Наверх
Порно рассказ - Время перемен. Часть 1
Остановившись напротив нужной двери, Константин Астафьев нажал на дверной звонок. Никакой реакции не последовало.

— Подъём, блин! — проворчал Костя, и начал стучать по двери.

В данной квартире жила подружка Кости — Татьяна Скворцова. Знакомые ещё со школы, Костя и Таня встречались не первый год, хоть мать Татьяны терпеть не могла ухажёра дочери, и на то у неё были веские причины. Окончив школу, Константин поступил в ПТУ, где он учился на электрика. После окончания ПТУ Астафьевым заинтересовался воронежский военкомат, т. к. в том году был жёсткий недобор. Идти в армию Константину не хотелось, поэтому когда начинался призыв он уезжал к тётке в небольшую деревушку в Тульской Области, и ждал, пока всё утрясётся. Когда призыв заканчивался, Костя возвращался обратно в Воронеж. Астафьев нигде не работал, и дни напролёт проводил в компании школьных друзей — таких же раздолбаев как и он сам.

Когда Косте стукнуло 23 года, военкоматчики всё же его выловили, и заставили-таки расписаться в повестке. Уже завтра он должен был явиться в военкомат с вещами, и отбыть на распределительный пункт. Естественно, друзья организовали для Кости проводы, где все дружно нажрались. Всё бы хорошо, да только Таня на проводы не пришла. Тогда подвыпивший Константин решил исправить ситуацию, и отправился к дому подружки, несмотря на то, что время уже давно перевалило за полночь. Дверь ему открыла не Таня, а её младшая сестра Марина.

— Чё так долго открывала? Лень задницу от дивана оторвать?! — недовольно проворчал Костя, и вошёл, даже не став спрашивать разрешения.

Астафьев знал, что кроме Тани и её сестры дома никого нет (Татьяна рассказала ему о том, что её предки куда-то укатили на три дня), поэтому и не боялся быть спущенным с лестницы. Когда Костя вломился в её комнату, Таня вскочила с кровати, и схватилась за лампу, готовясь метнуть её в незваного гостя. Увидев, что это явился её бойфренд, Таня поставила лампу обратно.

— Ты на часы вообще смотрел? — недовольно проворчала она, протирая глаза.

Костя лишь помотал головой, и присел на край кровати. Когда в комнату зашла Марина, и поинтересовалась всё ли в порядке, Астафьев не слишком деликатно посоветовал ей проваливать.

— Всё нормально. Иди, — сказала Таня своей сестре.

Марина ушла, не понимая что её сестра нашла в Астафьеве. На прошлой неделе Марине исполнилось 16 лет. Планировалось устроить празднование в кругу семьи, однако Татьяна сдуру позвала на торжество своего приятеля. Константин пришёл на праздник уже пьяным, начал вести себя неадекватно, в результате чего отчим Татьяны выставил его за дверь, и чуть не спустил с лестницы.

— Ты нахрена припёрся? До утра не мог подождать? — спросила Таня после того как Марина покинула её комнату и закрыла за собой дверь.

— Не мог. Завтра меня уже здесь не будет.

И тут Татьяна вспомнила, что её приятеля забирают в армию.

— Извини, я совсем про это забыла.

— Ничего страшного. Друганы меня уже проводили — теперь твоя очередь, — сказал Константин, притянул Таню к себе и поцеловал.

Изо рта Кости несло как от бочки со спиртом, поэтому Татьяна резко отстранилась. Астафьева это нисколько не смутило. Он попытался снять с подруги лифчик, однако руки его не слушались. Тогда Таня сама сняла лифчик, запустила руку в штаны приятеля, и нащупала его член. Пока Татьяна пыталась привести агрегат своего друга в боевую готовность, Костя начал тискать её упругие груди. После того как её соски затвердели, Таня увеличила темп, и стала быстрее водить рукой по члену, однако тот всё никак не вставал.

— Так ты до утра провозишься, — сказал Костя, встал с кровати, и приспустил штаны вместе с трусами.

Недолго думая, Таня опустилась на четвереньки, взяла в рот член Константина, и начала его сосать. Пока Татьяна делала ему минет, Костя спустил её трусики до колен, провёл рукой по попке подруги, и пару раз шлёпнул. Желая ускорить процесс, Таня попыталась пропихнула член Кости себе в горло, но поскольку для неё это было в новинку, девушка чуть не подавилась. Откашлявшись, и вытерев губы, Таня взяла в рот головку, и сжала член рукой. Отсасывая головку, и надрачивая сам ствол, девушка вскоре добилась желаемого результата. Вытащив член изо рта, Таня отстранилась, и легла на спину.

— Развернись! — сказал Костя.

Когда Таня повернулась к нему спиной, и встала на четвереньки, Константин опустил руки на её плечи, резко ввёл член в её вагину, и начал ебать. Со стороны это походило на случку бродячих собак. Держа Таню за плечи, Костя резко насаживал её на свой агрегат, будто куда-то торопясь. Всё закончилось довольно быстро. Вытащив член из дырочки Тани, и кончив её на попу, Костя вытер член о край простыни, надел штаны, и пошёл к двери. Это был далеко не самый лучший секс в их жизни, и оба это прекрасно понимали. Вытерев сперму со своих ягодиц, Таня натянула трусики, встала с кровати и пошла в душ. Костя хотел было что-то сказать на прощание, но так и не найдя нужных слов, молча покинул квартиру Скворцовых.

На следующее утро Костя пришёл в военкомат с большой чёрной сумкой, которую его мать до краёв наполнила едой. Рядом с воротами Астафьева встретили друзья, с которыми он вчера бухал, и Таня. Попрощавшись с парнями, Костя подошёл к Татьяне.

— Не надо мне было вчера столько пить, — сказал он в своё оправдание.

Татьяна улыбнулась.

— Ничего страшного. У всех бывают осечки, — сказала она, и поцеловала Константина в щёку.

Пообещав, что будет ей звонить, Костя направился к воротам. С распределительного пункта Астафьева забрали в тот же день. Когда новобранцы прибыли в часть, у них забрали практически все личные вещи, однако Константину всё же удалось спрятать мобильник. Первый месяц пролетел довольно быстро. Новобранцы учились правильно подшивать воротнички, зубрили устав, и отрабатывали строевой шаг. На принятие присяги к Косте приехала мать, а вместе с ней и Таня. Получив суточное увольнение в город, и остановившись в местной гостинице, Костя полностью реабилитировался за осечку после проводов. Дальше всё стало гораздо хуже, и причиной тому была дедовщина. При свете дня, когда в казарме находились офицеры и прапорщики, старослужащие особо не зверствовали. Могли запрячать сбегать за сигаретами или чаем, либо ещё что-нибудь по мелочёвке.

Когда же наступала ночь, деды показывали свою истинную сущность. Поднимая личный состав, сержанты заставляли новобранцев отжиматься до изнеможения, ползать по-пластунски по грязному полу, или наматывать круги по казарме в противогазах. Тех, кто выдыхался, избивали, и ставили на счётчик. Особо зверствовал младший сержант Дмитрий Павлов. Как и все его сослуживцы, Костя бегал, прыгал и ползал, но когда дело доходило до поборов и стирки формы дедов, посылал старослужащих на хер. Не раз и не два Костя получил за это нехилых люлей, однако по-прежнему продолжал упорствовать, несмотря на то что из-за его упрямства иногда доставалось всему его призыву.

Видя, что сломать Константина не удастся, деды оставили его в покое, более того, спустя 4 месяца Астафьев и Павлов стали чуть ли не друзьями. Собираясь после отбоя в каптёрке, они вместе гоняли чаи, и разговаривали о жизни. Константин в общем и целом был доволен жизнью, однако звонок от Тани перевернул всё с ног на голову. Татьяна заявила, что нашла себе другого, и попросила Астафьева ей больше не звонить. Сначала Косте показалось, что это была неудачная шутку. Он попытался дозвониться до теперь уже бывшей подружки, но Таня всё время сбрасывала вызов. Поняв, что его отшили, Костя пришёл в ярость, и ломанулся в сторону оружейки. Астафьев уже готов был вскрыть оружейку, и попытаться добраться до Воронежа своим ходом, однако в самый последний момент его остановил Дмитрий.

Павлов посоветовал Косте на всё забить, и не ломать жизнь из-за какой-то дряни. Константин не стал ничего обещать. Всю неделю Астафьев ходил сам не свой: грубил каждому, кто пытался с ним заговорить, многое забывал, а когда его поставили дежурным по роте и вовсе куда-то пропал на несколько часов. Видя, что у Кости не всё гладко, Дима решил вывести друга из затянувшейся депрессии. Разбудив его после отбоя, Павлов отвёл Астафьева в каптёрку и поделился своей затеей.

— Что, никак не можешь забыть свою динамщицу? — спросил он напрямик.

— Да пошла эта блядина на хер! — грубо ответил Костя.

— Она то пойдёт. Мы, кстати, тоже.

— В смысле?

— Я тут познакомился в городе с двумя сестричками. Девки просто огонь.

— И чё?

— Не тупи, Костян! Говорю же, девчонки без комплексов. Сгоняем в город и засадим им по разочку. Зуб даю, после этого тебе станет лучше.

Костя какое-то время отнекивался, однако в конечном счёте Димон его уговорил. Друзья перелезли через забор, и пошли в город. Сёстры, которых звали Ира и Света, к приходу парней накрыли стол. Попивая водочку, и закусывая её солёными огурцами, друзья рассказывали про тяготы армейской жизни, затем разошлись по разным комнатам. Димон ушёл со Светой, а Костя с Ирой. Павлов не врал, когда говорил, что девчонки совсем без комплексов. Костя удостоверился в этом после того как Ирина сняла с него ремень, расстегнула пуговицы, и толкнула на кровать. Когда Ира начала снимать с себя одежду, Константин спустил кальсоны, и поудобнее устроился на кровати.

— Ну что, солдатик, поехали? — игриво спросила Ира, оставшись в одном лишь белье.

— Поехали, — ответил Костя, закинув руки под голову.

Ира опустилась на колени, и провела языком по члену Кости. Член Астафьева слегка приподнялся. Взяв его в руку, Ира начала водить ладонью по всей длине члена, а языком начала лизать яички Кости. Возбудившийся Константин опустил руки на голову Ирины, и приподнял корпус. Когда Ира открыла рот, Костя засунул ей туда свой член до половины. Ирина что-то хотела сказать, но не успел — Кости стал насаживать её рот на свой агрегат. Трахая Иру в рот, и касаясь своими яйцами её подбородка, Константин ловил от этого ни с чем не сравнимый кайф. Когда же он убрал руки, Ира продолжила сосать его член в том же ритме, а руками начала гладить его яйца. Затем она засунула одну руку себе в трусики и начала теребить свой клитор. Глядя за действиями нимфоманки, Костя, готовый кончить в любую секунду, непроизвольно вспомнил Таню. Каждый их секс начинался с минета, однако Тане приходилось трудиться довольно долго, чтобы его член оказался в полной боеготовности. Ира же играючи завела его не на шутку, и невооружённым глазом было видно, что она сама ловит от этого нереальный кайф. Видя, что её партнёр полностью созрел, Ира выпрямилась, сняла трусики, и достала из прикроватной тумбочки презерватив.

— Это обязательно? — спросила Костя недовольным тоном.

— Обязательно, — категорично заявила Ира. — Или тебе не терпится стать папой?

Костя помотал головой.

— Ну и правильно. Я и сама не тороплюсь отрастить пузо как у Михаила Шуфутинского. Да и что я скажу предкам?

— Правду. Скажи им что трахаешься с парнями сразу же после знакомства.

Костя думал, что намеренная грубость охладит пыл девушки, но вместо этого Ира улыбнулась, и натянула презерватив на его член.

— Вот ещё! Предки верят, что мы со Светкой — порядочные девочки. Пусть верят и дальше.

Договорив, Ира опустилась на член Кости, и начала скакать на нём, уперевшись руками в матрас. Во время этой скачки Константин обнял девушку за талию, а потом опустил руки на попку Иры. Сжимая ягодицы наездницы, и легонько шлёпая девушку по попе, Костя услышал как Ира застонала. После того как Константин кончил, Ирина слезла с него, сняла с члена Астафьева презерватив, подняла его над головой, и открыла рот. Видя, как мутная вязкая жидкость стекает в рот девушки, и течёт по её подбородку, Костя снова сравнил Иру с Таней, и снова сравнение было не в пользу Татьяны. Вытерев сперму с подбородка, и размазав её по животу, Ира легла рядом с Костей, и попыталась его поцеловать. Астафьев отпрянул от неё словно от прокажённой.

— Ты совсем ебанутая? — грубо спросил Костя, и состроил недовольную гримасу.

Если бы это чокнутая нимфоманка осуществила задуманное, Астафьев бы её придушил.

— Расслабься, боец. Я пошутила, — весело ответила Ира, и показала Косте язык.

Костя почувствовал себя значительно лучше. Секс с незнакомой девчонкой вывел его из депрессии, и заставил позабыть обо всех невзгодах.

— Мы ещё увидимся? — на всякий случай уточнил Костя.

— Само собой, — без раздумья ответила Ира.

Воодушевленный этим известием Костя встал с кровати и надел штаны. Он и понятия не имел, что это их первая и последняя встреча. Астафьев хотел было что-то спросить у Иры, однако в комнату ворвалась разгневанная Света, на щеке которой красовался след от удара.

— Живо выметайся отсюда, солдафон, и дружка своего придурковатого забери! — гневно воскликнула Света.

— Светка, ты чего? — удивлённо воскликнула Ира, надевая лифчик.

— Ничего! Если эти уроды через пять минут не свалят, то я вызову ментов!

Видя, что девушка настроена решительно, Костя не стал спорить, и вышел из комнаты. В коридоре он наткнулся на полностью одетого Димона. Павлов сидел напротив двери, и курил сигарету.

— Пошли, — сказал Павлов, бросил сигарету на пол, и вышел в подъезд.

Догнав Димона в подъезде, Костя спросил в чём дело.

— Да нормально всё. Я присунул этой вафлёрше за щеку, и туда же кончил, — пояснил Павлов.

— И?

— Эта дура естественно начала возмущаться, мол, она мне этого не разрешала. Ну я и врезал ей разок по ебалу.

— Нахрена?

— А не хер мне указывать. Я сам решаю когда и куда кончать.

Костя считал, что Димон не прав, но не стал говорить ему об этом. В конце концов, именно благодаря Павлову он забыл о своей депрессии. Выйдя на улицу, и отойдя от дома, друзья наткнулись на патруль ППС. Заметив двух парней в военной форме, ППСники устремились им навстречу. Когда один из полицейских спросил у них документы, Димон оттолкнул его в сторону и бросился бежать. Страж порядка устремился за беглецом, однако Костя, вместо того чтобы побежать в другую сторону, сбил полицейского с ног, а его напарнику врезал в челюсть. Началась потасовка, в ходе которой Костю повалили на землю, и начали колошматить дубинками. Павлову же удалось скрыться. Избитого рядового доставили в обезьянник, а утром его забрали парни из комендатуры. За самовольное оставление воинской части и драку с полицейскими Косте дали год дисбата. В ходе допроса следователь пытался выяснить имя соучастника Астафьева, обещая сократить срок пребывания в дисбате, однако Костя так и не сдал Димона. После окончания дознания за Астафьевым приехал УАЗик. (о дороге в дисбат сопровождающий Костю офицер попросил тормознуть возле магазина, и ушёл за сигаретами. В машине остались лишь Костя, водитель, и двое новобранцем.

— Идите пока погуляйте. Нам надо потолковать, — неожиданно заявил водила.

После того как солдаты вышли из машины, водитель достал мобилу, набрал чей-то номер, и протянул телефон Косте.

— Как ты, братан? — услышал Астафьев из трубки голос Димона.

— Нормально. Я тебя не сдал, — сообщил Костя.

— Знаю. Спасибо тебе братан, век этого не забуду. Какой на хер дизель, когда у меня дембель на носу?

— Я тоже так подумал, — ответил Константин грустным голосом.

— Не кисни, братан. Если у тебя на гражданке возникнут проблемы, неважно насколько серьёзные, сразу дай мне знать. Так сказать, помогу чем смогу.

Сказав это, Димон продиктовал Косте свой номер телефона. Астафьев записал его в уставной блокнот, позаимствованный у водилы. Заметив, что офицер возвращается, Костя попрощался с Димон, и отдала телефон водиле. После того как офицер и солдаты срочники сели в машину, УАЗик продолжил свой путь к месту назначения.

Продолжение следует...

Категории: Минет Традиционно