Наверх
Порно рассказ - Плохая девочка. Часть 6
Получив известие от охранников, что какой-то полицейский желает с ним поговорить, Вадим распорядился пропустить незваного гостя. Примерно через минуту раздался стук в дверь.

— Войдите, — сказал Вадим.

В кабинет вошёл лысый мужчина средних лет в полицейском кителе, и с чёрной папкой в руках.

— Добрый вечер. Капитан Семён Грачёв, — представился страж порядка, и предъявил своё удостоверение.

— Добрый вечер. Чем обязан? — спросил Вадим.

— Я могу присесть?

— Конечно.

Семён положил папку на стол, и сел напротив Вадима.

— Хотелось бы кое-что уточнить касательно группы людей, пытавшихся вас убить, — сказал Грачёв, открывая папку.

В папке лежала пачка бумаг. Достав первую бумажку, он протянул её Вадиму. Это было чистосердечное признание Ильи Евсеева.

— Всё это, конечно, очень интересно, но у меня полно дел. Расскажите всё коротко, и по существу, — сказал Вадим, возвращая признание Грачёву.

— С Евсеевым всё просто. Он полностью признал свою вину, но категорически отрицает причастность сестры к покушению, — начал Семён издалека.

— Он врёт. Без помощи сестры Евсеев не смог бы протащить оружие в клуб.

— Я знаю. Однако Евсеев утверждает, что сестра помогала ему против своей воли, а девушка всё подтвердила.

— Что тогда было в том пузырьке?

Покопавшись в бумагах, Семён нашёл название препарата, найденного у Алёны, а затем пояснил, что это сильнодействующий яд, способный вызвать сердечный приступ.

— Она утверждает, что этот пузырёк ей подбросили ваши охранники, доставившие её в отдел. Однако на пузырьке есть и её отпечатки пальцев, поэтому доказать её виновность не составит труда.

— Очень за вас рад. Если вам всё и так предельно ясно, что вы хотите услышать от меня?

— Мне не понятно какая роль в этом деле была отведена Маргарите Колесниковой.

— А что она сама говорит по этому поводу? — поинтересовался Вадим.

— Ничего. Молчит как партизан.

О том, что менты поймали Марго Вадим узнал несколько часов назад. Как и обещал, Лавров выплатил денежное вознаграждение патрульным, поймавшим беглянку. Марго доставили в отдел, где Илья Евсеев уже давал признательные показания. В данный момент девушка проходила по делу как соучастница в покушении на жизнь Вадима, однако Грачёв сразу понял, что здесь что-то не так, и решил поговорить с Лавровым лично.

— Значит, плохо спрашивали, — сказал Вадим после небольшой паузы.

Семён окинул его проницательным взглядом.

— Я могу спросить так хорошо, что Колесникова возьмёт на себя развал Советского Союза и дефолт 98-го года. Но мы с вами прекрасно понимаем, что она не имеет отношения к покушению, — проговорил следователь, внимательно следя за реакцией Вадима.

Лавров не стал убеждать Грачёва в обратном.

— Не имеет, но суть ни в этом. Обвиняйте её в чём хотите, если надо, вешайте на неё всё нераскрытые дела. Я хочу, чтобы Марго села, и села надолго, — потребовал Вадим.

— Надолго, это насколько? — уточнил Грачёв.

— Скажем, от 10 до 15 лет, — ответил Вадим без раздумья.

Семён задумался. У Грачева в этом квартале была парочка висяков. а, как известно, ничто так не мешает карьерному росту как нераскрытые дела.

— Думаю, это можно устроить, — ответил следователь после короткой паузы.

***

Люба Макеева резко опустила руку, так и не дотронувшись до дверного звонка.

«Блин, блин, блин! Чё за фигня? Чего я боюсь?» — недоумевала девушка, переминаясь с ноги на ногу.

Люба пришла в гости к Юле Никитиной — стриптизёрше, с которой её застали в недвусмысленном положении Макс и Вадим. Перед тем как покинуть клуб со своим братом Люба успела узнать номер телефона Юли, а чуть позже девушки созвонились, и договорились встретиться. Стриптизёрша сообщила Любе свой адрес, и предложила подъехать к ней домой. Люба с лёгкостью отыскала дом, в котором проживала Юля, но позвонить в дверь не решалась. Тогда в клубе между девушками пробежала искра, однако сейчас Люба сильно нервничала, и боялась сделать очередной шаг.

— Была ни была! — пробормотала она, и всё же позвонила в дверь.

Спустя 20 секунд дверь открыла Юля, одетая в красный халатик. Голова девушки была обмотана полотенцем.

— Что-то ты долго добиралась, — сказала она вместо приветствия.

— Так что, мне уйти? — дерзко спросила Люба.

— Ни в коем случае! Заходи, — ответила Юля, и отошла в сторону.

Люба зашла в квартиру, и осмотрелась. Юля жила в просторной двухкомнатной квартире, доставшейся ей от бабушки. Днём она была примерной студенткой, записывающей лекции и сдающей зачёты, а поздним вечером и ночью — стриптизёршей, танцующей перед десятками парней и мужчин. Если бы родители Юли узнали чем занимается их примерная дочурка, их бы хватил удар. Как только Люба разулась, Юля пригласила её пройти на кухню. Девушки выпили по чашке горячего чая, после чего Юля придирчиво осмотрела гостью с головы до ног.

— Тебе срочно надо менять имидж, — высказала она своё мнение.

— Зачем? Что во мне не так? — несказанно удивилась Люба.

— Да ты только посмотри на себя. Кеды, джинсы, рубашка, и причёска как у парня. Ты прямо как трансвестит, только наоборот!

— Да ну тебя! Меня всё устраивает!

— Как скажешь. Моё дело посоветовать.

Допив чай, Люба попросила у Юли разрешения воспользоваться её ванной, соврав, что у неё дома отключили горячую воду. Юля согласилась, прекрасно понимая, что ванна — всего лишь предлог. Юля была бисексуалкой, но в отличие от той же самой Марго, отдающей предпочтения парням, Юле больше нравилось заниматься сексом с девушками. Пройдя в ванную, Люба специально оставила дверь слегка приоткрытой, разделась догола, забралась в ванную и включила душ. Постояв какое-то время под тёплой водой, Люба было подумала, что хозяйка квартиры не поняла столь тонкого намёка. Но прежде чем девушку постигло разочарование, в ванную зашла Юля.

— Мне бы тоже не помешало ополоснуться. Потеснишься? — спросила она с улыбкой.

— В тесноте да не в обиде, — ответила Люба.

Юля скинула халат, под которым, как оказалось, ничего не было. Взяв мыло, девушка забралась в ванную. Люба хотела передать ей губку, однако Юля покачала головой, и сказала, что она им не понадобится. Теперь никто не мешал закончить девушкам то, что они начали в клубе, только на этот раз Юля планировала растянуть удовольствие. Щедро намылив ладони, Юля стала растирать спину Любы. Прикосновения женских рук возбудили Любу, и она повернулась к Юле лицом. Юля тут же притянула её к себе и поцеловала в губы. Люба ответила на поцелуй. Отстранившись, Юля вручили Любе мыло, и та без лишних слов поняла что от неё требуется.

«Она даже лучше, чем Марго!» — подумала Люба, намыливая груди Юли медленными круговыми движениями.

Юля присела на край ванны, и пошире расставила ноги. Люба намылила её живот и ноги, а затем принялась за гладковыбритый пах. Обе девушки были возбуждены на не шутку, однако первой не вытерпела Люба. Смыв мыло с паха Юли, Люба наклонилась, и стало лизать её киску. Сначала медленно и неуверенно, а затем более настойчиво. Одобрительные стоны Юли были для неё лучше любой музыки. Доведя её своим языком до оргазма, Люба сама чуть не кончила. Выпрямившись во весь рост, Юле предложила сменить обстановку, и прежде чем Люба дала ответ, смыла остатки мыла, выключила воду, и вышла из ванной. Люба схватила полотенце, наспех вытерлась, и быстрым шагом пошла за Юлей. Придя в комнату, Люба обнаружила Юлю рядом с кроватью.

— Спасибо, мне очень понравилось, — проговорила Юля довольным голосом, а затем поманила Любу рукой.

Люба подошла к ней поближе. Юля легонько толкнула её. Люба упала спиной на мягкий матрас.

— Теперь моя очередь сделать тебе приятно, — сказала Юля, и впилась губами в киску Любы.

Люба выгнула спину коромыслом, и тихо застонала. Тогда Юля стала старательно вылизывать её киску, проникая языком в дырочку Любы так глубоко, как только это было возможно. Люба закрыла глаза, положила руки на голову Юли, и поплотнее прижала лицо девушки к своему паху, забыв обо всём на свете. Не прошло и минуты, как Люба кончил, издав при этом громкий крик. Отстранившись от паха Любы, Юля выпрямилась, и подошла к бельевому шкафу. Помимо шмотья, в шкафу она хранила несколько игрушек из сексшопа. Достав фаллоимитатор средних размеров, Юля посмотрела на Любину киску.

— Знакома с этой штукой? — спросила Юля, показывая Любе фаллоимитатор.

Люба открыла глаза, и посмотрела на то что ей показывает Юля.

— Пользовалась пару раз. Только не таким большим, — призналась Люба.

— Вообще-то это средний.

— Средний? Да ну нахрен! Если это средний, какой тогда большой?

Юля улыбнулась, достала фаллоимитатор побольше, и направилась к кровати.

— Эй, погоди! Я эту штуку в себя пихать не буду! — запротестовала Люба.

— И не надо. Это для меня, — ответила Юля.

Люба тут же приняла сидячее положение. Вложив игрушку в её руку, Юля легла на кровать, и развела ноги в разные стороны. Погладив её промежность, Люба стала вводить фаллоимитатор в киску Юли. Когда он вошёл, Юля положила руку на руку Любы, и начала активно работать рукой, с ходу задавая нужный ритм. Убедившись, что Люба дальше справится сама, Юля убрала руку, и стала играть со своими роскошными сиськами, массируя их руками, и поочерёдно беря в рот соски. Вошедшая во вкус Люба стала трахать киску Юли быстрее, левой рукой теребя собственную промежность. Видя, что её любовница близка к финишу, Люба стала засовывать игрушку в дырочку Юли практически на всю длину, всё быстрее теребя свою пипку. Девушек практически одновременно накрыл оргазм. Кончив, Люба убрала фаллоимитатор от киски Юли, и поцеловала её промежность.

— Круто. У тебя прямо талант! — похвалила её Юля.

— Да ладно тебе. Ты бы и сама справилась, — ответила Люба.

— Хочешь также?

Люба ничего не ответила. С одной стороны, она видела как извилась Юля, и слышала её стоны. Но с другой стороны, было затруднительно принять в себя такую штуковину.

— Да нет, ни этим. Средним или поменьше, — поспешно проговорила Юля, поняв чем вызвано молчание.

Не став ждать ответа, девушка достала маленький фаллоимитатор.

— Ну этот ещё куда не шло. Почему бы и нет, — ответила Люба, разводя ноги в разные стороны.

Размяв киску Любы, Юля стала медленно вводить туда игрушку. Киска Люба была слишком тугой, потому что после того, как Генка со своим другом её изнасиловал, Люба больше не связывалась с парнями, да и игрушками пользовалась очень редко.

— Погоди. Давай сделаем по-другому, — предложила Люба, когда Юля заполнила её дырочку искусственным членом.

Она рассказала Юле про свою затею, от чего та пришла в восторг. Девушки легли в позу 69. Пока Юля вводила игрушку в её дырочку, Люба вылизывала её прелесть. Обе девушки работали синхронно: сначала медленно и осторожно, затем чуть быстрее и настойчивее. Потому они обе и вовсе разогнались: Юля стала быстро работать рукой, вгоняя искусственный член на всю длину, а Люба схватила её руками за ягодицы, и поплотнее прижала её промежность к своему лицу. Как и в прошлый раз, девушки кончили практически одновременно. Лёжа на кровати, усталые, но довольные, Люба и Юля смотрели в потолок, пытаясь восстановить дыхание.

— Не хочешь остаться на ночь? — неожиданно предложила Юля.

— Почему бы и нет, — равнодушно проговорила Люба, хотя на самом деле девушка была очень рада услышать подобное предложение.

Ещё немного повалявшись на кровати, девушки стали одеваться, а потом перешли на кухню. Там Юля вновь начала говорить о том, что Любе стоит подумать о новом имидже, и сменить джинсы на юбку. Люба же наотрез отказалась что-либо менять, сказав, что её и так всё устраивает.

— Знаешь, я уже даже почти не сожалею, что Макс встретил эту Марго, ведь если бы не она, мы бы тоже не встретились, — как бы невзначай бросила Люба.

— Ну да. Вот только встретиться с ней снова у него вряд ли получится. По крайней мере в ближайшие годы, — ответила Юля.

— Чего? Ты о чём?

— Её менты повязали. Одна из клубных девчонок, которую время от времени трахает Фёдор, рассказала мне об этом по секрету.

— Да ладно? И что с ней будет?

— Ничего хорошего. Как пить дать сядет.

Люба призадумалась. Марго ей не нравилась, но зато она нравилась Максу. Нравилась настолько, что Макеев совсем потерял голову.

«Хотя она это заслужила, Макс должен знать что её арестовали. Расскажу ему обо всём утром!» — решила Люба.

***

Никогда ещё Марго не чувствовала себя настолько подавленной. Даже в тот день, когда Вадим Лавров сдал её в элитный бордель, девушка не стала опускать руки. Но когда её привезли в здание ОВД, и поместили в изолятор временного содержания, Марго совсем расклеилась. Сначала её просто держали в камере, не предъявляя никаких обвинений. Проведя в камере бессонную ночь (ей удалось поспать от силы часа 2), девушка так и не придумала что ей делать дальше. Привыкшая полагаться на саму себя, Марго не знала как быть. В том, что её посадят, девушка ни капли не сомневалась. Непонятно лишь было какой срок ей дадут, и по какой статье осудят. Пришедший в отдел с утра пораньше следователь вызвал Марго к себе, но разговор не получился.

«Подумаешь. Зона — это ещё далеко не конец. Разве что по приказу Вадика меня там кто-нибудь удавит по тихому!» — рассуждала Марго после возвращения в камеру.

Просидев взаперти ещё час, девушка заметила как в здание зашёл Макс. Максим также увидел Марго, и сразу же направился к её камере.

— Эй, ты куда прёшь? — окликнул его дежурный.

Макс обернулся.

— Мне надо с ней поговорить. Это не займёт много времени, — ответил Макеев.

— Мало ли что тебе надо! Не положено!

Макс подошёл к окошку дежурного, и дальнейший разговор прошёл на пониженных тонах. В конце разговора Макс достал из кармана несколько крупных купюр, и отдал их дежурному, после чего беспрепятственно направился к камере.

— Как ты узнал про меня? — спросила Марго.

— Люба рассказала, — ответил Макс.

— А как она... хотя какая нахрен разница!

— Извини что так долго. Я не знал в каком именно отделе тебя держат. Угадал лишь с четвёртой попытки.

Присутствие Макса заметно подбодрило Марго. Но ненадолго. Девушка была рада, что узнав о её проблемах, Максим тут же примчался, однако визит Макеева мало что менял. Что бы Макс ни предпринял, он не мог ей помочь. Зато мог себе навредить, а этого Марго не могла себе позволить.

— Зачем ты припёрся? — спросил она резким тоном.

— Как это, зачем? Чтобы вытащить тебя отсюда!

Марго усмехнулась.

— Помнишь, я говорила, что ты славный парень? — спросила она.

— Помню.

— Я ошиблась. Ты просто безмозглый кретин, думающий членом. Я-то думала, что такие дурачки уже давно вымерли.

Макс остолбенел, не понимая чем вызвана такая перемена в настроении Марго.

— Ну и что ты смотришь на меня как баран на новые ворота? Вали уже отсюда, не порть мне и без того поганое настроение, — продолжила Марго.

— Не знаю какая муха тебя укусила, но я помогу тебе выбраться отсюда.

— Поможешь? Ты?

Марго рассмеялась.

— Да если бы каждый недоумок, с которым я трахалась, пришёл бы мне на выручку, сейчас бы перед ментовкой стояла километровая очередь! — проговорила она с издевкой.

— Это ты так пытаешься намекнуть, что тебе не нужна моя помощь?

«Ещё как нужна. Только помочь мне ты всё равно не сможешь!» — подумала Марго, а вслух сказала:

— Наконец-то дошло. Давай вали уже отсюда, недоумок.

— Я...

— Пошёл вон! — яростно прокричала она, чем привлекла внимание дежурного.

Марго понимала, что ведёт себя как дура из низкопробной мелодрамы. Когда во взгляде Макса появилась неприязнь, девушка поняла, что парень наконец-то решил взяться за ум, и перестать играть в доблестного рыцаря.

— Тварь неблагодарная. И что я только в тебе нашёл! — сказал Макс, глядя на Марго как на пустое место.

Повернувшись к девушке спиной, Макеев последовал к выходу. Перед тем как выйти на улицу, Макс подошёл к дежурному.

— Её посадят? — спросил он напрямик.

Дежурный, не знающий всех тонкостей дела, лишь пожал плечами. Макс обернулся, и кинул прощальный взгляд на Марго, в котором не было ни капли жалости.

— Очень надеюсь что посадят, — сказал он, и ушёл.

Марго хотелось одновременно и ликовать и рыдать. Она ни сделала ни того, ни другого, а просто присела, и уставилась в потолок. День тянулся на удивление медленно, и только новая встреча со следователем Грачёвым внесла хоть какое-то разнообразие. На этот раз беседа проходила не в кабинете следователя, как в прошлый раз, а в допросной. Видя, что Марго слушает его вполуха, Грачёв выложил на стол лист бумаги, и протянул его Марго.

— Это что? — спросила девушка, даже не посмотрев что написано на листе.

— Чистосердечное признание.

— Чьё?

— Твоё.

Марго недоверчиво посмотрела на следователя, и только потом ознакомилась с содержимым листа.

— Серия квартирных краж в составе преступной группы, и мошенничество, — прочитала Марго, затем перевела взгляд на Семёна. — Что это за бред?

— Не вникай, а просто поставь внизу дату и подпись.

— С какой стати?

Грачёв устало потёр виски, достал сигарету, и закурил. После того как следователь обдал её табачным дымом, у Марго заслезилось в глазах.

— Мы оба знаем, что ты сядешь, независимо от того поставишь ты на этом листе закорючку или нет. Так что прекрати выпендриваться, и сэкономь моё время, — сказал Семён.

— Ладно. Уговорил.

Сказав это, Марго взяла ручку, что-то написала в углу, и передала лист Семёну.

— Хорошая девочка, — сказал Грачёв с улыбкой.

Но стоило следователю присмотреться к листу, как улыбка сползла с его лица. Вместо даты и подписи в углу красовалась надпись «Иди в жопу, мусор».

— Хорошая, говоришь. Это точно не про меня, — проговорила Марго дерзким тоном.

Грачёв грубо схватил её за волосы, от чего Марго чуть не вскрикнула, и стал наматывать их на кулак.

— Не знаю на что ты надеешься, тупая сука! Ты в полной заднице, выбраться из которой тебе поможет только чудо! — практически прокричал он.

— Не дыши на меня, мусор! У тебя изо рта воняет!

Семён ударил её по лицу так сильно, что у Марго перед глазами всё замелькало. После этого он кликнул конвоира, и приказал отвести Марго обратно в камеру. Вернувшись в изолятор девушка мысленно поблагодарила Семёна за то, что он её ударил. Мазохисткой она не была, но чувствовать боль была намного приятнее, чем молча хандрить. Эта боль как бы напоминала, что дальше будет только хуже, и что надо сделать всё возможное и невозможное, чтобы этого избежать. Приблизительно через два часа в ментовку снова пожаловал Макс. Даже не взглянув на Марго, парень отправился прямиком к следователю, откуда вышел уже спустя десять минут.

— Макс, погоди! — крикнула Марго, когда Макеев проходил мимо её камеры.

Однако парень не обратил на неё внимания, и ушёл, так ничего и не сказав.

«А чего ты ждала, дура? Ты же сама его отшила?» — нашёптывал Марго внутренний голос.

Грачёв больше не вызывал её к себе, и, как подозревала Марго, подделывал улики и доказательства, если, конечно, таковые имелись. Поздним вечером, когда Марго прилегла, и попыталась заснуть, следователь нанёс ей визит. В руках он держал папку с её именем.

— Ну вот и всё. Завтра уже можно будет передать дело в суд, — проговорил он со злорадством.

— Ну и чё? Тебе за это медаль дать? — спросила Марго с издевкой.

— Похоже, ты до сих пор ничего не поняла.

— Да всё я поняла. Иди куда шёл, и не мешай мне спать.

Следователь усмехнулся, и ушёл. Ворочаясь на неудобной скамейке, девушка заняла сидячее положение, и размяла шею. В этот момент в здание зашёл неизвестный в чёрной полумаске, и с пистолетом в руке. Заметив его, дежурный потянулся к служебному телефону.

— Руки подними, урод! — прокричал парень в маске, и направил на дежурного оружие.

И хотя парень говорил хриплым грубым голосом, Марго сразу же узнала Максима.

«Твою мать! Что ты творишь?» — подумала она с тревогой.

Когда из кабинета вышли двое оперов, Макс забежал в комнату дежурного, и нырнул под стол.

— Пикнешь хоть слово — убью! — пригрозил он полицейскому.

Один из оперов подошёл к окошку дежурного, и стрельнул у него сигарету. Дежурный не решился рассказать про парня в маске, и просто дал своему коллеге сигарету. После того как опера вышли на улицу, Макс выбрался из-под стола, и приказал дежурному открыть изолятор временного содержания. Найдя ключ, дежурный, а следом за ним, и Макс, отправились к камере. Но как только дежурный открыл изолятор, в отдел вернулся опер.

— Слышь, Михалыч, а у тебя нет... — начал было он, но увидев Макса, тут же схватился за оружие.

Макеев тут же схватил дежурного одной рукой за шею, и направил пистолет на опера.

— Димон, ко мне! — громко прокричал полицейский, держа Макеева на прицеле.

С улицы подтянулся ещё один опер. Марго вышла из камеры, и встала за спиной у Максима.

— Ты это пуколку брось. Всё равно деваться тебе некуда! — заговорил с Максом опер Димон.

«Это ты так думаешь!» — подумал Максим.

Подозвав Марго, он отдал ей пистолет, а когда одна рука освободилась достал из кармана дымовую шашку, и бросил её под ноги операм. Из шашки начал стремительно выходить фиолетовый дым. Макс резко оттолкнул дежурного, схватил Марго за руку, и побежал по коридору. Дёргая за ручки, Макеев нашёл таки-открытый кабинет. Забежав внутрь, Макс разбил окно стулом.

— Иди первая! — приказал он, но уже своим нормальным голосом.

Марго выбралась на улицу, а следом за ней подтянулся и Макс. Выбежав с территории ОВД за ворота, Макс и Марго перебежали через дорогу.

— Где твоё корыто? — спросила Марго, не заметив поблизости машины Макса.

Макеев снял маску.

— На соседней улице. Что я, дебил, оставлять её рядом, — ответил Максим.

— Раньше я думала, что да, но теперь не уверена.

Максим улыбнулся.

— Плохо ты меня знаешь.

Добежав до машины, Макс сел за руль, а Марго устроилась на заднем сидении. Макеев завёл двигатель, и помчался прочь.

— Какого хера ты это учудил, Рэмбо хренов?! Я же говорила...

— Да мне насрать что ты там говорила! Неужто ты поверила, что я просто оставлю всё как есть? — спросил Макс, глядя в зеркало.

Марго ничего не ответила.

— Вот и хорошо. Надеюсь, дежурный тоже поверил, — сказал он, сворачивая на перекрёстке.

Марго поняла, что те обидные слова, которые Максим говорил про неё перед уходом, были произнесены специально.

— Откуда у тебя ствол и дымовая шашка? — спросила она после короткой паузы.

— Шашку я изготовил сам. Мой отец увлекался пиротехникой, и кое-чему меня научил. А пистолет я взял у Якова Натановича. Он газовый.

— Зачем же ты приходил в ментовку во второй раз?

— Написать заявление об угоне. Этот на тот случай, если бы кто-нибудь заметил как мы садимся в машину.

— Ты что, считаешь всех ментов идиотами? Они же в два счёта все поймут!

— На этот случай у меня есть алиби. На момент твоего освобождения я якобы был в магазине у Якова Натановича, и покупал кое-какие побрякушки для Любы. У меня даже чек есть, на котором проставлено время. В магазин я пришёл пешком.

Марго была вынуждена признать, что план не такой уж и плохой, но хвалить Макса она всё равно не собиралась.

— От твоего алиби нет никакого толка. Если менты догадаются что это был ты, они не будут собирать доказательства, а просто засунут тебе в задницу паяльник, и не вытащат, пока ты сам во всём не сознаешься! Ты хоть сам понимаешь что натворил?

— Вытащил тебя из-под стражи.

— Ты напал на ментовку! Угрожал мусорам оружием, накачал их фиолетовым дымом, и разбил окно! Скажи, но только честно: перед тем как тебе в голову пришла эта псевдогениальная идея, ты что-то принял? Ну знаешь там, косячёк или какая-нибудь весёлая таблетка?

— Ничего я не принимал. Но если меня поймают и расколют, скажу что нанюхался кокаина.

Заехав на какой-то пустырь, Макс остановил машину.

— Дальше нам лучше пойти пешком, а то мало ли что. Посидишь пока на квартире у Любы. Там сейчас никого нет, — сказал Макеев.

— Что-то случилось?

— Ничего не случилось. Она позвонила мне, и сказала что переночует у подруги.

— У подруги? Или у подружки?

Макс проигнорировал вопрос Марго и вышел из машины. Подобрав с земли камень, Макеев разбил стекло на дверце.

— Для большей достоверности, — пояснил он.

К тому моменту когда они выбрались с пустыря, Марго совсем продрогла в своей лёгкой куртке, а на её когда-то белых сапожках висели увесистые комья грязи. Воспользовавшись общественным транспортом, парочка добралась до дома. Войдя в квартиру, Марго первым делом обратила внимание на большую спортивную сумку возле двери. Открыв сумку, она обнаружила там свои вещи.

— Их принесла Люба. Потом, правда, когда её освободили, она хотела их выбросить, но я не разрешил, — пояснил Макс.

— Спасибо, — поблагодарила его Марго.

Набрав чистой одежды, Марго тут же ушла в ванную. Помывшись и переодевшись, она вернулась в комнату, и включила телевизор. По основным каналам только и говорили о том, как неизвестный злоумышленник напал на здание ОВД. Когда с кухни вернулся Макс, держа в руках тарелку с бутербродами, Марго выключила телевизор.

— Это всё что удалось найти, — сказал он, вручая тарелку Марго.

Девушка в два присеста съела пару бутербродов, а затем поставила тарелку на стол.

— Про тебя говорят по телеку, — как-бы невзначай проговорила Марго.

— Надеюсь, только хорошее? — спросил Макс с улыбкой.

— Не очень. Говорят что ты какой-то крутой террорист, по сравнению с которым Усама бен Ладен нервно курит в сторонке. Точнее курил, пока был жив.

— Они преувеличивают. Не такой уж я и страшный.

То, что Макс излучал оптимизм в подобной ситуации, малость раздражало Марго.

— Почему ты всё ещё здесь? — спросила она, заметив, что Максим снял верхнюю одежду, и остался лишь в футболке и джинсах.

— Потому что я не собираюсь оставлять тебя одну. Когда я сделал это в прошлый раз, ты попала в руки к ментам. Чем ты только думала, когда поехала на вокзал?

— Тем же чем и ты, когда ворвался в ментовку. Ты не решил проблему, а сделал только хуже.

Макс нахмурился.

— Может тогда вернёшься обратно в ментовку, и скажешь, мол, не виновата я, он сам пришёл? — спросил он с сарказмом.

— Да ты, я смотрю, совсем кретин, или до тебя тугодума не доходит...

Не дав Марго договорить, Макс резко притянул её к себе, и поцеловал. Макеев сделал это без задней мысли — он просто хотел чтобы она поскорее заткнулась, и перестала вести себя как стерва. Однако поцелуй затянулся, а дружок в штанах Макса потихоньку начал оживать. Едва Макс отстранился, Марго тут же сдёрнула с него футболку, опустилась на колени, и стала возиться с молнией на джинсах Максима. Когда девушка спустила с него штаны до колен, Макс резко поднял её, развернул к себе спиной, и наклонил над столом. Спустив с Марго трусики, Максим принялся теребить её прелесть. Тихо постанывая, Марго кое-как расстегнула лифчик, и бросила его на пол. Она хотела было предложить Максу продолжить на кровати или хотя-бы на диване, однако Макеев начал быстрее работать рукой, второй рукой поглаживая её ягодицы. Вместо слов изо рта Марго вылетели лишь сдавленные стоны. Перестав массировать её клитор, Макс смачно шлёпнул Марго по попе, затем снял болтающиеся в районе колен штаны вместе с трусами, а когда Марго попыталась развернуться, схватил её за плечи, прижал к столу, и резко ввёл член в её киску. Киска Марго была готова к вторжению, поэтому девушка совсем не почувствовала боли. (родолжая держать Марго за плечи, Макс в быстром темпе стал долбить её киску. Загоняя свой член на всю длину при каждом толчке, и касаясь своими яйцами её попы, Макеев положил руки на груди Марго, и стал их мять. В его прикосновениях не было нежности, зато была какая-то агрессия.

Перестав тискать груди, Макс снова опустил руки на плечи Марго, затем вытащил член из киски, и всё также резко ввёл его попку девушки. Трахая её в задний проход, Максим поймал себя на мысли, что обходится с Марго ни как с девушкой, которая ему не безразлична, а как с какой-то подзаборной шлюхой. И если бы только Марго хоть намекнула, что ей неприятно такое обращение, Макс бы тут же остановился. Однако девушка громко стонала, и это были не стоны боли. Подгоняемый её стонами, Максим стал двигаться ещё быстрее. Чувствуя, что не может больше сдерживаться, он собирался вытащить свой агрегат, но в самый последний момент передумал, поглубже загнал свой член в попу Марго, и выстрелил струёй тёплой спермы. Марго при этом выгнула спину, и подняла голову вверх. После того как Макс вытащил из её попы член, и смахнул с него остатки семени, Марго повернулась к нему лицом, и присела на край стола.

— Молодец. Вот так и наказывают неблагодарных капризных стерв. Хотя можно было сделать всё и помягче, — только и сказала она.

Только сейчас Макс заметил что на плечах Марго остались красные отметины. В этом месте следовало извиниться, однако Максим не чувствовал себя виноватым.

— Если ты благодаришь человека за то, что он грубо тебя поимел, значит у тебя не всё в порядке с головой! Да ты, видать, совсем долбанутая! — сказал он.

— За это я тебе и нравлюсь?

Макс хотел было ответить, однако Марго приложила указательный палец к его губам, и покачала головой. Как только она опустила руку, Максим поцеловал Марго. Поцеловал страстно и нежно. Марго ответила на поцелуй. Не отрываясь от губ Макса, девушка взяла его член в руку, и стала его надрачивать. Прервав поцелуй, Максим взял в рот левый сосок Марго, и начал его посасывать. Марго стала работать рукой быстрее, стараясь поскорее оживить агрегат Макеева. Как только она откинула голову назад, и закрыла глаза, Макс отдалился от её груди, и взял Марго двумя руками за лицо. После того как девушка открыла глаза, Максим нежно погладил её по голове, и поцеловал в щёку. Чувствуя, что член Макса одеревенел, и снова готов к бою, Марго пошире раздвинула ноги. Макс медленно ввёл член в её дырочку, и начал двигаться. Марго закинула руки за голову Максиму, а затем обняла его ногами за талию. Толчки были частыми, но не резкими. Прижавшись к Максу всем телом, Марго опустила голову ему на плечо. Макс неожиданно остановился. Продолжая оставаться внутри неё, Максим отнёс Марго на кровать. Уложив её на одеяло, (при этом член Максима выпал из киски Марго) Макс пристроился сбоку. Прежде чем Максим ввёл член в её дырочку, Марго развернулась к нему лицом, прижала парня к матрасу, и приподнялась.

— Ну а дальше будет по-моему! — сказала она, затем опустилась своей киской на член.

Когда твёрдый как скала член, полностью заполнил её щёлочку, Марго стала скакать на нём, словно участник родео на бешеном быке, так сильно впившись ногтями в плечи Макса, что у Макеева пошла кровь. Однако Максим был так увлечён этими безумными скачками, что не обратил внимания на боль. Когда член Макса запульсировал, Марго не стала отстраняться. В следующую секунду сперма Максима заполнила её дырочку, и потекла по краям. Не желая пачкать одеяло, Марго собрала пальцем семя, затем провела этим самым пальцем по животу Макса и легла рядом.

— Что-то я не помню чтобы ты пила противозачаточные, — проговорил Максим усталым голосом.

— Я и не пила, — ответила Марго, и повернулась к Максу лицом. — И ничуть не жалею об этом.

После того как Макс улыбнулся, и погладил её по голове, Марго положила голову ему на живот, и посмотрела в потолок.

— Перед тем как ты вломился в ментовку, я пыталась заснуть. Знаешь чего я сейчас боюсь больше всего? — спросила она.

— Нет. Чего?

— Проснуться, и увидеть, что это был всего лишь сон. — Марго сокрушённо вздохнула. — Ну вот, теперь я не только думаю как дура из второсортной мелодрамы, но и говорю также.

— Ты можешь думать и говорить что хочешь, — ответил Макс, продолжая гладить волосы Марго.

И хотя сейчас ей было очень и очень хорошо, на душе у Марго было неспокойно.

— Надеюсь, у тебя есть план что нам делать дальше, потому что менты не оставят нас в покое, — сказала она после небольшой паузы.

— Пока нет, но я обязательно что-нибудь придумаю. Ни о чём не волнуйся, — пообещал Макс.

Окончание следует...