Наверх
Порно рассказ - Зеленые огни осени. Часть 1
Необходимое пояснение от автора: дорогие любители романтики, когда начнете читать мое произведение и будете ждать продолжения, учтите, что романтики не будет. В привычном понимании. Зато будут извращения и насилие по нарастающей. В начале этого ничто не предвещает, поэтому я вынуждена сделать такое вступление.

В конце лета две тысячи десятого года Кате исполнилось восемнадцать. Она вместе с родителями отдыхала в курортном городе на берегу Черного моря. Позади были выпускные и вступительные экзамены, можно было расслабиться и получать удовольствие. Единственное, что омрачало праздник — понимание того, что это последнее лето уходящего детства. Больше не будет беззаботной жизни под присмотром понимающих родителей. Катя были из зажиточной и современной семьи и воспитывали ее по-европейски. После восемнадцати лет девочка уезжала учиться в другой город, как говорится, отправлялась в «свободный полет».

— Катя, мы тоже не дураки, — успокаивал ее папа. — Никто тебя саму не бросит. Будешь жить вместе с Лизой. Помнишь ее?

— Смутно, — призналась дочка.

Разговор произошел, пока они ехали на море. Папа был немного напряжен, хотя машин на трассе не было, он сидел ровно и сжимал руль двумя руками.

— Она всегда на четыре года старше, — напомнил папа, — тоже еще студентка. Все тебе покажет, расскажет. Деньги мы тоже будем присылать, на первых курсах надо учиться, а не подрабатывать...

— Дима, ну что ты ее пугаешь? — мама успокаивающе погладила Катю по плечу. — Лиза приедет с нами отдыхать на несколько дней. Познакомишься заново и все решишь.

— Ладно.

Катя откинула голову на спинку сидения и прикрыла глаза. Она уже успела налюбоваться на простирающийся вокруг дороги скучный серый солончак и редкие лужи с черной грязью. Машина мчалась на юг.

... Лиза была двоюродной сестрой Кати. Правда, виделись они в последний раз больше десяти лет назад. Разглядывая фотографии в соцсети, Катя никак не могла увязать оставшийся в памяти образ с изменившейся реальностью. Она помнила, что Лиза была высокой, болезненно худой и вся в красных угрях. С тех пор, мягко скажем, многое изменилось. Двадцатидвухлетняя сестра была привлекательной, с чистым лицом, большими голубыми глазами и черными коротко стрижеными волосами. На всех фото она была одета в скромные, хоть и стильные вещи, поэтому оценить фигуру было сложно, но анорексичкой она больше не казалось.

Катя отложила смартфон и лениво потянулась. Она лежала на пляже, у самого берега, среди толпы таких же отдыхающих. Родители арендовали шезлонги под навесом и позволили дочери развлекаться самостоятельно. Откровенно говоря, девушка надеялась встретиться с парнем, хоть и понимала что из краткосрочного курортного знакомства (да еще и под присмотром родителей) ничего интересного не выйдет.

В свои восемнадцать Катя уже успела потерять девственность. Это случилось перед школьным выпускным, после пары бокалов дешевого вина. Девушка немного сожалела о том, что «первый раз» получился сумбурным и совсем не романтичным. Парень по имени Сережа был забавным и ласковым, но после короткого полового акта она внезапно поняла, что совершенно его не любит. Пришлось притворяться, гладить его по голове и терпеть влажные, ставшие неприятными поцелуи. Потом они встречались еще дважды: оба раза без удовольствия, без романтики. По крайней мере, с ее стороны. Хотелось иного, и Катя сама пока не понимала, чего именно. Пользуясь случаем, она и теперь разглядывала плещущихся в море ребят. Чего и говорить, красивых парней хватало.

Внезапно запищавший телефон отвлек девушку.

«К тебе кое-кто сейчас подойдет», — гласила смс-ка от папы.

Катя завертела головой и быстро увидела «гостью». Лиза в жизни была еще красивее, чем на фотографиях, хотя объяснить ее привлекательность было непросто. Скорее, дело было не в стройной фигуре и не в миловидном личике, а в манере держать себя. Девушка шла по пляжу уверенной походкой, явно не стараясь кому-то понравиться или произвести впечатление, а поэтому куда более заметная, чем модницы-отдыхающие. Она была одета в просторные свободные шорты и серую майку. Выглядела двоюродная сестра как завсегдатая спортзала — обнаженные руки и ноги были крепкими, явно привычными к физическим нагрузкам.

Лиза остановилась возле Кати и помахала рукой, младшая сестра привстала, набросила на плечи полотенце.

— Привет, — сказала Лиза и протянула руку, — ты, Катя, так?

— Так...

Она смущенно пожала крепкую ладонь старшей сестры.

— Давно не виделись.

— Да я не помню ничерта, — усмехнулась Лиза, — это ж еще когда было!

— Я тоже не помню, — с облегчением призналась Катя.

— Ну, вот и забей.

Лиза бросила сумку на песок, уселась рядом с подстилкой сестры и начала расшнуровывать босоножки.

— Давно на солнце сидишь?

— Не очень.

Следом за сумкой и босоножками на песок полетели майка и шорты. Лиза осталась в черном купальнике, непривычно закрытом по сравнению с плавками, которые едва прикрывали попку Кати.

— Пойду искупаться, — сказала Лиза, и направилась к морю.

Она вошла в воду, раскинула руки и упала в подкатывающую волну. Катя обернулась к шезлонгам, папа привстал, приветливо помахал ей рукой и улегся обратно. В руке у него была открытая бутылка пива. Девушка вздохнула — значит, родители с Лизой обо всем заранее договорились. Ну ладно... она нехотя встала, сбросила полотенце и последовала за двоюродной сестрой. Вода была неприятно холодной, покалывала разогревшееся на солнце тело.

— Догоняй! — позвала Лиза, которая уже доплыла до буйка.

Как Катя и предполагала, та была отличной спортсменкой. Она плыла легко и уверенно, наворачивая круги вокруг бестолково барахтающейся младшей сестры.

— Слышала, ты на экономический поступила, — сказала Лиза, переворачиваясь на спину.

Катя в тот момент как раз добралась до буйка и вцепилась в него, пытаясь отдышаться.

— Ага... — выдохнула она.

— А я психологическом. Тощища!

Двоюродная сестра надолго нырнула.

— Чего ж тогда учишься?

— Когда поступала, думала, будет интересно. Ну что, наперегонки до берега?

Когда они выбрались из воды, Катерина пошатывалась от усталости, зато ее новая-старая знакомая похоже даже не запыхалась. Она без спросу взяла Катино полотенце и вытерлась, потом набросила поверх все еще влажного, хоть и быстро подсохшего купальника свою дурацкую серую майку.

— Пошли, поприветствую твоих предков.

Старшекурсница решительно зашагала к шезлонгам.

«Может быть, у них так принято? — озадаченно подумала Катя».

— Здравствуйте, тетя Клава, — вежливо поздоровалась Лиза, подходя к загорающим родителям, — привет, дядя Дима.

— Привет, садись.

Папа похлопал по свободному соседнему шезлонгу. Кате не понравилось, что он явно по-мужски разглядывает племянницу, как красивую девушку. Похоже, к таким же выводам пришла мама, потому что неодобрительно нахмурилась и опустила на глаза темные очки.

Впрочем, винить папу несправедливо, решила для себя Катя, на Лизу косились и мужики с соседних лежаков. Дело было не столько во внешности, сколько в необычной одежде: Лиза одна, похоже, имея красивую фигуру, не ставила при этом целью максимально оголить ноги, попу или плечи. Поэтому всем без исключения мужчинам на пляже хотелось снять с нее серую просторную майку и длинные шорты, хотя бы, чтобы убрать это назойливое серое пятно из мира золотого песка, синего моря, неба и загорелой обнаженной кожи.

Лиза присела на шезлонг, прикрыла рукой глаза от солнца.

— Вы на две недели. Как договаривались? — спросила она у папы.

— Ага, ты квартиру снимаешь?

— Снимала. Сегодня у вас ночевать буду.

— Во, молодец, там в комнате Катьки все равно свободное место, — похвалил папа.

Разговор зашел про университет, общежитие, то, как Лиза перебралась из него в съемную квартиру на втором курсе и зажила самостоятельно.

— Мне говорили, у тебя конфликт был с соседкой, — заметил папа.

— Ерунда, — отмахнулась Лиза. — Слушай, дядя Дима. А можно мы с Катькой пойдем, сегодня погуляем? Скоро уезжать и все такое. Потом моря весь год не увижу!

— Можно, конечно. А насчет моря, у тебя же вроде после смерти бабушки дом где-то здесь пустовать должен? Я, правда, забыл, честно говоря, где именно...

— Да это в Керчи. Я его на лето сдаю.

Папа уважительно покивал, показывая, что аудиенция закончена. Потом присосался к бутылке и откинулся обратно на свернутое одеяло, которое подложил под голову как подушку. Его явно разморило на солнце от жары и пива. Мама и вовсе не хотела вступать в разговор с молодой нахалкой, которую ее муж разглядывал с явным сожалением, что приходится ей дядей.

— Идем, — потянула Лиза сестру за руку. — Покажешь мне, где вы остановились, и поможешь шмотки мои перетащить.

— Слушай, ты всегда такая? — решила напрямик спросить Катя.

В конце концов, еще ничего не решено, и она могла отказаться от сомнительно затеи провести целый год в компании этой взбалмошной, гиперактивной и явно антисоциальной особы. Будет ютиться в общаге, ничего страшного.

— Какая, такая? — Лиза остановилась, отбросила набок все еще влажную челку.

— Наглая.

— Я не наглая, Катенька. Я прямолинейная. — Поправила девушка и криво улыбнулась. — Ты привыкнешь. Или не привыкнешь. Тут одно из двух. Уже передумала ко мне ехать?

— Пока не знаю. Мы же только «познакомились» опять.

— Хорошо, хорошо! — миниатюрная брюнетка примирительно подняла руки. — Обещаю сбавить обороты.

Как ни странно, у нее получилось. По крайней мере, пока они шли до съемной квартиры и перетаскивали сумки, Лиза вела себя как обычная девушка в слегка приподнятом настроении. Рассказывала про институт и преимущества жизни в своей квартире.

— Можно парней водить, например, — хихикнула она.

— Как же теперь водить, если мы вдвоем там жить будем?

— По-очереди, — усмехнулась Лиза, — хотя, можно и всем вместе...

Она увидела, как изменилось лицо младшей сестры, и отчаянно замахала руками.

— Блин! Да шучу я! Ну что ты как маленькая?... Ты просто так смешно там, на пляже лежала и потом краснела, что я не могу удержаться. Я нормальная, совершенно. Хочешь, справку покажу?

Но Лиза справку так и не показала, вместо этого предложила принарядиться на вечер. Больше часа они провели как две обычные хорошие подруги, выбирая вещи и обсуждая их. И как часто бывает у подруг, в итоге вышли из дома в том же, в чем и пришли. Катя в своем белом невесомом платьице, Лиза — в мешковатых шортах и серой майке. Они обе решили, что этот наряд а-ля «Спортзал-нищеброд» должен произвести в пляжных кафе настоящий фурор.

Немного побродив по побережью, вдоволь наговорившись и насмеявшись, девчонки зашли в небольшое кафе с просторным танцполом, по которому бегали разноцветные огни фонарей и сверкали щедро рассыпанные блестки. Они заняли свободный столик возле морского берега и заказали пару бокалов шампанского и пирожные.

— А серьезно, как у тебя с парнями-то? — вернулась к увядшей теме Лиза. — Я же должна знать, с кем жить собираюсь.

Катя уже на нее не сердилась, к тому же выпитое шампанское немного вскружило голову.

— Да был один. Недолго. — Уклончиво ответила она.

— Расскажешь?

— Давай не сейчас, а? У тебя-то самой что?

Лиза загадочно улыбнулась, сверкнув до странности привлекательными зелеными глазами.

— Скажем так, больше одного.

В это время мимо них проходил симпатичный, спортивного вида юноша в явно брендовых, модных джинсах и майке-безрукавке. Он случайно перехватил игривый, полный злого кокетства взгляд Лизы и даже на мгновенье замешкался. Потом прошел мимо, улыбнувшись двум подругам, сел за соседний столик, явно приглашая дать ему какой-то знак внимания.

Катя незаметно, сквозь полупустой бокал рассмотрела парня. Высокий, со светлыми, коротко стриженными, но приятно-курчавыми волосами, карими глазами и мощной мускулатурой, не испорченной протеинами и биодобавками. Явно сильный спортсмен. Она сравнила его со своим первым партнером по сексу — чахликом подкомпьютерным, обыкновенным — и невесело улыбнулась.

— Давай, — Лиза подтолкнула ее локтем, — пойди, познакомься.

— Да ну, — отмахнулась девушка, — какой смысл? Мы же завтра уезжаем.

— А какой вообще смысл что-то делать? Может, мы вообще все сегодня умрем.

Катя не ответила, задумчиво стала кромсать вилкой остатки пирожного. Парень еще раз подмигнул, приподнял стакан и сделал глоток. Тут мимо его столика прошла компания ярко одетых курортниц, и он потерял к двум девчонкам за столиком всякий интерес.

— Ох! Катька-Катька...

Лиза со звоном поставила свой бокал, решительно встала и направилась к соседнему столику. Младшая сестра онемела от такой наглости. Что она собирается делать? Лиза уселась рядом с опешившим парнем, явно поздоровалась и начала о чем-то говорить. Опомнившись от неожиданности, он улыбнулся и ответил. Спустя минуту они уже танцевали медленный танец в тусклых огнях дискотеки. Катя сидела и заворожено наблюдала, как две обнимающиеся фигуры неторопливо движутся на фоне сверкающего моря. Сцена была необоснованно романтичной, ведь она сама только что видела, как они познакомились — но почему-то ей казалось, что это влюбленные, соединенные звездами.

Лиза танцевала хорошо и расковано. Попеременно касаясь то его шеи, то крепких обнаженных плечей. Руки парня крепко сжимали ее талию. Грудь Лизы вздымалась, то и касаясь, то отстраняясь от тела партнера. Мужчина приблизил к ней свое лицо, сделал попытку поцеловать, девушка сперва уклонилась, коснулась своей щекой его щеки, а потом скользнула и сама нашла губы мужчины.

Катя не выдержала, встала и сбежала, совсем забыв оставить деньги. Увиденное в кафе было слишком странным. Не может же быть, чтобы двоюродная сестра влюбилась в этого мужика с первого взгляда?... Или она настолько полная давалка и потаскуха, чтобы вешаться на первого встречного? Хотя с другой стороны, может же быть какая-то средина между этими крайностями...

Катя вернулась в съемную квартиру, родители уже спали. Катя забралась в кровать и долго не могла уснуть от волнения. С кем ей предстоит жить эти несколько лет? Не поздно ли отказаться?... Девушка надеялся, что вот-вот за ней следом прибежит Лиза, довольная удачной проделкой. Но шли часы, а в голову лезли нехорошие мысли. Что если это маньяк, насильник? Может разбудить родителей? Надо было взять у Лизы номер телефона!

Как и большинство парней, Макс не был таким уж героем-соблазнителем, какого из себя изображал. У него была всего одна девушка, которая бросила его как раз перед совместной поездкой на Черное море. Его поразила неожиданная встреча в кафе и наглость новой знакомой, но парень поневоле продолжать играть выбранную роль.

— Пошли ко мне, — предложил он после третьего медленно танца и пары коктейлей.

Незнакомка отстранилась. У нее было странное лицо, очень выразительное, с резкими чертами. Длинный, ровный нос, тонкие, едва подведенные губы и очень большие зеленые глаза. В мерцающих огнях дискотеки ее запоминающиеся черты обострились, потеряли женственность и Макса даже посетила неприятная мысль, что его новая знакомая уж больно похожа манерами и поведением на красивого, самоуверенного юношу.

Незнакомка криво улыбнулась:

— Ну, пошли, коли не шутишь.

— А твоя подруга? — Макс отчасти очень хотел, чтобы странную девушку увела ее спутница, и избавила его от сомнительного приключения.

— Она смылась давно, пошли.

Зеленоглазая нахалка бросила на свой столик крупную купюру.

Они вышли из кафе, зашагали по полутемным улочкам. Людей вокруг было много, но Макса все равно не покидало неприятное ощущение. А что если происходящее — хитрая афера? Развод на деньги или грабеж? У девушки вполне могут быть сообщники из числа местных уголовников, а он сам в съемной квартире...

— Тебя как зовут-то? — Максим попытался придать голосу больше уверенности.

— Лиса.

— Лиза?

— ... Ссса, — прошипела девушка и куснула его за мочку уха.

Максим отпрянул, неуверенно рассмеялся и снова взял спутницу под руку.

— Давно здесь?

— Сегодня приехала. Та малолетка, что со мной была — моя двоюродная сестра. Я живу с ней и ее предками. Страшная скукотища, да? Ничего, ты же у нас крутой парень, сейчас отвлечешь меня.

Юноша покраснел, не зная, что ответить. Похоже, ночь предстояла интересная. Он довел Лису до дома, где снимал комнату, долго возился с ключами. Девушка терпеливо ждала, созерцая звезды. Маленькая, такая уязвимая на вид, но внушающая необъяснимую тревогу.

«Может быть, любовь?» — подумал Макс.

Он открыл дверь, пропустил гостью внутрь и включил свет. Как и большинство съемных комнат, обставлено его временное жилье было убого. Скрипучая кровать, пара шкафов полных никому не нужных книг, старенький телевизор и гремящий, грохочущий по ночам холодильник. Лиса вошла и огляделась. Макс еще раз поразился тому, как она выделяется, контрастирует с обыденным интерьером. Сейчас он наконец-то смог при хорошем освещении рассмотреть свою «добычу»: девушка была маленькой, миниатюрной, на голову ниже Макса, у нее были короткие черные волосы, челка под косым углом подстрижена над самыми бровями. Белая кожа без веснушек, капризный, всегда презрительно сжатый рот. И эти чертовы огромные, невероятно выразительные и злые зеленые глаза.

Лиса осмотрелась, села на скрипучую кровать и покачалась.

— Есть что выпить?

— В холодильнике пиво.

— Фу, — девушка презрительно скривилась, — ладно, давай.

Макс достал бутылку и ключами открыл ее. Лиса выхватила «Славутич» у него из рук.

— Спиртяга с солодом, — пожаловалась она, но все равно несколькими жадными залпами приговорила бутылку. Макс озадаченно смотрел на новую подругу. Похоже, странные поступки для нее были нормой. — Ваше украинское пиво — отстой.

— Русское еще хуже, — обиделся Максим, — ты сама-то откуда?

— С другой планеты.

В это легко можно было поверить. Девушка явно захмелела, зеленые глаза хищно заблестели. Она взяла парня за руку и посадила рядом с собой на кровать. Максим почувствовал себя неловко — в его понимание мужественности не укладывался тот факт, что его соблазняет, фактически разводит на секс малознакомая девушка. Лиса обвила его плечи руками и крепко обняла. Ее мягкие губы скользнули по его щеке, стали целовать его лицо, губы, глаза. От нее неприятно пахло пивом, но ощущения от требовательных поцелуев были приятные, а умелый язык девушки ловко проникал в рот парня, исследуя его, касаясь неба, зубов, играя с чужим языком. Лиса целовалась с открытыми глазами, и Макс поневоле последовал ее примеру.

Чтобы окончательно не терять инициативу, он начал стягивать с девушки серую майку. Лиса не сопротивлялась, покорно подняла руки, позволила раздеть себя и прижалась к партнеру обнаженной грудью. Макс отметил, что сиськи у нее были небольшие, но упругие и приподнятые, совсем не похожие на дряблые дойки его первой девушки. Было заметно, что Лиса активно занимается спортом. Он начал ласкать девичью грудь, с неохотой, но оторвался от поцелуев и принялся целовать соски.

— Кусай, — приказала Лиса, — кусай сильнее!

Макс послушно покусывал затвердевшие соски и гладил девушку по спине, касаясь попки. Убедившись, что она не возражает — просунул руку под резинку шорт. Нижнего белья Лиса не носила. Он задержал ладонь между булочками, наслаждаясь приятным теплом. Девушка текла и явно хотела продолжения. Макс оторвался от груди и поднял взгляд, Лиса улыбалась:

— Давай уже!

Он рывком снял с нее шорты, опрокинул девушку на кровать и навис сверху, все еще одетый.

— Не раздевайся. — Лиса остановила его, когда Макс попытался снять майку. — Так еще прикольнее.

Она потерлась грудью о шершавую ткань, наслаждаясь ощущениями. Полностью обнаженная, маленькая и худенькая, на вид беззащитная перед грубым накачанным мужчиной. Макс понял, что со стороны сцена неприятно, жутко напоминает изнасилование. Лиса ловко расстегнула пояс, приспустила его джинсы и достала член. Прикосновение было нежным, но требовательным. И без того стоящий колом пенис готов был взорваться.

Макс с усилием отстранился. Девушка удивилась, присела на кровати и уставилась на него.

— Ты чего?

— У меня презервативов нет.

Лиса глубоко вздохнула и откинулась на кровать. Потом грязно выругалась.

— Кретин. Мы пока сюда шли, я ни одной аптеки не видела. А ты ж в меня сразу кончишь, придурок!

На самом деле Максим больше боялся чем-нибудь заразиться. У него в голове стойко стоял образ обиженной девушки, которую парень заразил СПИДом и теперь она ищет способ отомстить всем мужчинам в мире.

— Ну ладно, просто так я отсюда не уйду, — решила Лиса. — Вставай!

Макс подчинился. Обнаженная девушка соскользнула с кровати и встала перед ним на колени. Зрелище было странное, удивительно волнующее. Лиса взяла его член в руку, сжала его и несколько раз дернула, заставив парня протяжно стонать. Потом медленно приблизилась к влажной головке и осторожно лизнула ее. Макс дернулся, попытался с ходу всадить член во влажный ротик, но девушка уклонилась, провела нему языком и только потом осторожно взяла головку в рот. В это время свободной рукой она приспустила джинсы и стала гладить его попку. Макс настолько балдел от ощущений, которые дарил теплый влажный рот и умелый язычок, что не сразу почувствовал как палец девушки давит на его анус. Он попытался отстраниться, но Лиса только глубже заглотила член, крепче сжала попу и второй рукой ввела в нее указательный палец. Парень охнул, ощущения были новыми, незнакомыми. Его член сосала, покусывала и лизала красивая девушка, при этом орудуя в его заду своим пальчиком. Макс охнул от боли, когда она добавила второй. Он никогда раньше не мастурбировал свой задний проход, считая это первым шагом к педерастии, но сейчас не мог отстраниться — слишком теплым и приятным был Лисин ротик.

Ее пальцы продолжали яростно таранить его зад. Жжение нарастало, и когда Лиса в очередной раз целиком вытащила и тут же вогнала сразу три пальца в девственный мужской анус, Макс с глубоким стоном кончил в ее жаждущий ротик. Никогда в жизни у него не было такого мощного оргазма, он двумя руками схватил девушку за плечи и крепче прижал к себе, целиком насаживая ее голову на дрожащий, извергающий сперму член. Лиса явно не была против, хотя протестующее замычала, когда партнер попытался схватить ее за волосы.

В последний раз, до упора вогнав и вытащив три пальца из попки Максима, Лиса выпустила изо рта его член и напоследок лизнула головку. У нее было довольное, очень хитрое лицо. В уголке губ белел подтек спермы.

— Понравилось? — с издевкой спросила она.

— Ох, — парень присел на кровать.

Его истерзанный зад ныл, пальцы у девушки были тонкими и без ногтей, но для его неподготовленного ануса и это было чересчур.

— Никогда так больше не делай, — попросил Макс.

— Не сосать? — рассмеялась девушка, вытирая рот. — Или в жопу тебя не трахать?

Лиса сплюнула попавшую в рот волосинку.

— Слушай, побрей лобок, если хочешь чтобы я тебе еще когда-нибудь отсосала. Все-таки двадцать первый век на дворе! А ты ходишь как йети немытый.

Парень покраснел, отвел взгляд и подтянул джинсы. Ему было стыдно, потом что слова девушки и ее умелые прикосновения пробудили в нем доселе неиспытанные эмоции. Он конечно тоже не из деревни приехал: неоднократно натыкался на статьи про массаж простаты и знал, что никакой связи с гомосексуализмом здесь нет, но одно дело читать, а другое — испытать эти ощущения на себе.

Ему нравилось быть активом, заводила мысль о том, что под ним извивается нежная и беззащитная девушка, которую он будет умело, размеренно трахать, подчиняя ее своей воле и животному инстинкту. Чертова ночная гостья каким-то образом разрушила этот привычный образ, пусть он и буквально нанизал ее голову на свой немаленький член. Сейчас она продолжала стоять на коленях возле кровати, совершенно голая, худощавая, с фигурой старшеклассницы и этими проклятыми, завораживающими зелеными глазами. Лиса склонила голову, так что черные волосы упали на ее лоб, и внимательно разглядывала парня.

— Иди сюда, — он похлопал по кровати, стараясь вернуть ситуацию под свой контроль.

Девушка охотно переползла с пола на скрипящую «больничную» сетку, легла на живот и снова заболтала согнутыми ногами. Он понял, что эта поза для нее самая привычная. Макс положил руку на упругую попу девушки, сжал ладонь, наслаждаясь теплой и мягкой бархатной кожей. Грудь у Лисы на его вкус была маловата, а вот попка на редкость привлекательной, упругой и круглой, как орешек. На минуту ему даже захотелось навалиться на нее сверху, вогнать уже снова затвердевший пенис между этих сладких булочек и сношать, невзирая на мольбы и протесты, до крови, до хриплых криков и слез. В отместку за непрошенное рукоблудие, за наглость и попрание неписанных правил первого свидания, за чертовы блестящие изумрудные глаза...

Но здравый смысл возобладал, и парень убрал руку. Лиса щекой прижалась к простыням, вздохнула, как будто даже разочаровано.

— Если что, я не спидозная.

Макс хмыкнул.

— У меня триппер, — добавила девушка.

Парень вздрогнул. Лиса расхохоталась.

— Офигительно смешно, — сухо заметил Макс, — ха-ха-ха. Обхохочешься.

Лиса закрыла глаза и глубоко вздохнула, ее приподнятые ноги замерли, пальцы на них согнулись, как у капризной кошечки, которая добивается ласки.

— Сама-то не боишься? — Макс стал гладить и целовать голую спину новой подруги, постепенно спускаясь все ниже и ниже. — Лезешь в койку к первому встречному... А вдруг я больной маньяк-убийца, насильник, зоофил, педофил, некрофил...

— Тебе я вообще таких вопросов не задаю, сразу видно, что ты вечный девственник, — хихикнула Лиса.

— Это с какого фига?

— А вы, пляжные мальчики, бичбои, все одинаковые. На вид «я подкачанный божий дар для женщин, мастер оргазмов и гроза целок», а на деле: маменькин сынок, одна девушка, первый поцелуй на выпускном, торопливый секс в миссионерской позиции, куча совместных походов в кино, а сосала она при тебе разве что мороженное. Это не по мне все...

Она перекатилась на живот, заболтала согнутыми ногами.

— Если с кем и трахаться, так с задротом. Таким, не жирным, пугливым на вид. (ез модных шмоток, папиной машины, с вечно неряшливой прической. Он сидит в институте всегда подальше от девушек, стеснительный, делает вид, что слушает препода, а в голове у него такой изврат, что тебе и не снился. Каждый вечер он мозоли натирает, весь дивиантклип и пурурин-ком на память выучил, причем в таких разделах, что ты и названий не знаешь.

Макс ни слова не понимал из того, что она говорит.

— Вот с таким можно по-настоящему оттянуться, — закончила Лиса.

Он игриво куснул девушку за попу, Лиса хихикнула и вывернулась. Села на кровати и стала приводить растрепавшуюся прическу в порядок. Макс попытался обнять ее округлые, красивые плечи, но зеленоглазая бестия снова вывернулась и отстранилась.

— Хватит на сегодня, — заявила она.

Он уже пожалел, что не воспользовался шансом хотя бы пальчиком поласкать в отместку наглую любовницу.

— Безумная ночь, — заключил Макс.

Она повернулась к нему задом, нарочито медленно наклонилась за шортами, давая парню оценить манящую позу изящного, изогнувшегося молодого тела.

— Все ночи безумные, — Лиса натянула шорты и серую майку.

Макс понял, что девушка собирается уходить.

— Остаться не хочешь? — осторожно предложил он.

— У тебя гондоны есть?

— Нет.

— Пиво?

— Ты последнюю бутылку допила.

— Тогда я пошла.

Она открыла настежь окно, вдохнула соленый морской воздух полной грудью.

— Можем пойти и купить... — продолжил уговоры парень.

— Мне домой пора, — отрезала Лиса, — малая на меня стукануть могла, теперь на ушах все стоят... или нет, вроде бы родаки у нее нормальные.

Девушка залезла на подоконник и свесила ноги из окна.

— Ты что делаешь? Второй этаж!

— Тут пролеты низкие. А из окна веселее.

Прежде чем он нашелся, что возразить — Лиса спрыгнула.

Катя проснулась от приглушенного шороха. Она резко открыла глаза и села на кровати.

— Блин, чутко спишь, — послышался шепот двоюродной сестры.

— Ты вообще что творишь?!

— Тише, предков разбудишь.

Лиза, не включая свет, продолжила расстилать постель.

— Ты где была?

— Гуляла.

Она через голову скинула майку. Лифчика двоюродная сестра так и не надела. Катя недовольно отвернулась к стене, хотя ей не терпелось подробнее рассмотреть тело нахалки, которое та прятала то под своими мешковатыми шмотками, то под закрытым купальником. Она успела оценить, что у Лизы был подтянутый, красивый животик и упругие груди. Катя всего пару раз смотрела порнофильмы, но ей почему-то показалось, что там сестричке самое место. Среди скрипящих кроватей, резиновых игрушек, наручников и дурацких, бессмысленных диалогов.

— Ты его вообще не знаешь! — прошипела Катя.

— А курортный роман это вообще-то не встреча одноклассников, — Лиза устало вздохнула и села на кровать. — Чего ты кипешуешь?

— А если б он оказался маньяком-насильником какими-то?

— Не оказался же, — Лиза зевнула и легла, — в итоге я потанцевала, погуляла возле моря с классным парнем, а ты тут сидела как сыч в соседней комнате от родителей. А теперь извините, мне поспать.

Кузина положила поверх уха вторую подушку.

Катя подумала, что ее двоюродная сестра — совсем рехнулась.

Что ехать с ней в другой город и жить в одной квартире сущее безумие.

Что нужно утром все непременно будет рассказать в подробностях родителям.

А еще, что она страшно завидует Лизе.