, финал нашей ебли её немножко испугал, но она довольна. На этом все закончилось в тот день, от усталости мы просто вырубились и крепко спали до часу следующего дня.

Вспомнив утром про Люду, я сразу как смог, стараясь не будить Ксению, помчался к ним в номер. Переживая, как она отреагировала, что будет дальше, и сможем ли мы продолжить общаться. Но войдя в номер, стало очевидно — все фразы, что я успел заготовить, не нужны: в номере повсюду в беспорядке валялась смятая одежда, а на одной из кроватей Люда развлекалась с аниматором из местных и она была сверху. Я аккуратно закрыл дверь, начиная фантазировать о том, чем займусь сейчас с Ксенией.